Мир природы в лирике Б. Л. Пастернака: сочинение

Неразрывная связь жизни человечества и природы в поэзии Б. Л. Пастернака

Школьное сочинение

Мы крепко связаны разладом,

Столетья нас не развели.

Я волхв, ты волк, мы где-то рядом

В текучем словаре земли.

Поэзия Бориса Пастернака во многом сложна и неоднозначна. В ней нет легких и простых мыслей, нет прозрачных образов, привычных тем. Так, например, в стихотворения о любви он нередко включает философские размышления о жизни, о человеческом предназначении. Или рисуя историю, прослеживая судьбу отдельного героя, связывает его жизнь с огромным миром, с жизнью всей планеты. Связь поколений и миров, часто присутствующая в произведениях Пастернака, оправдывает восприятие времени как единого для Вселенной вообще. Равенство всех предметов и существ мира в ней наиболее очевидно представляется после знакомства со стихотворением “Сестра моя— жизнь”:

Что в мае, когда поездов расписанъе

Камышинской веткой читаешь в купе.

Оно грандиозней Святого писанъя

И черных от пыли и бурь канапе.

Это стихотворение — концентрация мироощущения лирического героя: равенство человека и жизни, человека и мира, жизни и мира выводит на восприятие солнца, которое, “садясь, соболезнует мне”. Равенство предметов мира идет из взгляда на все сотворенное кем бы то ни было, как имеющее одинаковые права на существование. Вещь сотворена, и, следовательно, вместе со своим возникновением она вошла в историю и стала равна ей.

Естественно, в неразрывной связи с окружающим миром выступает и природа, составляющая одну из главных тем поэзии Б. Пастернака. У поэта мы не встретим определенно пейзажных стихотворений.

Говоря о творчестве Б. Пастернака, В. Альфонсов отмечал, что “стихи о природе у него много шире и емче по содержанию. Природа, в сущности, — один из образов, даже синонимов жизни”. Так, природа, как реальное проявление жизни мира, встречается в стихотворении “Плачущий сад”. Здесь виден очень интересный переход от описания сада к душевному миру самого лирического героя:

Ужасный! — капнет и вслушивается,

Все он ли один на свете.

Мнет ветку в окне как кружевце,

Если есть свидетель,

К губам поднесу и прислушаюсь,

Все я ли один на свете.

Жизнь в природе — единственная форма существования, в ко торой лирический герой ощущает себя способным к действию, при рода становится средством приобщения к истории. То же смещение образного восприятия лирического героя заметно и в стихотворениях “Зеркало”, “Девочка”:

Дорожкою в сад, е бурелом и хаос

К качелям бежит трюмо.

Огромный сад тормошится в зале

В трюмо — и не бьет стекла.

Отождествление себя с садом становится для лирического героя средством самовыражения: сад, как мир, характеризуется общностью существующей в нем жизни:

Из сада с качелей.

Вбегает ветка в трюмо!

Родные, громадные, с сад,

А характером — сестра!

Пастернак прекрасно осознавал сложность собственной поэзии. Поэтому он часто давал своим стихотворениям “разъясняющие” заглавия— “Март”, “Август”, “Бабье лето”, “Зимняя ночь”, “Февраль. Достать чернил и плакать. ” и многие другие. Поэт наделяет природу человеческими чертами, утверждая мысль о том, что человек является всего лишь частью Вселенной, частью природы. М. Эпштейн писал: “Ни у кого природа не одушевлена так, как у Пастернака; причем у нее душа озорницы, проказницы, движения которой суматошны и порывисты”. И действительно, картины природы у поэта не просто одушевлены, они предстают как неотъемлемая часть человеческой жизни. В ней, как и в самой жизни, преобладают сумятица, непостоянство, хаос. В ней — точно так же покой, тишина и красота сменяются шумом, порывом ветра, дисгармонией. А потом снова — умиротворение и благодать:

За окнами давка, толпится листва,

И палое небо с дорог не подобрано.

Все стихло. Но что это было сперва!

Теперь разговор уж не тот и по-доброму.

Сначала все опрометью, вразноряд

Ввалилось в ограду деревья развенчивать,

И попранным парком из ливня — под град,

Потом от сараев — к террасе бревенчатой.

Теперь не надышишься крепью густой.

А то, что у тополя жилы полопались,—

Так воздух садовый, как соды настой,

Шипучкой играет от горечи тополя.

Природа и человек постоянно, почти во всех произведениях поэта, идут рядом, перевоплощаются друг в друга, отражают общую душу мироздания. Но особенно ярко слияние образа природы с миром человеческой души прослеживается в стихотворении “Март”. В первый месяц весны вся природа пробуждается ото сна. Просыпается и полной грудью вдыхает новые силы и человек.

Солнце греет до седьмого пота,

И бушует, одурев, овраг,

Как у дюжей скотницы работа,

Дело у весны кипит в руках.

Весна сравнивается здесь с “дюжей скотницей” неслучайно. Этот образ является неким символом силы, здоровья, трудолюбия. В то же время скотница — это реальный человек, простая труженица, всю жизнь свою проводящая рядом с природой, в ее непосредственном окружении. Таким образом, автор вплотную приближает человека к природе, а природу — к человеку. И жизнь, которой подчинено все вокруг, проникает в каждый уголок этого мира. Цветением жизни, весной охвачены и природные явления, и атрибуты человеческого быта:

Читайте также:
Тема поэта и поэзии в лирике Б. Пастернака: сочинение

Настежь все, конюшня и коровник,

Голуби в снегу клюют овес,

И всего живитель и виновник, —

Пахнет свежим воздухом навоз.

Будучи единым целым с окружающим миром, человек только в природе ощущает родственную душу, чувства которой созвучны его собственным настроениям. Радость, надежда, вдохновение или боль, тоска, одиночество — все эти чувства одинаково присущи как миру природы, так и человеческой душе. Так, в стихотворении “Бабье лето” мы видим постепенное угасание летнего тепла, летних ярких красок. Вместе с гибелью лета человек также впадает в уныние и грусть. Неминуемый приход мертвой зимы соотносится с душевным состоянием человека, лишенного счастья жизни, измученного, обреченного на безрадостное существование. Его жизнь, как проселочная дорога, “спускается в балку”:

Что глазами бессмысленно хлопать,

Когда все пред тобой сожжено,

И осенняя белая копоть

Паутиною тянет в окно.

Б. Пастернак обладал уникальной способностью “подсмотреть” в природе те состояния, которые сопутствуют любым переменам в мире. Ведь всякий рост, любое развитие всегда связаны с усилием, иногда — болезненным, после которого все предстает в совершенно другом обличье. После болезни человек возрождается, становится сильнее. Так же после долгой зимней спячки, после длительного забытья начинает гореть новыми красками и природа:

И блестят, блестят, как губы,

Не утертые рукою,

Всеобщая взаимосвязь и взаимообусловленность, взаимоподчиненность всех составляющих мироздания отражается не только в простых и естественных, “бытовых”, повседневных отношениях природы и человека. Через образы природы Пастернак дает и определение поэзии: “Это — ночь, леденящая лист, это — двух соловьев поединок. “

Не спи, не спи, художник,

Не предавайся сну.

Ты — вечности заложник

У времени в плену, —

призывает поэт в стихотворении “Ночь”. Творчество и природа сливаются воедино, потому что и то и другая по сути являются средствами постижения мира, постижения человеческой жизни. Именно поэтому Пастернак заявляет, что он стихи разбил бы, как сад, внес бы в них “дыханье роз, дыханье мяты, луга, осоку, сенокос, грозы раскаты”. “Божьим миром” называл Борис Пастернак мир природы, окружающий мир, кипящий настоящими страстями, живущий настоящими чувствами, изменчивый и непостоянный, как душа человека. И человек — Божье творение — тоже является частью этого мира. Но он также несет этот мир в себе, в своем сердце. Поэтому провести грань между природой и человеком невозможно. Как невозможно провести грань между человеком и самой жизнью. И даже само мироздание — “лишь страсти разряды, человеческим сердцем накоплено”.

Тема природы в лирике Б. Пастернака

Скачать сочинение
Тип: Анализ творчества поэта/писателя

Творчество Бориса Пастернака многообразно и самобытно. У этого поэта имеется своя точка зрения, своя трактовка всех основных жизненных явлений. Поэтому нам так интересно читать произведения этого художника, соглашаясь или не соглашаясь с ним. В любом случае, это обогащает нас опытом, делает богаче и мудрее.

Тема природы занимает одно из главных мест в творчестве Б. Пастернака. Поэт своеобразно изображает мир природы и взаимоотношения человека с ней. Этот мир необычен, сложен и многообразен. Вспомним хотя бы такие произведения Пастернака, как «Февраль. Достать чернил и плакать!», «Ландыши» и другие.

В стихотворении «Февраль. Достать чернил и плакать!» лирический герой передает свое предоощущение весны как всемирной жажды обновления жизни. В этой прелестной лирической миниатюре окружающий мир представлен звучащим на многие лады. Здесь и плавность, и шуршание, и грохот природы (клик колес, грохочущая слякоть, шум ливня, «ветер криками изрыт» и т.д.) Все это звуки приближающейся весны. Здесь поэт очень удачно, на мой взгляд, использует прием звукописи: пролетка – ливень – слезы; колеса – клик – слякоть – слагаются – лужи.

В данном стихотворении большое место занимают черные (темные) оттенки цвета («весною черною горит», «обугленные груши», «чернеют проталины»). Но они не кажутся мрачными, так как передают динамику прихода весны. Поэтому здесь черный цвет ассоциируется с цветом показавшейся из-под снега земли. Получается, что черные краски в этом стихотворении являются символом обновления жизни.

Стихотворение начинается с назывного предложения: «Февраль». Это слово ассоциируется с вьюгой, поземкой, холодом, морозом, ветром, а также с февральской лазурью. То есть оно связано с ощущением скорой весны и таянием снега. Таким образом, уже первое предложение в стихотворении заявляет о приближении самой молодой поры года.

В композиции этого произведения, на мой взгляд, можно выделить внутренний и внешний планы. Внешний – это образ приближающейся, во всем чувствующейся весны. Внутренний план повествует о процессе пробуждения поэзии. Лирический герой, прорвавшись в мир обновляющейся жизни, обретает способность «слагать стихи», «писать о феврале навзрыд». При этом в произведении усиливаются и нарастают чувства, ощущения, переживания. Природа и поэзия уравниваются. Поэзию творит включение поэта в мир живой природы.

В1927 году Б. Пастернак пишет стихотворение «Ландыши», вошедшее в его сборник «Поверх барьеров». При произнесении названия этого произведения возникают ассоциации: ландыш серебристый, душистый, «светлого мая привет». В мыслях рисуется хрупкость, чистота, стройность, изящество этого весеннего цветка.

Читайте также:
Стихотворение Б. Л. Пастернака Про эти стихи (восприятие, истолкование, оценка): сочинение

Однако, перечитывая текст Пастернака, убеждаешься, что таких ассоциаций у поэта нет. Стихотворение начинается с неполного предложения: «С утра жара». Образ жары усиливается в последующих строках первой строфы: «грузный полдень», «потное плечо», «жары нещадная резня». Образ жары создается с помощью эпитетов, метафор, а также звукописи. Как эхо, повторяются звуки слова «жара» и сходные с ними: грузный полдень, жары нещадная резня. Поэт гиперболизирует этот образ, усиливает его, используя в первой и второй строфах такие глаголы и глагольные формы, как «хряснет», «обламываясь», «рухнет».

В третьей и четвертой строфах стихотворения мы наблюдаем метафору «жары нещадная резня» и сравнение «Весна здесь сказочна, как Углич». Эти тропы связаны между собой ассоциативно: вид березок напоминает красавиц Древней Руси, а также древнерусскую архитектуру с ее белоснежными свечками соборов под золотыми и зелеными куполами. Совсем, как в Угличе.

В четвертой строфе уже чувствуется присутствие лирического героя. Он способен всмотреться и насладиться миром, укрывшим его от жары. Природа позволяет всматриваться в себя бесконечно:

И вот ты входишь в березняк,

Вы всматриваетесь друг в дружку.

Более того, внимательному наблюдателю природа открывает свои тайны. В этом состоит ее удивительное чудо:

Но ты уже предупрежден.

Вас кто-то наблюдает снизу:

Сырой овраг сухим дождем

Росистых ландышей унизан.

Такое олицетворение помогает автору подчеркнуть, что природа тоже ждет встречи с человеком, прислушивается и присматривается к нему. Таким образом, в стихотворении показан путь человека к природе.

Осмысление лирики Пастернака, посвященного природе, позволяет нам увидеть, что все его стихотворения глубоко философичны. Они не просто раскрывают красоту русской природы, ее тайны. Эти произведения показывают взаимоотношения и взаимопроникновения природы и человека друг в друга, результатом которого является творчество. Природа для лирического героя – мастерская, где «производится чудо».

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Природа в поэзии Б. Пастернака

Лирический герой Пастернака постоянно обращается к природе. И понимание лирического героя было бы неполным без понимания значения природы в поэзии Пастернака. Лихачев Лихачёв Д.С. Размышления над романом Б.Л. Пастернака “Доктор Живаго”. // Новый мир. 1988, №1. писал: “Начиная с детских воспоминаний и до последний дней, он [Пастернак] всегда видел мир в своей поэзии, лирической и традиционной прозе, в красках и линиях”.

В изображении природы с особой силой проявился стихийно-игровой дар Б. Пастернака, тяготеющего к моментальной и бурной смене впечатлений, сплетению разнокачественных образов и ассоциаций. В природе, как ее видит поэт, преобладает беспорядок, свежий хаос, наплыв безудержных влечений, хлещущих через край. Это скорее беспрестанная игра, веселая и дерзкая: воздух “шипучкой играет от горечи тополя”; во время снегопада “крадучись, играя в прятки, // Сходит небо с чердака”; на море, поднятые ветром “барашки грязные играли”; “сколько надо отваги // Чтоб играть на века, // Как играют овраги, // Как играет река” (“После дождя”, “Снег идет”, “Вакханалия”).

Ни у кого природа не одушевлена так, как у Пастернака; причем у нее душа озорницы, проказницы, движения которой суматошны и порывисты: “вырывается весна нахрапом”, “за окнами давка, толпится листва”, “сад тормошится”, “рушится степь”. У Пастернака, при отсутствии наружного сходства, очеловечиваются сами действия, повадки природы – своенравной, бесчинной, неугомонной (“Небо в бездне поводов, // Чтоб набедокурить” – “Звезды летом”, 1922).

Любимые пастернаковские образы – мелкие дробные части природы: ветки, почки, капли, льдинки, звезды, градинки, снежные капельки, стручки гороха, все, что сыплется, брызжет, катится, шевелится, трепещет, воплощая неусыпное кипение жизни (“Ты в ветре, веткой пробующем.”, “Душистою веткою машучи.”, “Определение поэзии”, “Давай ронять слова. “). Безусловное первенство в русской поэзии принадлежит Пастернаку по таким мотивам, как дождь и ливень (“После дождя”, “Дождь”, “Лето”, “Счастье”, “Имелось” и др. – всего 15 стихотворений), гроза (“Июльская гроза”, “Гроза моментальная навек”, “Наша гроза”, “Приближенье грозы” и др. – 14 стихотворений). Этим наглядно выражается представление поэта о том, что “кипящее белыми воплями // Мирозданье – лишь страсти разряды, // Человеческим сердцем накопленной” (“Определение творчества”, 1922): дождь и гроза, в соответствии с древними мифологическими представлениями, знаменуют страстное, оплодотворяющее соединение земли и неба, их священный брак.

Отсюда же и тяга поэта к образам сада и соловья с их предельным напряжением жизненных сил, рвущихся наружу цветением и пением – “всей дрожью жилок” (“Как бронзовой золой жаровень.”, 1913; “Плачущий сад”, 1922; “Ты в ветре, веткой пробующем.”, 1922; “Здесь прошелся загадки таинственный ноготь.”, 1923; “Во всем мне хочется дойти.”, 1956).

По количеству стихотворений, посвященных временам года и отдельным месяцам, Пастернак также занимает первое место в русской поэзии. Как никто, он чувствителен к смене дней, к продленному мгновенью – “и дольше века длится день”; характерны для него “сезонные” и “суточные” названия, приурочивающие пейзаж к определенному моменту времени (“После дождя”, “Зазимки”, “Единственные дни”, “Кремль в буран конца 1918 года”, “Январь 1919 года”, “Февраль. Достать чернил и плакать.”, “Март”, “Июль”, “Август”). Хотя “зимних” стихотворений у Пастернака больше, чем “летних” (18 и 12), именно последние резче выделяют его на фоне преобладающих зимне-осенних мотивов русской поэзии (так, на 139 стихотворений, посвященных зиме, и 170 – осени, лишь 41 – лету). Тонкая поэтическая интуиция тепла, жара, по летнему распаренного и “растрепанного” состояния природы (“В лесу”, “Лето”, “Летний день”, “Когда разгуляется” и др.) сказалась и в стихах, посвященных Югу, Кавказу, Грузии (“Мчались звезды. В море мылись мысы.”, “Волны”, “Пока мы по Кавказу лазаем.”, “Путевые записки”). Выделяет Пастернака и его сравнительно редкое в отечественной поэзии пристрастие к морю, к этому “допотопному простору”, единственному, чему “не дано примелькаться” (“Девятьсот пятый год”, “Тема”, “Вариации” и др.).

Читайте также:
Интеллигенция в революции (по роману Б. Пастернака Доктор Живаго): сочинение

Новое у Пастернака – и те образные ряды, с которыми он сопрягает природу, впуская ее в будничность и простоту повседневной жизни: вьюга “вяжет из хлопьев чулок”, “пыль глотала дождь в пилюлях”, “сто слепящих фотографий ночью снял на память гром”, “зари вишневый клей” и пр. (“храм”, “ладан”), “животных” у С. Есенина (“теленок”, “лягушка”), “физиологических” у В. Маяковского (звезды – “плевочки”, солнце – “ранка”, небо – “распухшая мякоть”).

Одна из своеобразнейших черт пастернаковского видения природы – стремление определить через нее сущность поэзии и вдохновения (“это – щелканье сдавленных льдинок”, “внезапные, как вздох, моря”, “ты – лето с местом в третьем классе” – “Определение поэзии”, 1922; “Так начинают. Года в два.”, 1922; “Поэзия”, 1922; “Про эти стихи”, 1920; “Весна”, 1921-1923; “Определение творчества”; “Давай ронять слова”; “Во всем мне хочется дойти. “). С другой стороны, поэтичность и словотворчество заложены в самой сути природы и составляют еще один устойчивой метафорический ряд (“исписанный инеем двор”, ливень кропает “акростих, // Пуская в рифму пузыри”, “нив алфавиты” – “Двор”, 1917; “Поэзия”; “Любимая, – молвы слащавой.”, 1931; “Зима приближается”, 1943).

Состояние человека, состояние его души почти всегда передается опять-таки через природу:

Февраль. Достать чернил и плакать! Писать о феврале навзрыд, Пока грохочущая слякоть Весною черною горит.

Через состояние природы можно понять любовь лирического героя, таким образом, тема природы присутствует и в любовной лирике Пастернака. Природа у Пастернака наделена чувствами: она любит, страдает, переживает, радуется. Природа у Пастернака постоянно движется, ее жизнь динамична: “активность, изменчивость и динамичность вторгающейся в поэзию действительности – действительности действующей, – подчеркивается поэтом постоянно”. Связь природы и человека очень часто подчеркивается Пастернаком, он считал, что человек – это часть природы. Кроме того, любовь к самой природе видна во всем творчестве Пастернака. Лирический герой Пастернака любуется, восхищается природой всегда, “а иногда не человек глядит на нее, а сама природа смотрит на человека”. Поэт должен жить и творить во имя природы, это его назначение:

Особый вопрос – природа и Бог – связь природы и Господа постоянно подчеркивается Пастернаком, природа имеет божественное начало:

Надо сказать, что у Пастернака тема природы связана и с другими общими вопросами, например, с историей: часто описание природы имеет историческое значение или дается в историческом контексте. Очень важный мотив – мотив революции – связан у Пастернака с темой природы. Основной символ революции у Пастернака – метель (“Кремль в буран конца 1918 года”). Революцию у Пастернака символизирует и поезд, несущийся навстречу природе, незыблемому началу.

Все описания природы у Пастернака всегда детализированы и подробны – это, я думаю, ясно из ранее приведенных отрывков.

Многие стихотворения о природе у Пастернака написаны о прошлом, это воспоминания, не утерявшие своей красоты и свежести. Практически все стихотворения этой темы – это мгновенные зарисовки, поэт старается запечатлеть именно нужный ему момент – талант художника дает о себе знать. Через все творчество Пастернака проходит ощущение волшебства, чуда природы, поэт благодарит небо за свою жизнь и возможность созерцать природу.

Сочинение Пастернак Б.Л. – Разное

Тема: – Природа в поэзии Б. Пастернака

В русской литературе много проникновенных строк посвящено воспеванию родной природы. Единение с природой без свидетелей и соглядатаев придает лирике особую интимность и подлинность. Данная закономерность, безусловно, проявилась в поэзии Б. Пастернака.

От пейзажей Б. Пастернака веет свежестью, ощущением первозданности открывающегося как будто бы впервые мира. По мнению О. Мандельштама, «стихи Пастернака почитать — горло прочистить, дыханье укрепить, обновить легкие: такие стихи должны быть целебны от туберкулеза».

Рассвет расколыхнет свечу,

Зажжет и пустит в цель стрижа.

Да будет так же жизнь свежа! –

Стихи Б. Пастернака о природе — не обычные пейзажные зарисовки. На первый взгляд, он говорит о том же, что и все поэты, — о веснах и зимах, о рассветах и закатах. Но эти стихи — не о жизни природы, а о природе самой жизни — всепроникающей, все заполняющей собою. Жизнь как мощная всеобъемлющая стихия — вот подлинное содержание лирики Б. Пастернака. Именно ее поэт прозревает в смене времен года, в любой картине природы. Она — предмет постоянного удивления и восхищения, и потому так поражают поэта самые обыденные явления:

Читайте также:
Основные мотивы лирики Б. Пастернака.: сочинение

Это, как в прежние времена,

Сдвинула льдины и вздулась запруда.

Это поистине новое чудо,

Это, как прежде, снова весна.

В стихах Б. Пастернака постоянно звучит мысль о жизненности природы. Деревья, травы, облака, ручьи — все свидетельствует о жизни, о ее напряженном биении. И потому все они — носители истины и могут учить человека правде и добру («На свете нет тоски такой, которой снег бы не вылечивал»). И все самое ценное тогда может заключаться в одном кустике:

Когда случилось петь Дездемоне, —

А жить так мало оставалось, —

Не по любви, своей звезде, она, —

По иве, иве разрыдалась.

Когда случилось петь Офелии, —

А горечь грез осточертела, —

С какими канула трофеями?

С охапкой верб и чистотела.

Природа в поэзии Б. Пастернака — не объект описания, а главный герой и двигатель событий. Природа чувствует и мыслит, совершает поступки, обладает характером и психологией. Побывав в Венеции, Б. Пастернак писал: «Итак, и меня коснулось это счастье. И мне посчастливилось узнать, что можно день за днем ходить на свиданья с куском застроенного пространства, как с живой личностью». В его поэзии пейзаж воспринимается как неповторимая, самобытная личность:

И вот ты входишь в березняк.

Вы всматриваетесь друг в дружку.

Стертые, примелькавшиеся олицетворения у Б. Пастернака обретают новую жизнь. Например, мы часто говорим: «дождь идет». А у Б. Пастернака читаем: «Скорей со сна, чем с крыш, скорей забывчивый, чем робкий, топтался дождик у дверей».

У Б. Пастернака природа действительно живет своей жизнью, у нее есть свои симпатии и развлечения: тучи играют в горелки, гром занимается фотографией, ручьи поют романс. У природы есть свое собственное лицо:

И блестят, блестят, как губы,

Не утертые рукою,

Лозы ив, и листья дуба,

И следы у водопоя.

Ощущая природу как уникальную личность, Б. Пастернак не мог не видеть органической связи природы и истории. Отзвуки войны и революции — в целом ряде его пейзажей:

Или пыльным рынком тучи,

Как рекруты, за хутор, поутру,

Брели не час, не век,

Как пленные австрийцы.

Теперь граница между человеком и природой стирается в ощущении бурного и стихийного движения, вихря, напора

Ветер в степи, фыркай, храпи,

Наотмашь брызжи и фыркай!

Что тебе сплин, рокот крапив,

Лепет холстины по стирке.

Природу и историю поэт воспринимает не как сторонний наблюдатель, а как непосредственный участник одного бесконечно длящегося события — события жизни.

Б. Пастернак часто говорил об «одинокой современной душе». Однако сам факт существования стихов Б. Пастернака говорит о том, что эта беда человеческого существования не такая уж непоправимая. Он утверждал единство бытия и своей поэзией открывал человеку глаза на чудо творения.

Интеллигенция и революция в романе Доктор Живаго Пастернака

В 1946-м году Пастернак писал, что начал писать роман, чрезвычайно важный, на его же взгляд, для творчества, для самоопределения внутреннего и народного и одной из тем романа “Доктор Живаго” можно назвать слияние этих двух “определений” в одну как нечто, что не может не существовать вообще и существовать как раздельные единицы. Сам роман полон отсылок к Евангелию, если не сказать, что он сам является одной большой к нему отсылкой. Это важнейший пункт для понимания произведения.

Писатель в своём романе рассматривает революцию под углом обзора её как некой стихии глазами личности в отдельности от идеологий. Революция здесь – не поединок красных и белых, а взгляд человека на бессмысленную, взаимоуничижающую «мясорубку» судеб. Главному герою (Юрию Андреевичу Живаго) не понять, как верно жестокость движет массами, но и не хочет понимать – ему нужно простое человеческое счастье в семье и в любимом деле врачевания. По сути он – антогонист революционной идеи, но, что интересно, -не антогонист самой революции. Вся его природа (природа русского интеллегента) отторгает эту философию.

Поначалу Юрий Живаго видел в потенциале революции как акта даже надежду на преображение, видел в этом нужду общества как организма. Однако Юрий же после происшествия Октября познаёт карикатурность предлагаемых альтернатив теми, кто (её) строил, говоря о невозможности творцов революции “переделать” общественную жизнь” по той простой причине, что само слово “жизнь” (священное понятие, по мнению главного героя) извращено представляется этим творцам и этими творцами, ибо они её по-настоящему не знают и их дерзновенное “покушение” на эту самую жизнь не может в своей сути принести ничего благополучного для народа.

Читайте также:
Анализ стихотворения Б. Пастернака Февраль. Достать чернил и плакать! (1912): сочинение

В биографии Юрия Андреевича есть надрывные, трагедийные факты, давший отпечаток на его характере и на его действиях в рамках романа – самоубийство отца (миллионера, но разорившегося), смерть матери в раннем детстве.

Однако учился Юрий успешно и женился по любви, родился сын. Герой получает профессию, которую любит до глубины души – он врач. Всё складывается идиллично. Впрочем начинается первая мировая война и Юрию Живаго предстоит ехать на фронт.

Автор вкладывает ведущую мысль в уста героини Ларисы о той войне: что она предвосхитила в своём катастрофическом ужасе грядущие испытания для России, несущие в себе некоторый даже апофеоз людской жесткости.

Юрий Андреевич прожил всего-ничего после гражданской войны, ибо всё его существо воспротивилось новому устрою жизни и не смог он под него подстроиться, в отличие от его дворника, например.

Осмысление революции в романе подтверждают философский тезис, выдвинутый Пастернаком, что это кровавая, трагичная полоса ужаса в истории нашего народа, а не «воскресение проклятьем заклеймённых».

2 вариант

В своем произведении Борис Пастернак поднимает, наверное, одну из самых больных тем Российской истории XX века, затронувшую и самого автора. Интеллигенция и революция были противопоставлены друг другу в то нелегкое время, когда тот, кто действовал-оставался в живых, а кто смотрел со стороны – погибал. В своем романе Пастернак выражает свой взгляд на те события и свое отношение к ним от лица доктора Юрия Живаго. Главный герой произведения воспитан в старых традициях царской России, ведет размеренный образ жизни и не желает участвовать во всей неразберихе, но революция не оставляет и его. Для Юрия, проповедовавшего ценности другой эпохи, нравственные и моральные принципы иного склада, революция казалась невообразимой. Он не понимал, как могут люди одного народа безжалостно истреблять друг друга, вести гражданскую войну и преследовать за иные отличные от революционных взгляды. Только услышав о начале всех событий, он с энтузиазмом встречает эту новость, Живого верит в перемены и светлое будущие, но все оборачивается совсем не так, как он мечтал.

Автор показывает два разных типа интеллигенции в романе, одна часть не готова к переменам, не верит, что это происходит в реальной жизни, забивается в угол и ждет своей участи, а другая часть приспосабливается, и не считаясь ни с чем, рвется к власти. История самого доктора складывается трагически, его разлучают с семьей и с родным краем, заставляя жить в новых условиях, что стало для него фатальным. Даже образ его двух жен отражает состояние жизни героя до и во время революции. Антонина-образ прежней размеренной и любимой жизни, где все на своих местах, все правильно и как должно быть, а Лара-образ революции, образ страсти и молодости.

В лице доктора Живого и его семьи видна судьба многих похожих семей того времени. Трагедия одного человека отражает трагедию целого класса людей, которые должны приспособиться к новым порядкам или исчезнуть. Главный герой понимает, что к власти пришли люди, которые не могут править, а интеллигенция слишком долго думала, что делать.

В противовес Живого ставится жесткий и бескомпромиссный Павел Антипов, идущий к своей цели, не оглядываясь ни на что. Антипов готов жертвовать семьей и всем, что ему дорого ради достижения власти. На его примере автор показывает, как развращает власть и к чему такое стремление может привести. Павел сводит счеты с жизнью, не справившись со своими внутренними терзаниями.

Читая роман, можно четко понять, что думал автор об революции, почувствовать его боль и переживания за любимую Родину. Пастернак не делит людей на плохих и хороших, он лишь рассказывает о целом классе людей, которые не хотели жить при новом режиме.

Также читают:

Картинка к сочинению Интеллигенция и революция в романе Доктор Живаго Пастернака

Популярные сегодня темы

Василий Поленов всегда мечтал прославиться как мастер исторической живописи, но по иронии судьбы стал выдающимся пейзажистом. Благодаря Поленову в теме пейзажа появилось множество новых поджанров

Это национальная сказка со множеством понятий, относящих к турецким традициям. К примеру: сааз (музыкальный инструмент), кофейный дом, белоснежные минареты… Лермонтов не стилизовал эту историю под русскую сказку

В середине марта уже чувствовалось наступление весны. Иногда случались дожди. В оврагах еще были снежные сугробы, но па полях он осел. Уже видна была черная земля. Набухали почки, зацвела ива и показались первоцветы

Сейчас мы уже и не мыслим жизни без автомобиля. Машины везде и всюду. Выйди на любую улицу, где снуют автомобили. И каких только видов нет. Легковые, маленькие, большие, автобусы, грузовые автомобили. Вот пролетела пожарная

Привет, мамуля! Как дела ? Как настроение? Что делаешь? Как там твои розы – выросли ? А как там мой Рексик? Я всего лишь месяц на даче у бабушки, но я уже осень соскучился по тебе и Рексу.

Читайте также:
Центральное место в лирике Б. Пастернака принадлежит природе: сочинение

Трагедия интеллигенции в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»

Трагедия интеллигенции в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»

Роман Б. Пастернака «Доктор Живаго» показывает нам состояние интеллигенции в переломную эпоху. Революции, произошедшие в начале века, круто изменили тогда жизнь каждого отдельного человека. От революционных событий, как правило, ждут перемен, кто радикальных, а кто постепенных. Однако те, кто подталкивает общество к революционному перевороту, порой не задумываются к каким последствиям в итоге придут. Не всегда революционная мясорубка ведет только к положительным результатам. Иногда это — стихия, буря, которая сметает все на своем пути, даже не оглядываясь по сторонам. Поэтому для некоторых это не новый этап на пути к светлому будущему, а разрушительная и трагическая случайность. Та трагедия, которую пережила интеллигенция в начале XX века, и отразилась в романе «Доктор Живаго». Сюжет произведения не концентрируётся только на случайных, интересных обстоятельствах. Словно подводное течение исторические события, происходящие на протяжении всего романа, оказывают существенное влияние на судьбы героев. И знаменитая фраза из романа «свеча горела на столе» становится центром не только любовной истории Лары и Юры. Эта свеча становится поворотным моментом в судьбе главного героя, подобно историческим событиям того времени. И тем и другим Живаго сначала восхищается, а потом все более разочаровывается. «Потому что даже о гибели можно писать в полную краску, только когда она обществом уже преодолена и оно вновь находится в состоянии роста», — так писал Пастернак в письме П. Н. Медведеву. Пережив эти трагические события, которые принесли не только положительные результаты, писатель обратился к перу. Таким образом, перед читателем поэтапно воссоздается трагедия интеллигенции. Люди образованные, они понимали под революцией не только смену строя, но и духовное перерождение. Но оно, к сожалению, если и происходит, то очень точечно и локально. Поэтому, наверное, февральские события и воспринимаются в космическом масштабе, как наступивший наконец решающий перелом. «Все кругом бродило, росло и всходило на волшебных дорожках существования. Восхищение жизнью, ..как тихий вечер, широкой волной шло, не разбирая куда, по земле и городу, через стены и заборы, через древесину и тело, охватывая трепетом все по дороге». Но доктор решает заглушить в себе действие подобного напряжения. Это историческое событие лишь предрекает последующие. Интеллигенция чувствует это, но скорее всего до конца не осознает масштабы надвигающейся трагедии. Наоборот, космическое восприятие переходит в разряд земных. И первое, что видит человек в надвигающихся событиях — это, как правило, свобода. Такое опьяняющее ощущение свободы наполняет и Юрия Живаго. «Подумайте: со всей России крышу сорвало, и мы со всем народом очутись под открытым небом… Свобода. Свобода по нечаянности, по недоразумению». Однако Живаго снова соединяет космическое и земное восприятии революции. «И не то чтоб говорили одни только люди. Сошлись и собеседуют звезды и деревья, философствуют ночные цветы, и митингуют каменные зданья». Все происходящие события воспринимаются интеллигенцией как перерождение и реформы именно в духовном плане. «Каждый ожил, переродился, у всех превращения, перевороты. Можно было бы сказать: с каждым случилось по две революции, одна своя личная, а другая общая».
Но постепенно «великолепная хирургия» начинает приносить свои отрицательные результаты. И интеллигенция начинает задумываться, чего ждать от этих новых преобразований. Александр Александрович напоминает Юре: «Помнишь, как это было неслыханно безоговорочно… Но такие вещи живут в первоначальной чистоте только в головах создателей и только в первый день провозглашения… Эта власть против нас». Живаго начинает анализировать происходящее и тоже приходит к выводу, что революционные преобразования не несут желанного перерождения и преображения. «Я был настроен очень революционно, а теперь думаю, что насильственностью ничего не возьмешь. К добру надо привлекать добром». И интеллигенция, в том числе и Юрий Живаго, понимает, что вдохновители революции смогли сделать только решающий шаг. И вся эта стихия, буря, сметающая все на своем пути, подхватывает в водоворот и нравственные ценности. Хоть и насильственно, но преобразования прошли. А что же дальше? Наверное, это самый тяжелый вопрос. И в решении этого вопроса, хотя бы для себя, Юрий Живаго расходится во мнении с создателями революционного переворота. Он говорит об этом Ларисе Федоровне: «Построение миров, переходные периоды — это их самоцель. Ничему другому они не учились, ничего не умеют. А вы знаете, откуда суета этих вечных приготовлений? От отсутствия определенных готовых способностей, от неодаренности». Но, испытав все «прелести» новой жизни, Юрий Живаго уже сожалеет о своем восхищении. «Неужели за это неосторожное восхищение он должен расплачиваться тем, чтобы в жизни больше уже ничего не видеть, кроме этих на протяжении долгих лет не меняющихся шалых выкриков и требований. » Интеллигенция уже видит, к чему привела «великолепная хирургия». Однако не все это замечают. Люди кажутся ослепленными то ли воспоминаниями о происшедшем, то ли новой жизнью. Но это ослепление обходится им дорого. Деревень нет, хлеба нет, и кругом голод. Но в газетах упорно пытаются найти виновных в голоде, перекладывая часть и своей вины на плечи спекулянтов. «Какое завидное ослепление! — думает доктор. — О каком хлебе речь, когда его давно нет в природе? Какое забвение своих собственных предначертаний и мероприятий, давно не оставивших в жизни камня на камне? Кем надо быть, чтобы с таким неостывающим горячечным жаром бредить из года в год на несуществующие, давно прекратившиеся темы и ничего не знать, ничего кругом не видеть!» Революционные события приносят только голод, холод и ослепление во взглядах на происходящие события. Интеллигенция, как и многие другие, вначале с восхищением принимает надвигающиеся преобразования. В этом и есть ее трагедия. Ведь именно она и оказывается слепа в ожидании духовных перерождений. Глаза ее словно залеплены февральским снегом, и она идет за новым поводырем к новой России. Но мечтам не дано было осуществиться. События, происходящие в начале века, остались чужды для большей части интеллигенции. Она еще долго не могла оправиться от той трагедии, что пришлось пережить ей в те роковые времена.

Читайте также:
Фрагменты Бориса Пастернака: сочинение

История создания

Пастернак приступил к созданию своего романа практически сразу после начала войны. Шок от Великой отечественной войны, пережитые им события заставили его начать переосмысление судеб России, русского народа и русской интеллигенции, окунувшись в годы зарождения советского государства. О написании романа «Доктор Живаго» известны весьма интересные факты:

  1. Литературоведы и биографы сходятся на том, что прототипом главного героя – доктора Живаго, послужил врач Дмитрий Авдеев, с которым Пастернак познакомился в годы войны и поддерживал отношения уже после.
  2. Сам Пастернак говорил, что Живаго – это образ, в котором слились он сам, Есенин и Маяковский. Его сестра отмечала схожесть Лары и ее судьбы с историей второй жены самого Пастернака.
  3. В советских журналах публиковать роман Пастернака отказывались, и в итоге он был опубликован в Италии, потом в других европейских странах, а после роман распространился по всему миру. Он даже попал в центр внимания ЦРУ, как возможное орудие информационной войны. Вот почему «Доктор Живаго» был запрещен в СССР.
  4. «Доктор Живаго» получил признание на Западе, а Пастернака номинировали на нобелевскую премию по литературе.
  5. В СССР это вызвало бурю негодования, а Пастернак несколько лет подвергался весьма жёсткой травле, однако от Нобелевской премии так и не отказался, за что и был исключён из Союза писателей СССР.

Направление и жанр

«Доктор Живаго» явно относится к литературному направлению реализма. Места, люди и поступки, совершаемые ими, максимально приближены к реальным. Писатель стремился к детальному воссозданию атмосферы описываемого исторического периода. Но Пастернак творил в эпоху модернизма (например, причислял себя к футуристам), поэтому его роман обладает новаторской силой. Раскрытию персонажей служит не только пейзаж или диалог, но и стихи. Они же дополняют описание эпохи и создают настроение того или иного эпизода.

Жанр произведения — роман. Повествование охватывает обширные промежутки времени, большое количество действующих лиц. Сюжет развивается на фоне эпохального события, которое оказывает непосредственное влияние на персонажей книги.

Основная идея

Роман изображает исторические события начала двадцатого века с точки зрения русского интеллигента. Показаны все ужасы уничтожения старого и привычного образа жизни и периода становления нового. При этом автор во многом признаёт закономерность этих катаклизмов, хоть и сожалеет о непростой судьбе России и её народа. Смысл авторской позиции в том, что глобальным процессам, происходящим в обществе, может противостоять только личность, в то время как ее социальная группа окажется жертвой перемен. Но даже личность Юрия Живаго пала под натиском революции. Он, как и Стрельников, стал заложником своего класса и не смог выйти за пределы своей социальной роли. Это и погубило многих героев.

Главная мысль романа «Доктор Живаго» заключается в необходимости оставаться человеком даже в самой ужасной ситуации, не переставать мыслить о высоком и не отчаиваться. Юрию не хватило силы духа, чтобы оставаться тем, кем он был. Он уступает свою женщину другому, отказывается от работы и привычного образа жизни, пядь за пядью уступая свою Россию новой силе.

Тематика романа «Юрий Живаго» охватывает многие проблемные аспекты октябрьской революции и последующей жизни страны. Если ее стоит дополнить, обратитесь к Многомудрому Литрекону в комментариях:

  • Судьба России
    – Пастернак в своём романе отобразил смену эпох, один из крупнейших исторических и политических катаклизмов двадцатого века. Писатель показал, как старая Россия исчезает и рушится, как ломаются судьбы и гибнут тысячи людей в преддверии зарождения нового мира. Мира, который уже никогда не смогут принять люди, заставшие ту эпоху. Символом этого разрыва становится сцена из эпилога, в которой знакомый Живаго встречает его дочь, выросшую при советской власти, и отмечает, как же она не похожа на своего отца.
  • Любовь
    – в романе есть две любовные линии. С одной стороны, отношения Живаго со своей семьёй, а с другой — его роман Ларисой. Юрий искренне любит свою семью, но тяга к Ларисе оказывается выше его сил. Писатель показывает не столько силу любви, сколько разрушение семьи, традиционного уклада в обществе, когда люди теряют всякую мораль и понимание того, что правильно.
  • Интеллигенция
    – судьбы Живаго, Ларисы, Антонины символизируют собой судьбу русской интеллигенции в начале двадцатого века. Кто-то был вынужден уехать, кто-то пропал без вести, а кто-то просто продолжил существование в чужом мире. Однако судьба интеллигентов в любом случае вырисовывается Пастернаком невзрачной, трагической и тоскливой, а ведь это интеллектуальная гордость нации…
  • Природа
    – пейзажи, окружающие героев, полностью соответствую депрессивному тону самого романа. Мрачные тёмные леса, снег, холод — всё это создаёт постоянное напряжение, ощущение одиночества и тоски.
Читайте также:
Философская насыщенность лирики Б. Пастернака: сочинение

Композиция и конфликт

Одной из особенностей композиции данного произведения является постоянное повторение сцен похорон, которые следуют за главным героем. Это символизирует путь самого Живаго, показывая его постепенную духовную смерть.

Основной конфликт произведения по своей сути трагичен, он раскрывает нам как противостояние одного маленького человека неудержимому колесу истории, так и судьбу целого поколения интеллигентов, заставших и эпоху монархии, и советскую власть. Революция и интеллигенция — это неравный бой, который стал основным конфликтом в романе «Доктор Живаго». Образованные и утонченные люди не вписались в диктатуру пролетариата и стали рудиментами эпохи.

Статья “Интеллигенция и революция в романе Б.Пастернака “Доктор Живаго”
статья по литературе (11 класс) по теме

Б. Пастернак в своем романе стремился осмыслить проблему русской интеллигенции, привыкшей к мысли о самостоятельной ценности каждого мыслящего человека, интеллигенции, которая «отшатнулась от искажений и извращений идеи, а не от самой идеи».

Революционный процесс разметал среду интеллигенции и то же время вынес ее обломки на поверхность, помещая заурядных представителей этой среды выше, чем они заслуживали: что считалось заурядным, стало выглядеть исключительным.

Герои романа испытываются огнем русской революции, которую Пастернак считал поворотным событием в судьбах XX века. Они занимают по отношению к ней разные позиции – и в зависимости от занятой позиции складываются их судьбы. Путь, который выбрал Живаго, не сулит побед в финале, не избавляет от ошибок, но только этот путь достоин человека-художника, человека-поэта. Юрий остается самим собой.

Скачать:

Вложение Размер
statya_intelligenciya_i_revolyuciya_v_romane_b.pasternaka_doktor_zhivago.doc 49 КБ

Предварительный просмотр:

« ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ В РОМАНЕ Б. ПАСТЕРНАКА «ДОКТОР ЖИВАГО»

учитель русского языка и литературы

Гул затих. Я вышел на подмостки.

Прислонясь к дверному косяку,

Я ловлю в далеком отголоске,

Что случится на моем веку.

Борис Пастернак – величайший русский писатель и поэт XX века. Роман «Доктор Живаго» занимает, пожалуй, центральное место в его творчестве. Этому произведению Борис Леонидович посвятил свои лучшие годы литературной жизни. Этот роман – лучшая, гениальнейшая и незабвенная страница русской и мировой культуры. Да, по гениальности и мастерству написания с этим романом мало какие произведения могут сравниться.

Во-первых, роман многогранен: в нем поставлено огромное количество проблем: человек и совесть, человек и человек, человек и любовь, человек и власть, вечное и мимолетное, человек и революция, революция и любовь, интеллигенция и революция, и это еще не все. Во-вторых, это произведение потрясает своим художественным своеобразием; а между тем «Доктор Живаго» даже не роман. Перед нами род автобиографии, в которой удивительным образом отсутствуют внешние факты, совпадающие с реальной жизнью автора. Пастернак пишет о самом себе, но пишет как о постороннем человеке, он придумывает себе судьбу, в которой можно было бы наиболее полно раскрыть перед читателем свою внутреннюю жизнь.

Я бы хотела остановиться на проблеме интеллигенции и революции, ибо, как мне кажется, именно в ней наиболее полно раскрываются интереснейшие моменты романа.

Юрий Живаго – представитель русской интеллигенции. Причем он интеллигент и по духовной жизни – поэт от Бога, и по профессии милосердной, человеколюбивой – врач, и по неисчерпаемой душевности, «домашности внутреннего тепла», и по стремлению к независимости.

Юрий Андреевич воспитан наукой, искусством, укладом жизни прошлого века. Отсюда в романе столько скрытых и очевидных реминисценций из русской классической литературы. Они помогают понять героя, передать его мироощущения. У него больше колебаний и сомнений, больше лирического отношения к событиям, чем ясных и окончательных выводов. В этих колебаниях не слабость Живаго, а его интеллектуальная и моральная сила. «У него (Живаго) нет воли…» – пишет Д.С.Лихачев. У него нет воли, если под волей подразумевать способность без колебаний принимать однозначные решения, но в нем есть решимость духа не поддаваться соблазну однозначных решений, избавляющих от сомнений.

Пастернак стремился осмыслить проблему русской интеллигенции, привыкшей к мысли о самостоятельной ценности каждого мыслящего человека, интеллигенции, которая «отшатнулась от искажений и извращений идеи, а не от самой идеи».

Это не видение войны из стана красных, как в «Разгроме», «Чапаеве» и др. Это не изображение из стана белых, как в «Тихом Доне», «Хождениях по мукам» и др. Нет, это повествование глазами человека, который не хочет вмешиваться в братоубийственную войну, которому чужда жестокость, который хочет жить с семьей, любить и быть любимым, лечить людей и писать стихи.

«… Если только можно, Авва Отче, чашу эту мимо пронеси», – пишет он в одном из стихотворений, выражая свое отношение к революции и войне.

В романе главная действующая сила – стихия революции. Сам же главный герой не влияет и не пытается влиять на нее, не вмешивается в ход событий. Академик Лихачев пишет: «Живаго – это личность, как бы созданная для того, чтобы воспринимать эпоху, нисколько в нее не вмешиваясь».

Если бы перед кем-нибудь поставили задачу создать новый мир, начать новое летосчисление, он бы обязательно нуждался в том, чтобы ему сначала очистили соответствующее место. Он бы ждал, чтобы кончились старые века, прежде чем он приступил к постройке новых, ему нужно было бы круглое число, красная строка, неисписанная страница. «А тут нате, пожалуйста. Это небывалое, это чудо истории, это откровение ахнуто в самую гущу продолжающейся обыденщины, без наперед подобранных сроков, в первые подвернувшиеся будни, в самый разгар курсирующих по городу трамваев. Это всего гениальнее. Так неуместно и несвоевременно только самое великое». Эти слова в романе едва ли не самые важные для понимания Пастернаком революции. Во-первых, они принадлежат Живаго, им произносятся, а, следовательно, выражают мысль самого Пастернака. Во-вторых, они прямо посвящены только что совершившимся и еще не вполне закончившимся событиям Октябрьской революции. И, в-третьих, объясняют отношения передовой интеллигенции и революции: «…откровение ахнуто в самую гущу продолжающейся обыденщины…»

Революция – это и есть откровение ( «ахнутое», «данное»), и она, как всякая данность, не подлежит обычной оценке, оценке с точки зрения сиюминутных человеческих интересов. Революции нельзя избежать, в ее события нельзя вмешаться. То есть вмешаться можно, но нельзя поворотить. Неизбежность их, неотвратимость делает каждого человека, вовлеченного в их водоворот, как бы безвольным. И в этом случае откровенно безвольный человек, однако обладающий умом и сложно развитым чувством, – лучший герой романа. Он видит, он воспринимает, он даже участвует в революционных событиях, но участвует только как песчинка, захваченная бурей, вихрем, метелью. Примечательно, что у Пастернака, как и у Блока в «Двенадцати», основным образом – символом революционной стихии – является метель. Не просто ветер и вихрь, а именно метель с ее бесчисленными снежинками и пронизывающим холодом как бы «из межзвездного пространства».

Нейтральность Юрия Живаго в Гражданской войне декларирована его профессией: он военврач, то есть лицо официально нейтральное по всем международным конвенциям. Вспомним сцену сражения между партизанами и белыми. Доктор Живаго ранит одного из юнцов Белой армии, а затем находит и у этого бойца и у убитого партизана один и тот же 90-й псалом, который должен был оберегать их от гибели. Живаго переодевает солдата в одежду партизана, выхаживает его, зная намерение парня после поправки вернуться в армию Колчака. Он лечит Человека.

Прямая противоположность Живаго – жестокий Антипов-Стрельников, активно вмешивающийся в революцию на стороне красных. Стрельников – воплощение воли, воплощение стремления активно действовать. Его бронепоезд движется со всей доступной ему скоростью, беспощадно подавляя всякое сопротивление революции. Но и он также бессилен ускорить или замедлить торжество событий. В этом смысле Стрельников безволен так же, как и Живаго. Однако Живаго и Стрельников не только противопоставлены, но и сопоставлены; они, как говорится в романе, «в книге рока на одной строке».

Рассказывая о Стрельникове, автор пишет: «А для того, чтобы делать добро, его принципиальности недоставало беспринципности сердца, которое не знает общих случаев, а только частные, и которое велико тем, что делает малое». Не следует думать только о всеобщем, а потому ничейном благе, а нужно делать добро конкретным людям, как бы мало оно не было. Затравленный преследованиями, Стрельников признается Живаго: «А мы жизнь приняли как военный поход, мы камни ворочали ради тех, кого любили. И хотя мы не принесли им ничего, кроме горя, мы волоском их не обидели, потому что оказались еще большими мучениками, чем они». Так объясняется бессмысленность стольких жертв.

Размышления и рассуждения о революции в романе доказывают, что это не «праздник угнетенных», а тяжкая и кровавая полоса в истории нашей страны. «Доктор вспомнил недавно минувшую осень, расстрел мятежников…кровавую колошматину и человекоубоину, которой не предвиделось конца. Изуверства белых и красных соперничали по жестокости, попеременно возрастая одно в ответ на другое, точно их перемножили. От крови тошнило, она подступала к горлу и бросалась в голову, ею заплывали глаза».

Вероятно, революция была неизбежна, иного стране не было дано. Не потому ли в день Октябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и лицемерия. Тесть Живаго говорит ему: «Помнишь ночь, когда ты принес листок с первыми декретами…это было неслыханно безоговорочно. Эта прямолинейность покоряла. Но такие вещи живут в первоначальной чистоте только в головах их создателей, и то только в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой же день выворачивает их наизнанку. Эта философия чужда мне. Эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту ломку». Писатель убеждает нас в том, что интеллигенция в 20-е годы «колебаться» могла только в сторону неприятия революции.

Житейский дискомфорт иссушает Живаго, жестокость разгулявшейся красной партизанщины отталкивает его, причем отталкивает и жестокость белых. Отталкивает равнодушие новой власти к культуре. Революция, гражданская война развязала «звериные инстинкты», «общипала догола государство». Пренебрежение законностью, культ насилия, моральное одичание – все идет оттуда. Критически вглядываясь в происходящее, Живаго видит, что революционным переменам сопутствует пренебрежение духовными ценностями человека во имя материального равенства, растет владычество фразы, утрачивается вера в собственное мнение.

Революционный процесс разметал среду интеллигенции и то же время вынес ее обломки на поверхность, помещая заурядных представителей этой среды выше, чем они заслуживали: что считалось заурядным, стало выглядеть исключительным.

Живаго – образ интеллигенции – умирает в атмосфере «отсутствия воздуха». На протяжении всего романа разразившаяся в стране революция будет постепенно «хоронить» Живаго. «Доктор почувствовал приступ обессиливающей дурноты…Его не пропускали, на него огрызались…Он стал протискиваться через толпу на задней площадке, вызывая новую ругань, пинки и озлобление…» Пастернак реализовал метафору – отсутствие воздуха. Еще А. Блок сказал, что Пушкина «убила вовсе не пуля Дантеса. Его убило отсутствие воздуха. С ним умирала его культура». А позже он скажет о себе: «…Поэт умирает, потому что дышать ему уже нечем, жизнь потеряла смысл».

Герои романа испытываются огнем русской революции, которую Пастернак считал поворотным событием в судьбах XX века. Они занимают по отношению к ней разные позиции – и в зависимости от занятой позиции складываются их судьбы. Путь, который выбрал Живаго, не сулит побед в финале, не избавляет от ошибок, но только этот путь достоин человека-художника, человека-поэта. Юрий остается самим собой. За это, словно в восполнении реальной биографии, ему и дается возможность прожить свою идеальную судьбу в биографии духовной, воплощением которой становится тетрадь его стихотворений. Именно она завершает роман и органично вписывается в основной текст романа. Она – его часть, а не стихотворная вставка. Открывается книга стихов темой предстоящих страданий и сознания их неизбежности, а заканчивается темой добровольного их принятия и искупительной жертвы. В стихотворении «Гефсиманский сад» словами Иисуса Христа, обращенными к апостолу Петру «Спор нельзя решить железом. Вложи свой меч на место, человек», Юрий говорит, что установить истину с помощью оружия нельзя.

И закончить я хочу словами Г. Гачева о романе и об Истории в романе: «В XX веке История обнаружила себя как враг Жизни, Всебытия. История объявила себя копилкою смыслов и бессмертий. Многие оказываются сбиты с панталыку, верят науке и газете и сокрушаются. Другое – человек культуры и Духа: из самой истории он знает, что такие эпохи, когда водовороты исторических процессов норовят обратить человека в песчинку, не раз бывали (Рим, Наполеон). И он отказывается от участия в истории, самолично приступает к творчеству своего пространства – времени, создает оазис, где обитает в истинных ценностях: в любви, природе, свободе духа, культуры. Таковы Юрий и Лара.

История может позволить себе откладывать приход к истине, счастью. У нее в запасе бесконечность, а у людей определенный срок – жизнь. Среди сумятицы человек призван проориентировать себя прямо на настоящее, в безусловных ценностях. Они ведь просты: любовь. Осмысленный труд, красота природы, свободная мысль».

1. Альфонсов В.Н. Поэзия Б.Пастернака. – Л. Советский писатель, 1990

2. Вильмонт Н.Н. О Б.Пастернаке: Воспоминания и мысли. – М. Советский писатель, 1989

3. Воздвиженский В. Проза духовного опыта// Вопросы литературы – 1988 – № 9 – с.82

4. Горелов П. Размышления над романом// Вопросы литературы – 1988 – № 9 – с. 54

5. «Доктор Живаго» Б. Пастернака (С разных точек зрения). – М. Советский писатель.1990

6. Лютов В. Русские писатели в жизни . – Урал LTD, 1999

7. Масленникова З.А. Портрет Б.Пастернака. – М. Сов. Россия, 1990

8. Пискунова С., Пискунов В. «Вседневное наше бессмертье»// Литературное обозрение – 1988 – № 8 – с.48

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: