«Гроза» – это отражение жизни русской провинции: сочинение

Сочинение на тему: ПРОВИНЦИАЛЬНАЯ СРЕДА В ДРАМЕ А. Н. ОСТРОВСКОГО «ГРОЗА»

ПРОВИНЦИАЛЬНАЯ СРЕДА В ДРАМЕ А. Н. ОСТРОВСКОГО «ГРОЗА»

Часто от столичных жителей можно услышать слово «провинция». Произносят его нередко со снисхо­дительной усмешкой, даже с пренебрежением. Дейст­вительно ли так велика разница между людьми из большого города и обитателями маленького городка или поселка? В двадцатом веке у людей появились со­временные средства связи, транспорт, что стерло раз­личия между столицей и провинцией. Но раньше мно­гое обстояло совсем по-другому. Драма «Гроза» на­писана Островским в тысяча восемьсот пятьдесят девятом году. Для России это было время перемен, ра­дикальных реформ — жизнь в стране кипела и бурли­ла. Становилось модным и необходимым образование, люди учились мыслить новыми категориями. Назрева­ли события, которые должны были в корне изменить жизнь в стране, — восстание декабристов, отмена кре­постного права… Но все это касалось обеих столиц и больших городов — культурных и политических цент­ров государства. А провинция продолжала жить раз­меренно, неизменно, придерживаясь того, что кто-то может назвать традициями, а кто-то — пережитками прошлого. Сами герои драмы «Гроза», жители неболь­шого городка, считают существующий уклад единст­венно правильным и осуждают всяческие нововведе­ния. Так, странница Феклуша сокрушается: «Еще у вас в городе рай и тишина, а по другим городам так просто содом», да пугает «огненным змием», запря­женным в колесницу, за которого принимает паровоз. Без симпатии к этому изобретению относится и куп­чиха Кабанова: «меня хоть ты золотом осыпь, так я не поеду». Польза такого транспорта, как паровоз, оче­видная для нас, совершенно непонятна ей, как купцу Дикому непонятно, для чего механик-самоучка Кули­гин предлагает установить в городе солнечные часы и громоотводы. «Кому нужна эта польза?» — возму­щается Дикой. Именно это провинциальное общество Островский назвал «темным царством». Но только ли за необразованность, только ли за то, что здесь мало кто может выговорить слово «электричество», а грозу все еще считают божьим гневом? Слова «темное цар­ство», символизирующие провинцию Островского, пе­рекликаются не только с поговоркой «ученье — свет, неученье — тьма», но и с темными временами, древни­ми традициями, прежде всего семейными. Они давно забыты цивилизованными людьми, зато процветают в провинции. И старшее поколение (такие люди, как Кабанова) всячески их поддерживают и поучают моло­дежь, которая уже не хочет и не может жить так, как они. И «поститься путем» не могут, и «гостей позовут, посадить не умеют». «Хорошо еще, у кого в доме стар­шие есть, ими-то дом и держится» — переживает ста­рая купчиха. В просвещенный девятнадцатый век здесь, в провинции, еще считаются в порядке вещей законы домостроя. По указке матери Тихон Кабанов, уезжая, дает наказ жене Катерине, как себя вести. Кабаниха и слышать не хочет его робких возражений: «Да она, чай, сама знает». Тихону уже безразличны старые семейные порядки, но возразить матери — главе семьи — ему не хватает смелости.

Мало кто решается перечить и купцу Дикому — он «одно слово: воин». С кем же воюет Савел Прокофье­вич? Язвительная Кабанова не упускает случая повор­чать: «воюешь-то ты всю жизнь с бабами». И действи­тельно, дочери купца не знают, как угодить отцу, а же­на каждое утро всех со слезами умоляет: «Батюшки, не рассердите! Голубчики, не рассердите!» А уж если «его обидит такой человек, которого он обругать не смеет», то домашним и вовсе приходится «прятаться по чердакам да чуланам». И конечно, никто из домаш­них не смеет ему противиться, ведь по законам домо­строя муж и отец — глава семьи и имеет право нака­зывать кого и как хочет. Власть Дикого, а следователь­но, и его воинственность распространяются не только на жену и дочерей. Племянник Борис Григорьевич ждет от него своей доли наследства, которую получит только если будет почтителен к дяде. Узнав об этом условии, Кулигин сочувствует ему: «Это значит, су­дарь, что вам наследства вашего не видать никогда». Еще более жесток купец к просителям, а пришедших к нему мужиков-покупателей безбожно обсчитывает. Этого Дикой даже не скрывает, объясняясь перед го­родничим, к которому обманутые обратились с жало­бой: «Вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи состав­ляются, так оно мне и хорошо».

Таким рисует Островский провинциальное «тем­ное царство». Но беспросветно ли оно? Неужели ни у кого и мысли не возникает восстать, воспротивить­ся? С течением времени жизнь меняется даже в про­винции, и молодое поколение уже не хочет принимать старых порядков и жить по прежним правилам. Одна­ко способы протеста у каждого свои. Тихон Кабанов во многом не согласен с матерью. Ему не по душе ее вечные наставления, ворчание, обиды и клевета в ад­рес его самого и Катерины. Но он слабый человек; имя Тихон ему очень подходит. Он не может спорить с ма­терью и спасается пьянством — дома тайком от нее, уехав — в открытую. Его сестра, Варвара — натура более решительная, хотя эта решительность больше похожа на отчаянность. Смелости спорить со старшей Кабановой у нее не хватает, однако она научилась действовать хитростью. Она же, желая помочь, под­толкнула на обман Катерину. Можно ли осудить Вар­вару за ложь? Или это была вынужденная мера? Де­вушка сама отвечает на этот вопрос: «И я не обман­щица была, да выучилась, когда нужно стало». В конце любого из этих путей не видно света — выхо­да из «темного царства».

Читайте также:
Можно ли считать Кулигина положительным персонажем? (по пьесе А. Н. Островского Гроза): сочинение

Нет выхода и у Бориса. Он, столичный житель, ви­дит и оценивает провинцию со стороны, и поэтому ему еще труднее. Кулигину, единственному, кто может его понять, Борис жалуется: «Трудно мне здесь, без привычки-то». А про обычаи говорит: «Я понимаю, что это все наше русское, родное, а все-таки не привыкну ни­как». Борис Григорьевич — сильный и гордый человек, но обстоятельства заставляют его смириться: чего он не стал бы терпеть от дяди для собственного блага, он сносит ради сестры, которая иначе останется без гро­ша. Довольно успешно противостоит Дикому Кудряш, и его рецепт прост: «Не спускаю и я: он — слово, а я — десять; плюнет, да и пойдет». Но разве это выход? Ку­дряш просто приспосабливается к «темному царству», принимает его законы.

Но может быть, путь Кулигина ведет к свету? Не напрасно он занят поисками вечного двигателя, у него самые благородные цели: «Ведь англичане миллион да­ют; я бы все деньги для общества и употребил, для под­держки». Неудивительно, что именно устами механика — самоучки Островский высказывает свой вариант реше­ния многих проблем провинции: «Работу надо дать мещанству-то. А то руки есть, а работать нечего». Од­нако Кулигин — всего лишь мечтатель. Его проекты от­носительно того, как употребить миллион, не более ре­альны, чем вечный двигатель. Да и средств на изобре­тения у него нет. «Вот только бы теперь на модели деньжонками раздобыться» — вздыхает будущий мил­лионер. Но возможности достать денег в провинции нет: здесь не понимают, для чего нужны все эти изобрете­ния, а на просьбы реагируют, как купец Дикой: «А мо­жет, ты украсть хочешь; кто тебя знает!»

Единственным «лучом света в темном царстве» мы называем Катерину. И ей одной удалось убежать из него. Но неужели смерть — это выход? Или она умер­ла напрасно? В конце пути Катерины не было света, но ее свет сиял для многих — и для Тихона, который любил ее так, что даже пытался противоречить мате­ри; и для Варвары, которая была единственной подру­гой, хранительницей ее тайн. И, конечно, для Бориса, который на первый взгляд и стал причиной ее смерти. Однако обвинять в гибели Катерины стоит не его. От­жившие свое, но все еще могущественные и жестокие законы «темного царства» не оставили ей выбора. Ку­лигин прямо сказал об этом Кабановой: «Тело ее здесь, возьмите его; а душа теперь не ваша; она теперь перед судией, который милосерднее вас». Устами Кулигина Островский высказал свое мнение не только о тихом маленьком городке на Волге, но и о провинциальном российском обществе в целом. И смерть Катерины по­казала, насколько прав он оказался, сказав: «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие!»

Драма “Гроза” — “глоток свежего воздуха”

Школьное сочинение

В заключительной части статьи “Луч света в темном царстве” критик-демократ Н.А. Добролюбов пишет, что, по его мнению, “Гроза” есть самое решительное произведение Островского; взаимные отношения самодурства и безгласности доведены в ней до самых трагических последствий; и при том большая часть читавших и видевших эту пьесу соглашается, что она производит впечатление менее тягостное и грустное, нежели другие пьесы Островского. В “Грозе” есть даже что-то освежающее и ободряющее”. Это “что-то”, по мнению критика, “фон пьесы, обнаруживающий шаткость и близкий конец самодурства”, и “характер Катерины, рисующийся на этом фоне”, от которого веет “новой жизнью”, открывшейся “в самой ее гибели”.

Добролюбова поразила в первую очередь необыкновенная своеобразность характера Катерины Кабановой, в котором нет ничего ” внешнего, чужого, а все выходит как-то изнутри его; всякое впечатление перерабатывается в нем и срастается с ним органически”. Это проявляется, например, в простодушном рассказе Катерины о своем детском возрасте и о жизни в доме матери. Оказывается, воспитание и молодая жизнь ничего не дали ей; в доме ее матери было то же, что и у Кабанихи: ходили в церковь, шили золотом по бархату, слушали рассказы странниц, обедали, гуляли по саду, опять беседовали с богомолками и сами молились. Выслушав рассказ Катерины, Варвара, сестра ее мужа, с удивлением замечает: “Да ведь и у нас то же самое”. Но разницу сама героиня определила так: “Да здесь все как будто из-под неволи!” Катерина не принадлежит к натурам буйным, всегда чем-то недовольным, стремящимся к разрушению. Наоборот, характер ее “созидающий, любящий, идеальный”, поэтому она старается все осмыслить и облагородить в своем воображении. Грубые и суеверные россказни странниц, подобных Феклуше, превращаются в ее сознании в “золотые поэтические сны воображения, не устрашающие, а ясные, добрые. Не обряды занимают ее в церкви: она совсем и не слышит, что там поют и читают; у нее в душе иная музыка, иные видения. “

Читайте также:
Как бы я поступила на месте Катерины?: сочинение

Из своей юности Катерина вынесла только то, что не противоречило ее естественному стремлению к красоте, гармонии и счастью. “В рассказах странниц, в земных поклонах и причитаниях она видела не мертвую форму, а что-то другое, к чему постоянно стремилось ее сердце”. В душе она строила свой идеальный мир, “посвященный добру и наслаждению”, но что такое настоящее добро и истинное наслаждение для человека, она не могла определить. Этот светлый “период детства, для многих тянущийся долго, очень долго, но все-таки имеющий свой конец”, закончился для Катерины с приходом ее в дом свекрови.

В сумрачной обстановке новой семьи, под тяжелой рукой бездушной Кабанихи нет простора ее светлым видениям и ее светлым чувствам. Катерина инстинктивно ищет света, воздуха, хочет помечтать, посмотреть на солнце, на Волгу, послать свой привет всему живому, но вынуждена подчиняться условностям, которые накладывает положение замужней женщины. В доме свекрови в Катерине постоянно подозревают “нечистые, развратные замыслы”. Окружающая обстановка поддерживает и развивает в ней страх каких-то темных сил, чего-то неведомого, “что сохранилось от ее воспоминаний”. Катерина боится за каждую свою мысль, за самое простое чувство она ждет наказания: “ей кажется, что гроза убьет, потому что она грешница, картины геенны огненной на стене церковной представляются ей уже предвестием ее вечной муки. Все против Катерины, даже ее собственные понятия о добре и зле”. По мнению Добролюбова, все это должно было “заставить ее заглушить свои порывы и завянуть в холодном и мрачном феодализме семейной безгласности и покорности; без всяких живых стремлений, без воли, без любви — или же научиться обманывать людей и совесть. “. Но “Катерина не такова, — считает критик, — развязка ее любви при всей домашней обстановке — видна заранее еще тогда, когда она только подходит к делу. К Борису влечет ее не одно то, что он ей нравится, что он с виду и по речам не похож на остальных, окружающих ее; к нему влечет ее потребность любви, не нашедшая себе отзыва в муже, и оскорбленное чувство жены и женщины, и смертельная тоска ее однообразной жизни, и желание воли, простора, горячей, беззапретной свободы”.

Такая любовь и такие чувства не могли ужиться в стенах кабановского дома с его притворством и обманом.

Катерина боится лишиться возможности видеться со своим возлюбленным, говорить с ним, наслаждаться звездными летними ночами и новыми для нее чувствами. Но приехал муж и она вынуждена таиться, хитрить, а это для нее невыносимо: “. дни и ночи она все думала, страдала, экзальтировала свое воображение, и без того горячее, и конец был тот, что она не могла вытерпеть — при всем народе, столпившемся на галерее старинной церкви, покаялась во всем мужу. “

После такого признания Катерине остается только покориться, отречься от самостоятельной жизни и стать “беспрекословной угодницей” свекрови и “кроткою рабою” своего мужа. “Но нет, не таков характер Катерины, — снова подчеркивает критик, — не за тем отразился в ней новый тип, создаваемый русской жизнью, — чтобы сказаться только бесплодною попыткой и погибнуть после первой неудачи “. Эта женщина уже не сможет возвратиться к прежней жизни. Если она не может наслаждаться своим чувством, своей волей открыто, “законно и свято”, “при свете белого дня”, “перед народом”, то и жизнь для нее не имеет смысла.

“Грустно, горько такое освобождение, — пишет Добролюбов, — но что делать, когда другого выхода нет. Хорошо, что нашлась в бедной женщине решимость хоть на этот страшный выход. В том и сила ее характера, оттого-то “Гроза” и производит на нас впечатление освежающее. “

Другой критик, Д. И. Писарев, в статье “Мотивы русской драмы” оспорил такую трактовку образа Катерины. “Воспитание и жизнь не могли дать Катерине ни твердого характера, ни развитого ума. — утверждает он. — Только живая самостоятельная деятельность мысли, только прочные и положительные знания обновляют жизнь, разгоняют тьму, уничтожают глупые пороки. ” “Светлым явлением. “, продолжает критик, должно считать “. только то, что в большей или меньшей степени может содействовать прекращению или облегчению страдания. ” И вот как характеризуется протест Катерины против кабановских понятий о нравственности: “Она разрубает затянувшиеся узлы самым глупым образом, самоубийством” которое является совершенно неожиданным для нее самой”.

Читайте также:
Люди с горячим сердцем (по пьесам А. Н. Островского): сочинение

Аргументы Писарева в этом споре многим могут показаться вескими и убедительными. Многие согласятся, что образ Катерины” каким его видит Добролюбов, слишком уж идеализированный, что он переоценил силу характера героини Островского и значение ее протеста. Но нельзя забывать, что статья Писарева была написана в начале 1864 года.

Революционная ситуация окончилась, крестьянские волнения шли на убыль, массовые выступления студенческой молодежи прекратились, а многие участники демократического движения были заключены в тюрьмы или сосланы на долгие годы. Писарев же, оставаясь верным революционно-демократическим идеалам, и в новых условиях искал пути продолжения дальнейшей борьбы. В статье “Мотивы русской драмы” он резко критикует “темное царство”, выражает глубокое сочувствие страданиям народа, но в качестве тактики борьбы демократических сил предлагает развитие и распространение тех знаний, которые наиболее полезны для общества, которые формируют мыслящую молодежь, готовую к активной борьбе.

А на 1860 год, когда писал свою статью Добролюбов, в России приходился пик революционно-демократического подъема и яростного сопротивления самодержавной власти. Именно в этой грозовой атмосфере увидел Добролюбов в Катерине ростки самосознания, развитие народного стремления к свободе, начало того движения”, которое должно было привести народ к непосредственному выступлению. Слова, которые Островский вложил в уста своей героини: “Что домой, что в могилу — все равно!”, прозвучали тогда в русской литературе впервые. Неграмотная Катерина Кабанова, которая и слов-то таких: “человеческое достоинство”, не знает, предпочла гибель бесконечному унижению. И демократическая печать встрепенулась: наконец-то! Начался, наконец, необратимый, как тогда казалось, процесс всенародного освобождения, если даже такая добрая и кроткая девушка осмелилась утвердить собственный выбор между возможностью быть (или даже умереть) свободной или униженно существовать.

В “темном царстве” российской действительности блеснул, наконец, для критика-демократа луч надежды на победоносный ход неизбежной в России революции. Это потом оказалось, что вовсе она не так близка. Вот почему Добролюбов называл “самое решительное” произведение Островского “глотком свежего воздуха” и утверждал, что в нем “есть что-то освежающее и ободряющее”.

Светлые и тёмные стороны патриархального быта по пьесе Гроза (Островский А. Н.)

19 век можно назвать веком небывалого прогресса: за этот век были открыты такие революционные достижения техники как паровоз, телеграф, теплоход, электричество… Вместе с техникой на новый уровень развития выходило и человеческое общество. Теперь, оглядываясь назад в прошлое, можно сказать, что переход от патриархально-монархического 18 века, века идей Утопии масонства, дворцовых интриг и в то же время рабства, в новый век начала идей демократии и глобализма дался человечеству ценой многих воин, гражданских революций и невинных жертв.

Гибель патриархального мира помещиков и крепостных ощутила на себе и Россия. Данный сложный период пришёлся на 1850-1860-е годы, найдя своё отражение в таких произведениях литературы как, например, романе «Отцы и дети» Ивана Тургенева или пьесе «Гроза» Александра Островского. Именно в пьесе «Гроза» старый мир русского патриархального «тёмного царства» показан особенно ярко, в условиях поволжского города Калинина, «полудикого», «русского, настоящего, которого ещё не коснулась немецкая бритва». Город живет под тиранией богатых «благочестивых» купцов-самодуров (прошу заметить — именно купцов, а не дворян): Марфы Игнатьевны Кабановой и Савела Прокофьевича Дикого. Все бы так и осталось в этом небольшом городишке, если бы за наследством туда не приехал из столицы «не знающий местных правил», как он говорил сам, молодой племянник купца Дикого Борис, который даже одевался по моде в отличие от остальных персонажей на сцене, носивших традиционную чисто русскую одежду. К несчастью, он повстречал замужнюю Катерину Кабанову, сноху той самой «благочестивой» Марфы Игнатьевны «Кабанихи», и тут же влюбился в нее. Воспитанной в любви Катерине, которую «одевали как куколку» и которой ныне приходится далеко не сладко жить под гнетом Кабановой, также понравился Борис. Разумеется, узнав о том, что во время отъезда сына Катерина встречалась с другим мужчиной, «Кабаниха» окончательно сживает сноху со свету, доведя её до утопления в Волге. О данном происшествии узнает весь город. Борис вынужден уехать по приказу дяди. Жители наконец-то увидели настоящие лица своих «благодетелей»: город уже вряд ли будет также незыблемо жить по патриархальным традициям — жизнь и самоубийство Катерины, ставшее некой «грозой», осталась в прошлом, и хочется верить, что после «грозы» наконец-то над Калининым воссияет солнце торжества свободы и здравого смысла, что патриархальному веку «диких» и «кабаних» всё-таки будет положен конец.

К сожалению или к счастью, мы отдалены от патриархального строя более чем полуторавековой пропастью времени — целыми эпохами реформ Российской империи, революций, эпохой Советского Союза, «девяностых» и «двухтысячных» — нам даже из чисто исторического интереса уже никогда не познать первоначального вкуса той патриархальной жизни. Она медленно обрастает в нашем сознании «страшилками», полученными из книг, кинофильмов и школьных уроков истории; в то же время сегодня находятся и такие люди, которые считают, что патриархальный строй и «возвращение к истокам» просто необходимы для дальнейшего выживания рода человеческого. Возникает вопрос — был ли патриархальный быт, описанный в пьесе, так плох, как нам кажется? С моей точки зрения, в данном быту сегодня гораздо больше тёмных сторон, чем светлых. Почему я так считаю? Потому что даже на середину 19 века описанный в пьесе патриархальный быт с его «Домостроем» уже начинал не вписываться в текущую картину мира: Марфа Игнатьевна – главный антагонист пьесы — догадывалась об этом и поэтому всячески пыталась противостоять любой свободной мысли и тем более действию в городе. Она понимает, что ни её сноха, ни даже её сын Тихон больше не уважают патриархальные традиции и от этого приходит в ещё больший ужас. В риторическом и оставленном без ответа вопросе Кабановой «Что же с миром станется, когда все люди старые перемрут?» (сказанном на сцене чуть ли не со слезами) читается настоящий страх этого немолодого и, если честно говорить, очень темного и однополярного человека за будущее города и общества. Она просто не представляет себе, какой будет жизнь, если, например, жена не будет «выть» при отъезде мужа или сын не будет кланяться «в пол» родной матери. Марфа Игнатьева постоянно цитирует свою любимую книгу — написанный духовником Ивана Грозного Сильвестром в 16 веке «Домострой», содержащий в назидательной форме правила поведения православного христианина. По этой книге, довольно точно олицетворяющей жестокое царствование Ивана Грозного, жена должна бояться мужа, дети должны бояться родителей и так далее, что, я считаю, перечеркивает главные качества, которые должен воспитывать в себе христианин: любовь к ближнему и терпение. Страх никогда не приводит к хорошему, что мы можем увидеть на примере боящегося «маменьки» Тихона, который в результате стал самым настоящим пьяницей, что уже противоречит морали любой религии. Желание «Кабанихи» контролировать во имя старых порядков всё и вся в результате довело Катерину до самоубийства, а, получается, её смерть должна лечь на совесть Марфы Игнатьевны. Опять-таки Кабанова из-за своего чрезмерно жесткого соблюдения патриархального устоя жизни нарушила очередную христианскую заповедь, одну из самых основных: «Не убей!». Получается, купчиха, сама того не понимая, подрывала основы своей же религии. Дикой же, в свою очередь, подвержен другому смертному греху — гневливости. Он ругается на всех, начиная от своего племянника Бориса и заканчивая мужиком, «которого он чуть не прибил» и потом «просил у него прощения на коленях». А в разговоре с Кулигиным, просившим 10 рублей (довольно небольшая для богатого купца сумма, если учесть, что один рубль того времени приблизительно равен 17 современным американским долларам) у «благодетеля» на построение солнечных часов проявляется ещё и явное сребролюбие Дикого. Другим несомненным пороком патриархального общества является полная необразованность её членов и, тем более, нежелание учиться чему-либо новому, что мастерски удалось обыграть Николаю Островскому в сцене с грозой и Кулигиным. Из светлых сторон патриархального быта я бы мог назвать гипотетическую крепость семьи и уважение младших к старшим, но, как мы видим по пьесе, эти плюсы плохо работают на практике.

Читайте также:
Роль внутреннего монолога в создании характера героя. (По одному из произведений русской литературы XIX века.): сочинение

В русской литературе 19 века часто прослеживаются произведения, направленные на обличение и иногда даже высмеивание пороков какого-либо общества: например, «Мёртвые души» Гоголя направлены на обличение пороков помещиков, а его комедия «Ревизор» создана для посмеяния над нерадивыми чиновниками. Островский, как он и сам признавал, продолжил гоголевскую традицию клеймения грехов и посвятил на сей раз такое произведение теме купцов-самодуров, сохраняющих свою власть из последних сил криками, нелепыми устрашениями и остатками патриархального строя.

Быт и нравы города Калинова в пьесе «Гроза» Островского

Поразительно, но иногда об истории того или иного государства можно судить лишь по литературе. Сухие хроники и документы не дают настоящего понимания происходившего, соответственно на литературе лежит большая ответственность. В XIX веке роль литературы увеличилась настолько, что тем или иным произведением можно было повлиять на настроения интеллигенции. Текст стал не только реакцией на что-то, но и поводом задуматься о том, что может случиться, если всё оставить как есть. Безусловно, наиболее удачными в этом отношении можно считать жанр драмы: во-первых, из-за небольшого объёма реакция на события была практически молниеносной, а во-вторых, впечатление усиливалось благодаря зрительному восприятию. Автору важно было показать крайнюю степень отчаяния и безысходности, перенести действие в бытовую плоскость. Так, описанные быт и нравы в пьесе «Гроза» Островского могут по-настоящему ужаснуть. Этот вопрос заслуживает особого внимания.

Действие драмы разворачивается в некоем городе Калинове на берегу Волги. Маленький провинциальный городок, в котором, как принято, все друг друга знают. С самых первых явлений пьесы подчёркивается ограниченность города. Здесь построили множество заборов, чтобы отгородиться от внешнего мира, сохранить свои секреты. О быте и нравах Калинова в «Грозе» читателям рассказывает Кулигин. Знакомство с этим персонажем происходит уже в первом действии. Из его диалогов с несколькими людьми рисуется исчерпывающая картина жизни в этом городе. Начать следует анализом разговора с Кудряшом: мужчины говорят о природе — Кулигин восхищается, а Кудряш равнодушен к пейзажу. «Пригляделись вы, либо не понимаете, какая красота в природе разлита» — глядя на Волгу, Кулигин невольно вспоминает слова песни. Казалось бы, сколько возможностей для отдыха и различных видов досуга. Но жители Калинова заперлись, забаррикадировались в своих домах, самоизолировавшись от внешнего мира. Возникает ощущение, что Калинов похож на закрытую банку: люди дышат воздухом, из которого постепенно исчезает кислород. Недовольство растёт, но энергии некуда выйти, ведь пространство ограничено стеклом. В Калинове ситуация аналогичная. Люди боятся даже безобидной грозы, спасаясь от проявления стихии. Это первобытные, языческие страхи.

Читайте также:
Смысл названия драмы А. Островского Гроза: сочинение

Далее разговор перетекает в другое русло: Кулигин с Кудряшом говорят о Кабанихе и Диком, в чьих образах раскрываются быт и нравы купечества в драме «Гроза». Стоит отметить, что во второй половине XIX века в народном сознании и фольклоре возросло значение сатирического жанра. Сатира была направлена против купцов и мелких чиновников. Высмеивались взяточничество, жадность, корысть. Дикой предстаёт перед нами грубым и невоспитанным человеком. От него слышна только ругань: «Уж такого-то ругателя, как у нас Савел Прокофьич, поискать ещё! Ни за что человека оборвёт» (мнение мещанина Шапкина о Диком). Савл Прокофьевич купец, один из самых богатых людей в городе, поэтому многие часто приходят к нему просить деньги в долг. Характер Дикого и его высказывания по поводу работы дают основание полагать, что своё состояние купец нажил нечестным трудом. Дикой пьёт и проклинает всех на чём свет стоит, как говорится. Примечательны два эпизода. Первый — разговор Дикого с городничим. Оказывается, на Дикого регулярно жалуются простые работяги, ведь купец их обманывает, забирая большую часть суммы себе. Савл Прокофьевич подтверждает обвинения, добавляя «оправдательное» предложение о том, что купцы также друг и дурга воруют, и ничего страшного в таких действиях нет. Второй — небольшой рассказ о том, как Дикого обругал гусар на переправе — «вот смеху-то было».

Большую опасность представляет Марфа Кабанова. Никто из семьи не смеет её ослушаться. Семья Кабановых представляется миниатюрной копией города. Например, очевидны параллели с замками и ограждениями: в одной из сцен Варвара подменяет замок на калитке в саду, чтобы беспрепятственно гулять по вечерам. Ведь Марфа Игнатьевна плотно закрывает засов и просит служанку Глашу следить за запертой дверью. Менее заметна параллель Тихона и Кулигина. Тихон говорит, что своего мнения у него нет, мыслей своих нет и быть не может. У Кулигина мысли, разумеется, есть, вот только выразить он их не может: «Как можно, сударь! Съедят, живого проглотят. Мне уж и так, сударь, за мою болтовню достается».

Часто появляется мотив «съедения заживо». За запертыми дверями люди едят друг друга, то есть оскорбляют, всячески унижают и издеваются. И, если ситуация с купечеством и городничим похожа на замкнутый круг, то в этом случае люди просто не хотят менять свои привычки. Они привыкли жить в постоянной лжи, поэтому теперь считают такую жизнь нормой.

Добролюбов был прав, когда назвал город Калинов тёмным царством. Царством ограниченных самодуров и безынициативных рабов. Изображённые в «Грозе» быт и нравы тёмного царства невозможны для нового мира, где каждый человек должен быть свободен и честен перед собой.

Сочинение Пушкин А.С. – Евгений Онегин

Тема: – Роль внутреннего монолога в создании характера героя. (По одному из произведений русской литературы XIX века)

В художественном произведении внутренний мир героя в большей степени раскрывается не через внешнюю речь, а через

внутреннюю, которая, как правило, выливается в монолог героя. Я бы хотела рассмотреть произведение А.С. Пушкина «Евгений

Онегин» – первый русский роман, который начинается с внутреннего монолога:

«Мой дядя самых честных правил

Когда не в шутку занемог,

Он уважать себя заставил

И лучше выдумать не мог.

Его пример другим наука,

Но, боже мой, какая скука

С больным сидеть и день и ночь,

Не отходя ни шагу прочь!

Какое низкое коварство

Ему подушки поправлять,

Печально подносить лекарство,

Вздыхать и думать про себя:

Когда же черт возьмет тебя?»

Никогда раньше внутренний монолог не выносился в начало произведения. Пушкин сделал это впервые. Интересно еще и то,

Читайте также:
Способы отражения авторского взгляда на мир в комедии Островского: сочинение

что содержание монолога непонятно и даже загадочно, он как бы застигает нас врасплох, потому что мы не понимаем, о чем

идет речь. Таковы свойства мысли в отличие от речи: она ни к кому не обращена и не рассчитывает ни на чье понимание, она

эмоциональна и непоследовательна. Это – внутренний мир самого человека без всяких прикрас, которые зачастую

обнаруживаются в разговорах с другими людьми. Перед нами психология племянника, выражающаяся в лицемерно-заботливом

отношении к умирающему дяде. В этом монологе начинает раскрываться характер Онегина. Во всяком случае, можно сказать,

что этот молодой человек искренен перед самим собой и в чем-то даже беспощаден. Читая роман дальше, мы убеждаемся в том,

что герой лишен театральности и не рисуется перед самим собой. Так, например, преддуэльные размышления Онегина также

отчетливы и немногословны.

Он обвинял себя во многом…

Между монологами Онегина и Ленского есть бесспорная разница. В словах Ленского преобладают риторическими вопросами и

восклицаниями. Ленский – человек внешнего, театрального существования. Монологи его искусственны. Он не может быть

настоящим даже с самим собой, действительность ему заменяет слепая вера в свои высокие романтические идеалы. Онегин же

способен к широкому самоанализу. Он оценивает ситуацию не просто трезво, но с умной разносторонностью. Отношение

Ленского к Ольге он называет «любовью робкой и нежной», одновременно считая, что «порой дурачится», – Онегин чувствует к

младшему приятелю и нежность и снисходительность. Себя же он безоговорочно осуждает за мальчишество, за незрелость и

глупость. Однако совестливые размышления Онегина, его раскаяние оказываются слабее социальных условностей. Он боится

сплетен – Зарецкий может ославить его. Евгений понимает, что злословие заслуживает презрения, но страх оказаться смешным

перевешивает. Во внутренней речи Онегина внезапно!

появляется резкое грубоватое словцо: «хохотня глупцов» – оно то и определяет окончательное решение.

И вот общественное мненье!

Пружина чести, наш кумир!

И вот на чем вертится мир!

В этом определении общественного мнения Онегин, как всегда, беспощаден. Однако, можно заметить, что его слова хоть и

резки порой, но всегда невероятно точны и правдивы. Они полны скепсиса, но лишены подражания кому-либо.

Чем меньше женщину мы любим,

Тем больше нравимся мы ей.

Так думал Евгений, получив наивное и пылкое письмо от влюбленной в него Татьяны. Он не любит ее, он, уставший и

разочарованный в жизни, даже не способен ее оценить. Перед ним просто юная деревенская девушка, которой он дает жестокую

отповедь в ответ на признание в любви. Однако, привыкший кокетничать и лицемерить с женщинами, он и тут не изменяет

Я вас люблю любовью брата,

А может быть еще нежней.

А после, во внутреннем монологе:

Кому не скучно лицемерить!

Но все меняется, когда Евгений и Татьяна встречаются через несколько лет в Москве. Татьяна – уже замужняя женщина,

статная и довольно красивая. Онегин – все тот же, «без службы, без жены, без дел». И увидев Татьяну в образе хозяйки

бала, равнодушной и неприступной, в душе Евгения вспыхивает к ней любовь. Из высокомерного эгоиста он преображается в

«Ужели, – думает Евгений, –

Ужель она? Но точно… Нет…

Как! Из глуши степных селений…»

Пушкин передает душевное смятение героя, которое позже опять выражается во внутренней речи Онегина:

«Где, где смятенье, состраданье,

Где пятна слез? Их нет, их нет!»

Под самый конец автор уже лишает героя прямого выражения своих мыслей и передает их косвенно:

Она ушла. Стоит Евгений,

Как будто громом поражен.

В какую бурю ощущений

Теперь он сердцем погружен!

Сказанного об Онегине и Ленском достаточно, чтобы прийти к некоторым выводам: внутренняя речь в отличие от внешней

глубже и точнее передает душевные движения героев; чем у персонажа внутренняя речь больше отличается от внешней, тем

персонаж более психологически содержателен. Так, например, Татьяна глубже Онегина в текстах ее внутренних монологов, в

них все свойственное Онегину доведено до высшей степени. Онегин содержательнее и глубже Ленского, а Ленский – Ольги,

которой вообще не свойственна никакая мысль, поэтому и монологов Ольги в тексте нет.

Роль внутреннего монолога в создании характера героя (По одному из произведений русской литературы XIX века. – А.П.Чехов. «Дуэль».)

Термин “внутренняя речь” трактуется в лингвистике довольно широко, а именно как “общее определение всех непроизнесенных мыслей”. Традиционно выделяют два вида внутренней речи: внутренний монолог и внутренний диалог.
Внутренняя речь как стилистический прием создания художественного образа отражает особенности внутренней речи как формы мышления Ее физическая сторона в отличие от внешней речи сводится к необходимому минимуму: смысл доминирует над значением слов и начинается процесс мысли “свертками” — свернутыми образами, которые раскрываются, развертываются при выходе во внешнюю речь. Переход к внутренней речи в тексте обусловливается зачастую особым эмоциональным состоянием персонажа, сосредоточением его мысли на одном объекте. Его речь как будто перестает успевать за мыслью. Все это находит выражение в особом “рубленом” синтаксисе внутренней речи, где преобладают вопросительные и восклицательные структурно-семантические типы предложений.
Повесть “Дуэль” почти лишена яркого света, но пронизана настроением обреченности. В редких эпизодах (сцена пикника) природа предстает в своем монументальном величии, полном красок (“горы бурые, розовые, лиловые, дымчатые или залитые ярким светом”). Пейзаж контрастирует с ничтожностью людей, их переживаниями, подготавливает надвигающуюся трагедию; спроецированная на человека природа отражает хаос чувств, переполняющих его, разбросанными камнями, вывороченными с корнем деревьями как бы изображая возможный финал жизни героев.
Сценой пикника Чехов метафорически подготавливает читателя к развязке цепи обманов, показывает глубину физического и духовного падения героев. Наталья Федоровна как никогда счастлива, истерическое ощущение своей воздушности, легкости, красоты переполняет ее, даже начинает казаться, что она бабочка (в символике Чехова — это “бабочка, летящая на огонь”). Героиня из потемок завороженно смотрит на огонь, отделенная от него страхом и темнотой. Именно здесь, на горе, происходят отвратительно пошлые объяснения с любовниками. Огонь как символ очищения, тепла собирает вокруг себя людей: дьякона (“Боже мой, как хорошо! — подумал он. — Люди, камни, огонь, сумерки. ”), фон Корена, Лаевского. Тени их блуждали рядом, “дрожали на горе, на деревьях, на мосту”, как бы сближая их, скрашивая антагонизм характеров, образа жизни. У костра намечаются трагедии Лаевского и Натальи Федоровны — людей, далеких от природы, не понимающих огонь, живущих в сумерках своих заблуждений. Они произносят фразы, диссонирующие со всеобщим настроением единения с природой, светом. Они говорят о том, что их совсем не волнует: о страданиях народа, совсем не к месту цитируют Пушкина. И всю нелепость их поведения высвечивает костер, но это уже не символ единения людей. Это огонь аутодафе, карающий беспощадно, и фигура грешника Лаевского освещена его пламенем: “. в спину ему бил жар от костра, а в грудь и в лицо — ненависть фон Корена”.
Лаевский и Наталья Федоровна — страдальцы, полные противоречий, — находятся в мире, ими же созданном: детализированно выписанный рассказчиком, он представляет собой “темные, душные комнаты”, где “тесно и страшно”, и только робкое пламя свечи освещает этот мир, да огни парохода или красный фонарь лодки вселяют зависть к “чужому покою”.
Лаевский не снимает с себя вину за содеянное, он искренне страдает, понимая, что преступление нельзя искупить, разве что возвратить все назад, заменить ложь, праздность, скуку правдой, трудом, радостью; вернуть “чистоту тем, у кого взял ее”, найти Бога и справедливость. Его рассуждения развиваются по некоей вертикали от земли к небу, завершаясь там, где должен быть Бог — его звезда, тусклая звезда, “которую он столкнул с неба. и след ее смешался с ночной тьмой”. Внутренние монологи героя строятся на контрастах, обобщенным выражением которых становится борьба света и тьмы.
Однако для писателя необходимо прежде всего прозрение и покаяние персонажа, осознание им вины, открытие в себе “тусклой звезды”, которая “не закатилась”. Именно ее, “звезду Лаевского”, наблюдает “смешливый” дьякон, направляющийся подглядывать дуэль: “. на черном небе кое-где показались мутные пятна (не тучи, а именно пятна, так как небо перед дуэлью — отражение измученной души Лаевского, цвет которой не черный, а нечистый), и скоро выглянула одна звезда и робко заморгала своим одним глазом”. Ночная картина перед дуэлью с некоторыми изменениями воссоздает пейзаж стихотворения Лермонтова “Выхожу один я на дорогу. ”. В символической структуре повести можно обнаружить несколько зарисовок, пейзажных образов, бессознательно заимствованных Чеховым.
Лаевский прощен, и как вердикт о помиловании возникает цветовой образ, неестественный для мира сумерек и потемок, в котором раньше жил герой. “Зеленые лучи” солнца — символ прощения, искупления грехов и заблуждений. Происходит расширение сферы пребывания Лаевского в мире, осуществляется акт его реабилитации природой. Прощение происходит на нескольких уровнях. Образ “зеленого луча” повторяется в повести три раза, каждый раз усиливая трагическое состояние Лаевского. Но вот наступает первое утро его возрожденной жизни, и хотя герой чувствует, что странно воскрес из мертвых, он возвращается с кладбища, на котором символически похоронен прежний Лаевский. Обновленный человек приходит в мир, и природа празднично смотрит на это появление: “. теперь дождевые капли, висевшие на траве и на камнях, сверкали от солнца, как алмазы, природа радостно улыбалась, и страшное будущее оставалось позади”. И все в этом мире наполнено радостью открытия, светом, незнакомыми предметами, всему нужно научиться — любить, говорить, радоваться, работать.
Разрозненные хаотичные мысли героев, выраженные языком естества, обретают очертания столь желаемой гармонии индивидуальных импульсов и универсальных надвременных устремлений, позволяя персонажам приобщиться к этической терминологии мира, определить для себя ценность постоянного и упорядоченного духовного бытия.

Читайте также:
Сочинение по пьесе Островского «Бесприданница» 2: сочинение

Роль внутреннего монолога в создании характера героя. (По одному из произведений русской литературы XIX века.)

Центральное место в драме «Гроза» занимает образ Екатерины. Главное, что выделяет ее из среды русских женщин того времени, это вольнолюбие, та любовь к свободе, которую никому не удалось задушить. Моральную чистоту, красоту русской женщины из народа ее ненависть к деспотизму и стремление к свободе, ее способность не только терпеть, но и

отстаивать свои человеческие права воплотил Островский в образе Катерины.

Катерина росла под крылом нежно любящей ее матери. «Маменька во мне души не чаяла, наряжала меня, как куклу… Что хочу, бывало, то и делаю», – рассказывала она

Варваре. С детства знала Катерина нежность, ласку, заботу. Природа наделила ее умом, горячим сердцем. Окружающие ее условия привили и развили в ней серьезное отношение к жизни, чувство красоты твердость характера, влечение к свободе.

Живя в окружении трудового народа, Катерина впитала в себя основные черты народного характера: честность, правдивость, искренность, прямоту в отношениях с людьми.

Катерину, вопреки ее воле выдали замуж за бесхарактерного сына купчихи Кабанихи. Подчинясь родительскому приказу, Катерина искренне думала выполнить долю любящей жены, хотя любви к Тихону у нее не было. После привычной воли и ласки в родительском доме она попала в обстановку грубого и грозного окрика, затаенных слез, рабской покорности и обмана. И из родного дома, где она жила, «точно птичка на воле», принесла Катерина в это мрачное царство произвола Кабановых, любовь к свободе.

Катерина чувствует в себе силу к воле, счастью и часто мечтает о полете.

«Отчего люди не летают!» – и ей хочется летать. Поэтому Катерине особенно ненавистно заточение, неволя.

Жизнь в доме свекрови, которая мучает ее бесконечными придирками, тиранит и уничтожает, становится тяжелой.

Катерина поняла, что Тихон жалкий, забитый, трусливый человек, который не сможет защищать свою жену. Принять покорно порядки «темного царства» она не может, а молчать, обманывать, прикидываться – это не в ее характере.

Читайте также:
Оценка характера Катерины Кабановой (героини пьесы Гроза А.Н.Островского) по статье Н. А. Добролюбова Луч света в темном царстве: сочинение

В эту пору в городе появился приехавший из Москвы племянник Дикого – Борис. Он резко отличается от всех и по развитию, и по внешнему виду, и по манерам. Катерина полюбила его. В ней проснулось чувство любви, которое помогло ей осознать себя человеком, имеющим право на любовь, счастье. Катерина тайно встречается с Борисом. Она тяжело переживает измену мужу, страдает оттого, что ей приходится идти на обман. Обманывать – то я не умею, скрыть-то ничего не могу» – говорит она Варваре. Правдивая, честная и решительная Катерина нашла в себе силы признаться во всем мужу. После этого жизнь для нее в доме Кабановых становиться невыносимой. Все в темном царстве» ей противно. Что же ей делать? Уйти от Кабановых нельзя – все равно вернут. Этот уход не одобрили бы и ее родители – вернули бы в дом мужа. Остаться жить – значило бы для Катерины смириться с порядками в доме свекрови, значило подавить свои чувства, проститься навеки со свободой и стать послушной рабой деспотичной Кабанихи. Она не хотела себя принести в жертву. Побороть мир самодуров Катерина не могла. И, не смирясь перед произволом и насилием, а протестуя против него всеми силами, она уходит из жизни.

Катерина поняла, что «жить в темном царстве хуже смерти», и предпочла этому смерть. В ее положение смерть была выражением не слабости, не покорности, а ненависти к гнетущим порядкам, выражением силы и смелости героини. Гибель Катерины – страстный призыв к освобождению от угнетающей действительности, призыв к борьбе за человеческие права. Своей гибелью она возвещала приход новых порядков, возникновению в народных массах движения протеста.

Образ Катерины свидетельствует о том, что внутри «темного царства», то есть в среде униженных и обездоленных, появляются активные силы, которые не хотят мириться с несправедливостью. Драма «Гроза» явилась беспомощным приговором крепостнической России.

А. Н. Островского по праву считают отцом русской бытовой драмы, русского театра. Он открыл для русского театра новые горизонты, новых героев, новый тип отношений людей. Его перу принадлежат около 60 пьес, из которых наиболее известны такие, как «Бесприданница», «Поздняя любовь», «Лес», «На всякого мудреца довольно простоты», «Свои люди — сочтемся» и, конечно, «Гроза».

Пьеса «Гроза» была названа А. Н. Добролюбовым самым решительным произведением, так как «взаимные отношения самодурства и безгласности доведены в ней до трагических последствий…». Действительно, пьеса переносит нас в маленький волжский городок Калинов, который не был бы ничем примечателен, если бы в глубине его патриархальности не возникли бы проблемы, которые можно отнести к ряду проблем общечеловеческих. Духота — вот главное, что определяет атмосферу города. И драматург очень точно передает нам состояние души людей, вынужденных провести свою жизнь в этой атмосфере.

Читайте также:
Луч света в темном царстве (по пьесе А. Н. Островского Гроза): сочинение

Второстепенные персонажи в пьесе не только образуют фон, на котором разворачивается личная драма Катерины, главной героини произведения. Они являют нам разные типы отношения людей к своей несвободе. Система образов в пьесе такова, что все второстепенные персонажи образуют условные пары, и лишь Катерина одинока в своем истинном стремлении вырваться из-под гнета «самодуров».

Дикой и Кабанова — люди, которые держат в постоянном страхе тех, кто от них хоть как-то зависит. Добролюбов очень метко назвал их «самодурами», так как главный закон для всех — их воля. Не случайно они относятся друг к другу весьма уважительно: они одинаковы, только сфера влияния разная. Дикой распоряжается в городе, Кабаниха — в своей семье.

Постоянной спутницей Катерины является Варвара, сестра ее мужа Тихона. Она главный оппонент героини. Главное ее правило: «Делай что хочешь, только бы все шито да крыто было». Варваре не откажешь в уме и хитрости; до замужества ей хочется везде успеть, все попробовать, потому что она знает, что «девки гуляют себе, как хотят, отцу с матерью и дела нет. Только бабы взаперти сидят». Варвара прекрасно понимает суть отношений между людьми в их доме, но не считает нужным бороться с матушкиной «грозой». Ложь для нее — норма жизни. В разговоре с Катериной она прямо говорит об этом: «Ну а без этого нельзя… У нас весь дом на этом держится. И я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало». Варвара приспособилась к темному царству, выучила его законы и правила. В ней чувствуется властность, сила, желание обманывать. Она, по сути, будущая Кабаниха, ведь яблоко от яблони недалеко падает.

Дружок Варвары, Иван Кудряш, ей под стать. Он единственный в городе Калинове, кто может ответить Дикому. «Я грубиян считаюсь; за что же он меня держит? Стало быть, я ему нужен. Ну, значит, я его и не боюсь, а пущай же он меня боится…» — говорит Кудряш. В разговоре он ведет себя развязно, бойко, смело, хвастает своей удалью, волокитством, знанием «купеческого заведения». Он тоже приспособился к самодурству Дикого. Больше того, можно даже предположить, что из Кудряша мог бы получиться второй Дикой.

В конце пьесы Варвара и Кудряш покидают «темное царство», но означает ли этот побег, что они полностью освободились от старых традиций и законов и станут источником новых законов жизни и честных правил? Вряд ли. Они, скорее всего, будут сами пытаться стать хозяевами жизни.

Пару составляют и двое мужчин, с которыми была связана судьба Катерины. Их можно с уверенностью назвать истинными жертвами «темного царства». Так муж Катерины Тихон — безвольное, бесхар

Конечно, Катерина не может любить и уважать такого мужа, а душа ее жаждет любви. Она влюбляется в племянника Дикого, Бориса. Но полюбила его Катерина, по меткому выражению А. Н. Добролюбова, «на безлюдье», ведь по сути своей Борис мало чем отличается от Тихона. Разве что более образованный да, как и Катерина, не всю жизнь провел в Калинове. Безволие Бориса, его желание получить свою часть бабушкиного наследства (а получит ее только в том случае, если будет почтителен с дядюшкой) оказались сильнее, чем любовь. Катерина с горечью говорит о том, что Борис, в отличие от нее, свободен. Но свобода его — разве что в отсутствии жены.

Кулигин и Феклуша тоже образуют пару, но здесь уже уместно говорить об антитезе. Странницу Феклушу можно назвать «идеологом» «темного царства». Своими рассказами о землях, где живут люди с песьими головами, о грозе, которые воспринимаются как неопровержимые сведения о мире, она помогает «самодурам» держать людей в постоянном страхе. Калинов же для нее — благословенная Богом земля. Механик-самоучка Кулигин, отыскивающий вечный двигатель, — полная противоположность Феклуше. Он деятелен, одержим постоянным желанием сделать что-то полезное для людей. В его уста вложено осуждение «темного царства»: «Жестокие, сударь, нравы в нашем городе, жестокие… У кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег нажить…» Но все его благие намерения наталкиваются на толстую стену непонимания, безразличия, невежества. Так, на попытку поставить на дома стальные громоотводы он получает яростный отпор Дикого: «Гроза-то нам в наказание посылается, чтобы мы чувствовали, а ты хочешь шестами да рожнами какими-то, прости Господи, обороняться».

Кулигин, пожалуй, единственный, кто понимает главную героиню, не случайно именно он произносит обвинительные слова в финале пьесы, держа на руках тело мертвой Катерины. Но и он не способен на борьбу, так как тоже приспособился к «темному царству», смирился с такой жизнью.

Читайте также:
Душевная драма Катерины в пьесе А. Н. Островского Гроза: сочинение

И наконец, последний персонаж — полусумасшедшая барыня, которая в самом начале пьесы предрекает гибель Катерине. Она становится олицетворением тех представлений о грехе, которые живут в душе воспитанной в патриархальной семье религиозной Катерины. Правда, в финале пьесы Катерине удается преодолеть в себе страх, ибо она понимает, что всю жить лгать и смирять себя — грех больший, чем самоубийство.

Второстепенные персонажи, как уже было сказано, — это фон, на котором разворачивается трагедия отчаявшейся женщины. Каждое действующее лицо в пьесе, каждый образ — деталь, позволяющая автору как можно точнее передать обстановку «темного царства» и неготовность большинства людей к борьбе.

В пьесе А. Н. Островского «Гроза» значительное место отводится природе. Само название драмы обозначает яркое и сильное природное явление. Названием своего произведения Островский словно подчеркивает, что природа имеет сильнейшее влияние на человеческую жизнь.

Также огромная роль в пьесе принадлежит описанию природы. Пейзаж у Островского является не только фоном, на котором разворачиваются все события, он как бы предстает живым действующим лицом, наравне с остальными персонажами участвующим в совершающихся событиях.

В пьесе «Гроза» перед читателем предстают великолепные картины природы. Город Калинов расположен на великой русской реке Волге. Образ свободолюбивой и прекрасной реки противопоставляется удушающей атмосфере города, в которой нет ничего живого, все устаревшее, мрачное, закостенелое. Красота природы действует на человека, завораживает его своей силой и красотой. И каким же ничтожным начинает чувствовать себя человек по сравнению с сильной рекой, могучей и девственной природой!

Красота природы существует независимо от желания человека, но она всячески влияет на его сознание, напоминает ему о вечном. Наблюдая за красотой и жизнью природы, человек понимает, что его повседневные, такие мелкие и несущественные проблемы кажутся совершенно незначительными по сравнению с этим гордым и молчаливым великолепием. Рядом с природой сердце человека словно оживает, начинает острее чувствовать радость и горе, любовь и ненависть, надежды и радости.

Катерина — натура мечтательная. Все ее светлое, жизнерадостное детство было связано с природой. Когда девушка говорит о своем детстве, она в первую очередь вспоминает любимую мать, души в ней не чаявшей, и уход за любимыми цветами, которых у Катерины было «много-много». Также Катерина очень любила прогулки по саду. Сад — это живая природа в миниатюре. Катерина вспоминает о своем детстве, глядя на прекрасный пейзаж. Естественная красота окружающего мира гармонично переплетается с самой речью девушки, с речью живой, образной, эмоциональной. В произведении сам образ Катерины тесно связан с окружающей природой.

Но далеко не все герои Островского обращают внимание на эту красоту. Например, Кулигин говорит, что не может наглядеться на нее в течение всей своей жизни. Также с большим удовольствием любуется красотой природы Катерина. Она выросла на Волге и с детства любит все, что связано с этой рекой и природой вокруг.

Но для большинства персонажей пьесы природа совершенно не важна Например, Кабаниха и Дикой на протяжении всей драмы ни разу не выразили восхищения красотой окружающего мира. На фоне окружающей природы и Дикой, и Кабаниха выглядят особенно жалкими. Не случайно они боятся природы и ее проявлений, например воспринимают грозу как наказание свыше. На самом деле гроза является благом для маленького города, погрязшего в пошлости, раболепстве и жестокости. Гроза как природное и как социальное явление смывает пелену ханжества и лицемерия, которой прикрывались до сих пор горожане.

Чувство любви неразрывно связано с красотой трепетной природы вокруг. Очень часто встреча влюбленных происходит на фоне красивого пейзажа. Встреча Катерины и ее возлюбленного происходит чудесной летней ночью. Природа вокруг живет и радуется, и кажется, что ей нет никакого дела до людской жизни.

Катерина признается в совершенном преступлении, то есть в своей любви, тогда, когда разразилась гроза. Стихийное природное явление удивительным образом гармонирует с чувствами поруганной и униженной женщины. Во время признания Катерина находится в полуразрушенной церкви. Из всех фресок уцелела лишь картина ада.

Катерина чувствует себя глубоко несчастной, совершившей преступление грешницей, она уже ненавидит себя и свой поступок. В это время пошел дождь, который словно старается смыть всю грязь с человеческих отношений, чтобы они предстали в своей первозданной чистоте.

Катерина решает свести счеты с жизнью. В этом ей помогает любимая с детства река Волга. Девушка бросается в волны реки, чтобы навсегда избавиться от людской жестокости, ненависти и лицемерия. Она не может жить среди людей, но природа остается на ее стороне.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: