Творчество моего любимого поэта-барда (Б. Окуджава): сочинение

Сочинение на тему: О творчестве Булата Окуджавы

Сочинение.
О творчестве Булата Окуджавы

Булат Окуджава родился 9 мая 1924 года в Москве. Учился в школе, а через год после начала Великой Отечественной войны ушел добровольцем на фронт. Уже после войны окончил Тбилисский государственный университет, филологический факультет. Трудные испытания военных лет оказали решающее влияние на формирование Б. Окуджавы как поэта. Первый сборник “Лирика” появился в 1956 году. Поиски оригинальной поэтической формы выражения, творческой индивидуальности рельефно проявились во второй книге Окуджавы “Острова” (1959). Вслед за этим сборником вышли “Веселый барабанщик” (1964) и “По дороге к Тинатин” (1964), тепло принятые любителями поэзии. Книга “Март великодушный” (1967) оказалась слабее предыдущих: при ее подготовке поэт некритически подошел к отбору стихов, ранее публиковавшихся в периодической печати. Но и в так называемых “слабых” стихах истинного поэта читатель нередко находит выражение самых сокровенных чувств их творца. Стихи поэта систематически печатались на страницах многих газет и журналов. В 60—70-х годах Б. Окуджава писал также прозу (“Бедный Авросимов”, “Похождения Шипова, или Старинный водевиль”, “Путешествие дилетантов”). Но и в прозаических жанрах Окуджава остается поэтом, размышляя о чем-то своем, затаенно личном. Песенная поэзия Окуджавы привлекает внимание самой широкой аудитории читателей и слушателей. В конце 50-х годов Окуджава первый взял гитару, чтобы напеть под ее аккомпанемент свои стихи. С тех пор исполнение собственной мелодии на собственные стихи получило широкое распространение. Песни-стихи Б. Окуджавы в его исполнении звучат по радио, с концертной эстрады, с теле- и киноэкрана. Вокруг стихов Окуджавы не раз возникала полемика. В этих спорах оппоненты пытались вскрыть достоинства и слабости стихов Окуджавы, разобраться в своеобразии его поэтического голоса. Правы же те из критиков, которые, говоря о популярности стихов и песен Окуджавы, на первый план ставят не мелодию песни, а ее содержание, лиризм, задушевность. Бесспорным остается тот факт, что Б. Окуджава — лирический поэт. Оптимист и жизнелюб, он не может оставаться безучастным ко всему непоэтическому в действительности. В этом одна из причин того, что в его поэзии так ощутимы, с одной стороны, интонации человеческого горя, печали, а с другой — ирония и самоирония. Так, в пронзительных словах “Ах, война, что ты сделала, подлая”, нельзя не обратить внимания на интонацию большого людского горя и скорби. Но считать Окуджаву трагическим поэтом вряд ли правомерно. Есть у него и строки, от которых веет глубоким жизнелюбием и уверенностью в завтрашнем дне. Булат Окуджава немало стихов посвятил Москве. В одном из них поэт восклицает: Мой город носит высший чин и звание Москвы, Но он навстречу всем гостям всегда выходит сам. Лирический герой Окуджавы в чем-то по характеру похож на этот город: “Ах, этот город, он такой, похожий на меня…” В стихах поэта очень часто упоминается Арбат, арбатский двор, где происходят многие события. И это не случайно. Поэзия Окуджавы глубоко личная. У поэта с Арбатом связано немало: детство, юность, опаленная войной, его товарищи, не вернувшиеся с фронта, наконец, место, где формировались первые этические и нравственные критерии будущего поэта. Окуджава пишет: Ах, Арбат, мой Арбат, Ты — моя религия. Стихи поэта смелы, конкретны, глубоко правдивы. Однако было бы ошибочным утверждать, что будто бы его мир сужен до рамок Арбата. Так, в “Песне о Сокольниках” поэт говорит: Мы вросли, словно сосны, своими корнями В ту страну, на которой живем.
В лирическом мире поэзии Окуджавы немало условного, сказочного: здесь и элементы игры, которым пересыпаны отдельные строфы, здесь и необычные персонажи — Веселый Барабанщик, Голубой Человек, муравьи, сверчки. Но в этих стихах ощутима неразрывная связь с реальностью, с современной жизнью. Осуществляется она посредством разнообразия мотивов (мотив надежды — один из самых дорогих для поэта). Для поэзии Окуджавы характерно широкое использование вводных слов, междометий, союзов, слов контрастного значения (“смеясь и плача”, “трудно и легко”).

Сочинение на тему «Булат Окуджава»

Казалось, завораживала только манера исполнения, рассчитанная на слушателей, маленькую комнату, дружеский кружок. Свое душевное волнение мы тогда, в середине 50х годов, менее всего склонны были связывать с качествами поэтической речи Окуджавы: словарь его был прост, рифмы не замысловаты, темы старые, если не старомодны — вера, надежда, любовь, разлука.

Слушатели первых песен Окуджавы испытывали ощущение, много позже описанное им самим:

Музыкант играл на скрипке – я в глаза ему глядел.

Я не то чтоб любопытствовал – я по небу летел.

Я не то чтобы от скуки – я надеялся понять,

Как способны эти руки эти звуки извлекать

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Из какой-то деревяшки, из каких-то бледных жил,

Из какой-то там фантазии, которой он служил?

Казалось, завораживала только манера исполнения, рассчитанная на слушателей, маленькую комнату, дружеский кружок. Свое душевное волнение мы тогда, в середине 50х годов, менее всего склонны были связывать с качествами поэтической речи Окуджавы: словарь его был прост, рифмы не замысловаты, темы старые, если не старомодны — вера, надежда, любовь, разлука. И еще война…в те годы вряд ли кто мог предложить, что негромкий голос, “камерная” песенка Окуджавы прозвучит когда-нибудь с экрана, эстрады, поднимет на ноги зрительный зал. Почти никто не знал, что перед нами человек, ушедший семнадцатилетним добровольцем (1942) на фронт, что свои песни он начал писать совсем недавно, а до того были ранения, демобилизация, филологический факультет в Тбилисском университете, учительство в Калужской области и первая книжка стихов “Лирика” (Калуга 1956). Окуджава вернулся в Москву только после реабилитации родителей, безвинно репрессированных в 1937 году.

Читайте также:
Лирический герой в поэзии Булата Окуджавы: сочинение

Он вернулся в 1956-м – в эпоху великого исторического потрясения, внезапно открывшейся бездны общенародной трагедии. До тех пор Окуджава, переживший арест родителей, сиротство, фронт, ранение, — трагизма происходящего по-настоящему не видел, не понимал, он был очерчен замкнутым кругом свехценной социальной идеи, фанатичной, не допускающей сомнений.

С первых же песен 1957 года Окуджаву запела сначала Москва, а в скоре и вся страна, хотя выступил он одновременно с “громкой” поэзией Е. Евтушенко, А Вознесенского, Р. Рождественского, его обособленность — несомненна. Свои задачи он всегда предпочитал решать сам- вне групповых симпатий, пристрастий, деклараций. Его имя вскоре попало в один ряд с именем А. Галича — и по праву, а потом в один ряд с В. Высоцким. Его аудиторией стал народ, его учителями стали книги Б. Пастернака, А. Ахматовой, А. Твардовского, А. Тарковского, А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого, Э. Т. А. Гофмана, В. Набокова.

Для поэта, начинавшего со стихов о войне, Окуджава был мало, как сказали бы мы сегодня, информативен: ни воспоминаний о сражениях, ни описания атак. Такие стихотворения, как “Тамань” ( “Год сорок первый. Зябкий туман. Уходят последние солдаты в Тамань”), не были ни известны, ни популярны. Окуджава открыто не обнажал свое авторское “я”.

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Поэтическая метафора Окуджавы означала, что поэт создает свой художественный мир не по законам бытового правдоподобия, но по “образу и духу своему”. Реальная жизнь выступила в резко преображенном виде. Моделью этого мира, где сложно отражались и законы самой жизни, и представления Окуджавы о человеке, стал мир арбатских переулков и дворов. “Ах, Арбат, мой Арбат, ты – мое Отечество, ты и радость моя, и моя беда”, — пел Окуджава, и было ясно, что к образу Арбата стянуты все его эмоциональные и этические представления. В 80е годы в стихах Окуджавы возник образ символ — “арбатство, растворенное в крови” – он напомнил, как шел к нему поэт.

Поэт искал выверенные временем и жизнью поколений представления об этической норме. Окуджава писал:

Человек стремится в простоту,

Как небесный камень – в пустоту,

И за последнюю версту

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Но во глубине его очей

Будто бы во глубине ночей

Время изменяет его внешность,

Время усмиряет его нежность,

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Словно пламя спички на мосту,

Все в этом стихотворении было отмечено “печатью” Окуджавы: и сопряжение “высоты” и “простоты”; и образность восходящая к стилистике городского романса (жизнь – костер, сжигающий огонь.).

Человек стремится в простоту

Главные его учителя

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Поэтические метафоры Окуджавы были новы именно в силу своего двойного притяжения – к Земле и Небу одновременно. Понять можно Окуджаву только при условии, что мы помним о “рабочих пиджаках”, в которые одеты его Дон-Кихоты, о “будничном наряде” его маляров, макающих кисти в “чистое серебро”, о “женщинах соседках”, с утра до ночи занятых “стиркой и шитьем”. Если же мы выстроим художественный мир Окуджавы, откликаясь только на тот слой его образной системы, который реализует метафору: “Мне надо на кого ни будь молиться”, — мы не поймем того серьезного движения, которое непрестанно происходит в его творчестве.

Окуджава поражал тем, что жаждал не учить, но учиться; не отвечать на вопросы, но решать их со всеми и вслух. С годами стало ясно, что это шло не от возраста, а от склада его поэтического мироощущения: он изначально хотел со переживания, со – чувствования, обьядиняющего всех настроя, совместности.

В любом произведении Окуджавы мы найдем вопрос, как бы предложенный для всеобщего обсуждения, и одновременно ненавязчиво заявленную собственную позицию:

Мгновенно слово. Короток век.

Где ж умещается человек?

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Как, и когда, и в какой глуши

Распускаются розы его души?

Окуджава имел компас, который помогал ему вести читателя по определенному пути. Таким компасом стало его ключевое понятие – надежда. Надежда начиналась не с “гордых гимнов”, а со звуков печальных и простых. Она имела конкретный образ, впрочем меняющийся. Окуджава на разные лады играл с этим словом, поворачивая его то так, то этак. Метафоры менялись; то это была возможность поверить в гибель лучших ребят своего двора; то образ-символ – “веселый барабанщик”; то монументальные “часы любви”. Рассказ о надежде, которая никогда не оставляет человека, стал внутренним сюжетом всех песен Окуджавы.

Читайте также:
Творчество Булата Окуджавы: сочинение

Эмоциональный заряд, заключенный в стихах и песнях Окуджавы, был силен необычайно не только по интенсивности переживаемого поэтом чувства, но и по интенсивности устремленного на нас волевого потока. Окуджава имеет свои, не совпадающие с расхожими, представления о жизни. Но многие видели в нем поэта, приподнятого над землей, будто бы раз и навсегда остановившегося на том, что “просто надо очень верить этим синим маякам, и тогда нежданный берег из тумана выйдет к нам”.

Шли годы. Репутация Окуджавы оставалось устойчивой. Он вошел в состав нашей души.

Это было прекрасно, потому что помогало жить.

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Но это было и опасно, потому что, успокоившись на том, что Окуджава есть Окуджава, что он неизменно верен себе и нам, мы могли проглядеть серьезные сдвиги в его миропонимании.

Так и произошло.

С увлечением, распевая малопонятную, казалось нам, но обаятельную песенку о голубом шарике “Девочка плачет – шарик улетел” (1957), мы почти сначала почти не задумывались над тем, что значил образ голубого шарика в художественном мире Окуджавы. Между тем этот смысл был допроявлен в другом стихотворении тех лет:

Ах ты, шарик голубой,

что ж мы делаем с тобой,

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

для чего все это?!

Все мы топчемся в крови,

а ведь мы могли бы…

Реки, полные любви,

по тебе текли бы…

Образ голубого шарика разрастался до символа. Он опять обратился к образу голубого шарика:

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Земля изрыта вкривь и вкось,

ее сквозь выстрелы и пенье

Хватает? не оборвалось?

Выслушивать все наши бредни:

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Кто самый первый , кто последний. ”

Она мне шепчет горячо:

“Я вас жалею, дурачье!

Пока вы топчетесь в крови,

пока друг другу глотки рвете,

я вся – в тревоге и заботе…

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

изнемогаю от любви!

Зерно спалите – морем трав

взойду над мором и разрухой,

чтоб было чем наполнить брюхо,

покуда спорите кто прав”.

Мы все трибуны, смельчаки,

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

все для свершений народились,

а для нее – озорники,

что попросту от рук отбились.

Мы для нее, как детвора,

что средь двора друг дружку валит

и всяк свои игрушки хвалит…

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Какая долгая игра!

Опубликованное лишь в конце 80х годов, стихотворение не случайно пролежало так долго в столе: мучившие поэта вопросы приобретали неразрешимо – философский оттенок.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Влияние Булата Окуджавы на русскую поэзию

Вы будете перенаправлены на Автор24

Авторская песня – это возникший в середине двадцатого века песенный жанр, отличительными особенностями которого являются гитарное сопровождение, совмещение в одном лице автора текста, музыки и исполнителя, а также приоритетное значение текста перед музыкой.

Детство и юность Булата Окуджавы

Советский композитор, поэт, певец, один из ярчайших представителей жанра авторской песни Булат Шалвович Окуджава родился в мае 1924 года в Москве в семье убежденных коммунистов. Отец Булата Окуджавы Шалва Степанович, грузин по национальности, был видным партийным деятелем, мать поэта Ашхен Степановна Налбандян также работала в партийном аппарате.

После того, как будущему поэту исполнилось два года, семья переехала в Тбилиси, а затем, а Нижний Тагил. Шалва Степанович стремительно развивал карьеру, занимал высокие должности. Однако из-за ссоры с Берией и ложного доноса его арестовали, затем расстреляли. В 1938 году мать поэта была сослана в Караганду как жена предателя родины. Из ссылки Ашхен Степановна вернулась только в 1947 году. Все это время Булат Шалвович жил в Тбилиси в семье родственников. Здесь же будущий поэт окончил школу, затем стал работать на заводе токарем. В 1942 году Булат Шалвович добровольцем ушел на фронт, принимал участие в жестоких сражениях. В 1943 году под Моздоком Окуджава был ранен. В этот период Булат Шалвович написал свою первую песню «Нам в холодных теплушках не спалось».

Читайте также:
Лирический герой в поэзии Булата Окуджавы: сочинение

После окончания войны Булат Окуджава поступил на педагогический факультет Тбилисского государственного университета, после окончания которого стал работать в сельской школе учителем. В это время он постоянно писал стихи, которые затем стали песнями.

Творчество Булата Окуджавы

Началом литературной карьеры Булата Окуджавы считается 1954 год. Тогда Окуджава был на встрече литераторов В. Кобликова и Н. Панченко с читателями. После окончания мероприятия он предложил им свои произведения, которые понравились литераторам. После этого произведения Окуджавы стали печататься в калужской газете «Молодой ленинец».

Через два года в Калуге был издан сборник поэзии Булата Окуджавы «Лирика». Стихи Окуджавы были восторженно встречены читателями. В 1961 году в альманахе «Тарусские страницы» была напечатана повесть Окуджавы «Будь здоров, школяр». Это произведение в 1987 году было издано отдельным тиражом.

Всего за сорок лет было издано около пятнадцати сборников поэзии Окуджавы, среди которых:

  • «Веселый барабанщик»
  • «Острова»
  • «Арбат мой, Арбат»
  • «Март великодушный».

Готовые работы на аналогичную тему

В период с 1969 по 1983 годы было опубликовано несколько повестей Булата Окуджавы, среди которых:

  • «Путешествие дилетантов»
  • «Свидание с Бонапартом»
  • «Глоток свободы» и другие.

Роман «Фотограф Жора» Булат Окуджава считал неудачным, поэтому в России свое произведение не издавал.

Также Булат Шалвович писал произведения для тетей и юношества. Самым известным произведением среди них является сказка «Прелестные приключения», в которых автор в письмах к маленькому сыну описывает свои ялтинские будни сказочным языком.

В 1966 году Окуджава написал одну пьесу – «Глоток свободы».

Кроме этого, Окуджава переводил стихи с шведского, арабского, финского языков.

Концерты Булата Шалвовича всегда собирали полный зал. При этом афиш не было, о концертах поэта узнавали по «сарафанному радио». В начале 1960-х годов Булат Окуджава был одним из наиболее популярных советских бардов.

Первый официальный концерт Окуджавы состоялся в 1961 году, затем он стал ездить с гастролями по городам Советского Союза. Основным творческим направлением Булата Окуджавы была авторская песня, и поэт стал ярчайшим представителем этого направления.

Творчество Булата Окуджавы оказало сильное влияние на развитие бардовского течения. Известными представителями этого направления являются Александр Галич, Владимир Высоцкий, Юрий Визбор.

Две песни Булата Шалвовича стали гимнами слетов бардовской песни. Это песни «Молитва Франсуа Вийона» и «Возьмемся за руки, друзья».

В 1962 году Окуджава написал композицию для фильма «Цепная реакция». Это была первая песня для кинофильма. Однако, эта картина не имела большого успеха у зрителей. Следующая песня, написанная для фильма «Белорусский вокзал», «Нам нужна победа», моментально стала хитом.

Окуджава написал песни ко многим фильмам, среди которых:

  • «Звезда пленительного счастья»
  • «Соломенная шляпка»
  • «Покровские ворота»
  • «Ключ без права передачи»
  • «Белое солнце пустыни» («Ваше благородие, госпожа удача»).

Песни булата Окуджавы в общей сложности прозвучали в восьмидесяти советских кинокартинах.

Во время пребывания во Франции, в 1967 году, поэт написал еще 20 композиций, которые стали основой для вышедшей в Париже через год пластинки.

При участии Булата Окуджавы был написан сценарий к кинокартине Петра Тодоровского «Верность». Фильм получил премию Венецианского фестиваля в номинации «За лучший дебют», а также главный приз Второго Всесоюзного кинофестиваля.

Значение творчества Булата Окуджавы для отечественной поэзии

Булат Окуджава считается одним из основоположников жанра авторской песни в СССР.

Русская поэзия, отголоски которой отражаются в стихах Окуджавы, оказала сильное влияние на творчество барда.

Песни Булата Шалвовича остаются актуальными до сих пор, они по-прежнему любимы публикой, несмотря на то, что написаны много лет тому назад. Творчество Булата Шалвовича Окуджавы стало ознаменованием целой эпохи. В произведениях поэта отражается то главное и вечное, что во все время волновало и будет волновать. Произведения Окуджавы в основном о любви – о любви к Родине, к друзьям, к родному дому и двору, к природе. А любовь к родным местам, где поэт провел многие годы своей жизни, дала начало направлению городского романса. Много стихов поэт посвятил Москве и Арбату. Много стихов Окуджава посвятил теме войны.

Последние годы своей жизни бард провел в Париже. В июне 1997 года поэт скончался от почечной недостаточности.

Булат Окуджава как антисоветчик

Каждый пишет, как он дышит.
Булат Окуджава

Совесть, Благородство и Достоинство — вот оно святое наше воинство.
Булат Окуджава

В совковом литературоведении многие годы лепили фейковый образ поэта и композитора Булата Окуджавы как барда, сочиняющего милые песни для исполнения у комсомольских костров. Не случайно первые произведения пришедшего с войны молодого человека печатали в «Бойце РККА» («Ленинском знамени»), «Молодом ленинце» и называли гимнами фестивалей авторской песни.

В начале 60-х Булат Окуджава был одним из самых популярных советских бардов. Его песни «На Тверском бульваре», «Сентиментальный марш» и другие запомнились и полюбились слушателям. Всего в репертуаре Булата Окуджавы более 200 песен. Первый официально разрешенный концерт Окуджавы состоялся в Харькове в 1961 году. После этого поэт и певец начал гастролировать по городам СССР. Исполнитель стал ярким и одним из первых представителей русской авторской песни. Не без оснований Владимир Высоцкий, Александр Галич и Юрий Визбор называли Окуджаву своим духовным учителем.

Читайте также:
Творчество Булата Окуджавы: сочинение

Да, это правда, что Булат Окуджава писал песни не только песни к кинокартинам «Соломенная шляпка», «Звезда пленительного счастья», «Ключ без права передачи», «Покровские ворота», «Белое солнце пустыни» (всего к 80 советским фильмам) и что ему покровительствовали некоторые партбонзы.

Окуджава пробовал себя и в качестве киносценариста. С его участием создавался сценарий к фильму «Верность», режиссером и вторым сценаристом которого стал Петр Тодоровский. Фильм получил главный приз II Всесоюзного кинофестиваля, а также премию Венецианского фестиваля в номинации «За лучший дебют». В середине 60-х Окуджава участвовал также в создании сценариев к картине «Женя, Женечка и «Катюша» и не поставленному фильму об Александре Пушкине. Всё это вы прочтете во всех посмертных биографиях Булата Шалвовича.

Но сегодня как-то не принято вспоминать, что в интервью «Новой Газете» Окуджава прямо констатировал сходство фашистского и сталинского режимов (Ю.Рост, Война Булата, Новая газета.— 05.05.2005). Что еще в октябре 1993 года он подписал «письмо 42» с требованием запрета «коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений», в также резко осуждал войну России в Чечне.

Сегодня пришла пора вспомнить, что когда Гинзбурга судили второй раз и в Доме литераторов собрали писателей, перед которыми выступил председатель Мосгорсуда (его направили объяснить творческой общественности состав «преступления» диссидента и очередного «врага народа»), первым резким оппонентом посланцу советской фемиды стал Окуджава.

Или когда правозащитник Юлий Даниэль был лишен всех литературных заработков, Булат предложил ему печатать переводы с армянского под его, тогда уже известной, фамилией — Окуджава.

Или когда Юрия Карякина, опять же за инакомыслие, выгнали отовсюду, первым с вином и хлебом к нему пришел Булат.

Видимо, отнюдь не случайно один из первых вечеров памяти поэта прошел в московской шашлычной «Антисоветская».

Поскольку, в отличие от некоторых коллег по песенному цеху, Окуджава получил какое-никакое признание советских бонз и вообще антисоветчиком никогда не считался (это не вполне так, были и такие, кто его в этом прямо обвинял), вам вряд ли удастся найти сведения об антисоветских высказываниях и стихах поэта. Поэтому мне понадобились немалые усилия, дабы собрать его персональные высказывания и стихи на сей счет. Вот они, впервые собранные воедино в моей маленькой антологии творчества этого замечательного человека.

Я и раньше знал, что общество наше деградировало, но что до такой степени — не предполагал. Есть отдельные достойные сохранившиеся люди, но что они на громадную толпу. Не хочется ни торопиться, ни участвовать в различных процессах, происходящих в обществе. Хочется тихо, молча, смакуя, не озираясь, не надеясь, не рассчитывая…

Мы строили противоестественное, противоречащее всем законам природы и истории общество и сами того не понимали. Более того, до сих пор по-настоящему степень этой беды мы не осознали… Мы по-прежнему не умеем уважать человеческую личность, не умеем видеть в ней высшую ценность жизни, и пока всё это не будет у нас в крови, ничего не изменится, психология большевизма будет и дальше губить нас и наших детей. К сожалению, она слишком сильна и разрушительна, и необыкновенно живуча…

Мы больны, у нас дикое, больное общество. Оно живет еще старыми стереотипами, старой структурой. Оно не может жить энергично, по-новому. Оно учится этому, привыкает. С болью, с кровью, с ужасом.

Мы семьдесят лет деградировали, дичали. Знаете, есть замечательный пример из Библии. Когда Моисей уводил евреев из египетского плена, он вел их сорок лет вместо пяти дней, чтобы вымерло поколение, которое было рабами, и чтобы появились люди, свободные от чувства рабства. А мы — не просто рабы, которые страдают от тягот, мы — профессиональные рабы, которые гордятся своим рабством…

Суворова прочитал с интересом. Мне трудно усомниться в том, что мы тоже готовились к захватническому маршу, просто нас опередили, и мы вынуждены были встать на защиту своей страны.

А если что не так, не наше дело, как говорится, Родина велела!
Шпионаж в России — явление не новое, но крайне своеобразное. Европейский шпион — это, если хотите, чиновник известного ведомства. Вот и всё. У нас же, кроме шпионов подомного типа, главную массу составляют шпионы по любительству, шпионы — бессребряники, совмещающие основную благородную службу с доносительством и слежкою. Шпионство у нас — не служба, а форма сущеcтвования, внушенная в детстве, и не людьми, а воздухом империи.

Я живу в ожидании краха,
Унижений и новых утрат.
Я, рожденный в империи страха,
Даже празднествам светлым не рад.

Всё кончается на полуслове
Раз, наверное, сорок на дню…
Я, рожденный в империи крови,
И своей-то уже не ценю.

***
Вы говорите про Ливан…
Да что уж тот Ливан, ей-богу!
Не дал бы Бог, чтобы Иван
На танке проложил дорогу.
Когда на танке он придет,
Кто знает, что ему приспичит,
Куда он дула наведет
И словно сдуру, что накличет…
Когда бы странником — пустяк,
Что за вопрос — когда б с любовью,
Пусть за деньгой — уж лучше так,
А не с буденными и с кровью.
Тем более, что в сих местах
С глухих столетий и поныне —
И мирный пламень на крестах,
И звон малиновый в пустыне.
Тем более, что на Святой
Земле всегда пребудут с нами
И Мандельштам, и Лев Толстой,
И Александр Сергеич сами.

Читайте также:
Творчество Булата Окуджавы: сочинение

***
Мне русские милы из давней прозы
И в пушкинских стихах.
Мне по сердцу их лень, и смех, и слезы,
И горечь на устах.

Мне по сердцу их вера и терпенье,
Неверие и раж…
Кто знал, что будет страшным пробужденье
И за окном — пейзаж?

Что ж, век иной. Развенчаны все мифы.
Повержены умы.
Куда ни посмотреть — всё скифы, скифы, скифы.
Их тьмы, и тьмы, и тьмы.

***
Ну что, генералиссимус прекрасный?
Твои клешни сегодня безопасны —
опасен силуэт твой с низким лбом.
Я счета не веду былым потерям,
но, пусть в своем возмездьи и умерен,
я не прощаю, помня о былом.

***
Ничего, что поздняя поверка.
Всё, что заработал, то твое.
Жалко лишь, что родина померкла,
Что бы там ни пели про нее.

***
Дойдя до края озверения,
В минутной вспышке озарения,
Последний шанс у населения –
Спастись путем переселения.

***
Антон Палыч Чехов однажды заметил,
что умный любит учиться, а дурак учить.
Скольких дураков в своей жизни я встретил,
мне давно пора уже орден получить.

Дураки обожают собираться в стаю,
впереди главный — во всей красе.
В детстве я думал, что однажды встану,
а дураков нету — улетели все!

Ах, детские сны мои, какая ошибка,
в каких облаках я по глупости витал!
У природы на устах коварная улыбка,
видимо, чего-то я не рассчитал.

А умный в одиночестве гуляет кругами,
он ценит одиночество превыше всего.
И его так просто взять голыми руками,
скоро их повыловят всех до одного.

Когда ж их всех повыловят, настанет эпоха,
которую не выдумать и не описать.
С умным — хлопотно, с дураком — плохо.
Нужно что-то среднее, да где ж его взять?

Дураком быть выгодно, да очень не хочется.
Умным очень хочется, да кончится битьем.
У природы на устах коварные пророчества.
Но может быть, когда-нибудь к среднему придем?

***
Ну что, генералиссимус прекрасный?
Твои клешни сегодня безопасны —
опасен силуэт твой с низким лбом.
Я счета не веду былым потерям,
но, пусть в своем возмездьи и умерен,
я не прощаю, помня о былом.

***
А если что не так — не наше дело.
Как говорится, Родина велела.
Как просто быть ни в чем не виноватым,
Совсем простым солдатом, солдатом.

***
Нашему дикому обществу нужен тиран во главе?
Чем соблазнить обывателя? Тайна в его голове,
в этом сосуде, в извилинах, в недрах его вещества.
Скрыт за улыбкой умильною злобный портрет большинства.

К цели заветной и праведной узкая вьется тропа.
Общество, мир, население, публика, масса, толпа,
как они сосредоточенно (оторопь даже берет)
движутся, верят. и все-таки это еще не народ.

***
Ребята, нас вновь обманули,
опять не туда завели.
Мы только всей грудью вздохнули,
да выдохнуть вновь не смогли.

Мы только всей грудью вздохнули
и по сердцу выбрали путь,
и спины едва разогнули,
да надо их снова согнуть.

Ребята, нас предали снова,
и дело как будто к зиме,
и правды короткое слово
летает, как голубь во тьме.

***
Хрипят призывом к схватке глотки,
могилам братским нет числа,
и вздернутые подбородки,
и меч в руке, и жажда зла.

Победных лозунгов круженье,
самодовольством застлан свет.
А может, надобно крушенье
чтоб не стошнило от побед?

Нам нужен шок, простой и верный,
удар по темечку лихой.
Иначе — запах ада скверный
плывет над нашей головой.

***
Что ж, век иной. Развенчаны все мифы.
Повержены умы.
Куда ни посмотреть — всё скифы, скифы, скифы.
Их тьмы, и тьмы, и тьмы.

И с грустью озираю землю эту,
где злоба и пальба.
И кажется, что русских больше нету,
а вместо них толпа.

***
Меня удручают размеры страны проживания.
Я с детства, представьте, гордился отчизной такой.
Не знаю, как вам, но теперь мне милей и желаннее
мой дом, мои книги, и мир, и любовь, и покой.

А то ведь послушать: хмельное, орущее, дикое,
одетое в бархат и в золото, в прах и рванье —
гордится величьем! И все-таки слово «великое»
относится больше к размерам, чем к сути ее.

***
На дурака не нужен нож,
ему с три короба соврешь,
и делай с ним, что хошь.

***
Жалко лишь, что родина померкла,
что бы там ни пели про нее.

ПИСЬМО К МАМЕ
Ты сидишь на нарах посреди Москвы.
Голова кружится от слепой тоски.
На окне — намордник, воля — за стеной,
Ниточка порвалась меж тобой и мной.
За железной дверью топчется солдат.
Прости его, мама: он не виноват,
Он себе на душу греха не берет —
Он не за себя ведь — он ведь за народ.

Следователь юный машет кулаком.
Ему так привычно звать тебя врагом.
За свою работу рад он попотеть.
Или ему тоже в камере сидеть?
В голове убогой — трехэтажный мат.
Прости его, мама: он не виноват,
Он себе на душу греха не берет —
Он не за себя ведь — он за весь народ.

Читайте также:
Лирический герой в поэзии Булата Окуджавы: сочинение

Чуть за Красноярском — твой лесоповал.
Конвоир на фронте сроду не бывал.
Он тебя прикладом, он тебя пинком,
Чтоб тебе не думать больше ни о ком.
Тулуп на нем жарок, да холоден взгляд.
Прости его, мама: он не виноват,
Он себе на душу греха не берет —
Он не за себя ведь — он за весь народ.

Вождь укрылся в башне у Москвы-реки.
У него от страха паралич руки.
Он не доверяет больше никому,
Словно сам построил для себя тюрьму.
Все ему подвластно, да опять не рад.
Прости его, мама: он не виноват,
Он себе на душу греха не берет —
Он не за себя ведь — он за весь народ.

УБИЛИ МОЕГО ОТЦА
Убили моего отца
Ни за понюшку табака.
Всего лишь капелька свинца —
Зато как рана глубока!

Он не успел, не закричал,
Лишь выстрел треснул в тишине.
Давно тот выстрел отзвучал,
Но рана та еще во мне.

Как эстафету прежних дней
Сквозь эти дни ее несу.
Наверно, и подохну с ней,
Как с трехлинейкой на весу.

А тот, что выстрелил в него,
Готовый заново пальнуть,
Он из подвала своего
Домой поехал отдохнуть.

И он вошел к себе домой
Пить водку и ласкать детей,
Он — соотечественник мой
И брат по племени людей.

И уж который год подряд,
Презревши боль былых утрат,
Друг друга братьями зовем
И с ним в обнимку мы живем.

Сочинение: Лирика Окуджавы

Булат Окуджава родился 9 мая 1924 года в Москве. Учился в школе, а через год после начала Великой Отечественной войны ушел добровольцем на фронт. Уже после войны окончил Тбилисский государственный университет, филологический факультет.

Трудные испытания военных лет оказали решающее влияние на формирование Б. Окуджавы как поэта.

Первый сборник “Лирика” появился в 1956 году.

Поиски оригинальной поэтической формы выражения, творческой индивидуальности рельефно проявились во второй книге Окуджавы “Острова” (1959). Вслед за этим сборником вышли “Веселый барабанщик” (1964) и “По дороге к Тинатин” (1964), тепло принятые любителями поэзии. Книга “Март великодушный” (1967) оказалась слабее предыдущих: при ее подготовке поэт некритически подошел к отбору стихов, ранее публиковавшихся в периодической печати. Но и в так называемых “слабых” стихах истинного поэта читатель нередко находит выражение самых сокровенных чувств их творца.

Стихи поэта систематически печатались на страницах многих газет и журналов.

В 60—70-х годах Б. Окуджава писал также прозу (“Бедный Ав-росимов”, “Похождения Шипова, или Старинный водевиль”, “Путешествие дилетантов”). Но и в прозаических жанрах Окуджава остается поэтом, размышляя о чем-то своем, затаенно личном.

Песенная поэзия Окуджавы привлекает внимание самой широкой аудитории читателей и слушателей. В конце 50-х годов Окуджава первый взял гитару, чтобы напеть под ее аккомпанемент свои стихи. С тех пор исполнение собственной мелодии на собственные стихи получило широкое распространение. Песни-стихи Б. Окуджавы в его исполнении звучат по радио, с концертной эстрады, с теле- и киноэкранов.

Он даже не столько пел (не имел никаких вокальных данных), сколько тихо и нежно рассказывал под простенькие аккорды. Это был уютный, домашний бард, умеющий без пафоса говорить о сложном и важном, о главном и второстепенном.

. В земные страсти вовлеченный,

я знаю, что из тьмы на свет шагнет

однажды ангел черный и крикнет, что спасенья нет.

. Кавалергарды, век недолог, и потому

так сладок он, поет труба, откинут полог,

и где-то слышен сабель звон.

. Как сладко мы курили!

Как будто в первый раз на этом свете жили и он сиял для нас.

Песни Окуджавы, звучавшие в кинофильмах, придавали лучшим из них дополнительное очарование. Трудно представить, например, “Белое солнце пустыни” без песни Булата:

Ваше благородие, госпожа удача,

для кого ты добрая, а кому иначе.

Девять граммов в сердце, постой —

не зови. Не везет мне в смерти,

повезет в любви.

Вокруг стихов Окуджавы не раз возникала полемика. В этих спорах оппоненты пытались вскрыть достоинства и слабости стихов Окуджавы, разобраться в своеобразии его поэтического голоса. Правы же те из критиков, которые, говоря о популярности стихов и песен Окуджавы, на первый план ставят не мелодию песни, а ее содержание, лиризм, задушевность.

Бесспорным остается тот факт, что Б. Окуджава — лирический поэт. Оптимист и жизнелюб, он не мог оставаться безучастным ко всему непоэтическому в действительности. В этом одна из причин того, что в его поэзии так ощутимы, с одной стороны, интонации человеческого горя, печали, а с другой — ирония и самоирония. Так, в пронзительных словах “Ах, война, что ты сделала, подлая”, нельзя не обратить внимание на интонацию большого людского горя и скорби. Но считать Окуджаву трагическим поэтом вряд ли правомерно. Есть у него и строки, от которых веет глубоким жизнелюбием и уверенностью в завтрашнем дне.

Немало стихов Булат Окуджава посвятил Москве. В одном из них он восклицает:

Мой город носит высший чин и звание

Москвы, но он навстречу всем гостям всегда выходит сам.

Лирический герой Окуджавы по характеру в чем-то похож на этот город: “Ах, этот город, он такой похожий на меня. ”

В стихах поэта очень часто упоминается Арбат, арбатский двор, где происходят многие события. И это не случайно. Поэзия Окуджавы глубоко личная. С Арбатом у поэта связано немало: детство, юность, опаленная войной, его товарищи, не вернувшиеся с фронта, наконец, это место, где формировались первые этические и нравственные критерии будущего поэта. Он пишет:

Читайте также:
Лирический герой в поэзии Булата Окуджавы: сочинение

ты — моя религия.

Стихи поэта смелы, конкретны, глубоко правдивы. Однако было бы ошибочным утверждать, будто бы его мир сужен до рамок Арбата. Так, в “Песне о Сокольниках” поэт говорит:

Мы вросли, словно сосны,

своими корнями в ту страну,

на которой живем.

В лирическом мире поэзии Окуджавы немало условного, сказочного: здесь и элементы игры, которыми пересыпаны отдельные строфы, здесь и необычные персонажи: Веселый Барабанщик, Голубой Человек, муравьи, сверчки. Но в этих стихах ощутима неразрывная связь с реальностью, с современной жизнью. Осуществляется она посредством разнообразия мотивов (мотив надежды — один из самых дорогих для поэта). Для поэзии Окуджавы характерно широкое использование вводных слов, междометий, союзов, антонимов (“смеясь и плача”, “трудно и легко”).

Тонкий, романтичный писатель, Окуджава никогда не упрощал стилистику своих стихов. Но понимали его люди разных классов. Скорее всего потому, что в каждом человеке есть то, о чем писал Окуджава: мечта, грусть, любовь, надежда, вера в хорошее.

Окуджава прожил достойную жизнь. Вся Москва скорбела о его кончине. Он был и остается не избранным поэтом меньшинства, а поэтом глубоко народным:

Романтически традиции в поэзии и прозе Булата Окуджавы

Разделы: Литература

При изучении художественного произведения неизбежно встает вопрос об индивидуально-художественном стиле писателя. Само понятие “стиль” многозначно. В “Словаре русского языке” Академии наук СССР даются пять различных его толкований, из которых нас могут заинтересовать два: “Совокупность признаков, характеризующих искусство определенного времени и направления или индивидуальную манеру художника в отношении идейного содержания и художественной формы”; “Совокупность использования средств языка, характерная для какого-либо писателя или литературного произведения, направления, жанра”. [2, с. 266] Анализируя творчество писателя или поэта, мы неизбежно выделяем в нем ведущие темы, образы, сквозные мотивы, определенные приоритеты в использовании языковых средств. При этом каждый автор формирует свой индивидуальный стиль с учетом традиций и социокультурного контекста эпохи, к которой он принадлежит. В книге “О языке художественной литературы” академик В.В.Виноградов пишет: “Творчество каждого писателя так или иначе включается в контекст развития литературы своего времени, становится в различные связи и отношения с живыми литературными направлениями эпохи. Кроме того, оно питается и обусловливается традицией, художественными достижениями прошлого. Правда, все это не означает, что развитие художественной литературы имманентно и внутренне замкнуто. Однако в способах отражения действительности, в приемах образного выражения познания и оценки социальной жизни (так же, как и природы) индивидуальное словесно-художественное творчество в значительной степени зависит от накопленного опыта поэтического воспроизведения мира, от уже созданного и активно используемого арсенала средств литературного выражения”. [3]

Наша работа посвящена творческому наследию Булата Шалвовича Окуджавы, чья личность является знаковой фигурой для литературного процесса второй половины ХХ века. Его творчество обычно рассматривается в контексте авторской песни, явления популярного, но до сих пор не получившего конкретного определения, что, вероятно, объясняется как раз многообразием стилевых особенностей этих произведений.

Исследователи творчества Б.Ш.Окуджавы отмечают романтическую направленность его произведений, которая реализуется в умении поэта видеть великое в бытовых мелочах, в особой музыкальности его стихотворений (в том числе и тех, что не положены на музыку). Об этом говорит писатель Дмитрий Быков в книге “Булат Окуджава”, вышедшей в серии “Жизнь замечательных людей”: “. в этом главная особенность стихов раннего Окуджавы – советское, а то и штампованное, вдруг встраивается в них в широкий контекст, иногда расширяемый одним словом, отсылкой к другой жизни, к полузабытым, заваленным пластам памяти. Окуджаве ни для кого не жалко восторженного эпитета и пышной литературной реминисценции. Так и дворники не просто мели ночной город, а – “лишь дворники кружатся по планете и по планете метлами шуршат”. Романтизм, история, всемирная литература . спешили на помощь герою, задавленному советским бытом. Песни его в 1959 году знали немногие – домашние магнитофоны только появились. А вот книга. была замечена. благодаря личному, несомненному авторскому обаянию, золотистому ореолу иной реальности, который затеплился над простыми вещами”. [4]

Умение видеть великое в простом и возвышать обыденное до вселенских масштабов, создавать свой мир, противопоставленный реальному, но при этом ощущаемый как реальный, – так интерпретируется романтическая традиция в творчестве Б.Ш.Окуджавы. Эта особенность тесно связана с присутствием в его произведениях (как поэтических, так и прозаических) символических образов и мотивов. На особую символику цвета неоднократно указывали исследователи. Е.Н.Матюшкина в статье “Традиции русского символизма в поэзии Б.Окуджавы” (издательство Челябинского государственного университета) пишет: “Красный” цвет становится в стихах Окуджавы знаком тревоги, напоминает об огне и крови. Рисуя картины природы, Окуджава постоянно обращается к синему и голубому цветам”. [5]

Синий и голубой цвет, пожалуй, чаще других встречаются в стихотворениях Б.Ш.Окуджавы, и не только при изображении природы. Это глаза любимой женщины, при описании которых цвет часто оказывается включенным в метафору: “Просто нужно очень верить этим синим маякам” (“Не бродяги, не пропойцы. ”, [1, с. 26]); “Над Смоленской дорогою, как твои глаза, – две вечерних звезды – голубых моих судьбы”, (“По Смоленской дороге”, [1, с. 90]). Это городской пейзаж, который в каждом стихотворении Окуджавы больше, чем просто пейзаж: “Не тридцать лет, а триста лет иду, представьте вы, по этим древним площадям, по голубым торцам”, (“Московский муравей”, [1, с. 47]); “И я, бывало, к тем глазам нагнусь и отражусь в их океане синем. ” (“Нева Петровна, возле вас – всё львы”, [1, с. 28]); “Окуните ваши кисти в голубое, по традиции забытой городской. ” (“Живописцы”, [1, с. 75]); “. Я в синий троллейбус сажусь на ходу, в последний, случайный” (“Полночный троллейбус”, [1, с. 41]); “. По Сокольникам сумерки сыплются синим и домишки старинные спят” (“Песенка о Сокольниках”, [1, с. 87]); “Бывали дни такие – гулял я молодой, глаза глядели в небо голубое. ” (“Арбатский романс”, [1, с. 234]). Голубой цвет часто символизирует избранность, духовное благородство: “. Слышно: поэты клянутся кровью твоей голубой” (“Державин”, [1, с. 234]). “За праведность и преданность двору пожалован я кровью голубою” (“Надпись на камне”, [1, с. 333]). Порой голубой и синий цвета присутствуют при упоминании бытовых, казалось бы, малозначимых деталей, но и здесь они помогают возвысить обыденное до высокого: “И каждый из нас глядел в оба, как по синей клеенке стола случайная одинокая вобла к земле обетованной плыла. ” (“Вобла”, [1, с. 33]); “. В синей маечке-футболочке комсомолочка идет” (“Песенка о комсомольской богине”, [1, с. 55]); “Опустите, пожалуйста, синие шторы” (“Три сестры”, [1, с. 70]).

Читайте также:
Творчество Булата Окуджавы: сочинение

Иногда в стихотворениях Б.Ш.Окуджавы встречается своеобразная “палитра”, где соседствуют различные цвета. Синий здесь может соседствовать с красным, золотым, зеленым, белый – с черным. Приведем несколько примеров.

Два кузнечика зеленых в траве, насупившись, сидят.
Над ними синие туманы во все стороны летят.
Под ними красные цветочки и золотые лопухи.
Два кузнечика зеленых пишут белые стихи.
(“О кузнечиках”, [1, с. 91])

Какая царская нынче осень в Царском Селе!
Какие красные листья тянутся к черной земле,
Какое синее небо и золотая трава,
Какие высокопарные хочется крикнуть слова.
(“Осень в Царском Селе”, [1, с. 190])

Или вот вязанка дров,
Пестрая, как наважденье,
Всех цветов нагроможденье:
Дуба серая кора,
Золотое тело липы,
Красный сук сосны, облитый
Липким слоем серебра.
(“Песенка про маляров”, [1, с. 191-192])

Красный дуб с голубыми рогами
Ждет соперника из тишины.
(“Осень ранняя. Падают листья”, [1, с. 206])

Красный камзол, башмаки золотые,
Белый парик, рукава в кружевах.
(“Песенка о Моцарте”, [1, с. 236])

Текут стихи на белый свет рекою голубою
Сквозь золотые берега в серебряную даль.
(“Строка из старого стиха слывет ненастоящей. ”, [1, с. 419])

И осталось, как всегда, непрочитанное что-то
В белой книге ожиданий, в черной книге праздных дел.
Тонких листьев октября позолота.
(“Краткая автобиография”, [1, с. 422])

Цвет для поэта – не просто средство создания внешнего образа. Золотыми становятся лопухи, деревья, листья, трава, берега. Обратим внимание на то, что Б.Ш.Окуджава избегает слова “желтый”. Вспоминается стихотворение “Как научиться рисовать”, где оно присутствует, но для обозначения не цвета, а краски: “. желтую краску возьми, потому что все созревает. ”. [1, с. 176] “Золотой” – это и обозначение цветового оттенка, и указание на ценность изображаемого. Возникает целая Вселенная, знакомая, узнаваемая, но воспринимаемая по-новому благодаря новому взгляду поэта на знакомые предметы.

Интересно значение серебряного цвета или просто “серебра” у Окуджавы. Сопоставим строки, где присутствует этот образ.

. сами в будничном наряде,
кисти – в чистом серебре.
(“Песенка про маляров”, [1, с. 191])

А там Володя во дворе,
его струны в серебре,
его пальцы золотые, голос его нужен.
(“Как наш двор ни обижали. ”, [1, с. 191])

Молва за гробом чище серебра
И вслед звучит музыкою прекрасной.
(“Надпись на камне”, [1, с. 333])

Здесь вновь обыденное перерастает в великое под воздействием мастерства, искусства, и вот уже в старом дворике звучат серебряные струны, а маляры погружают свои кисти в чистое серебро.

Отдельного разговора требует стихотворение “Грузинская песня” (“Виноградную косточку в теплую землю зарою. ”). Цветовые образы здесь возникают дважды: “В темно-красном своем будет петь для меня моя Дали, в черно-белом своем преклоню перед нею главу. ”, “. пусть опять и опять предо мною плывут наяву белый буйвол, и синий орел, и форель золотая. ”. [1, с. 217] Упоминание трех животных заставляет обратиться к страницам Библии. Пророк Иезекииль в Ветхом Завете и Иоанн Богослов в Новом Завете говорят о явлении четырех существ, одно из которых предстало в человеческом облике, другие же три имели образ животных: тельца, льва и орла. В христианской традиции они стали символизировать четырех евангелистов: человек (ангел) – Матфей, лев – Марк, Телец (бык, вол) – Лука, орел – Иоанн.

Заметим, что в стихотворении Окуджавы образы предстают с небольшими изменениями: телец обращается в буйвола, вместо льва появляется форель, причем каждое животное имеет свое цветовое значение. Эти образы и их интерпретация в стихотворении Б.Ш.Окуджавы рассматриваются в исследовании профессора МГУ Александра Васильевича Подосинова “Символы четырех евангелистов: их происхождение и значение”. Автор считает, что в этом стихотворении поэт стремился не процитировать Священное Писание, а воссоздать своеобразную картину мира: “Библейские тексты, а особенно видения Иезекииля и Иоанна Богослова, будят фантазию и вдохновляют на творчество многие поколения художников и поэтов. Окуджава – вероятно, интуитивно – избрал “правильных” животных для символического показа “всего мира” (птица, наземное животное и рыба), цвета же (синий, белый и золотой), будучи сами по себе весьма впечатляющими и эстетически точными, не отвечают обычному набору цветов, символизирующих страны света. В этой символической классификации отсутствует человек (ангел), которым, впрочем, может быть сам автор.

Читайте также:
Творчество Булата Окуджавы: сочинение

Что же касается цветов, то недостающие в цитированном тексте черный и красный цвета . использованы Окуджавой в предыдущей строфе как раз для характеристики людей (“В темно-красном своем будет петь для меня моя Дали, //в черно-белом своем преклоню перед нею главу. ”). [6]

Конечно, символические образы в поэзии Окуджавы связаны не только с цветом. Романтически воспринимая и переосмысливая действительность, поэт использует образы, связанные со священной традицией, но максимально приближенные к обычному земному человеку. Неоднократно возникает в его произведениях образ чаши (чашки). У читателя возникает аналогия с текстом Евангелия (Моление о чаше), с фразеологизмом “испить чашу до дна”, стихотворением М.Ю.Лермонтова “Чаша жизни” (“Мы пьем из чаши бытия с закрытыми очами. ”). У Окуджавы обычная чашка обращается в священную чашу жизни, чашу бытия, питье из которой – не просто утоление жажды.

. Из чашки запотевшей счастливое питье
И женщины рассеянное “здрасьте”.
(“Арбатский романс”, [1, с. 234])

Я пил из чашки голубой – старался дочиста.
Случайно чашку обронил – вдруг август кончился.
(“Послевоенное танго”, [1, с. 244])

То ли мед, то ли горькая чаша,
То ли адский огонь, то ли храм.
(“У поэтов соперников нету. ”, [1, с. 321])

Давайте чашу высечем хрустальную
Из голубого хрусталя.

. на чашу глядя ту, на рукотворную,
Иные дали воспоем.
(“Давайте чашу высечем хрустальную. ”, [1, с. 499])

Символические образы характерны не только для поэтического творчества Окуджавы. Обратимся к роману “Путешествие дилетантов”. Уже само название указывает на присутствующий в произведении мотив дороги, связанный с идеологией романтизма и темой изгнанничества. Главное действующее лицо, князь Сергей Мятлев, – типичный романтический герой, противопоставивший себя обществу и потому обреченный на скитания. Обратимся к эпизоду, где присутствует символический образ, сопровождающий лирического героя Окуджавы – образ розы. Красная роза гордо цветет “в склянке темного стекла из-под импортного пива” [1, с. 266], “без паспорта и визы, лишь с розою в руке” слоняется “арбатский эмигрант” “вдоль незримой границы на замке”, но “вокруг чужие лица, враждебные места”, и вот – “заледенела роза и облетела вся” [1, с.335] Роза – своеобразная охранная грамота, талисман, пропуск в мир, где нет пошлости и ненависти.

В романе “Путешествие дилетантов” образ розы возникает в эпизоде, когда главный герой совершает роковую ошибку, связывая жизнь с женщиной, чуждой ему по духу. По мере того как князь погружается в атмосферу пошлой, бездуховной жизни, роза гибнет, теряя свои лепестки: “Второй постарше. в левом кулаке громадная красная роза, свесившая головку без половины лепестков”; “Позабытая ободранная роза терлась о дверцу кареты и теряла последние лепестки”; “У поручика Берга в кулаке была зажата красная обтрепанная, потерявшая почти все лепестки роза”. [7]

Обратим внимание на то, что и в стихотворениях, и в романе роза – красная, символизирующая жизнь, энергию, творчество. Возможно, именно красную розу можно назвать символом всего творчества Булата Окуджавы, вечного романтика, чей художественный мир увлекает все новых и новых читателей.

Можно бесконечно говорить об индивидуальном авторском стиле Булата Окуджавы, приводить примеры символических образов, разнообразных языковых средств, присущих его поэзии. Но погружение в тексты его произведений показывает, что за каждым образом неизбежно скрывается целая вселенная, созданная поэтом.

Сочинение на тему «Своеобразие лирики поэта Б.Ш. Окуджавы»

Лирику Б. Окуджавы безусловно, можно отнести к лирико-романтической традиции. Внимательный, чуткий взор поэта способен, всматриваясь в мелочи, детали, находить поэзию в самых прозаических, обиходных предметах. Бытовая реальность нередко трансформируется в фантастику, в сказку. Поэтизация «близкого», быта — чисто романсовая черта, особенно свойственна Б. Окуджаве. Другой окуджавский приём — «одомашнивание» «высокого».

Уже в стихах и песнях 1956-59 гг. проявились основные черты лирики Окуджавы: напевность, непритязательность и «простота» изложения; были нащупаны темы, развиваемые в последующем творчестве: война, Арбат, Москва, Грузия, быт маленького человека — «московского муравья», культ женщины, трепетное отношение к музыке. Можно сказать, что в эти годы Окуджава состоялся как поэт, найдя свою «ноту», которой оставался верен на протяжении всей своей жизни. В 1960-е гг. в его поэтическом творчестве появляется (а в 1970-е — усиливается) интерес к истории России, особенно к XIX веку.

Центральным мотивом поэзии Окуджавы и, в частности, его песенного творчества является мотив надежды, понимаемой и трактуемой в нескольких ипостасях: абстрактное понятие «надежда» «очеловечивается», одушевляется Окуджавой, приобретает зримые черты, воплощаясь в реальной женщине по имени Надежда («Товарищ Надежда по фамилии Чернова», «Надя-Наденька … в спецовочке, такой промасленной»); в то же время имя Надежда поэтически обобщается, приобретая функцию символа.

Окуджава-шестидесятник не может со всей определённостью назвать себя верующим человеком и, возможно, когда его исповедь нуждается в Боге, он именует его Надеждой. Единственное же обращение непосредственно к Богу (стихотворение «Молитва»), по соображениям цензуры опубликовано от третьего лица, Франсуа Вийона, чья набожность была весьма сомнительна.

Читайте также:
Лирический герой в поэзии Булата Окуджавы: сочинение

Женщина у Окуджавы предстаёт существом возвышенным, всегда прекрасным и абсолютно лишённым эротического обаяния. Она сулит утешение и надежду. Любовь — это «спасение», «близкий берег», а если и страсть — то возвышенная. Вместе с тем современница по имени Надежда ходит в одеждах отнюдь не призрачных и весьма узнаваемых: «Она в спецовочке такой промасленной, берет немыслимый такой на ней!».

Она — «шофёр в автобусе — мой лучший друг», и «она на нашей улице живёт». Приход Женщины — удивительное, неожиданное счастье, волшебство. В поэзии

Окуджавы происходит «возрождение рыцарского почитания женщины», куртуазного культа Прекрасной Дамы:

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

В моей душе запечатлён портрет одной
Прекрасной Дамы.
Её глаза в иные дни обращены.

(«Ещё один романс»)
Окуджава — поэт городской, московский, арбатский — рождённый на Арбате, Арбатом воспитанный и Арбату благодарный. Арбатский мотив — едва ли не самый распространённый в творчестве Окуджавы, особенно в его песенной части; причём поэтический Арбат «раскрывается как отражение души, проекция её содержания в историческую реальность». Это — символический, «горний Арбат». Привязанность и принадлежность к Арбату декларируется Окуджавой на протяжении всей творческой жизни. Вначале:

Ты течёшь, как река, — странное название!
И прозрачен асфальт, как в реке вода…
Ах, Арбат, мой Арбат, ты — моё призвание,
ты и радость моя, и моя беда…

(«Песенка об Арбате»)

И в итоге:
Вы начали прогулку с арбатского двора,
к нему-то всё, как видно, и вернётся. («Арбатский романс»)

Окуджава первым воспел свой двор, подарив авторской песне одну из её важнейших тем. Без двора, как и без Надежды — нет воздуха для жизни («Когда его не станет — я умру»). Мотив арбатского двора и семантически, и фонетически связан с мотивом XIX века, благородного прошлого, воспетого Окуджавой и в песнях, и в прозе. Дворянский кодекс чести Окуджава распространяет и на «дворянство» арбатское:

Я — дворянин арбатского двора,
своим двором введённый во дворянство.

Мотив доброты, сострадания, участия явственно слышен в каждой песенке Окуджавы, вплоть до самых поздних.

Все герои песен Окуджавы зачарованы — женщиной, городом, друг другом, сказкой, потому что и сам автор, глядящий их глазами, зачарован, влюблён в жизнь, внимательно всматривается в её прекрасные черты. И то, что у другого поэта предстаёт как результат борьбы — прежде всего, с собственной душевной расколотостью — у Окуджавы изначально органично и безнадрывно, исполнено любви и благодарности.

В результате «идеального», возвышенного взгляда на жизнь с образов стирается всё бытовое; нельзя сказать, что быта у Окуджавы нет — он присутствует, но присутствует, как эпитет, живая деталь в поэтическом рисунке. Быт Окуджавы изобразителен, но не функционален, недейственен. Быт как бы зачарован Поэтом. Почти всем стихотворениям Окуджавы (включая и не ставшие песнями) присуща естественная, органичная музыкальность.

Музыка — это, собственно, и есть тот инструментарий, посредством которого преображается мир — будь то «чудесный вальс», походный марш, поминальный ли звон. Если бы понадобилось в трёх словах выразить сущность поэтики Окуджавы, словами бы этими стали: Надежда — Музыка — Арбат. Надежда, при всей её многозначности у Окуджавы, понимается как субстанция идеальная, богопочитаемая; Арбат — как реальность; а Музыка — как посредник между тем и другим.

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

«Я очень привержен к началу XIX века, — признавался Окуджава, — и сейчас все мои мысли находятся там, и я себя даже начинаю ощущать представителем той эпохи». Для лексики Окуджавы характерны подчёркнутые архаизмы: не печалуйся, капельмейстер, празднества, мытарства. Это воссоздание эпохи, стилизация её языка звучат как «заклинание-воскрешение» XIX века.

Очень живо запечатлён век девятнадцатый в «Батальном полотне». В стихотворении присутствуют и музыка, и живопись. Особое, почётное место в этой стилизованной поэтике занимает центральный образ XIX века — образ Пушкина. Пушкин для Окуджавы — мерило, эталон, ориентир, данный миру «на то, чтобы доказать собою, что такое сам поэт , что такое в существе своём поэт, это чуткое создание, на всё откликающееся в мире и себе одному не имеющее отклика». Пушкин в изображении Окуджавы и близок нам, и далёк одновременно.

Война — еще одна тема, в которой принципиально отсутствует героика в описании, нет никакого романтического флёра, автор не запугивает читателя войной, но стремится противопоставить смерти неумирающий облик погибших:

Надежда, я останусь цел —
не для меня земля сырая,
а для меня твои тревоги
и добрый мир твоих забот!

Интересна «цветовая» палитра поэзии Окуджавы, соответствующая её глубинным содержательным интонациям. Многокрасочность, живописность особенно проявляются в произведениях Окуджавы, так или иначе связанных с грузинской тематикой: «Грузинская песня», стихи «Осень в Кахетии», «Храмули», «Последний мангал», «Пиросмани».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: