Особенности жанра сказки у М. Салтыкова-Щедрина: сочинение

Сочинение: Особенности жанра сказки в творчестве М. Е. Салтыкова-Щедрина

Особенности жанра сказки в творчестве М. Е. Салтыкова-Щедрина

Автор: Салтыков-Щедрин М.Е.

Использование жанров народного творчества было характерной особенностью творчества многих русских писателей. К ним обращались и А. С. Пушкин, и М. Ю. Лермонтов, и Н. В. Гоголь, и Н. А. Некрасов. М. Е. Салтыков-Щедрин взял за основу одного из лучших своих сатирических циклов сказку, самый, пожалуй, любимый народом жанр. Оружием М. Е. Салтыкова-Щедрина всегда была сатира. На завершающем этапе своего творчества, в период с 1883 по 1886 год, он решает подвести итог своим размышлениям о российской действительности. В ту пору из-за существовавшей строгой цензуры автор не мог до конца обнажить пороки общества, показать всю несостоятельность российского управленческого аппарата. И все же с помощью сказок “для детей изрядного возраста” Салтыков-Щедрин смог донести до людей резкую критику существующего порядка. Цензура пропустила сказки великого сатирика, не сумев понять их назначения, обличающую силу, вызов существующему порядку.

Сказки М. Е. Салтыкова-Щедрина резко индивидуальны и не похожи ни на какие другие. Многие исследователи отмечали, что элементы традиции в них тщательно переработаны, а потому, вобрав в себя элементы сказки народной и литературной, они стали оригинальнейшим произведением, в котором воплотилось мастерское владение сатирическими приемами, характерное для всего творчества писателя.

Для написания сказок автор использовал такие литературные приемы, как гротеск, гипербола, антитеза. Немаловажен был и эзопов язык. Стараясь скрыть от цензуры истинный смысл написанного, писатель был вынужден использовать самые разнообразные приемы.

Постараемся рассмотреть особенности жанра сказки писателя на примере нескольких его произведений. В “Диком помещике” автор показывает, до чего может опуститься богатый барин, оказавшийся без слуг. В этой сказке применена гипербола. Кажущийся сначала культурным человек, помещик, превращается в дикое животное, питающееся мухоморами. В сказке “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил” автором использованы и гипербола и гротеск. Читатель видит безропотность мужика, его покорность, беспрекословное подчинение двум генералам. Он даже сам привязывает себя на цепь, что лишний раз указывает на закабаленность русского мужика. Аллегорична сказка “Премудрый пескарь”. Мы видим жизнь обывателя, боящегося всего на свете. “Премудрый пескарь” постоянно сидит взаперти, пугаясь лишний раз выйти на улицу, с кем-нибудь заговорить, познакомиться. Он ведет жизнь замкнутую, скучную. Только перед смертью задумывается пескарь о прожитой жизни: “Кому он помог? Кого пожалел, что он вообще сделал в жизни хорошего? — Жил — дрожал и умирал — дрожал”. Так и обыватель в какой-то момент осознает, что никому-то он не нужен, никто его не знает и о нем не вспомнит.

М. Е. Салтыков-Щедрин постоянно стремится к совершенствованию своей иносказательной манеры, старается сделать произведения максимально доступными читателю. А потому часто прибегает к тем художественным приемам, которые характерны для народных сказок. У него можно встретить традиционные сказочные зачины, такие, как “Жил-был. ”, характерные присказки, например “по щучьему веленью, по моему хотенью”. Характерна и стилистика образов. Хозяева жизни у М. Е. Салтыкова-Щедрина представлены в образах хищников: медведей, орлов, волков.

Читайте также:
Череда градоначальников в Истории одного города М.Е. Салтыкова-Щедрина: сочинение

Можно ничего не добавлять — отношение автора к этим персонажам понятно. Однако в том, что касается выбора сравнений с животными, писатель опирается и на традицию русской басни. Скрытое социальное значение образа может быть подчеркнуто, усилено непосредственным намеком автора: говоря о том, как Топтыгин съедает чижика, писатель уточняет: “. все равно, как если б кто крохотного гимназистика до самоубийства довел”. Действующие в сказках животные нередко оказываются прочно вписаны в реальную российскую жизнь. К примеру, зайцы у М. Е. Салтыкова-Щедрина изучают статистические таблицы, изданные министерством внутренних дел. В самом тоне повествования сквозит глубочайшая авторская ирония, которая не щадит ни угнетателей, ни их жертв. Вспомним хотя бы мужика, который “самым нахальным образом уклонялся от работы”, но, когда потребовалось, сам свил для себя веревку.

М. Е. Салтыкову-Щедрину горько и больно за русского человека. Он видит его бесправие, но может лишь удивляться вековому терпению. Он сочувствует интеллигенции, но понимает, что она далека от истинных путей борьбы. Он высмеивает обывателя, с гневом говорит о чиновниках. Фантастика и реальность в его произведениях тесно связаны, но в целом цикл “Сказки” дает нам полную и точную картину современной писателю действительности. Но не простое описание считал своей задачей автор. Истинная его цель — найти путь к сердцам читателей, заставить их задуматься о том, что происходит вокруг и, быть может, найти в книге ответы на многие вопросы, которые ставила жизнь. И мне кажется, что для таких целей жанр сказки подходит лучше многих других.

Сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина – особенности, своеобразие и черты жанра

Общая характеристика

При подготовке доклада или сообщения по теме необходимо начать с основных черт, которые присущи сатире русского писателя. Кратко проблематику сказок Салтыкова-Щедрина можно обозначить следующими моментами:

  1. Тема власти, неуважения человеческой личности.
  2. Глупость, не знающая границ, но в высшей степени самоуверенности.
  3. Недостатки просветительской деятельности наделенных властью.
  4. Раболепие и страх, воплощением которого является премудрый пескарь, герой одноименного произведения.

В цикл входит 32 небольших по объему текста, в каждом из которых человеческие пороки высмеиваются емко, остроумно, но очень выразительно.

Своеобразие произведений сатирика состоит в том, что герои, типичные представители своего времени, изображены в облике животных. Но за медведем, орлом-меценатом, подводными жителями без труда угадываются черты современников Михаила Евграфовича. Народ, обездоленный, униженный, но работящий и добродушный, выведен им на страницах в облике коняги из одноименной сказки.

Автор не может не восхищаться уникальным потенциалом русского крестьянства, но осуждает его покорность и страх перед теми, кто находится выше по сословной лестнице. Особенно наглядно эта тематика звучит в «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил».

Остроумие и оригинальные находки

Сказки Салтыкова-Щедрина стали апогеем его сатирического прошлого, его итогом. Эти тексты представляют собой особый пласт юмористической литературы, отличный от произведений европейской и русской сатирических традиций. Можно выделить следующие уникальные черты, настоящие новшества классика:

  1. Гармоничное переплетение реальности и фантастических мотивов.
  2. Активное использование таких литературных приемов, как гипербола, гротеск, ирония на фоне фольклорных традиций.
  3. Герои лишены индивидуальных черт, это своеобразные маски, символы. Конечно, обобщенные образы были присущи и другим писателям, но только Щедрин замаскировал человеческие пороки в образах животных, следуя за традициями Эзопа и Крылова, великих баснописцев.

Раскрывая важнейшие темы, писатель отказывается от традиционного морализаторства, он дает читателю возможность самостоятельно сделать выводы. Задача автора — лишь в гротескной форме представить каждый порок, высмеять его, показать абсурдность ситуации. А отнюдь не читать проповеди.

Злободневные вопросы

Чтобы написать хорошее сочинение «Салтыков-Щедрин и его творчество», важно рассмотреть, какие же важнейшие вопросы были освещены в сказках. Так, «Медведь на воеводстве» — это емкая аллегория самодержавия, которое падает в результате бунта. Под образами медведей, пришедших к власти, автор показывает русских монархов. Каждый из Топтыгиных стремился к обогащению, не думал о вверенных им подданных, не стремился улучшить жизнь в лесу.

Читайте также:
Тема народа в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина: сочинение

«Дикий помещик» — произведение, посвященное взаимоотношениям народа и барина. Помещик, привыкший, что все за него делают крестьяне, стал совершенно беззащитным и неприспособленным к жизни. Со временем он настолько отупел, что, возненавидев «крестьянский запах», возжелал, чтобы все мужики исчезли. Этому герою и в голову не пришло, что он полностью зависим от своих крепостных. В гротескной жестокой форме писатели выводит перед читателем образ глупого, ленивого, но очень избалованного барина.

Аналогичная тематика оживает на страницах «Повести» о генералах и мужике. Но здесь автор смеется не только над генералами — напыщенными, важными, но совершенно бесполезными. Со слезами на глазах Щедрин рисует и образ русского крестьянина, находчивого, сообразительного, работящего. Но вынужденного терпеть унижения, готового подчиняться, неспособного сбросить с себя узы рабства.

Таковы основные вопросы, которые важно отразить в сочинении на тему «Салтыков-Щедрин и его сказочное творчество».

Тематическая специфика

Еще более детально разобраться в том, какие именно темы поднимал сатирик, поможет таблица. В ней указаны основные тексты и рассмотренные в них аспекты.

Примеры сказок Основные вопросы Кратко о художественных особенностях
Медведь на воеводстве, Орел-меценат Высмеивание царской власти, невежества и откровенной глупости министров, дворянства и прочих лиц, приближенных к трону. Активно используется едкая сатира, сарказм. Писатель не скрывает свой гнев.
Орел-меценат Осмеяние деятельности монарха на почве просвещения Используются образы птиц, каждая из которых воплощает определенные черты, при этом вполне реалистичны. Например, сороки любят все блестящее.
Дикий помещик, Повесть про то… Угнетенность крестьянства. Глупость и наглость помещиков. Гротескная ситуация помогла показать абсурдность того, что происходит в реальности. Крестьяне, сильные и умелые, вынуждены кормить бестолковых и бесполезных генералов и помещиков.
Самоотверженный заяц Тематика взаимоотношений сильного и слабого, наделенного властью и лишенного ее. Самоунижение, внутренняя слабость. Классические герои — злобный волк и трусливый заяц в своих обычных амплуа выражают человеческие пороки.

Таковы основные моменты, которые волнуют писателя и рассматриваются им в сатирических текстах. При подготовке сообщения, посвященного смыслу и художественным особенностям произведений Щедрина, нужно указать, что автор использует традиционные черты животных (заяц труслив, волк — хищник, медведь — неуклюжий увалень), но наделяет своих героев социально значимыми чертами.

Значение в творчестве сатирика

В сочинении на тему сказок Салтыкова-Щедрина важно отразить и значение этого тематического пласта в творческом пути автора. Здесь писатель отказывается от традиционной морали, не стремится чему-либо учить своих читателей. Он берет обычных героев-животных, даже не меняет их традиционный фольклорный облик, но наделяет человеческими чертами, которые и высмеивает в комичной гротескной форме.

Читайте также:
Сатирическая хроника русской жизни: сочинение

Таким образом, каждый герой призван обобщать специфические черты, присущие определенному сословию. Орел воплощает собой царя и его приближенных, заяц и премудрый пескарь — представителей простого народа, коняга — крестьянство. Такое описание помогало автору в сказочной форме передать волнующие его мысли, зашифровать за героями-животными пороки современности. Конечно, Михаил Евграфович понимал, что цензуру обойти ему не удастся, слишком откровенна его сатира, многие политические деятели того времени узнавали в героях себя.

Таковы основные особенности сказок великого русского классика, произведений уникальных, самобытных, необычных.

Жанровое своеобразие сказок Салтыкова-Щедрина: особенности жанра

Жанровое своеобразие сказок “Салтыкова-Щедрина”: особенности жанра

Мы не найдем здесь чудес и превращений, облеченных в магическую пышность восточных видений Шехеразады. Здесь нет ничего от изящного и блестящего мира сказок Шарля Перро. . композиций Гофмана. фантазий Андерсена – как весь этот обширный, загадочный и пестрый мир ученой или трогательной европейской сказки далек от строгого сборника Салтыкова!

Оставленная нам знаменитым сатириком книга русских сказок написана иначе. В ней нет той материнской нежности и убаюкивающей ласки, которыми обвеяны чудесные вымыслы романских или скандинавских сказочников. Она сурова и язвительна, она судит, зовет к ответу, клеймит и бичует. Она писалась не для детей и не стремилась к волшебным видениям или увлекательным подвигам.

Разберемся в трех десятках “сказок”. Щедрина.

Они, естественно, распадаются на две основные группы: рассказов бытового содержания, иногда шутливых, иногда глубоко драматических, и собственно сказок, т. е. небольших сатирических очерков, облеченных в обычные формы сказочного эпоса.

Остановимся на первой группе. Мы находим здесь и легкий сатирический очерк о современном журналисте (“Обманщик-газетчик”), и резкий памфлет на умеренно-вольнолюбивого российского политика (“Либерал”), и острую зарисовку царских сановников (“Праздный разговор”), и с глубоким трагизмом разработанные рассказы о крестьянке, у которой сгорел мальчик (“Деревенский пожар”), о замученной рабочей лошади (“Коняга”), о горьком житии мужиков (“Путем-дорогою”), о печальной и мрачной судьбе русского писателя (“Приключение с Крамольниковым”). Все это глубоко реальные, из самой жизни выхваченные образы и темы.

Такова обширная партия “сказок” Салтыкова. Мы находим здесь и фельетон, и бытовой рассказ, и писательскую исповедь, и трагическую повесть. Недаром сам автор, словно чувствуя условную “сказочность” всех этих очерков, снабдил некоторые из них особыми подзаголовками (“разговор”, “сказка-элегия, “поучение”, “ни-то сказка, ни-то быль” и т. п.).

В свободной и бесконечно разнообразной форме нравоописательного рассказа сатирик словно подводит итоги своим долголетним раздумиям.

Салтыков сумел внести новый тон в русскую публицистическую прозу и выработать у нас новый жанр социальной сатиры, В этом несомненное значение его сказок.”

(Л. П. Гроссман, “Салтыков-сказочник”, 1925 г.)

В. Н. Баскаков и А. С. Бушмин:

“Рассматривая сказки в порядке написания, можно наблюдать вполне определенную эволюцию их жанровой формы.

Читайте также:
Особенности жанра сказки в творчестве М. Е. Салтыкова-Щедрина: сочинение

В 1869 году Салтыков начинал со сказок, в которых социальные типы выступают в их человеческих образах. Но уже в третьей из этих сказок («Дикий помещик») в человеческие черты образа привнесен зоологический элемент.

. в течение полутора лет (с января 1883 по май 1885 г.) творит преимущественно в форме животного эпоса.

Произведения, которыми закончил писатель свою работу над сказочным циклом во второй половине 1886 года, по своему жанру, стилю и тональности заметно отличаются от предшествующих им сказок.

Во-первых, сатирический смех, определявший господствующую тональность прежних сказок, сменяется здесь то элегией по поводу злосчастья, опутавшего угнетенные массы, то гневным, без смеха, негодованием на владык мира, то вдохновенно-патетическим призывом к бесстрашной борьбе с презренным, погрязшим в ничтожестве врагом.

Ослабление юмора в произведениях, завершающих сказочный цикл, объясняется как тем, что они посвящены прежде всего проблемам народной жизни, горьким раздумьям писателя о судьбах крестьянства и о перспективах освободительной борьбы, так и резким обострением болезни, вследствие чего, жаловался Салтыков, юмор, который был его главною силой, «совсем исчез».

Во-вторых, в произведениях 1886 года (за исключением «Гиены» и «Ворона-челобитчика») Салтыков не прибегает к зоологическим образам и отходит (опять-таки за исключением «Ворона-челобитчика») вообще от жанра сказки в собственном смысле слова. Они представляют собою или обработку преданий — «Христова ночь (Предание)» и поверий — «Гиена (Поучение)», или лирический монолог — «Приключение с Крамольниковым (Сказка-элегия)», или типичный салтыковский сатирический рассказ — «Праздный разговор», или, наконец, рассказ социально-бытового характера— «Деревенский пожар (Ни-то сказка, ни-то быль)», «Путем-дорогою (Разговор)», «Рождественская сказка».

. сказки [Салтыкова-Щедрина] по своему жанровому составу не являются однородными. В полном смысле слова сказками являются только двадцать четыре произведения.

Особняком стоят «Игрушечного дела людишки». Этот сатирический рассказ, задуманный как начало особой и впоследствии неосуществленной «кукольной» серии, нашел здесь случайный «приют».

Что же касается остальных семи произведений [сказок], написанных в 1886 году, почти или вовсе лишенных элемента сказочности, то все же и их включение в сказочный цикл имеет свою достаточную мотивировку. Не совпадая со сказками по жанровому признаку, они родственны им малым объемом, характером проблем и общедоступным стилем повествования. Все произведения цикла, независимо от жанра, тесно взаимодействуют, находятся в идейной перекличке.”

(комментарии, В. Н. Баскаков и А. С. Бушмин, раздел V статьи «Сказки», “Собрание сочинений Салтыкова-Щедрина в 20 томах”, том 16 (часть 1), 1974 г.)

1998. Жанровое своеобразие сказок Салтыкова-Щедрина Русский язык

Сочинение — Жанровое своеобразие сказок Салтыкова-Щедрина. Русский язык

Сказки у Щедрина всегда были в фольклорном стиле, но все равно они являются литературными произведениями. Больше всего они похожи на произведения Пушкина, потому что у обоих писателей в сказках присутствует юмор и глубокие размышления о смысле жизни.

У Салтыкова-Щедрина почти все сказки могут делиться на разные группы. Например, он написал много произведений о животных и окружающем мире. Часто он писал сказки, где присутствовало волшебство и мистика. Обычные бытовые сказки тоже присутствовали в сборниках этого автора.

Эти произведения вроде похожи на фольклорные, но и совсем отличаются от них. Первое отличие это то, что в русско-народных сказках нет никаких признаков времени, а в произведения Щедрина упоминаются разные газеты или события подчеркивающие историю. Второе отличие, что в фольклорных сказках все верили в волшебство и ждали его, а автор относится к этому с иронией и недоверием. И самое важное отличие это то, что в народных произведениях всегда был счастливый конец и никак иначе. А в Салтыкова-Щедрина иногда конец может быть и плохим. Иногда в его произведениях даже звучит отчаяние и грусть.

Читайте также:
Что такое элегия в творчестве Пушкина: сочинение

Можно сделать вывод, что Щедрин взял фольклорный жанр и внес туда философские и грустные мысли. Каждое его произведение пропитано психологическими идеями. Часто он говорит на социальные темы и даже затрагивает царя. Поэтому многие говорят, что у писателя есть жанровое своеобразие в его сказках. Автор всегда проходил ценуру даже когда в произведениях высмеивался царь. Но он открыто писал обо всех социальных проблемах, которые волновали не только его, но и все остальное общество.

В сказках Щедрина смешивались басни и сказки. Из басен он взял образы животных, которые наделены определенным характером. То есть за каждым животным стоял какой-то образ человека, которого Салтыков-Щедрин хотел передать и высмеять.

Автор писал сказки в основном для детей уже подросшего возраста. ТО есть те, которые уже выросли, но все равно у них много желаний и они всегда верят в волшебство. Но Щедрин специально высмеивал таких людей и пытался показать им, что жизнь на самом деле совсем другая и вообще не волшебная. Он показывал жестокую реальность.

Салтыков-Щедрин часто пользовался различными приемами. Например, он часто говорил не открыто, а только намекал на что-то. Конечно, практически каждое произведение автора пропитано иронией и сарказмом. Часто он преувеличивает черты характера людей, чтобы показать их в более плохом свете. Щедрин всегда изображал людей именно в образах животных и пользовался разными стереотипами.

Сказки посвящены темам, которые очень волнуют людей. Например, Щедрин писал про ужасное рабство, когда русский человек делает все чтобы удовлетворить богатого хозяина. Так же автору не нравилась интеллигенция, которая постоянно пыталась выглядеть лучше, чем является на самом деле. Так же Щедрину не нравилось, что богатая власть часто хамила и грубила простым крестьянам.

Своей сатирой автор хотел призвать власть к тому, чтобы было уничтожено рабство и угнетение. Он был одним из борцов за настоящую справедливость.

Вариант 2

В сказках Салтылкова-Щедрина мы чётко видим сатиру, а где-то даже и гротеск.

Возьмём, к примеру, сказку «Как один мужик двух генералов прокормил». Генералы попадают на необитаемый остров, до ужаса хотят есть, но не могут ни зайца поймать, ни плоды достать. Есть ещё там такой момент, когда они решают разойтись по разным сторонам света и найти еду, но оба понятия не имеют, где север, где восток.

Тогда они начинают развлекать себя разговорами, но всё сводится к одной теме — к еде. Бедолаги уже настолько оголодали, что вцепляются друг в друга, пытаясь съесть, но вовремя одумываются. Вот тут-то и появляется мужик, который помогает им вдоволь поесть.

Читайте также:
Своеобразие сатиры М.Е.Салтыкова-Щедрина: сочинение

Весь смысл сказки в том, что генералы — изнеженные баловни судьбы, им не под силу даже то, что с лёгкостью смогли бы сделать маленькие дети.

Рассмотрим другую сказку «Премудрый пекарь.

Пескарь-отец, умирая, Пескаря сына учил «Удочки берегись». У сынка ума была палата, вот он и решил буквально от всего беречься, тогда своей смертью помрёт, от старости, то есть.

Берегся вот так всю жизнь, дрожал от каждой мелочи, а пожить-то толком не успел. Сразу понятно — трусость человеческая высмеевается. Бережённого Бог бережёт, но и дышать бояться тоже не надо.

Сказка «Пропала совесть»

История повествует о том, как люди заметили, что что-то пропало, и как-то сразу без этого «чего-то» стало легче. Льстивым стало совсем легко говорить сладкие речи, а умные поняли, что избавились от последнего ига.

Совесть же тем временем превратилась в грязную тряпку и лежала на дороге, истрепанная и оплеванная. Подобрал ту тряпку пьяница, чтобы обменять на бутылку, да стало ему не по себе: понял, что попусту жизнь проживает. Сбыл ту тряпицу хозяину заведения за бутылку и ушёл. А трактирщику тоже неуютно — начинает он понимать, что губит людские жизни. Так вот и переходит эта тряпочка от одного к другому, и всем от неё хочется избавиться, потому что совесть не чистая.

Так вот она и попадает в руки к мальчику маленькому с чистым сердцем. И растёт теперь дитенок с совестью.

Порой кажется, что люди эту самую тряпочку-совесть где-то потеряли безвозвратно, ну да их дело…

Ещё одна сказка, «Дурак» называется.

Жил-поживал себе дурак. Каждому помочь старался: на пожар — в самый огонь бежит, с тяжёлыми больными сидел. Люди эту самую жертвенность в нём не понимали, за прихоть его дурацкого ума считали, и только один человек не блажь разглядел в поступках дурака, а чистые помыслы. Так и в нашей жизни — за нашими жертвами людям дурость видится, и только некоторые правду увидят.

Во всех сказках Салтылкова-Щедрина мы, так или иначе, себя видим. Пороки свои, или плюсы — всё с людей списано. Наблюдательный был писатель, ко всему присматривался. Сказки его в любом возрасте полезны: мудростью от них веет. А мудрость лишней не бывает.

Сочинение: Сказки в творчестве Салтыкова-Щедрина

Автор сразу же преду­преждает, что все в жизни гораздо сложнее, чем на первый взгляд кажется, всегда найдутся те, которые воспротивятся любой положительной идее. В сказке это отражено в словах: «На то и щука, чтобы карась не дремал». Карась-идеалист вы­ступает в роли проповедника. Он красноречив и убедителен в проповеди братской любви: «Знаешь ли ты, что такое добро­детель? — Щука разинула рот от удивления. Машинально по­тянула она воду и. проглотила карася». Так уж устроены щу­ки, что они должны есть слабейших. В любом обществе есть сильные — кто ест, и слабые — кого едят. Сказка отразила об­щественную философию мира угнетателей и угнетенных. Но только ли в то время была актуальна сказка. Мне кажется, она применима и по отношению к современному миру.

Читайте также:
Есть ли в комедии М.Е. Салтыкова-Щедрина Смерть Пазухина хоть один положительный герой?: сочинение

В сказках Салтыкова-Щедрина действующими лицами вы­ступают и животные, и птицы, и рыбы, которые поступают как люди. «Пескарь жалования не получает и прислуги не держит», мечтает выиграть двести тысяч. В сказке «Орел-меценат» Орел является царем птиц, но он наделен чертами характера людей, которые выступают меценатами в области просвещения. Орел решил завести при дворе науки и искусства. Однако вскоре ему надоело разыгрывать роль мецената: он уничтожил соловья-по­эта, надел кандалы на ученого дятла и заточил его в дупло, ра­зорил ворон. Начались «розыски, следствия, судбища», насту­пил «мрак невежества». Писатель показал в этой сказке несо­вместимость царизма с наукой, просвещением и искусством, сделал вывод о том, что «орлы для просвещения вредны».

Премудрый пескарь воплотил в себе черты характера типич­ного обывателя, который вечно чего-то боится. Пескарь всю жизнь боялся, что его съест щука, поэтому сто лет просидел в своей норе подальше от опасности. Пескарь «жил-дрожал, и умирал-дрожал». Но даже он в конце жизни задумался о сво­ем существовании. Пескарь перед смертью пытается осмыс­лить: чего же ради всю жизнь он дрожал и прятался? «Какие были у него радости? Кого он утешил? Кто об его существова­нии вспомнит?». Салтыков-Щедрин так излагает мораль сказки: «Неправильно полагают те, кто думают, что лишь те пескари могут считаться достойными гражданами и, обезумев от .страха, сидят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по меньшей ме­ре бесполезные пескари. Никому от них ни тепло, ни холодно. живут, даром место занимают да корм едят».

В сказке «Медведь на воеводстве» высмеиваются царь, ми­нистры и губернаторы. Три Топтыгина последовательно сменя­ют друг друга на воеводстве, куда послал их лев с целью «ус­мирения внутренних супостатов». Первый занимался мелкими «срамными злодеяниями», второй — крупными «блестящими». Но после того как задрал у крестьянина лошадь, корову и пару овец, мужики его убили. Третий Топтыгин был самым крово­жадным, но действовал осторожнее других. Долгие годы он за­бирал у крестьян мед, кур, поросят. В конце концов терпение мужиков лопнуло и Топтыгина посадили на рогатину. Салты­ков-Щедрин показывает, что причина нищеты и бесправия на­рода не только в злоупотреблении властью, но и в самом харак­тере самодержавной системы. Порочна вся система и требуется ее свержение — в этом заключается идея сказки.

Если министры, чиновники и другие представители власти выступают в роли хищников (медведь, орел), то простой труже­ник, который влачит свою жалкое существование, сравнивается с лошадью. «Сытые пустоплясы» рассуждают о причинах бес­смертия Коняги. Один предполагает, что Коняга силен тем, что в нем от постоянной работы «здравого смысла много накопи­лось», другой видит в Коняге «жизнь духа и дух жизни», тре­тий утверждает, что Коняге «труд дает. душевное равнове­сие», четвертый, что просто Коняга привык к участи своей и нуждается только в кнуте. Коняга работает, «пустоплясы» покрикивают: «Н-но, каторжный, н-но!»

Не всегда Салтыков-Щедрин изображает людей в образе животных, часто помещик выступает помещиком, мужик игра­ет роль мужика. В сказке «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» главными героями являются му­жик и два генерала-бездельника. Два совершенно беспомощ­ных генерала чудом попали на необитаемый остров, причем попали туда прямо из постели — в ночных рубашках и с орде­нами на шее. Генералы, чуть не съедают друг друга, потому что не могут не только поймать рыбу или дичь, но и сорвать плод с дерева. Чтобы не пропасть с голоду, они решают поис­кать мужика.

Читайте также:
Мое знакомство с творчеством Салтыкова-Щедрина: сочинение

И он тут же находится: сидел под деревом и от­лынивал от работы. «Громадный мужчина» оказывается на все руки мастером. Он и яблок с дерева достал, и картофель из земли выкопал, и силок приготовил для рябчиков из собствен­ных волос, и огонь добыл, и провизии наготовил, и пуха лебя­жьего набрал. И что же? Генералам дал по десятку яблок, а себе одно взял — «кислое». Даже веревку свил, чтобы ею же его генералы к дереву привязали. Да еще готов был «генера­лов порадовать за то, что они его, тунеядца, жаловали и му­жицким его трудом не брезговали». Сколько генералы ни руга­ют мужика за тунеядство, а мужик «все гребет да гребет, да кормит генералов селедками». Автор показывает пассив­ность мужика, его рабскую психологию, готовность терпеть и кормить генералов, которые его же обирают.

Сказки Салтыкова-Щедрина не потеряли актуальности и в наше время. И сейчас можно встретить карасей, которых едят щуки, мужиков, которые кормят генералов, вяленых вобл и других персонажей сказок этого писателя.[/sms]

Сатирическая хроника русской жизни: сочинение

Тема самовластия, как и тема собственности, постоянно была в центре внимания Щедрина-писателя. И если служение призраку собственности нашло свое выражение в романе “Господа Головлевы”, особенно в образе Иудушки, то служение призраку государства обрело классическое воплощение в “Истории одного города”, где писатель нарисовал целую галерею самовластных правителей, которую завершает зловеще монументальная фигура Угрюм-Бурчеева.

“История одного города” — это история угнетения народа и решительное осуждение безропотного смирения, которое и сделало возможным существование насквозь прогнившего строя. Роман написан от имени глуповских летописцев, запечатлевших важнейшие деяния градоначальников. Сам автор объявляет себя издателем найденной им в глуповском городском архиве объемистой тетради, поясняя и комментируя которую, становится в позу мнимого простодушия, что позволило ему выразить самые смелые мысли под видом наивных рассуждений недалекого провинциального архивариуса.

Хронологические рамки повествования достаточно условны. Сам автор вольно обращается с ними. Он то высмеивает монархическую легенду о призвании варягов, тем самым относя действие повествования к далеким временам основания Русского государства, то переносится к современным ему событиям. В “Описи градоначальникам” подчеркнуты такие свойства этих градоначальников, которые роднят их с реальными фигурами. Шаржированные, доведенные до гротеска образы щедринских администраторов воплощали черты современных автору исторических лиц. О статском советнике Грустилове, например, сказано: “Друг Карамзина. Отличался нежностью и чувствительностью сердца, любил пить чай в городской роще и не мог без слез видеть, как токуют тетерева. Оставил после себя несколько сочинений идиллического содержания и умер от меланхолии в 1825 году”. Эта биографическая справка завершена кратким замечанием: “Дань с откупа возвысил до пяти тысяч рублей в год”. Можно говорить об императоре Александре I как историческом прототипе Грустилова. Но Эраст Андреевич в такой же мере злая насмешка и над правлением Александра II.

Читайте также:
Что сближает роман Замятина Мы и роман Салтыкова-Щедрина История одного города?: сочинение

Ограниченность и тупоумие начальства разливается в “Истории одного города” таким широким потоком, что на этом фоне выглядит достоверно совершенно фантастический гротеск, когда впопыхах был назначен Дементий Варламович Брудастый, в черепную коробку которого был вмонтирован несложный механизм, способный выкрикивать всего два слова: “не потерплю” и “разорю”. Однако это не помешало градоначальнику исправно исполнять главную свою обязанность: привести в порядок недоимки.

Изобразив все стадии глуповского распутства, Щедрин показывает, как аппарат самодержавной власти все более тупеет и разлагается. И как результат — вырождается в некое чудовище, сосредоточившее остатки своих сил, чтобы погубить народ. Последний правитель, Угрюм-Бурчеев, желает свести весь мир к образцовой казарме. Чтобы достичь этого, он задумал не только остановить ход истории, но повернуть его назад. Угрюм-Бурчеев — это монументальный гротескно-сатирический образ, представляющий собой сочетание самых отвратительных, враждебных человеку качеств. Это человекоподобный истукан “с каким-то деревянным лицом”, который убил в себе все живое и умственно окаменел. Это не человек, а механизм. Если в Брудастом было лишь нечто от вещи (органчик вместо мозга), то Угрюм-Бурчеев целиком представляет собой некий бездушный автомат, стремящийся все живое вокруг уничтожить: землю превратить в пустыню, а людей — в обезличенные тени, способные лишь молча маршировать и исчезать в каком-то фантастическом провале. Вот почему Угрюм-Бурчеев — фигура не только комическая, но и страшная. “Он был ужасен” — эта фраза дважды повторяется в начале главы, посвященной всевластному идиоту.

В “Истории одного города” великий сатирик показал, что призраку государства служат главным образом люди ограниченные, и служение это приводит к тому, что они лишаются всяких индивидуальных черт, но при этом способны погубить мир: “история прекратила течение свое”.

Сатирическая хроника русской жизни

Сатирическая хроника русской жизни

Тема самовластия, как и тема собственности, постоянно была в центре внимания Щедрина-писателя. И если служение призраку собственности нашло свое выражение в романе “Господа Головлевы”, особенно в образе Иудушки, то служение призраку государства обрело аналогичное, классическое воплощение в “Истории одного города”, где писатель нарисовал целую галерею самовластных правителей, которую завершает зловеще монументальная фигура Угрюм-Бурчеева.

“История одного города” — история угнетения народа и решительное осуждение безропотного смирения, которое и сделало возможным существование насквозь прогнившего реакционного строя. “История одного города” написана от имени глуповских летописцев, запечатлевших важнейшие деяния глуповских градоначальников с 1731 по 1825 год.

Сам автор объявляет себя издателем найденной им в глуповском городском архиве объемистой тетради, поясняя и комментируя которую, становится в позу мнимого простодушия, что позволило ему выразить самые смелые мысли под видом наивных рассуждений недалекого провинциального хивариуса.

Хронологические рамки повествования достаточно условны. Сам автор вольно обращается с ними. Он то высмеивает монархическую легенду о призвании варягов, тем самым относя действие повествования к далеким временам основания Русского государства, то переносится к современным ему событиям. В “Описи градоначальников, в разное время в город Глупов от российского правительства поставленных” подчеркнуты такие свойства этих градоначальников, которые роднят их с реальными фигурами.

Читайте также:
Череда градоначальников в Истории одного города М.Е. Салтыкова-Щедрина: сочинение

Шаржированные, доведенные до гротеска образы щедринских администраторов воплощали черты современных автору исторических лиц. О статском советнике Грустилове, например, сказано: “Друг Карамзина. Отличался нежностью и чувствительностью сердца, любил пить чай в городской роще, и не мог без слез видеть, как токуют тетерева. Оставил после себя несколько сочинений идиллического содержания и умер от меланхолии в 1825 году”. Эта биографическая справка завершена кратким замечанием: “Дань с откупа возвысил до пяти тысяч рублей в год”.

Можно говорить об императоре Александре I как историческом прототипе Грустилова. Но Грустилов в такой же мере злая насмешка над правлением Александра II. Ограниченность и тупоумие начальства разливается в “Истории одного города” таким широким потоком, что на этом фоне выглядит достоверно совершенно фантастический гротеск, когда градоначальником впопыхах был назначен Дементий Варламович Брудастый, в черепную коробку которого был вмонтирован несложный механизм, способный выкрикивать два слова: “не потерплю” и “разорю”. Однако это примитивное устройство не помешало органчику исправно исполнять главную обязанность: “привести в порядок недоимки, запущенные его предшественником”.

Изобразив все стадии глуповского распутства, Щедрин показывает, как аппарат самодержавной власти все более тупеет и разлагается. И как результат — вырождается в некое чудовище, сосредоточившее остатки своих сил, чтобы погубить народ. Последний правитель, Угрюм-Бурчеев, “принадлежал к числу самых фантастических нивеляторов. Начертавши прямую линию, он замыслил втиснуть в нее весь видимый и невидимый мир, и при этом с таким непременным расчетом, чтобы нельзя было повернуться ни взад, ни вперед, ни направо”. Весь мир представлялся ему образцовой казармой. Чтобы достичь такого образца, он задумал не только остановить ход истории, но повернуть его назад. Угрюм-Бурчеев — это монументальный гротескно-сатирический образ, представляющий собой сочетание самых отвратительных, враждебных человеку качеств. Это человекоподобный истукан “с каким-то деревянным лицом”, который “всякое естество в себе победил”, для которого характерно “умственное окаменение”. Это “со всех сторон, наглухо закупоренное существо”, которому чужды любые “естественные проявления человеческой природы” и которое действует “с регулярностью самого отчетливого механизма”. Если в Брудастом было лишь нечто от вещи (органчик вместо мозга), то Угрюм-Бурчеев — целиком представляет собой некий бездушный автомат, стремящийся все живое вокруг уничтожить, землю превратить в пустыню, а людей — в обезличенные тени, способные лишь молча маршировать и исчезать в каком-то фантастическом провале. Вот почему Угрюм-Бурчеев — фигура не только комическая, но и страшная. “Он был ужасен” — эта фраза дважды повторяется в начале главы, посвященной всевластному идиоту.

Обитателям города Глу-пова внешность и действия Угрюм-Бурчеева вселяли только одно чувство: “всеобщий панический страх”. Так в “Истории одного города” великий сатирик показал, что призраку государства служат главным образом люди ограниченные, и служение это приводит к тому, что они лишаются всяких индивидуальных черт и становятся если не бездушными рабами, то полными идиотами.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: