Цель творчества – самоотдача (по поэзии Бориса Пастернака): сочинение

353. Как Вы понимаете слова Б.Л. Пастернака: «Цель творчества – самоотдача, а не шумиха, не успех»?

«Цель творчества- самоотдача» (Б.Пастернак) (ЕГЭ обществознание)

Известный русский поэт и писатель Борис Пастернак, в своем высказывании поднимает проблему главной задачи творчества. Данная проблема является актуальной в условиях современного общества.
Автор полагал, «Цель творчества- самоотдача», таким образом он хотел сказать, что главное в творчестве это не какая-то коммерческая выгода, а самореализация, получение удовольствия от самого процесса творчества. Я согласна с мнением автора, ведь многие из нас после трудного рабочего дня ходят в музыкальные, художественные школы, не для выгоды, а для удовольствия.

Творчество- это вид деятельности, порождающей нечто качественно новое, никогда ранее не существовавшее. Оно направлено на решение любых проблем или удовлетворение потребностей. Выделяют три основных вида творчества: научное, техническое и художественное. Так же существуют различные механизмы творчества, такие как комбинирование, фантазия, интуиция и воображение.

Творчество является неотъемлемой частью многих людей.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ

ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Что же заставляет людей творить? Зачем уставший после работы человек садится и, например, рисует картины или пишет стихи? Дело в том, что, погружаясь в творческий процесс, человек остается наедине с собой, со своими мыслями, он отдыхает душой. В конечном итоге не все получают новый предмет, который станет предметом мирового искусства, но зато каждый из нас получит душевное спокойствие и равновесие, так как мы создали то, чего ранее в природе не существовало. Существует не мало примеров, которые подтверждают, целью творчества является самоотдача, а не деньги или слава. В произведении Л.Н.Толстого «Война и мир» Наташа Ростова очень любила петь, и делала она это не для других, а для себя. Пение успокаивала ее душу, и в него она вкладывала все свои силы. От пения Наташи людям вокруг становилось спокойнее и это дарило им, а Андрея Болконского наталкивало на размышления о жизни.

Рассмотрим такую известную личность как Эмили Дикинсон. Оно была застенчивой затворницей, которая едва ли опубликовала некоторые из её стихов в течение жизни. И только после смерти Эмили, её сестра Лавина обнаружила почти 1800 стихов и опубликовала их. Огромное количество стихов было написано, но почти не были опубликованы лично ей. Значит она писала свои стихи только для себя, для своего душевного спокойствия, а не ради денег.

Таким образом можно сделать вывод, что главное в творчестве- это самоотдача. С помощью творчества человек может решить свои душевные проблемы. Те люди, которые занимаются творчеством только ради славы, никогда не понимали какое душевное спокойствие обретают те люди, которые занимаются этим для себя. Не каждый из нас обладает какими-то огромными талантами, но все же мы рисуем или пишем стихи, которые помогают обрести гармонию с самим собой.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id30944

В чем узнаваемость пастернаковской поэзии?

Кроме классических, традиционных средств выразительности, автор прибегает к легким литературным экспериментам. Глаголы позволяют автору передавать экспрессию, динамику, энергию, движение в поэзии. Произведение отличается обилием деепричастных оборотов.

Первый мотив, который читатель подмечает в произведении Бориса Пастернака “Февраль. Достать чернил и плакать”, связан с предощущением весны. Предлагаем читателям ознакомиться с его описанием.

Писатель гармонично подбирает тропы: этот выбор служит единой цели – раскрытию темы стиха. Пастернаковское творение демонстрирует идеальный баланс композиции и содержания, формы и сути. Особенность поэзии – отсутствие внешнего сюжета. Автор строит композицию исключительно на внутреннем сюжете. Мысль писателя движется от позиции отрицания славы и признания до утверждения силы творческого дарования.


В целом пастернаковское творчество отличается парадоксальностью мировосприятия. Автор любит каламбуры, наполняет строки философским содержанием. Даже абстрактные стихи включают мотивы любования окружающим миром, внимание к природным деталям. Писатель подчеркивает, что человек живет в огромном, целостном, одухотворенном универсуме. Люди и мир – единое целое, поэтому события истории и судьба отдельного человека неразрывно связаны.

Характеристика содержания произведения

Судьба распорядилась так, что пастернаковский стих оказался не менее знаменитым, чем сам автор. Название произведения (первая строка поэзии) давно превратилось в афоризм. Это доказывает, что начало литературного шедевра уже с первой строки должно захватить внимание читателя, заинтриговать, заставить читать дальше.

О ключевой антитезе стиха

В первом фрагменте программной поэзии автор сразу же представил свою позицию. Это художественная и личностная точка зрения. Борис Леонидович всегда отличался небанальными, нестандартными взглядами на творчество.

Издревле поэты, художники, музыканты стремились к любви и признанию публики. Слава и восторженное отношение помогают творческим людям осознавать смысл своей деятельности.

Но Пастернак различает понятие «шумихи» и «любви пространства». Последняя фраза для писателя означает «будущего зов». Именно в этом противопоставлении и кроется ключевая антитеза поэзии. Перекрестная рифма лишь интонационно подкрепляет эту антитезу.

«Цель творчества — самоотдача» (Б. Пастернак) (ЕГЭ обществознание)

Автор данного высказывания поднимает проблему основной задачи творчества, которая актуальна для общества во все времена её существования.

«Цель творчества — самоотдача», — так считает автор, говоря о том, что в творчестве нет цели получения коммерческой прибыли, её главная задача — caмopeaлизoвaтьcя, получить удовольствие от процесса творчества.

Творчество — процесс деятельности, создающий качественно новые материалы и духовные ценности или итог создания объективно нового.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ

ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Творчество является частью культуры человека. Она бывает народной, когда создаётся анонимным творцами, не имеющими профессиональной подготовки, туда входят пословицы, поговорки, загадки, песни, танцы и т. д. Элитарной — создается привилегированной частью общества, она сложна для понимания неподготовленного человека, это опера, балет, авангардная живопись… Массовой или популярной, рассчитанной на потребителя с усредненным вкусом и созданная с целью извлечения прибыли — телевизионные шоу, сериалы, мультсериалы… Так же существуют особые формы культуры, такие как субкультура, диалог культур и диалог культур разных народов.

Люди любят творить потому что они, погружаясь в творческий процесс, остаются наедине с собой, со своими мыслями, они отдыхают, успокаиваются, отрываются от окружающего мира. В результате своего творчества человек получает нечто новое, то, чего ранее не существовало и это придает душевное спокойствие и равновесие. Существует множество примеров, которые подтверждают, что цель творчества является самоотдача, а не деньги, слава или иная выгода. Чтобы подтвердить свою точку зрения, приведу пример из литературы.

Критика «культа личности»

Прежде всего, критика Пастернака направлялась на «культ личности», созданный вокруг Маяковского. Борис Леонидович придерживался позиции, что автор не способен оценить себя объективно. Поэтому творческий человек не должен создавать вокруг себя ореол славы. Призвание литератора – не прославление собственных дел. Писатель несет свет истины в народ, а не превозносит свои достижения. Эта мысль закрепляется в финале пастернаковского произведения. Правоту позиции Бориса Леонидовича доказало время. Лояльные к советским властям льстецы ушли на «свалку истории». Пастернак остался в мировой памяти как великая и значимая для культуры личность.

5 / 5 ( 2 голоса )

Автор: Богдана Носенок

Цель творчества – самоотдача (по поэзии Бориса Пастернака)

Борис Пастернак сказал: “Книга – это кубический кусок дымящейся совести”. Слова эти могут стать и эпиграфом, и эпилогом всей жизни и творчества поэта. Есть творцы, для которых музыка, поэзия, литература – занятие, но не жизнь.

Пастернак относится к тем поэтам, для которых творчество и есть жизнь. Он воплощение, материализация самого духа и сути поэзии, которую не отделял от жизни и не привносил в жизнь. Он просто жил так, как творил, а творил так, как дышал, если вспомнить слова Булата Окуджавы. Пастернак знал, что “поэзия валяется

Он не искал поэзию в жизни, он знал, что нет ничего, что нельзя было бы увидеть по-новому, осмыслить эстетически, образно, раскрывая и раскрепощая тем самым суть. Пастернак странным образом похож на бессловесные порождения Земли, его стихи как будто не написаны, а выросли, кристаллизовались по законам не искусства, а природы. Он сам чувствовал себя каким-то продолжением природы, ее жизнью, только переплавленной в слово: Я жизнь земли, ее зенит, Что сам бросаю тень. Я жизнь земли, ее зенит, Ее начальный день. Захлебывающееся, нервное звучание стихов Пастернака напоминает звуки, которыми выражает себя природа. И поэзию он определяет не через литературность, а через самые пронзительные проявления жизни: Это круто налившийся свист, Это щелканье сдавленных льдинок, Это ночь, леденящая лист, Это двух соловьев поединок. Ничего “жеманно-поэтического” нет в ощущении поэта. Он знает, что поэзия – не приправа к жизни, а сама жизнь во всей ее простоте и величии: Поэзия, я буду клясться Тобой, и кончу, прохрипев: Ты не осанка сладкогласца, Ты лето с местом в третьем классе, Ты пригород, а не припев. Подлинная поэзия, которой живешь, а не “занимаешься” – страшна. Она требует в жертву все: всю жизнь и еще немного: О, знал бы я, что так бывает, Когда пускался на дебют, Что строчки с кровью – убивают, Нахлынут горлом – и убьют! Иначе не бывает, потому что поэзия требует полной гибели всерьез. Умирать и воскресать с каждой строкой, каждым стихом – удел подлинного поэта. Пастернак находит очень сильный образ, в котором ощущение поэта близко к величию древних мастеров, творивших не для времени, а для богов: Когда строку диктует чувство, Оно на сцену шлет раба. И тут кончается искусство, И дышат почва и судьба. Мы привыкли к тому, что слово “искусство” значит для нас что-то высокое, подлинное. Но Пастернак парадоксально высвечивает другое: сближение “искусства” и “искусственности” и находит нечто более высокое, подлинное – это “почва и судьба”. У Пастернака есть строки, за которые его часто упрекали: “Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе”. В них увидели равнодушие и высокомерное отрицание настоящего. Но это не так.

Читайте также:
Тема поэта и поэзии в лирике Б. Пастернака: сочинение

Жить до конца

Самое важное, самое сокровенное, Пастернак оставил на последнее четверостишье:

И должен ни единой долькой Не отступаться от лица, Но быть живым, живым и только, Живым и только до конца.

Самое главное в творчестве – оставаться живым и не отступаться от пути под влиянием внешних обстоятельств. Оставаясь человеком в первую очередь, можно быть и хорошим поэтом, став плохим человеком, нельзя рассчитывать на восторг публики. Идти по жизни с поднятой головой, не прятать стыдливо взгляд, ошибаться, исправлять ошибки и идти дальше с открытым забралом, не снижая самоотдачи в творчестве при успехе – вот основной посыл стихотворения.

Цель творчества — самоотдача

Он просто жил так, как творил, а творил так, как дышал, если вспомнить слова Булата Окуджавы. Пастернак знал, что «поэзия валяется в траве, под ногами, так что надо только нагнуться, чтобы увидеть ее и подобрать с земли». Он не искал поэзию в жизни, он знал, что нет ничего, что нельзя было бы увидеть по-новому, осмыслить эстетически, образно, раскрывая и раскрепощая тем самым суть. Пастернак странным образом похож на бессловесные порождения Земли, его стихи как будто не написаны, а выросли, кристаллизовались по законам не искусства, а природы. Он сам чувствовал себя каким-то продолжением природы, ее жизнью, только переплавленной в слово: Я жизнь земли, ее зенит, Что сам бросаю тень. Я жизнь земли, ее зенит, Ее начальный день. Захлебывающееся, нервное звучание стихов Пастернака напоминает звуки, которыми выражает себя природа. И поэзию он определяет не через литературность, а через самые пронзительные проявления жизни: Это круто налившийся свист, Это щелканье сдавленных льдинок, Это ночь, леденящая лист, Это двух соловьев поединок.

Ничего «жеманно-поэтического» нет в ощущении поэта. Он знает, что поэзия — не приправа к жизни, а сама жизнь во всей ее простоте и величии: Поэзия, я буду клясться Тобой, и кончу, прохрипев: Ты не осанка сладкогласца, Ты лето с местом в третьем классе, Ты пригород, а не припев. Подлинная поэзия, которой живешь, а не «занимаешься» — страшна. Она требует в жертву все: всю жизнь и еще немного: О, знал бы я, что так бывает, Когда пускался на дебют, Что строчки с кровью — убивают, Нахлынут горлом — и убьют!

Иначе не бывает, потому что поэзия требует полной гибели всерьез. Умирать и воскресать с каждой строкой, каждым стихом — удел подлинного поэта. Пастернак находит очень сильный образ, в котором ощущение поэта близко к величию древних мастеров, творивших не для времени, а для богов: Когда строку диктует чувство, Оно на сцену шлет раба. И тут кончается искусство, И дышат почва и судьба.

Мы привыкли к тому, что слово «искусство» значит для нас что-то высокое, подлинное. Но Пастернак парадоксально высвечивает другое: сближение «искусства» и «искусственности» и находит нечто более высокое, подлинное — это «почва и судьба». У Пастернака есть строки, за которые его часто упрекали: «Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе». В них увидели равнодушие и высокомерное отрицание настоящего. Но это не так. Пастернак, как великий художник, живет в своем времени, но отсчет ведет с точки зрения вечности.

Не спи, не спи, художник, Не предавайся сну: Ты вечности заложник У времени в плену, — Говорит он. Пастернак не был обойден славой, успехом, но строго взыскуя с себя, писал: Быть знаменитым некрасиво, Не это поднимает ввысь. Он знал, что «цель творчества — самоотдача, а не шумиха, не успех». Все преходяще, и только родник поэзии неисчерпаем. Поэт спешит, не останавливается, чтобы полюбоваться собой, он всю жизнь нацелен в будущее: За поворотом, в глубине Лесного лога Готово будущее мне Верней залога. Его уже не втянешь в спор И не заластишь Оно распахнуто, как бор, Все вширь и настежь. Но, стремясь в будущее и принимая все, что ему уготовано, Пастернак не скользит легко по поверхности.

Творческая судьба автора

Творческую судьбу и жизнь Бориса Леонидовича не назовешь простой. Советская идеология не вырабатывала стандартов, подходящих для пастернаковских произведений. Разгромная критика, непонимание публики постоянно преследовали литератора. На определенном этапе на пастернаковское творчество наложили негласный запрет.

Большая часть произведений Пастернака издавалась за границей, на родине же выходили единичные тексты. И то: эти тексты при публикации проходили цензурные исправления и редакторские искажения.

Трудности не заставили автора отказаться от своих убеждений. Пастернак не желал подстраиваться под формальные требования, унижаться перед официозом. Писатель придерживался мнения, что обязанность истинного человека творчества – предельная искренность и правдивость перед читателем.

Пастернак Б. Л. Цель творчества – самоотдача (по поэзии Бориса Пастернака)

Цель творчества – самоотдача (Борис Пастернак)

Автор этого высказывания хотел донести до нас мысль о том, что главным в творчестве является не извлечение из него коммерческой выгоды, а процесс самореализации творческого человека.

Я согласен с мнением знаменитого поэта и писателя, так как тоже полагаю: истинное творчество связано с вдохновением – когда человек полностью погружён в процесс создания новых произведений и испытывает душевный подъём от этой деятельности. А если он творит только для того, чтобы продать своё произведение, – то это уже бизнес.

Обратимся к теоретическому смыслу данного изречения Пастернака. Творчеством называется такой вид человеческой деятельности, который порождает нечто совершенно новое, никогда раньше не существовавшее. Творчество может быть художественным, научным, техническим. Оно является неотъемлемой частью человеческой культуры. В свою очередь, культура бывает народной – создаваемой анонимным творцами, которые не имеют профессиональной подготовки; элитарной – создаваемой привилегированной частью общества и сложной для понимания неподготовленного человека; массовой – рассчитанной на обывателей с усреднённым вкусом и уровнем восприятия.

Историческим примером правильности высказывания Бориса Пастернака может послужить вся сокровищница устного народного творчества – сказки, детские песенки и потешки, пословицы и поговорки. Люди создавали все эти произведения не для того, чтобы продать их кому-то. А чтобы дать простор своей фантазии, творческому вдохновению; чтобы донести до создания своих детей мудрые и полезные жизненные советы. Многие русские народные сказки сохранились до нашего времени и известны нам исключительно благодаря усилиям выдающегося этнографа XIX века Александра Николаевича Афанасьева. Он в разных регионах нашей страны со слов неграмотных крестьянок записал старинные сказки и издал их в виде сборников. Этот человек тоже занимался творчеством для самоотдачи, а не ради денег: его книги не были коммерческими, нацеленными на получение прибыли.

Примером из литературы можно назвать сюжет известной пьесы («маленькой трагедии») А.С. Пушкина «Моцарт и Сальери». Моцарт показан в ней творческим гением, который так же просто и естественно сочиняет прекрасную музыку, как поют птицы. А Сальери изображён человеком, который стал известным композитором только благодаря настойчивому труду и работе над собой. Несмотря на все усилия, у него не получается создать настолько гениальной музыки, как у Моцарта, и он мучается от зависти к коллеге. При этом оба они занимаются творчеством вовсе не для того, чтобы, продавая свои произведения, суметь прокормить себя и свою семью. А для того, чтобы самореализоваться, реализовать свои замыслы и душевные порывы.

Читайте также:
Мир природы в лирике Б. Л. Пастернака: сочинение

Таким образом, можно сделать вывод, что главными в творчестве являются самоотдача и самореализация. Сочиняя литературные произведения или музыку, создавая картины или скульптуры, человек даёт выход своей внутренней энергии, своим душевным силам, и обретает гармонию с самим собой. Творчество – это эмоциональная потребность и попытка самосовершенствования.

Читать далее >>

Эссе Творчество требует самоотдачи

Журавлёва Татьяна Владимировна

Школа, как и всё наше общество, заметно меняется. Активность учителя, выраженная в применении современных методов обучения и воспитания, рождает активность ученика. Учитель стремится реализовать своё право на творчество, ищет конкретные пути улучшения результатов обучения. Как сделать так, чтобы добиться наибольшей активной деятельности учащихся на уроках литературы? Ведь влияние учителя литературы ребята оценивают как просветление души. Изучение тем: «Фольклор», «Фольклорные жанры» в 5 классе – благодатная основа для такой работы. Особенно, когда изучается тема «Загадка». «Что приводится в действие при создании загадки, логика или воображение?» — спрашивал Джанни Родари. И отвечал: «Пожалуй, и то и другое одновременно». Когда я предложила учащимся 5 А класса на уроках литературы работу над проектом «Сочиним загадку сами!», то не могла представить, что получу такой положительный отклик с их стороны, но точно знала одно, что слова Джанни Родари мы не опровергнем, а убедимся в их правдивости и значимости. Ребят заинтересовало всё и сразу. Когда нести работы? Про что сочинять? Этот вопрос был очень кстати. Ведь ещё К.Д.Ушинский подчёркивал, что нельзя ученику предлагать сочинять загадки о тех предметах, о которых он знает наизусть другие. Тогда творчество, которое мы так старательно стремимся развивать в детях, заменяется припоминанием. Поэтому изначально учащиеся были нацелены на сочинение загадок о тех вещах, которые их окружают в быту. Но оказалось, что сочинить не так-то просто. Любая загадка «строится» по определённой формуле с использованием изобразительно-выразительных средств. Чтобы «построить» свою, необходимо познакомиться с происхождением и природой загадок, изучить уже готовые фольклорные и литературные образцы. А самым интересным было загадочное слово – проект. Прежде всего с учащимися было проведено тестирование, целью которого являлась диагностика уровня подготовки на начальном этапе работы над проектом. Затем ребята разделились на группы для работы над теоретическим материалом. Изучение научной литературы, умение пользоваться различными источниками для приобретения знаний, отбирать необходимый материал пригодилось в создании буклетов и презентаций. Ведь это являлось подведением итогов самостоятельной учебной работы по проекту. Ребята внимательно слушали ответы товарищей, дополняли, где это необходимо. Следующим этапом работы было знакомство с литературными загадками. Учащиеся выяснили, что многие детские поэты сочиняют загадки, следуя народным образцам. Авторские загадки легче отгадываются, а предметы и явления в них знакомы и взяты из современной жизни. Затем ребята под руководством учителя редактировали (усовершенствовали) уже «готовые» загадки. Оказалось, что загадка похожа на словарную статью: в ней отмечаются постоянные и наиболее заметные признаки предмета. Пятиклассники не знают теории стихосложения, но языковое чутьё подсказывало им, где лучше «поменять слова местами», где «убрать лишнее», где «длинноватое» слово заменить коротким или, наоборот, короткое – длинным. Дети искренне радовались, когда «нескладные» загадки превращались в «складные».

Было:»Висят, как бубенчики, но не звенят, и от них разносится сильный аромат.» Стало:»Белые бубенчики висят, но не звенят, и от них разносотся дивный аромат.»

Примеры убеждали ребят: стоит посидеть, подумать, поискать – и сделаешь лучше, чем получилось сразу. Последним этапом работы было сочинение своей загадки. С этим заданием справились почти все. При этом из 25 учащихся 12 самостоятельно придумали загадки о мотоцикле, зонте, аквариумных рыбках, маске, компьютере, т. е. о таких предметах, о которых готовых, по крайней мере широко известных, загадок нет.10 человек незначительно изменили, а 3 списали уже известные загадки. Темы этих работ традиционно «загадочные»: мяч, пила, солнце, мост и другие. Вот примеры некоторых самостоятельно сочинённый загадок.

Люда Ж. Только дождь полил из тучки, На асфальте вдруг грибочки Появились ниоткуда И помчались. Вот так чудо: Белые, красные, розовые, разные…(Зонты) Лена Б. Наденешь её и тебя не узнать, Ты рыцарь, бродяга, ковбой… Кем хочешь, сумеешь в ней запросто стать, А снимешь – и станешь собой. (Маска)

В нашей школе с 2000 г. работает Школьный информационный . Работа ведётся по нескольким направлениям. В рамках проведения недели информатики (20.04.2006г) секция «Юный филолог» представила свой проект «Сочиним загадку сами!». Ребята достойно представили свои работы. Они внимательно выслушали советы и пожелания старшеклассников и учителей – предметников. Учащимся были вручены удостоверения членов ШИЦ «Компас».Было решено показать проект на родительском собрании «Компьютер в жизни школьника». Родители с восхищением смотрели на работы ребят, не могли поверить, что это сделали их любимые дети. А учащиеся показали возможности использования компьютера в учебной деятельности. Одна родительница о. Работа над данным проектом помогла углубить знания ребят о малых речевых формах фольклора, повысить интерес к устному народному творчеству, литературным загадкам. Самостоятельные исследования учащихся способствовали развитию творческого мышления, умения анализировать материал, создавать письменные работы. «Задействованы» были все. А самое главное, я услышала: «А когда будет следующий проект?» Поколение детей 21 века требует новых форм и методов обучения, и учебный проект в этом очень помогает.

Цель творчества — самоотдача (по поэзии Бориса Пастернака)

ЦЕЛЬ ТВОРЧЕСТВА — САМООТДАЧА

Самобытная и яркая музыка Тиграна Мансуряна сегодня востребована далеко за пределами Армении. Заслуженный деятель искусств, дважды лауреат Государственной премии республики, почетный гражданин Еревана Тигран Мансурян — автор «Партиты» и «Ночной музыки» для симфонического оркестра, балета, концертов, квартетов, квинтетов, вокальных циклов, сонат, романсов, а также музыки к многочисленным фильмам и спектаклям. В последнее двадцатилетие он особенно часто исполняется за рубежом — во Франции, Великобритании, США. Несколько лет назад два заключительных концерта в Лос-Анджелесе, посвященных Геноциду, целиком состояли из его произведений. В одном концерте прозвучала его хоровая музыка, включая его новое сочинение Ars Poetica, а во втором — его концерты с оркестром: скрипичный прозвучал в исполнении известного скрипача Мовсеса Погосяна, а альтовый — в исполнении всемирно известной американской альтистки армянского происхождения Кимы Кашкашян.

— У каждого художника есть такие моменты в детстве, которые пронизывают всю его дальнейшую жизнь. Как верно замечено Чайковским, «в детстве мы сплетаем золотой клубок впечатлений, который потом разматываем в течение всей жизни». Согласны вы с этим? — Это истина, но каждый ее осмысливает через свою биографию. Не раз в моих больших работах, в самом сокровенном появлялась интонация колыбельной, которую пела мне мама. В моем музыкальном мире нет ничего выше этой колыбельной. Она появляется, и каждый раз я испытываю глубокое волнение, теряюсь. Истоки — прежде всего дом. Отец, который красиво пел. Это его удивительное преклонение перед классической музыкой. Дома пели классические каноны: это когда каждый начинает мелодию на такт позже, в результате образуется чудесное многоголосие.

Сейчас, думая обо всем этом, хочется сказать: как важно сохранить в ребенке эту любовь к музыке, поддерживать в нем дух праздника общения с музыкой. Слишком суровы были мои детские годы и начало моего творческого пути. Там вся моя жизненная программа. Я ее не собираюсь менять. В великой китайской книге И-Цзин есть притча о том, как неопытный молодой человек, попытавшись ускорить цветение растения, своим вмешательством вырвал его с корнем…

Сколько времени не дает мне покоя последний цикл «Багателей» Бетховена («багатель» в переводе с французского означает «безделица»). Как понять смысл багателей Бетховена? Вот путь, ведущий в вечность. Каждый путь начинается с первых шагов. А первые шаги — это встреча с самыми простыми, обыденными вещами — будь то прощальный жест соседки, знакомый запах аптеки где-то на улице. Бетховенские багатели — это вот об этих жестах, запахах, через которые прокладывается путь в бессмертие. Мне кажется, в музыке реализовать «безделицы» куда сложнее, чем изображать жестикуляцию гиганта. Чтобы твои безделицы стали символами дороги, ведущей в вечность, надо полагаться только на себя — здесь заимствованные жесты не помогут.

Читайте также:
Основные мотивы лирики Б. Пастернака.: сочинение

— Но путь Бетховена в бессмертие — это не только багатели. Это и Девятая симфония, и Торжественная месса… — Идея создания Оды радости родилась еще в юном Бетховене. Напиши тогда эту Оду, он должен был бы заимствовать жесты гиганта. Чтобы объять необъятное в форме Девятой симфонии, надо было каждый день оттачивать свой взор, обращенный к безделушкам, и всякий раз быть на грани «знаю — не знаю».

В 1985 году я написал пять багателей для скрипки, виолончели и фортепиано. Если бы жизненные безделицы утратили свой смысл, я бы считал свою задачу завершенной. Говоря о багателях, я хотел лишь подчеркнуть, что нужно уйти по мере возможности в глубь себя, в те пласты, где окружающий нас мир приобретает истинно художественную достоверность.

Фолкнер мог думать о спасении человечества, а для меня человечество — слишком громкое понятие. Вот когда я вхожу в Сасун — это оказывается ресторан, вхожу в Ани, Двин — это гостиницы. Иду на встречу с Араратом — это футбольная команда. Если бы в задачу искусства входило восстановление реальных размеров Ани, Вана, Арарата, я бы мог себе позволить говорить о спасении человечества. А пока эти слова для меня абстрактны.

— Удавалось ли вам хоть раз сравняться с собственной мечтой? — Я пока работаю. Не исключено, что в конце своего пути я отброшу прочь все написанное мною, чтобы выбрать одно или два сочинения Комитаса, Дебюсси, Монтеверди, то есть сочинения, в которых живо откликается божий рай. Смогу ли создать один живой звуковой организм, чтобы в нем воссоздать облик рая? Моя мечта — создать этот рай. Это мне ни разу не удавалось. Не люблю слушать свои сочинения, потому что в них вложена та правда, которой я живу. А в этой правде нет места раю. Рассказывают, что когда Брамс сочинял, он самозабвенно пел, но в этом пении было больше стона, воплей… Пытаясь говорить о своей правде, я всякий раз оказываюсь за закрытой дверью, через которую слышен вопль Брамса.

Моя же мечта — петь чистым голосом, идущим от моего детства, от чистой лазури Средиземноморья… Вот почему, сметая все написанное, я выберу одно произведение и свой изнурительный труд.

— Вы как-то заметили, что нравятся сочинения тех авторов, которые в процессе их создания доводили себя до изнурения… — Да, это так. Помните у Пастернака — «Не читки требует с актера, а полной гибели всерьез». Как много сочинений, в которых — имитация энергии, а не сама энергия. У великих не знаешь, чему поражаться: вложенному в сочинение труду или его результату.

— Но разве хорошо, что, слушая сочинение, явно ощущаешь следы труда автора, его мук творчества? Мне кажется, все великое бывает легким, как дыхание. — Нет. Если в сочинении чувствуется труд — значит оно нуждается в еще большем труде. Но мы знаем об этом как сторонние наблюдатели или через признание самого автора. Помните, у китайца Ван Вейя: чтобы хорошо нарисовать тростник, надо писать, чтобы забыть и себя, и тростник. Ван Вей забыл и тростник, и себя, тем не менее на полотне нам представляет реальность: картину тростника.

— Как вы думаете, художник способен сам верно оценить свое произведение? Допустим, созданное им — это шедевр или однодневка? — Рождение шедевра — это чудо. Разгадать тайну его рождения невозможно. Порой мы часто пытаемся использовать опыт прошлого, опыт великих мастеров. В решении выбора стратегии, творческой позиции — это хорошо, но, по-моему, не надо забывать, что подобные примеры тебе не способны помочь ни капли. Каждый сам несет свой крест.

— Сейчас музыка заполонила нас. Хотим мы того или нет, она сопровождает нас повсюду, становится как бы звуковым фоном нашей жизни. Ее влияние огромно. Но каково оно, это влияние? — Нас окружает не только музыка, но и все вокруг: цвет, форма, пластика. Музыку, навязанную чужой волей, воспринимаешь механически, по инерции, в отличие от творческого, сосредоточенного прослушивания, скажем, концерта Моцарта. В первом случае — это элемент комфорта, пусть даже дешевого, а во втором — бегство от него в поисках истинного «я». Я не отрицаю места и роли комфорта, но и не могу согласиться, что этот мир существует только для того, чтобы получать удовольствие, острые ощущения.

— А как с ним бороться? Ведь он формирует мировоззрение. — Эти вопросы действительно сложны. Нам казалось, что наши молодые люди слишком беззащитны, поглощены комфортом. 1988 год Армении показал, что это отнюдь не так. Видимо, как сказано в Библии, просто есть время разбрасывать камни и время собирать их. Я сам не принимаю ту музыку, которую слушают в ресторане или в кино, когда параллельно с музыкой грохочут пушки и снаряды. Когда я смотрел передачу Боровика о землетрясении в Армении, я не мог отделаться от неловкости за музыку, когда изображение, наводящее ужас, сопровождалось музыкой. Меня возмущает ставшая нормой функция украшательства…

— Ваше отношение к народной музыке? — Творческий облик композитора определяется его отношением к народной музыке. Наше первое богатство, бездонное, непревзойденное — это фольклор. И все его братья и сестры — духовная музыка, гусанское, ашугское искусство. В последние несколько десятилетий по отношению к народной музыке в композиторскую деятельность прочно вошло слово «использовать». Слишком много нами использовано без особой внутренней необходимости и творческого переосмысления. Это стало просто самоцелью, какой-то болезнью. Мне кажется, пора это аморальное слово «использовать» заменить каким-либо другим словом, скажем, «постигать». Дело, конечно, не в слове. Думается, как только мы начнем постигать, преклоняться, перед нами откроется огромная панорама взаимоотношений с фольклором, которые глубже затронут и наше творческое «я», и осмысление традиций, и жизненную правду — сегодняшнюю.

Я преклоняюсь перед деятельностью тех людей, кто отдал много энергии, чтобы сегодня дети знали песни отцов, заложенную в них этическую силу. Ее Величество народная песня породила созданную Комитасом Армению. Из недр одноголосной мелодии родились психологически сложная музыка чухаджяновской оперы «Аршак II», поэтически возвышенный мир «Трех пальм» Спендиарова, мощная энергия «Спартака» Хачатуряна…

— А что бы вы хотели сказать в заключение? — Я хотел бы сказать вот о чем: смогу ли за отпущенное мне время реализовать с таким трудом накопленные крохи опыта, знаний? Ведь столько еще несделанного. Ощущение, что только-только начинаю.

— Как сказал однажды великий художник, нужно прожить целую жизнь, чтобы по-настоящему ощутить себя молодым. — Мне кажется, вы предоставляете мне новую область борьбы. После определенного количества лет обрести молодость или же направить свои усилия на встречу ей — серьезная жизненная программа.

Цель творчества — самоотдача (по поэзии Бориса Пастернака)

Борец за славу Корнеплод сказал: «Книга — это кубический остаток курящейся совести». Сотрясение воздуха данные имеют все шансы стать и эпиграфом, и эпилогом всей жизни и творчества поэта. (у)потреблять творцы, для которых зодчество (архитектура) поэзия, беллетристика — занятие, но не жизнь. Корнеплод иметь касательство к тем поэтам, для которых создание и (у)потреблять жизнь. Он воплощение, реализация самого воздуха и сущности поэзии, тот или другой далеко не отсоединял через жизни и не привносил в жизнь. Он просто жил так, как творил, а творил так, как дышал, в случае если припомнить сотрясение воздуха Булата Окуджавы. Корнеплод располагать сведениями что «поэзия возлежит в траве, под ногами, и надобно исключительно нагнуться, для того чтобы заприметить ее и подвернуть с земли». Он не разыскивал версификацию в прекрасной жизни, он знал, что нет ничего, что нельзя бы было заприметить на новый лад составить себе представление эстетически, образно, открывая и раскрепощая тем вот самым суть. Корнеплод ненормальным манером подобен на бессловесные пробуждения Земли, его стихи будто не написаны, а выросли, кристаллизовались в области законам далеко не искусства, а природы. Он лично переживал себя непонятно каким продолжением природы, ее жизнью, исключительно переплавленной в слово: Я жизнь земли, ее зенит, Что сам швыряю тень. Я жизнь земли, ее зенит, Ее начальный день. Захлебывающееся, лихорадочное впечатление стихов Пастернака подсказывает звуки, тот или другой высказывает себя природа. И поэзию он определяет не через литературность, а через самые пронзительные проявления жизни: Это круто налившийся художественный свист Это щелканье спертых льдинок, Это ночь, замораживающая лист, Это двух соловьев поединок.

Читайте также:
Мир природы и ее роль в жизни человека (по лирике Б. Пастернака): сочинение

Прилично «жеманно-поэтического» нет в чувстве поэта. Он знает, что поэзия — далеко не петрушка к жизни, сама же жизнедеятельность в течение всей ее несложности и величии: Поэзия, я буду давать (клятву Тобой, и кончу, прохрипев: Ты не внешность сладкогласца, Ты лето с местом в третьем классе, Ты пригород, но не припев. Оригинальная поэзия, тот или другой живешь, но не «занимаешься» — страшна. Потребовала в жертву все: до самой могилы также немного: О, располагать сведениями б ваш покорнейший слуга с чего бывает, Рано или поздно пускался на дебют, Что строчки с кровью — убивают, Нахлынут горлом — и убьют! Другим образом далеко не бывает, причинность красота спрашивает совершенной погибели всерьез. Издыхать и возвращаться к жизни с всякой строкой, всяким стихом — участок оригинального поэта. Корнеплод разыскивает неограниченный образ, в каком чувствование версификатора недалеко к великолепию классических мастеров, создававших далеко не для времени, а для богов: Рано или поздно строчку устанавливает чувство, Оно на сцену шлет раба. Вдруг заканчивается искусство, И дышат основа и судьба. Мы привыкли к тому, что слово «искусство» следовательно нам отчего-то высокое, подлинное. Но Пастернак феноминально озаряет другое: столкновение «искусства» и «искусственности» и находит кое-что больше высокое, оригинальное — это «почва и судьба». У Пастернака (у)потреблять строки, за которые его часто упрекали: «Какое, милые, у нас тысячелетье для дворе». В них изведали хладнокровие и высокомерное запирательство настоящего. Но это не так. Пастернак, как великий художник, проживает в своем времени, но отсчет проводит с позиции вечности. Не спи, не спи, художник, Не предавайся сну: Ты вечности тальщик У времени в плену, — рассказывает он. Корнеплод далеко не был обойден славой, успехом, но строго взыскуя с себя, писал: Существовать легендарным некрасиво, Не это провоцирует ввысь.

. . Он знал, что «цель творчества — самоотдача, но не шумиха, не успех». Все преходяще, и больше ничего источник версификации неисчерпаем. Стихотворец спешит, не останавливается, для того чтобы налюбоваться на лицо он всю жизнедеятельность наставлен в будущее: За поворотом, в середине Лесного лога И никаких гвоздей будущее мне Правильнее залога. Его уже не втянешь в спор И не заластишь Оно распахнуто, как бор, Все вширь и настежь. Но, устремляясь в будущее и приобретая все, что ему уготовано, Корнеплод далеко не скользит с легкостью по поверхности. Во всем мне хочется додуматься До самой сути: В работе, в поисках пути, В сердечной смуте. . . Его стихи — такое розыски сути, его понимание поэзии, — такое розыск «оснований, корней, сердцевины». Жительствовать и записывать необходимо так, для того чтобы Как заведенная машина схватывая сущность Судеб, событий. . . Производить открытья. Красота Пастернака иметь в распоряжении поразительное свойство: она молода. Все стихи нацарапаны для рубеже удивленного раскрытия мира, стихотворец наблюдает все, как видят исключительно дети.

Пастернак Б. Л. Цель творчества – самоотдача (по поэзии Бориса Пастернака)

«Цель творчества- самоотдача» (Б.Пастернак) (ЕГЭ обществознание)

Известный русский поэт и писатель Борис Пастернак, в своем высказывании поднимает проблему главной задачи творчества. Данная проблема является актуальной в условиях современного общества.
Автор полагал, «Цель творчества- самоотдача», таким образом он хотел сказать, что главное в творчестве это не какая-то коммерческая выгода, а самореализация, получение удовольствия от самого процесса творчества. Я согласна с мнением автора, ведь многие из нас после трудного рабочего дня ходят в музыкальные, художественные школы, не для выгоды, а для удовольствия.

Творчество- это вид деятельности, порождающей нечто качественно новое, никогда ранее не существовавшее. Оно направлено на решение любых проблем или удовлетворение потребностей. Выделяют три основных вида творчества: научное, техническое и художественное. Так же существуют различные механизмы творчества, такие как комбинирование, фантазия, интуиция и воображение.

Творчество является неотъемлемой частью многих людей.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ

ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Что же заставляет людей творить? Зачем уставший после работы человек садится и, например, рисует картины или пишет стихи? Дело в том, что, погружаясь в творческий процесс, человек остается наедине с собой, со своими мыслями, он отдыхает душой. В конечном итоге не все получают новый предмет, который станет предметом мирового искусства, но зато каждый из нас получит душевное спокойствие и равновесие, так как мы создали то, чего ранее в природе не существовало. Существует не мало примеров, которые подтверждают, целью творчества является самоотдача, а не деньги или слава. В произведении Л.Н.Толстого «Война и мир» Наташа Ростова очень любила петь, и делала она это не для других, а для себя. Пение успокаивала ее душу, и в него она вкладывала все свои силы. От пения Наташи людям вокруг становилось спокойнее и это дарило им, а Андрея Болконского наталкивало на размышления о жизни.

Рассмотрим такую известную личность как Эмили Дикинсон. Оно была застенчивой затворницей, которая едва ли опубликовала некоторые из её стихов в течение жизни. И только после смерти Эмили, её сестра Лавина обнаружила почти 1800 стихов и опубликовала их. Огромное количество стихов было написано, но почти не были опубликованы лично ей. Значит она писала свои стихи только для себя, для своего душевного спокойствия, а не ради денег.

Таким образом можно сделать вывод, что главное в творчестве- это самоотдача. С помощью творчества человек может решить свои душевные проблемы. Те люди, которые занимаются творчеством только ради славы, никогда не понимали какое душевное спокойствие обретают те люди, которые занимаются этим для себя. Не каждый из нас обладает какими-то огромными талантами, но все же мы рисуем или пишем стихи, которые помогают обрести гармонию с самим собой.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id30944

Жанровые особенности стиха

«Быть знаменитым некрасиво» – классический пример философской лирики. Пастернак пишет послание для своих современников, коллег и потомков. Этот факт обуславливает философский характер поэзии. Борис Леонидович рассуждает о пути, который является истинным. Цель такого пути – не достижения признания от современников, а познание вечных и далеких истин.

Композиция произведения

Поэзия трехчастная. Формально произведение состоит из семи четверостиший. Пастернаковский стих условно делится на несколько тематических частей: Рассуждение поэта о роли творца. Борис Леонидович подчеркивает, что автору не следует стремиться к славе или желать признания публики. Цель творчества – не известность. Эта часть произведения отличается резкостью. Автор словно обливает читателей ледяной водой, заявляя, что часто самые громкие имена ничего не значат. Высказывание автором мнения о жизни, которую надлежит вести поэту. Как Борис Леонидович представляет творческого человека? Такой человек живет открыто и искренне. Настоящий гений – не самозванец, не лжец. Творческие люди живут исключительно для вечности и ради нее. Великий человек оставляет свои личные проблемы «за кадром». Людям творчества следует показывать только результаты своей деятельности. Подведение литератором итогов: следовать жизненному кодексу – значить идти к бессмертию в литературе. В этой части писатель дает назидания своим коллегам-литераторам. Опасность для творческого человека – это желание сиюминутной славы, из-за которой вечность отходит на второй план. Пастернак поднимает важную и сложную проблему: некоторые люди умирают душой, будучи живыми телом. Этого допустить нельзя. Поэт призывает людей хранить свой внутренний огонь жизни. Наставления Бориса Леонидовича нельзя назвать высокомерными: поэт и сам выступал против такого рода советов. Литератор лишь призывает творческих людей познавать и искать себя.

Художественные особенности стихотворения

Стиль Бориса Леонидовича предполагает выбор сложных стихотворных размеров. В анализируемой поэзии размеры переходят один в другой. Эти переходы можно отобразить с помощью такой схемы: спондей –> пиррихий –> ямб. Смена спондея пиррихием, а пиррихия – ямбом позволила поэту свободно выразить свою мысль. Философские рассуждения Пастернака не сковываются формой. На протяжении всего текста автор использует одинаковую рифмовку – перекрестную. Пастернак использовал следующие средства выразительности:

  • Метафора («быть притчей на устах у всех», «и надо оставлять пробелы в судьбе, а не среди бумаг»: метафора пробела выражает недосказанность, мотив к познанию, стремление найти себя);
  • Эпитеты («живому следу», «жизни целой», «единой долькой»);
  • Сравнение («как прячется в тумане местность»);
  • Антитеза (противопоставление поражения и победы, «шумихи» и «любви пространства»);
  • Лексический повтор (автор неоднократно повторяет слово «живой»: цель – убедить читателей в важности духовного развития).
Читайте также:
Фрагменты Бориса Пастернака: сочинение

«Цель творчества — самоотдача» (Б. Пастернак) (ЕГЭ обществознание)

Автор данного высказывания поднимает проблему основной задачи творчества, которая актуальна для общества во все времена её существования.

«Цель творчества — самоотдача», — так считает автор, говоря о том, что в творчестве нет цели получения коммерческой прибыли, её главная задача — caмopeaлизoвaтьcя, получить удовольствие от процесса творчества.

Творчество — процесс деятельности, создающий качественно новые материалы и духовные ценности или итог создания объективно нового.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ

ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Творчество является частью культуры человека. Она бывает народной, когда создаётся анонимным творцами, не имеющими профессиональной подготовки, туда входят пословицы, поговорки, загадки, песни, танцы и т. д. Элитарной — создается привилегированной частью общества, она сложна для понимания неподготовленного человека, это опера, балет, авангардная живопись… Массовой или популярной, рассчитанной на потребителя с усредненным вкусом и созданная с целью извлечения прибыли — телевизионные шоу, сериалы, мультсериалы… Так же существуют особые формы культуры, такие как субкультура, диалог культур и диалог культур разных народов.

Люди любят творить потому что они, погружаясь в творческий процесс, остаются наедине с собой, со своими мыслями, они отдыхают, успокаиваются, отрываются от окружающего мира. В результате своего творчества человек получает нечто новое, то, чего ранее не существовало и это придает душевное спокойствие и равновесие. Существует множество примеров, которые подтверждают, что цель творчества является самоотдача, а не деньги, слава или иная выгода. Чтобы подтвердить свою точку зрения, приведу пример из литературы.

При каких условиях Пастернак написал «Быть знаменитым некрасиво»?

Анализируемый стих – плод позднего периода творчества Бориса Леонидовича. За несколько лет до написания произведения Пастернак – в романтическом порыве – прославлял «вождя советского народа». Однако Сталин мертв, а короткий период общественного принятия Пастернака подходит к концу. Писатель отдаляется от окололитературной шумихи, уходит в переводческую деятельность, изучает зарубежных литераторов. Борис Леонидович отдаляется от опальных товарищей, вроде Ахматовой и ее семьи. В этот период литератор активно переосмысляет события своего прошлого. Автор анализирует особенности пути творческих людей, размышляет над правильностью жизненного выбора. Пастернаковская поэзия – послание не только к современникам, но и обращение к себе. Автор напоминает себе же, что слава противостоит истинным ценностям. Пастернак приходит к выводу: желание славы и признания оказывается губительным для поэта.

Почему это «программное стихотворение»?

Критики и литературоведы нередко называют анализируемый стих программным. Действительно, исследователи выдвигают гипотезу, согласно которой в строках своей поэзии Борис Леонидович показал отказ от литературного пути коллеги – Маяковского. В тот период в творческих кругах известного футуриста превозносили, считая фактически лучшим литератором современности. Пастернак же решил развенчать культ личности своего коллеги по литературному цеху.

Середина ХХ века в творчестве поэта

Это был настолько плодотворный период в творческой биографии Пастернака, что лучше сказать о нем несколько дополнительных слов. Литературный дебют писателя случился, когда Борису Леонидовичу исполнилось 23 (то есть в 1913-м году). В 1955-м Пастернак заканчивает работу над «Доктором Живаго» – романом, который через 3 года принесет литератору Нобелевскую премию. Этот момент – поворотный в жизни писателя. С середины ХХ века Пастернака травят, подвергают гонениям. Советская власть вынуждает автора отказаться от почетной Нобелевской награды. События собственной жизни и пережитых волнений Пастернак впоследствии вкладывает в произведения, написанные после 1955-го года.

Цель творчества – самоотдача (по поэзии Бориса Пастернака)

Борис Пастернак сказал: “Книга – это кубический кусок дымящейся совести”. Слова эти могут стать и эпиграфом, и эпилогом всей жизни и творчества поэта. Есть творцы, для которых музыка, поэзия, литература – занятие, но не жизнь.

Пастернак относится к тем поэтам, для которых творчество и есть жизнь. Он воплощение, материализация самого духа и сути поэзии, которую не отделял от жизни и не привносил в жизнь. Он просто жил так, как творил, а творил так, как дышал, если вспомнить слова Булата Окуджавы. Пастернак знал, что “поэзия валяется

Он не искал поэзию в жизни, он знал, что нет ничего, что нельзя было бы увидеть по-новому, осмыслить эстетически, образно, раскрывая и раскрепощая тем самым суть. Пастернак странным образом похож на бессловесные порождения Земли, его стихи как будто не написаны, а выросли, кристаллизовались по законам не искусства, а природы. Он сам чувствовал себя каким-то продолжением природы, ее жизнью, только переплавленной в слово: Я жизнь земли, ее зенит, Что сам бросаю тень. Я жизнь земли, ее зенит, Ее начальный день. Захлебывающееся, нервное звучание стихов Пастернака напоминает звуки, которыми выражает себя природа. И поэзию он определяет не через литературность, а через самые пронзительные проявления жизни: Это круто налившийся свист, Это щелканье сдавленных льдинок, Это ночь, леденящая лист, Это двух соловьев поединок. Ничего “жеманно-поэтического” нет в ощущении поэта. Он знает, что поэзия – не приправа к жизни, а сама жизнь во всей ее простоте и величии: Поэзия, я буду клясться Тобой, и кончу, прохрипев: Ты не осанка сладкогласца, Ты лето с местом в третьем классе, Ты пригород, а не припев. Подлинная поэзия, которой живешь, а не “занимаешься” – страшна. Она требует в жертву все: всю жизнь и еще немного: О, знал бы я, что так бывает, Когда пускался на дебют, Что строчки с кровью – убивают, Нахлынут горлом – и убьют! Иначе не бывает, потому что поэзия требует полной гибели всерьез. Умирать и воскресать с каждой строкой, каждым стихом – удел подлинного поэта. Пастернак находит очень сильный образ, в котором ощущение поэта близко к величию древних мастеров, творивших не для времени, а для богов: Когда строку диктует чувство, Оно на сцену шлет раба. И тут кончается искусство, И дышат почва и судьба. Мы привыкли к тому, что слово “искусство” значит для нас что-то высокое, подлинное. Но Пастернак парадоксально высвечивает другое: сближение “искусства” и “искусственности” и находит нечто более высокое, подлинное – это “почва и судьба”. У Пастернака есть строки, за которые его часто упрекали: “Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе”. В них увидели равнодушие и высокомерное отрицание настоящего. Но это не так.

О нравственной сути поэзии

Пастернаковское произведение несет сильную моральную нагрузку. Автор подчеркивает, что признание – это естественное следствие «самоотдачи» творческого человека.

В стихотворении “Любить иных – тяжелый крест” Борис Пастернак создает атмосферу искренности – непроизвольного, доверительного чувства. Это основное настроение произведения. Предлагаем читателям ознакомиться с его описанием

Талантливые люди не должны исходить из лжи и самозванства. Для поэта важен знак судьбы. Способность создавать прекрасные вещи – это дар, поэтому истинный человек творчества не различает поражения и победы, а воспринимает события как судьбоносные знаки.


Творческие люди отличаются скромностью и достоинством. Пастернак пишет послание одновременно и читателям, и самому себе. Писатель борется с собственными внутренними порывами и честолюбием. На такой вывод наталкивают условия, которые подвигли автора к написанию анализируемой поэзии.

Отзывы критиков

Константин Поливанов, исследуя творчество поэта, подчеркнул многозначительность и сложность пастернаковского языка. Произведения русского писателя отличаются образностью и глубиной размышлений.

Пастернак VS Маяковский

По общему мнению литературных критиков, произведение Пастернака демонстрирует отречение от выбора, который делают коллеги писателя по литературе. В строках поэзии особенно прослеживается желание отмежеваться от творческого рока Маяковского. Некогда Владимир Маяковский и Борис Пастернак были единомышленниками. Но теперь Пастернак не разделяет пути своего бывшего товарища. В то время Маяковского восхваляли, превозносили до небес, называя «лучшим поэтом современности». Таковым было мнение прежде всего Сталина. Симпатия «вождя народов» надолго подарила Маяковскому «неприкосновенность», возвела его фигуру до уровня культа. Борис Леонидович считал Маяковского «придворным поэтом». Такой путь, как считал Пастернак, – ошибка для творческого человека. Однако в словах лирического героя отсутствует антипатия, зависть или злословие. Автор не таит обиды на общество и мир из-за непризнанности и отверженности. Каждая фраза несет осознанную и выстраданную истину. Критики называют пастернаковскую поэзию «строгой проповедью», обращенной к талантливым людям, гениям. Творческий человек обладает страшной силой: вдохновлять людей, «поднимать ввысь». Поэтому такие люди не должны забывать о собственном предназначении.

Читайте также:
Во всем мне хочется дойти до самой сути (По лирике Б. Л. Пастернака.): сочинение

Цель творчества — самоотдача

Он просто жил так, как творил, а творил так, как дышал, если вспомнить слова Булата Окуджавы. Пастернак знал, что «поэзия валяется в траве, под ногами, так что надо только нагнуться, чтобы увидеть ее и подобрать с земли». Он не искал поэзию в жизни, он знал, что нет ничего, что нельзя было бы увидеть по-новому, осмыслить эстетически, образно, раскрывая и раскрепощая тем самым суть. Пастернак странным образом похож на бессловесные порождения Земли, его стихи как будто не написаны, а выросли, кристаллизовались по законам не искусства, а природы. Он сам чувствовал себя каким-то продолжением природы, ее жизнью, только переплавленной в слово: Я жизнь земли, ее зенит, Что сам бросаю тень. Я жизнь земли, ее зенит, Ее начальный день. Захлебывающееся, нервное звучание стихов Пастернака напоминает звуки, которыми выражает себя природа. И поэзию он определяет не через литературность, а через самые пронзительные проявления жизни: Это круто налившийся свист, Это щелканье сдавленных льдинок, Это ночь, леденящая лист, Это двух соловьев поединок.

Ничего «жеманно-поэтического» нет в ощущении поэта. Он знает, что поэзия — не приправа к жизни, а сама жизнь во всей ее простоте и величии: Поэзия, я буду клясться Тобой, и кончу, прохрипев: Ты не осанка сладкогласца, Ты лето с местом в третьем классе, Ты пригород, а не припев. Подлинная поэзия, которой живешь, а не «занимаешься» — страшна. Она требует в жертву все: всю жизнь и еще немного: О, знал бы я, что так бывает, Когда пускался на дебют, Что строчки с кровью — убивают, Нахлынут горлом — и убьют!

Иначе не бывает, потому что поэзия требует полной гибели всерьез. Умирать и воскресать с каждой строкой, каждым стихом — удел подлинного поэта. Пастернак находит очень сильный образ, в котором ощущение поэта близко к величию древних мастеров, творивших не для времени, а для богов: Когда строку диктует чувство, Оно на сцену шлет раба. И тут кончается искусство, И дышат почва и судьба.

Мы привыкли к тому, что слово «искусство» значит для нас что-то высокое, подлинное. Но Пастернак парадоксально высвечивает другое: сближение «искусства» и «искусственности» и находит нечто более высокое, подлинное — это «почва и судьба». У Пастернака есть строки, за которые его часто упрекали: «Какое, милые, у нас тысячелетье на дворе». В них увидели равнодушие и высокомерное отрицание настоящего. Но это не так. Пастернак, как великий художник, живет в своем времени, но отсчет ведет с точки зрения вечности.

Не спи, не спи, художник, Не предавайся сну: Ты вечности заложник У времени в плену, — Говорит он. Пастернак не был обойден славой, успехом, но строго взыскуя с себя, писал: Быть знаменитым некрасиво, Не это поднимает ввысь. Он знал, что «цель творчества — самоотдача, а не шумиха, не успех». Все преходяще, и только родник поэзии неисчерпаем. Поэт спешит, не останавливается, чтобы полюбоваться собой, он всю жизнь нацелен в будущее: За поворотом, в глубине Лесного лога Готово будущее мне Верней залога. Его уже не втянешь в спор И не заластишь Оно распахнуто, как бор, Все вширь и настежь. Но, стремясь в будущее и принимая все, что ему уготовано, Пастернак не скользит легко по поверхности.

Особенности любви Юрия Живаго к Ларе

В романе «Доктор Живаго» Борис Пастернак изобразил удивительную историю любви. Эта любовь судьбоносна, предназначена героям свыше. Это чувство стало выражением настоящей радости, превозмогающей страх смерти. Примечательно, что вначале роман назывался «Мальчики и девочки». Действительно, с первых же эпизодов появляются мальчики: Юра Живаго, Миша Гордон, Ника Дудоров, Паша Антипов – и девочки: Надя, Тоня.
Вторая часть открывается главой «Девочка из другого круга» – это Лариса Гишар. «Лара была самым чистым существом на свете», – говорит об ней автор. Вместе с мальчиками и девочками в роман входит темы подросткового восприятия жизни, чуткого, наивного, ранимого, максималистски нетерпеливого к фальши и несправедливости. Героев разделяют расстояния, социальное положение, но им просто суждено встретиться.
Лара воспитывается в небогатой семье. Она вынуждена давать уроки, ухаживать за матерью, терпеть ласки наглого богача. Юра Живаго рано остался без матери. С детства он чувствовал недостаток тепла, любви. Поэтому так дорожил заботой и дружбой. Герои пока еще встречаются лишь мимолетно, вскользь, случайно, не замечая друг друга. Причем, каждая новая встреча происходит на новом жизненном этапе героев. Проходит время. Оказывается, что «мальчики выросли и все – тут, в солдатах». Уже повзрослев, они встречаются на званном вечере. Знаменателен момент, когда снежною, морозной зимой Юра видит в незнакомом окне свечу и не может оторвать от нее глаз. Это была комната Лары. А свеча впоследствии станет символом их любви – знаком вечного духовного, спасительного огня, священной страсти двух душ. Поэтому рефреном всего романа являются строки из стихотворения Юры: «Свеча горела на столе, свеча горела». Во время встречи с Ларой на балу Юра шокирован ее поступком: измученная девушка стреляет не только в ненавистного ей богача, но и в ненавистное ей, навязанное извне существование. Герои сразу же оказываются втянутыми в широкие исторические события. Первая мировая война, три революции, гражданская война – это эксперименты, которые затевались во имя самых чистых, благородных идеалов. Но по отношению к обычной человеческой жизни они искусственны и надуманы. У Пастернака они ассоциируются с играми – повзрослевшие мальчики продолжают играть. Например, Юрий Живаго по-мальчишески восторженно говорит Ларисе о революции: «Вы думаете, какое сейчас время! И мы с Вами живем в эти дни! Ведь только раз в вечность случается такая небывальщина. Подумаете: со всей России сорвало крышу, и мы все народом очутились под открытым небом. И некому за нами подглядывать. Свобода!». Душа Юрия восприимчива к добру, гармонии, красоте, и вместе с тем он чутко реагирует на исторические события. Творчески одаренный герой романа стремится к занятию своим делом (врачеванием не только человеческих тел, но и сердец). Его взгляд силою обстоятельств становится мерой и трагической оценкой обстоятельств. Стихотворения Юрия – это поддержка и подтверждение надежд и веры в долгожданное просветление и освобождение личности. Духовную свободу и освобождение от мучительных земных противоречий он обретает в чувстве любви к Ларе. Оба героя несвободны: у Юрия своя семья, дети, которых он нежно любит. Лара замужем. Но их соединение неизбежно, их души тянутся друг к другу в поисках спасения от ужасов и катастроф страшного мира. О днях Февральской революции Пастернак пишет следующее: « Каждый день без конца как грибы, вырастали новые должности. И на все их выбирали. Они замещали посты в городском самоуправлении, служили комиссарами на мелких местах в армии по санитарной части и относились к чередованию этих занятий, как к развлечению на свежем воздухе, как к игре в горелки». Людям в годы революции стало казаться, что они могут отступить от христианских заповедей, они жаждали управлять собственной жизнью. На самом деле они верят ложным, временным ценностям, находятся во власти преходящих соблазнов. Но игры взрослых людей имеют серьезные последствия.
Это доказывает судьба Стрельникова – вестника и активного участника революции. Его идеи и действия губительны. В них отражаются настроения эпохи: пренебрежение к личности человека, потеря значения духовных идеалов во имя умозрительного равенства, искусственного единства. Эти игры несут кровь и смерть все тем же мальчикам, на какой бы стороне они ни сражались. Проекты переделки мира превратились в жестокие эксперименты. В результате образовалась жуткая реальность, которая враждебна не только духовной жизни, но и самому человеческому существованию. Таковы результаты игры с историей. «Игра в людей» противоестественна, – утверждает Борис Пастернак. Она не может заменить нормальную, обычную жизнь. Отдушину герой обретает в любви к Ларе. Она дает ему свет, поддерживает, горит, не угасая, как та свеча, которую он видел много лет назад. Герои во многом изменились, многое поведали. Но сердца их не потускнели, они почувствовали, узнали друг друга. Их встреча после революции в библиотеке маленького захолустного городка далеко не случайна. Большая часть романа наполнена ожиданием любви, изображению ее разных ипостасей. Но вот, наконец, они встречаются глазами. …И больше не могут расстаться ни на минуту. Оба героя шли к этому свету всю свою жизнь. И надежда не обманула их. Они рождены друг для друга. В их словах, поступках нет игры, лжи, насилия. Наоборот, они словно укрылись от темных смутных дней. Их отношения очень гармоничны, потому что любовь Юры и Лары окрашена нежностью, заботой, взаимопониманием. Только теперь герои начинают жить истинной жизнью. Лишь сейчас они сполна ощущают весь аромат жизни. Их любовь – это свет, тепло, умиротворение. Она являет собой органичное соединение биологического, духовного и вечного. Лишь в любви, в жизни во имя другого они находят утешение и смысл. В этом заключается истинное блаженство и великое предназначение человека. Юра и Лара вместе лепили огромный светлый мир. Именно он помог им спасти свои души. Отношения героев были тайными, но именно в них был заключен весь смысл жизни героев. Насильственное вмешательство человека в природу и историю имеет тяжелые последствия. Юре и Ларе чужды себялюбие, ограниченность, пошлость окружающего мира.
Любовь в романе Пастернака теснейшим образом связана с историей. С одной стороны автор показывает насилие и смуту, а с другой простую, но священную жизнь в любви и созидании. Он показывает, что власть идеологической схемы, надуманной системы губит всех, оборачиваясь трагедией и для того, кто ее исповедует и применяет. Подлинные, земные, человеческие заботы людей намного важнее революционных игр. Таким образом, значимость социальной истории снижается, и высокий вечный смысл приобретает жизнь человека, его любовь, его большие деяния и мелкие хлопоты, без которых невозможна жизнь человека. Любовью дышит весь подтекст романа. Символом любви и гармонии является здесь не только свеча, но и природа. Природа в романе есть воплощенное чудо, чудо жизни: «Чудо вышло наружу. Из-под сдвинувшейся снеговой пелены выбежала вода и заголосила». Истинным чудом в мире является сам человек, в сердце которого живет мудрая, всепроникающая любовь.

Читайте также:
Философские мотивы лирики Б.Пастернака: сочинение

Изображение любви в романе Пастернака «Доктор Живаго»

Как Б.Пастернак раскрывает тему любви в романе «Доктор Живаго»?

Тема любви не нова в русской литературе. Русские писатели по-разному описывали это чувство в своих произведениях. Для кого-то любовь – это что-то таинственное, чувство, не поддающееся никаким разрушениям. Для других любовь – это разочарование, горе, чувство, приносящее только несчастья. Борис Пастернак относится к тем писателям, для кого любовь – это единство радости и печали.
В романе Пастернака «Доктор Живаго» костер любви разгорается, а затем ярко пылает во взаимоотношениях мужчины и женщины, одновременно согревая и обжигая героев своим ласкающим и трепетным огнем. Автор изображает треугольник, состоящий из сердец, охваченных пламенем, — это сердца Юрия, Тони и Лары.

Отношение Юрия к Тоне и Ларе весьма своеобразно. Оно существенно отличается от традиционного понимания данной метафорической геометрической фигуры и ее формальных аналогов в литературе. Вспомним, например, треугольник Катерина-Тихон-Борис в пьесе А.Н. Островского «Гроза», в которой Тихон – часть постыдного «темного царства», а Борис – мираж свободного луча света.

Юрий, находясь рядом с одной из любимых женщин, стремится к другой. Он не может и не хочет отдать предпочтение кому-то из них. Для него они неразрывно связаны, как утро и вечер одного дня, потому что каждая привносит что-то новое, особенное и неповторимое в его существование.

Антонина Александровна хлопочет по хозяйству, воспитывает маленького сына, то есть зарождает жизненную суету, как утро, с которого все и начинается. В письме Юре она пишет: «Я родилась на свет, чтобы упрощать жизнь и искать правильного выхода, а она, чтобы осложнять ее и сбивать с дороги».

Лариса Федоровна, напротив, спокойна в делах и похожа на тихий вечер, итог бурно прожитого дня: «У нее был ясный ум и легкий характер. Она была очень хороша собой. Лара была самым чистым существом на свете… и все в ней – незаметная быстрота движений, рост, голос, серые глаза и белокурый цвет волос были под стать друг другу».

Каждая из этих женщин старалась быть единственной и неповторимой для своего любимого.

В определенные моменты своей жизни Юрий по-разному относился к Тоне и к Ларе. Обманывая Тоню, он не перестал любить ее «до обожания». Мир ее души, ее спокойствие были дороже ему всего на свете. Он стоял горой за ее честь, больше, чем ее родной отец и чем она сама. Вот как сам автор говорит об отношении Юры к Тоне: «Идеи «свободной любви», слова вроде «прав и запросов чувства» были чужды ему. Говорить и думать о таких вещах казалось ему пошлостью. В жизни он не срывал «цветов удовольствия», не причислял себя к полубогам и сверхчеловекам, не требовал для себя особых льгот и преимуществ. Он изнемогал под тяжестью нечистой совести».

Вообще, отношение главного героя к этим двум любящим его женщинам можно сравнить со стрелками часов, не имеющими возможности, пока они идут, перескочить через определенные промежутки времени. Ведь если бы они замерли на каком-то одном делении, то жизнь бы остановилась. Недаром в роман введен эпизод с «тифозным часом». Может быть, говоря о нем, Пастернак подразумевал момент осознания влюбленности, ибо приход к этому состоянию у Юрия в обоих случаях осуществлялся медленно. Искорка начала тлеть в Юрином сердце с первой встречи и с Тоней, и с Ларой, постепенно возгораясь в пламя, которое овладело его чувствами и мыслями.

Тема любви в романе Б.Л.Пастернака “Доктор Живаго”

Тема любви является ключевой темой в творчестве каждого писателя, однако каждый из них воспринимает ее по-своему. В романе «Доктор Живаго» б. Пастернак раскрывает свой взгляд на это чувство. Любовь у него противоречива и разнообразна в своих проявлениях. Главным героем романа является Юрий Андреевич Живаго, русский интеллигент. Он не без колебаний принимает революцию. Трагедия этого героя заключается в постоянных сомнениях, которые возникают у него и по отношению к любимым женщинам. Вьюга, метель, буран, появляющиеся уже на первых страницах произведения, сопровождают все события романа. Это и очистительный ноябрьский снег, падающий на газету с первыми декретами советской власти, которую жадно читает на углу Арбата Юрий Живаго. Это и метель, в которой он, еще не знакомый с Ларой, как бы предчувствующий их встречу, впервые видит с улицы оттаявший от свечи кружок на окне. В этом доме идет разговор между Ларой и Пашей Антиповым: «Сквозь эту скважину просвечивал огонь свечи, проникавший на улицу почти с сознательностью взгляда, точно пламя подсматривало за едущими и кого-то поджидало». Это и рождественская морозная ночь, накануне которой умирающая Анна Ивановна благословила Юру и его будущую жену Тоню. Любовь, по мнению Пастернака, такая же противоречивая и изменчивая, как и вся жизнь того времени, как вьюга, метель, буран. Говоря об отношениях между Юрием Андреевичем и Тоней, автор чаще всего обращается к понятиям любви и долга. В первую очередь, это был долг перед Анной Ивановной, которая завещала “детям” не расставаться. Слова этой женщины сильно изменили Юрия Андреевича: «Тоня, этот старинный товарищ, эта понятная, не требующая объяснений очевидность, оказалась самым недосягаемым и сложным из всего, что мог себе представить Юра, оказалась женщиной». Нет, нельзя говорить о том, что Живаго равнодушен к своей жене. Но любовь его совсем не такая, какую он испытывает к Ларе. В романе «природность» этой любви постоянно подчеркивается автором. Лара у гроба Живаго думает: «Они любили друг друга потому, что так хотели все кругом: земля под ними, небо над их головами, облака и деревья… Никогда, никогда, даже в минуты самого царственного, беспамятного счастья не покидало их самое высокое и захватывающее». Лара появляется перед Юрием Андреевичем то в образе лебедя, то рябины, и, в конце концов, становится понятно, что для главного героя Лара – воплощение самой природы: «Точно дар живого духа потоком входил в его грудь, пересекая все его существо и парой крыльев выходил из-под лопаток наружу…». Доктор инстинктивно стремится к этой женщине, как к части мироздания. Он и Лара – единое целое, этого требует природа, этого требует его душа. Но любовь к Ларе бесплодна, она подчинена буре страстей. Пастернак изображает своих героев в таких «ракурсах», что читателю невольно приходится задумываться о том, что есть любовь, в чем истина. У Юрия Андреевича и Тони будет ребенок, который будет очень похож на мать Живаго. Что же это? Почему же отношения с Ларой пустые, хотя они подходят друг другу, как никто другой? И что есть в данном случае истинная любовь? Автор не дает конкретного ответа, предоставляя читателю возможность самому найти истину. Стоит отметить, что Пастернак еще сильнее усугубляет ситуацию, введя в роман образ Марины. Любовь к ней – некий компромисс с жизнью: «Юрий Андреевич иногда в шутку говорил, что их сближение было романом в двадцати ведрах, как бывают романы в двадцати главах или двадцати письмах». Эту женщину отличала покорность и подчинение фантазиям Юрия Андреевича. Марина прощала доктору все его странности, «к этому времени образовавшиеся причуды, капризы опустившегося и сознающего свое падение человека». Любовь, представленная в романе, очень разная по своей сути. Здесь можно говорить о «многополярности» этого чувства. Страстно Живаго любил Лару, из-за чувства долга – Тоню. Марину же он любил, потому что так распорядилась судьба. Однако Юрий Андреевич так и не находит счастья в любви, и все, что ему остается, – пойти на компромисс с жизнью, смириться с действительностью.

Читайте также:
Тема творчества и значение стихотворений Юрия Живаго в романе Б. Пастернака Доктор Живаго: сочинение

Сочинение Тема любви в романе Доктор Живаго Пастернака

Тема любви в романе Бориса Пастернака «Доктор Живаго» раскрыта многогранно, удивительно и противоречиво. Непростая судьба главного героя Юрия Живаго, интеллигента, принявшего не без некоторых сомнений революцию, усложняется ещё и бурными, запутанными любовными отношениями с его женщинами. Чувства доктора к своим возлюбленным настолько разнообразны и противоречивы в своих проявлениях, что невольно возникают параллели, позволяющие нам сравнить его любовь с самой революцией. В этом романе автор показывает нам разные грани любви, которая может быть вечной, чистой, бережной, восторженной.

Тоня, первая жена Живаго, несмотря на то, что была очень дорога ему, стала для Юрия скорее близким другом и тихой, надёжной гаванью в жизни. Изначально, в основе их любви, лежала просьба умирающей матери Тони, которая просила их никогда не расставаться. Влюблённость молодых людей на протяжении всей их совместной жизни, была прочной, смиренной, искренней. Жена, трепетно любившая Юрия, была ему не только опорой в жизни, матерью его сына, но и женщиной, которая, по его мнению, была ему дороже всего на свете. Юрий тщательно оберегал душевное спокойствие своей жены и мучился невероятно тяжёлым чувством вины из-за того, что находясь рядом с ней, его тянуло к другой женщине.

Этой другой для Живаго стала Лариса Антипова. Роковая любовь к Ларе у доктора была совсем иная. Умиротворённые и размеренные чувства к Тоне дополнила всепоглощающая страсть к Ларисе. Как будто сама судьба не давала им возможности быть вдалеке друг от друга, постоянно сталкивая их. Несмотря на то, что они оба состояли в браках, их настолько тянуло друг к другу, что оставалось только смириться и подчиниться этой любовной тяге.

Женские образы в романе Пастернака «Доктор Живаго»

Любовь всегда сопровождает героев известного писателя Бориса Пастернака. Поэтому основной темой произведения «Доктор Живаго» стала тема любви, удивительные истории, о которых поведал автор на страницах своего романа. Все эти удивительные и разные любовные истории происходили с главным героем. В своем романе Пастернак создал различные типы героинь, но основной персонаж только один — Юрий Андреевич Живаго.

Поэтому все любовные истории с разными женщинами сплетаются воедино вокруг него. Известно, что Пастернак вначале задумывал назвать свое произведение иначе. В первой редакции роман назван «Мальчики и девочки». Причина этого в том, что действие романа начинается с главных героев, представленных женскими образами: Надя, Тоня. А вот другую, вторую часть произведения автор назвал «Девочка из другого круга», в которой и появляется образ совершенно новой героини – Ларисы Гишар. В конце всего действия, когда роман медленно подходит к заключению, появляется еще один женский образ – Марина Живаго, жена главного героя.

Учитель проверяет на плагиат? Закажи уникальную работу у нас за 250 рублей! Напишем в течение дня!

Связаться с нами:

Первой женой Юрия стала Тоня Громенко. Они вместе росли, дружили с раннего детства. Однажды Живаго смог разглядеть в друге девушку, которая оказалась каким-то сложным, непонятным, необъяснимым для него существом. Юра влюбился, думал, что именно Тоня, такая близкая с детства, родная и хорошо знакомая, предназначена судьбой. Но не только это подтолкнуло молодых людей к браку. Умирающая мать девушки благословила их. Анна Павловна вселила в них мысль, что они созданы друг для друга, поэтому им нельзя расставаться. Слова женщины, уходившей в другой мир, заставили посмотреть приятелей с детства совсем по-другому друг на друга. И вот тут совсем неожиданно возникло какое-то новое чувство – влюбленность. Оба испытывали это в первый раз, и это тоже связывало их, соединяло. Но Юрий не эмоционально воспринимал свою жену, он любил ее за те чувства, запахи, которые она была наполнена.

Да, безусловно, он был ей благодарен за то, что она была не только всегда искренне с ним, была тиха, спокойна и чиста, но и оказалась надежной опорой в его жизни. Но к этому прекрасному чувство примешивалось у самого Юрия еще и другое – чувство вины за то, что он любил другую женщину.

Другой женщиной, которую полюбил герой, оказалась Лара Гишар. Воспитанной в скромной и небогатой обстановке, она была чистейшим существом. В жизни ей пришлось совсем нелегко. Так как она вынуждена была терпеть ласки богача Комаровского, который был груб и нагл. К тому же, она ухаживала за больной и страдающей матерью, а чтобы выжить, давала частные уроки. Живаго и Лариса встречаются иногда, совершенно случайно, вскользь, практически не замечая друг друга.

Проходит время и жизнь сводит вместе героев на званом ужине. Символом новой любви становится свеча, горящая каждый вечер в комнате Лары, а Живаго, которому нужно было спастись и укрыться в этой маленькой комнатушке, однажды ее видит и идет на нее. Любовь к Ларе духовна, она спасительна. Первая близкая встреча и знакомство было интересно, и вызвало у Живаго настоящий шок. Молодая девушка прямо на балу стреляет в надоевшего ей и ненавистного Комаровского.

Но эта любовь должна пройти много испытаний, которые подготовила им судьба. Прежде всего, это страшные и суровые события в стране: гражданская война, перевороты, революция, забастовки. Да, и их личная жизнь сложна и трудна. Так, Юрий женат, у него есть дети, и он не желает причинить им боль и страдания. Лара также замужем. Видно, что их соединение обязательно произойдет, так как они тянутся друг к другу.

Каждый раз Лариса предстает перед Живаго по-разному. Она словно похожа на лебедя, а иногда автор сравнивает ее с рябиной. Такой авторский прием используется, чтобы показать, как необходимы эти люди друг другу, что девушка — это воплощение природы и совершенства. А для Юрия Андреевича Лариса Федоровна — это идеал женственности и красоты. Трагедию переживает и сама героиня: она надломлена и ее рано и преступно сделали женщиной.

Лариса думает не только о Живаго. Ожидая скорый арест, она старается позаботиться о дочери. И перед читателем открывается ее новый образ: любящая женщина превращается в прекрасную мать. Она выбирает побег с нелюбимым человеком, спасая дочь. Вернувшись, Лара узнает, что Живаго умер, и она некогда не смогла простить себе этого поступка. Трагично оканчивается ее жизнь: однажды женщина ушла из дома и больше сюда не вернулась, и ее никто не видел. Можно предположить, что ее арестовали прямо на улице, а умерла она в одном из северных женских концлагерей.

Но в жизни героя была еще одна, третья, женщина. Очередная жена Марина. Покорная и молчаливая, полностью подчинялась Юрию Андреевичу, принимала мужа со всеми странностями, причудами и капризами. Он опускался все ниже, но Марина все терпела и принимала. И, может быть, в этом состоит ее подвиг, как жены, как любящей женщины. В своем романе Борис Леонидович Пастернак показал три женщины, образы которых он создал совершенно разными. Но их объединяет одно – Юрий Андреевич Живаго. Они смогли ему подарить самое большое – свою любовь.

Популярные сегодня темы

Автор в своем романе делает антитезы сопоставляет такие моменты, например как война и мир, добро и зло, Семью Болконских и Курагиных.

Тихий Дон — это обширное произведение, включающее огромное количество действующих лиц, однако особого внимания требует семья Мелиховых — одна из главных, вокруг которой и построен весь сюжет

Читайте также:
Тема истории в поэзии Пастернака: сочинение

Главный герой комедии – Митрофанушка, молодой человек шестнадцати лет, которому давно пора служить, но он всё ещё находится в своём богатом дворянском доме. Из семьи у него отец, который не смеет и слова плохого сказать про сына

На землях Шотландии когда-то жили пикты. Представители этого народа отличались маленьким ростом и гордым характером. Они умели варить из вереска напиток, который был слаще мёда и крепче вина.

Однажды на рассвете в окрестностях столицы Франции рассказчик проснулся хотя и внезапно, но в прекрасном расположении духа. Он с удовольствием наблюдал за постепенным пробуждением природы

Текст книги «Лара. Нерассказанная история любви, вдохновившая на создание «Доктора Живаго»»

Тема любви в романе Бориса Пастернака «Доктор Живаго» раскрыта многогранно, удивительно и противоречиво. Непростая судьба главного героя Юрия Живаго, интеллигента, принявшего не без некоторых сомнений революцию, усложняется ещё и бурными, запутанными любовными отношениями с его женщинами. Чувства доктора к своим возлюбленным настолько разнообразны и противоречивы в своих проявлениях, что невольно возникают параллели, позволяющие нам сравнить его любовь с самой революцией. В этом романе автор показывает нам разные грани любви, которая может быть вечной, чистой, бережной, восторженной.

Тоня, первая жена Живаго, несмотря на то, что была очень дорога ему, стала для Юрия скорее близким другом и тихой, надёжной гаванью в жизни. Изначально, в основе их любви, лежала просьба умирающей матери Тони, которая просила их никогда не расставаться. Влюблённость молодых людей на протяжении всей их совместной жизни, была прочной, смиренной, искренней. Жена, трепетно любившая Юрия, была ему не только опорой в жизни, матерью его сына, но и женщиной, которая, по его мнению, была ему дороже всего на свете. Юрий тщательно оберегал душевное спокойствие своей жены и мучился невероятно тяжёлым чувством вины из-за того, что находясь рядом с ней, его тянуло к другой женщине.

Этой другой для Живаго стала Лариса Антипова. Роковая любовь к Ларе у доктора была совсем иная. Умиротворённые и размеренные чувства к Тоне дополнила всепоглощающая страсть к Ларисе. Как будто сама судьба не давала им возможности быть вдалеке друг от друга, постоянно сталкивая их. Несмотря на то, что они оба состояли в браках, их настолько тянуло друг к другу, что оставалось только смириться и подчиниться этой любовной тяге.

Лариса, с первого взгляда покорившая Юру своей красотой, казалась ему невероятно дерзкой, шалой, смелой. Он восхищён ей и не может себе представить без неё своей жизни. Любовь к этой женщине в романе красочно представлена природным происхождением. Представ перед главным героем в разных образах рябины или лебедя, Лара является для Живаго самим воплощением природы. А всю полноту, «природную» страсть Юры и Лары, раскрывают её размышления у смертного одра любимого, что: «Они любили друг друга, потому что так хотели все кругом: земля под ними, небо над их головами, облака и деревья…». Нельзя сказать, что Живаго, поглощённый новым чувством, стал равнодушен к своей жене, он по-прежнему трепетно любит её, но любовь, которую он испытывает к Ларисе, совсем не такая. Он боготворит своих женщин, но по-разному. Его тягостные страдания из-за чувства вины перед женой за страсть к другой жене, добавляют трагизма и горести в этот любовный треугольник. С одной стороны любовь – это светлое, чистое чувство, а с другой стороны – это нечто, приносящее тоску и печаль.

А сближение Живаго и ещё одним персонажем романа – Мариной, покорной и всепоглощающей, совсем не упрощает ситуацию. Любовь Юрия к Марине показывает некое смирение с жизнью, ведь, несмотря на присутствие в его жизни такого количества любимых, пусть и по-разному, женщин, счастье Живаго так и не нашёл. В этом и заключается трагедия главного героя – сомнения, чувство вины, душевные муки в отношениях с женщинами.

Цикл «Стихотворения Юрия Живаго»

Актеры Алиса Гребенщикова и Андрей Кузичев прочли цикл «Стихотворения Юрия Живаго». Вечер прошел в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в рамках проекта «Пятницы в Пушкинском», куратором которого выступила культуролог и переводчик Анна Генина.

Фрагменты статьи Игоря Сухих «Живаго жизнь: стихи и стихии. (1945–1955. «Доктор Живаго» Б. Пастернака)»:

Завершение своей эпопеи стихотворной книгой Пастернак… наметил в самом начале работы. Роман он воспринимал как долг, стихи – как желанное возвращение к знакомой форме. В то же время большая проза была целью его многолетних устремлений, которые наконец осуществились.

Субъективно она оценивалась как нечто более значительное и важное, чем привычные стихи. Такое представление Пастернак передал и своему герою. Но природа дара сыграла с автором странную шутку и перестроила задуманную эстетическую реальность. Оправданием и подлинным завершением прозаической формы становятся все-таки стихи из романа.

В прозаическом тексте Живаго представлен как автор разнообразных литературных опытов. Еще в шестнадцатом или начале семнадцатого года Гордон и Дудоров без его разрешения выпускают в Москве его книжку. Затем упоминаются: «Игра в людей», «мрачный дневник или журнал тех дней, состоявший из прозы, стихов и всякой всячины, внушенный сознанием, что половина людей перестала быть собой и неизвестно что разыгрывает», относящийся к сентябрю семнадцатого (ч. 6, гл. 5); поэма «Смятение», писавшаяся (или задуманная) в тифозном бреду начала восемнадцатого (ч. 6, гл. 15); наконец, маленькие книжки по самым различным вопросам, которые доктор с помощью Васи Брыкина выпускает в нэповской Москве. Однако ничего об этих вещах, кроме самых общих характеристик, читатель не узнает. Живаго-литератор, сочинивший не так уж мало, представлен в прозаическом тексте лишь автором дневниковых записей (ч. 9, гл. 1) и четырех стихотворных строк

«Свеча горела на столе. Свеча горела…» – шептал Юра про себя начало чего-то смутного, не оформившегося, в надежде, что продолжение придет само собой, без принуждения. Оно не приходило» (ч. 3, гл. 10). «И две рифмованные строчки преследовали его: «Рады коснуться» и «Надо проснуться» (ч. 6, гл. 16). Чуть больше рассказано об обстоятельствах создания стихотворений, вошедших в книгу-завещание. Кроме «Зимней ночи» упомянуты с обозначением жизненного контекста «Рождественская звезда», «Сказка» и «Гамлет». Но, как правило, Пастернак предпочитает обобщенное изображение творческого порыва и творческого акта, «того, что называется вдохновением», технологическим подробностям. Творчество описывается в романе так же восхищенно и целомудренно, как любовь. В сущности, автор только один раз пытается прямо рассказать, «как делать стихи», в описании процесса работы над «Сказкой».

Стремление комментаторов найти в романе точное место для большинства текстов Живаго, показать, из какого сюжетного «сора» они растут, любопытно, но необязательно (тем более что многие авторские указания на этот счет остались в черновиках). «Стихотворения Юрия Живаго» скорее не прорастают в книгу, а вырастают из нее, кардинально преобразуя и биографию номинального автора, и обстоятельства своего возникновения. Механизм превращения внутрироманной «жизни» во внутрироманное «искусство» хорошо виден как раз на примере «Сказки». Зимнее одиночество в Варыкине, вой волков, ночная тоска в предчувствии неизбежного расставания с Ларой приводят к неожиданной трансформации. «Волки, о которых он вспоминал весь день, уже не были волками на снегу под луною, но стали темой о волках, стали представлением вражьей силы, поставившей себе целью погубить доктора и Лару или выжить их из Варыкина. Идея этой враждебности, развиваясь, достигла к вечеру такой силы, точно в Шутьме открылись следы допотопного страшилища и в овраге залег чудовищных размеров сказочный, жаждущий докторовой крови и алчущий Лары дракон» (ч. 14, гл. 9). Такова логика изображения Пастернаком творческого процесса, результатом которого становится баллада о драконе, рыцаре и спасенной им красавице.

Идя от сюжета «Сказки», мы никогда не восстановим исходные обстоятельства. Ночь превратилась в день, зима – в лето, дом – в пещеру, герои – в мифологических персонажей, Россия – в «сказочный край», двадцать первый год – во «время оно», ощущение тоски и страха в предчувствии расставания с любимой – в светлую печаль и надежду на вечную встречу. «Но сердца их бьются. / То она, то он / Силятся очнуться / И впадают в сон. / Сомкнутые веки. / Выси. Облака. / Воды. Броды. Реки. / Годы и века».

Что же осталось от всех тех лет, от «лично испытанного и невымышленно бывшего» в тонкой тетради-книжице «Стихотворений Юрия Живаго»? Ни войны, ни революции, ни быта, ни большевиков, ни партизан, ни философии там нет. Слово «Россия» в стихах не употребляется ни разу. Ни одна лирическая ситуация не имеет прямых параллелей с «частными случаями» прозаического текста. Даже вроде бы прямо вырастающая из сюжета «Зимняя ночь» описывает совсем иное свидание, не то, что состоялось у Лары с Антиповым накануне Рождества при свете зажженной свечи. Падающие на пол башмачки, жар соблазна и февральская метель вместо декабрьской стужи появились по тому же закону внезапных ассоциаций, по которому в «Сказке» появляются пещера, рыцарь и дракон. В область «общности всем знакомого» подняты всего три переплетающиеся темы: природа, любовь, Страсти Господни. Живопись словом и в прозаической части была важным конструктивным элементом. «Идет жизнь героев, сюжет романа развивается вместе с природой, и природа сама часть сюжета» (В. Шаламов). В «Стихотворениях Юрия Живаго» она становится едва ли не главной героиней. В одиннадцати текстах дан образ годового природного цикла: март на Страстной, белая ночь, весенняя распутица, лето в городе, бабье лето, осень, август, зимняя ночь, рассвет (зимний), земля (весенняя).

Читайте также:
Интеллигенция в революции (по роману Б. Пастернака Доктор Живаго): сочинение

Эти живописные снимки времен года отвечают формуле, выведенной чуть позднее в «Единственных днях» (1956): «И дольше века длится день…» Приметы разных эпох (дочь степной небогатой помещицы, дачная сторожка, заставы здешних партизан и т. п.) в стихах скорее угадываются. Вообще же пространство и время тяготеют к исторической размытости, но зато к природной конкретности и всеобщности. Время года, очередная картина, подается как состояние, которое окрашивает всю вселенную, которое равно веку и даже вечности: «…площадь вечностью легла / От перекрестка до угла, / И до рассвета и тепла / Еще тысячелетье» («На Страстной»). Любовный цикл в тетради Живаго включает девять стихотворений (если включить сюда и три «пограничных» пейзажных текста). Героев в стихах о чувстве всего два: я (он) и ты (она). Женщина ни разу не дана от первого лица. Здесь выстраивается свой кольцевой сюжет: встреча, любовное свидание («Белая ночь», «Хмель», «Осень», «Зимняя ночь», «Свидание»), свадьба (чужая) («Свадьба»), разлука («Ветер», «Разлука»), повторная встреча, выяснение отношений с намеком на новый круг («Объяснение»). О той же внезапной встрече, любви и попытке встретиться-проснуться толкует и ролевая, балладная «Сказка». Встающие между персонажами преграды обозначены в стихах лирически-абстрактно: препятствия без числа, жестокосердый свет, сказочный дракон. Евангельский цикл из шести стихотворений расположился в конце тетради. Он связан с любовными стихами мотивом женской судьбы (два стихотворения о Магдалине), а с природным циклом – стихотворением «На Страстной» с упоминанием о хоронящих Бога садах и афористической концовкой: «Смерть можно будет побороть / Усильем Воскресенья». Его смысловой центр – идея жертвы, которая объединяет его с особняком стоящим в начале тетради «Гамлетом» (в каждом микроцикле возникает, таким образом, свое композиционное кольцо), и воскресения Христа, с которого и начинается новая история. Философские сентенции прозаического текста реализуются в этом стихотворном цикле. Вторым лирическим эпилогом романа оказывается прямая речь Иисуса, Его пророчество в Гефсиманском саду: «Я в гроб сойду и в третий день восстану, / И, как сплавляют по реке плоты, / Ко мне на суд, как баржи каравана, / Столетья поплывут из темноты».

С этой позиции неортодоксального, бытового христианства Пастернак и предъявляет в романе счет своему столетию, создает свою версию российской истории. Заодно он кардинально переписывает историю литературы. В мире «Живаго» есть новый век, но нет «серебряного века», есть многочисленные размышления об искусстве, но нет самогó нового искусства. В оживленных спорах и монологах возникают имена Гегеля, Б. Кроче, Пушкина, Толстого, Достоевского, Чехова, Вл. Соловьева, но из поэтов-современников есть лишь суждения о Блоке и Маяковском и мимоходный намек на Бальмонта. Ни символистские бдения на «башне», ни акмеистские цеха поэтов, ни футуристические скандалы, кажется, неведомы герою.

Делая героем и судьей времени поэта, художника, Пастернак идет по живому следу двух других авторов «книг ХХ века», вряд ли известных ему во время работы над «Доктором Живаго»: Михаила Булгакова с его «Мастером и Маргаритой» и Владимира Набокова с его «Даром».

Пастернаковский герой парадоксально объединяет булгаковский и набоковский варианты соотношения поэзии и правды, биографии и творчества. Гамлет-Живаго созданным поэтическим миром отрицает мир исторический и в конце концов оказывается его жертвой (как безымянный булгаковский персонаж). Но его искусство становится поэмой о счастье существования, благодарением жизни, апологией «творчества и чудотворства» (как у набоковского Федора).

Пастернак сочинял роман не советский или антисоветский, но Божий. Или, по-иному, христианский. В том свободном понимании христианства, о котором он сам рассуждал в применении к Толстому. На излете эпохи, когда многое в литературе было разгромлено и уничтожено, Пастернак связывал разорванные нити и соединял времена, напоминал об истинном предназначении жизни, искусства, поэзии, был живым воплощением национальной традиции.

Благодарим за предоставленный материал литературный интернет-проект «Журнальный зал».

Тайна фамилии Комаровского

Вот как в романе говорится об отношениях Лары Гишар с адвокатом Виктором Комаровским:

«Если бы вторжение Комаровского в Ларину жизнь возбуждало только ее отвращение, Лара взбунтовалась бы и вырвалась. Но дело было не так просто».

На что опирался Пастернак, описывая мучительную связь Лары и Комаров­ского? В основе этого сюжета вполне реальная история друзей юности самого Пастернака. Летом 1910 года он часто ездит на дачу к своему другу Александру Штиху и знакомится там с его двоюродной сестрой Еленой Виноград. Борису и Александру было по 20 лет, Елене — 14.

Елена Виноград. 1916 год
Уже позже, в 1917 году, Виноград рассказала Пастернаку, что между ней и кузеном была любовная связь, причинявшая обоим страдания. Этим же временем датируется стихотворение Пастернака «Наша гроза» из книги «Сестра моя — жизнь», посвященное Елене:

К малине липнут комары. Однако ж хобот малярийный, Как раз сюда вот, изувер, Где роскошь лета розовей?!

Дело в том, что в переводе с немецкого фамилия Штих означает «укол». Пастернак сравнивает соблазнителя с изувером-комаром, укалывающим жертву малярийным хоботом. Через эту ассоциацию Пастернак придумывает и фамилию рокового соблазнителя Лары — Комаровского.

Тайна предварилки

Одна из героинь романа Шура Шлезингер появляется на вечеринке в семье Живаго, которая была устроена после его возвращения с фронта, и поучает Юрия Андреевича:

«Пойдем как-нибудь со мной, Юрочка. Я тебе людей покажу. Ты должен, должен, понимаешь ли, как Антей, прикоснуться к земле. Что ты выпучил глаза? Я тебя, кажется, удивляю? Разве ты не знаешь, что я старый боевой конь, старая бестужевка, Юрочка. С предварилкой знакомилась, сражалась на баррикадах. Конечно! А ты что думал? О, мы не знаем народа! Я только что оттуда, из их гущи. Я им библио­теку налаживаю».

Почему Шура называет себя бестужевкой и что такое знакомство с предва­рилкой? В конце 1870-х годов в Петербурге были открыты Высшие женские курсы. Первым директором стал известный историк Константин Бестужев-Рюмин. Довольно скоро политическая неблагонадежность учащихся была поставлена на вид руководству: курсы даже хотели закрыть, набор студенток временно прекратили, ввели новый регламент. Действительно, многие бестужевки — так называли учащихся — оказались связаны с народническими организациями, придерживались радикальных левых взглядов, а уже позже, в 1905–1907 годах, сочувствовали революционным событиям и даже принимали в них активное участие. На Бестужевских курсах учились, например, сестры Ленина — Анна и Ольга, а также Надежда Крупская.

Таким образом, Шура не просто походя сообщает о том, что училась на женских курсах, но представляет себя революционеркой со стажем. В ее речи есть еще одно непонятное слово — «предварилка». Так называли Дом предварительного заключения, или Шпалерную тюрьму («Шпалерку»). Первая в России следственная «образцовая тюрьма» открылась в Петербурге в 1875 году на Шпалерной улице, 25.

Дом предварительного заключения в Санкт-Петербурге. 1870-е годыpastvu.com

Вид галерей с одиночными камерами в женском отделении. 1870-е годыpastvu.com

Из 317 одиночных камер 32 были женскими. Здесь содержались многие участники революционного движения — от народников до Ленина. Несложно заметить, что Шуру Пастернак описывает иронически: в отличие от искренних революционеров Павла Ферапонтовича Антипова или Куприяна Савельевича Тиверзина она бросается пафосными фразами и любуется собой.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: