Феномен Л. Петрушевской в русской литературе: сочинение

Сочинение: Петрушевская – Образ женщины в современной русской литературе по рассказу л. петрушевской свой круг

Людмила Петрушевская среди современных писателей стоит особняком. Своими пьесами и рассказами она создала совершенно автономный, по своим законам существующий мир, часто страшный от бедственного и безнадежного положения внутри этого мира его жильцов. Как правило, Петрушевская пишет о женщинах. Вернее, так: пишет она и о мужчинах, и о детях, но всегда – с женской точки зрения. Ее героиня часто даже выступает в роли рассказчицы, как это происходит и в рассказе “Свой круг”.
Что прежде всего бросается в глаза в характере и облике ее героини? Пожалуй, то, что она ни на кого не полагается и не рассчитывает ни на чью помощь, поддержку, сочувствие. Она заранее уверена, что в любой ее просьбе ей откажут, что ее не любят, что если она чего-то и сможет добиться от окружающих ее людей, так только хитростью, только обходным маневром, основанным на ее знании слабостей этих людей. Можно сказать, что она самостоятельна и независима. Можно сказать, что она одинока.
Из-за своей убежденности в том, что ее никто не любит, она не упускает случая сказать в глаза какую-нибудь противную и неприятную правду, из-за которой ее, конечно, тут же невзлюбят еще сильнее. Она считает, что очень умна и язвительна и что именно поэтому ее и не любят: “Я человек жесткий, – начинает она рассказ, – жестокий, всегда с улыбкой на полных, румяных губах, всегда ко всем с насмешкой”.
Для нее характерно пронизывающее, “жесткое” зрение, заранее лишающее человека возможности высоких чувств, искренности и истинности. Сознательно или бессознательно, но она как бы провоцирует унижающие человека импульсы: унижающие и того, в ком, как предполагает героиня, они возникают, и того, на кого направлены, и того, кто их замечает. Чувство, граничащее с отвращением, которое она внушает всем членам “своего круга”, она пытается внушить читателям своим отношением к каждому из героев рассказа. Ее уверенность в несуществовании или неискренности высоких чувств тем страннее, что именно на этих чувствах решает она в конце концов “сыграть”, дабы обеспечить счастливое существование своего сына Алеши после своей смерти.
Героиня поставлена автором в ситуацию экстремальную, когда все человеческие качества должны проявиться в своем истинном виде. Она обнаруживает у себя симптомы болезни, от которой недавно скончалась ее мать, причем симптомы эти быстро прогрессируют. Муж, как это часто случается, ушел к другой женщине, ее подруге, а значит, и маленький сын должен после ее смерти остаться одиноким и беспомощным. И вот здесь проявляется такое самоотвержение, какому могут позавидовать герои древних трагедий. Они, умирая, надеялись на добрую память потомков. Наша героиня жертвует доброй памятью о себе, даже в глазах собственного сына (хотя и надеется, что когда-нибудь он поймет ее), чтобы обеспечить для Алеши жизнь в семье, его будущее.
Она не надеется на жалость своего бывшего мужа и своей подруги к ребенку. Но может быть, она все же вызовет жалость к своему сыну за счет ненависти против себя? Вот почему собирает она в опустошенной смертью и семейным неблагополучием квартире в пасхальную ночь “свой круг” – общих, еще со студенческой молодости, друзей своих и своего мужа. “Свой круг”, уже в общем-то распавшийся, чтобы вновь соединить его в ненависти против себя. Избив до крови на глазах у всех Алешу, она покупает этой ценой ему вечное сочувствие и поддержку. Заявлением о том, что отдает Алешу в детский дом, она отводит от него опасность попасть туда немедленно после ее смерти. Она знает, что эти люди никогда не повторят поступка, совершенного ею, злодейкой, знает, что теперь ее муж не ударит Алешу, которого раньше награждал пощечинами. Она создает “свой круг” для Алеши ценой отторжения от себя единственного оставшегося родного человека. Как бы ни относиться к этой героине Петрушевской, вряд ли можно сказать, что женские характеры в современной литературе мелки и незанимательны.

Читайте также:
Авторская позиция в произведениях Петрушевской: сочинение

Феномен Л. Петрушевской в русской литературе: сочинение

Людмила Стефановна Петрушевская родилась 26 мая семьдесят лет назад в Москве. Петрушевской не было места в литературе, когда она начинала писать. Ее первая книга стала своеобразным подарком к юбилею – Людмиле Стефановне исполнилось 50, когда вышел ее первый сборник рассказов “Бессмертная любовь”. Но гораздо раньше стали ходить по всей стране рукописи, и начался ее театр: Роман Виктюк поставил “Уроки музыки”, Марк Захаров – “Три девушки в голубом”, одноактная пьеса “Любовь” была включена Юрием Любимовым в спектакль Театра на Таганке, а в театре “Современник” шла пьеса “Квартира Коломбины”.

Журнал “Time Out”: “Петрушевская – это религия, ее либо принимают, либо не верят, не видят, смотрят сквозь нее, крутят пальцем у виска. Каждую ее новую книгу почитатели ждут как новый том любимого собрания, как свежее толкование главной книги. Все предсказуемо, эффект ее книг известен: сердце ваше застучит быстрее и заворочается совесть где-то в желудке. “

В настоящее тираж произведений Л.Петрушевской превысил миллион экземпляров. Ее книги и пьесы переведены на иностранные языки более чем 30 стран всего мира, ведь ее произведения позволяют изучать не только историю литературы, но и саму историю: людей, нравы, чувства, язык, стиль жизни – и саму жизнь.

Писательница является лауреаткой Пушкинский премии фонда Альфреда Топфера, Государственной премии РФ (за пьесу “Московский хор” в постановке Льва Додина), премии “Триумф”, театральной премии имени Станиславского, премии фестиваля “Новая драма” (за спектакль “Бифем”). В этом году Л. Петрушевская была номинирована на первую Букеровскую премию (в шорт-лист вошел ее роман “Время ночь”). Только что в издательстве “Амфора” вышел новый, десятый, том собрания ее сочинений: он называется “Черная бабочка”.

Однако немногие знают, что писатель, поэт и драматург Людмила Петрушевская еще и рисует комиксы, имеет собственный театрик “Кабаре”, делает картонных кукол, создает шляпки и колье и, наконец, снимает мультфильмы.

Эта рассылка поможет Вам узнать обо всех предстоящих выступлениях писательницы.

Статистика

  • Выпуски
  • Статистика

Анонс премьеры спектакля “Время ночь” 17 и 30 апреля.

Феномен Людмилы Петрушевской Рассылка новостей Международная Ассоциация представляет: 17 и 30 апреля в 19:00 в арт-подвале состоится премьера моноспектакля по роману Людмилы Петрушевской За годы работы в Александринском театре замечательная актриса Ольга Гильванова сыграла более 30 ролей. Более всего она запомнилась по таким ролям, как Ольга в спектакле 2009-04-07 18:58:21 + Комментировать

Премьера спектакля «Время ночь»

В апреле 2009 года в арт-подвале «Бродячая собака» состоится премьера моноспектакля Ольги Гильвановой по одноименному роману Людмилы Петрушевской «Время ночь».

Феномен Людмилы Петрушевской

Феномен Людмилы Петрушевской Рассылка новостей 12 марта, в 19.00 “Театр Музыки и Поэзии Елены Камбуровой” Москва, Б.Пироговская, 53/55 Кабаре Людмилы Петрушевской Театр Музыки и Поэзии Елены Камбуровой 12 марта приглашает всех на вечер 2009-03-11 18:02:10 1 комментарий

Читайте также:
Рецензия на сборник рассказов Л. Петрушевской: сочинение

Феномен Людмилы Петрушевской

Феномен Людмилы Петрушевской Рассылка новостей Восьмого марта в 18.00 в музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме состоится торжественная церемония закрытия посвятила творчеству и личности Людмилы Петрушевской. С целью подведения итогов мероприятия, на церемонии закрытия планируется презентация фильма о проекте, после которой организаторы фестиваля, режиссеры спектаклей, актеры и, конечно, зрители вспомнят и обсудят ключе.

Показ спектаклей по произведениям Л. Петрушевской

С 5-го по 8-е марта в рамках Петрушевского фестиваля пройдет показ студенческих и ученических спектаклей по произведениям Л. Петрушевской.

Пьесы Л. Петрушевской

2 марта на Малой сцена театра им. Ленсовета – пьесы Л. Петрушевской в постановке З. Корогодского 20 лет спустя: «Любовь», «Я болею за Швецию», а также читка пьесы «Бифем».

Феномен Людмилы Петрушевской

Все о Людмиле Петрушевской Рассылка новостей 2 марта Малая сцена театра им. Ленсовета Санкт-Петербург, Владимирский пр, д.12 Пьесы Л. Петрушевской в постановке З. Корогодского – 20 лет спустя Пьесы , . Читка пьесы . Артисты ТЮЗа им. А. Брянцева и Экспериментальной сцены п/р А. Праудина приготовили подарок на юбилей Л. Петрушевской: они собрались, чтобы показать две свои работы, постановку которых их Мастер, легендарный Зиновий Корогодский (а все они – звезды ТЮЗа времен.

Премьера спектакля “Черное пальто”

26 февраля в рамках Петрушевского фестиваля (18 февраля-8 марта) на Малой сцене ТЮЗа им. А. Брянцева стоится премьера спектакля «Черное пальто».

25 февраля в Театре Эстрады им. А. Райкина в рамках Петрушевского фестиваля (18 февраля – 8 марта 2009 г.) писатель Людмила Петрушевская выступит в жанре кабаре

Все о Людмиле Петрушевской Рассылка новостей 25 февраля Театр Эстрады им. А.Райкина Санкт-Петербург, ул. Большая Конюшенная, 27, ст. м. Невский проспект Кабаре Людмилы Петрушевской 25 февраля в Театре Эстрады им. А. Райкина в рамках Петрушевского фестиваля (18 февраля – 8 марта 2009 г) писатель Людмила Петрушевская выступит в жанре кабаре. Сейчас уже можно сказать, что кабаре – любимый жанр Людмилы Петрушевской. Поэтому она создала свой маленький театр, который так и называется – Кабаре Одного Автора, и ис.

Феномен Людмилы Петрушевской

Все о Людмиле Петрушевской Рассылка новостей С 20 февраля по 8 марта Музей А. Ахматовой в Фонтанном Доме Санкт-Петербург, наб. реки Фонтанки, 34, вход через арку со стороны Литейного просп, 53 Выставка 2009-02-24 11:32:36 + Комментировать

Главная суть авторской позиции в пьесах Петрушевской

В цикле “Песни восточных славян” налицо отталкивание от пушкинских “Песен западных славян”. Но речь здесь, видимо, следует вести не столько о влиянии и тематической перекличке, хотя и это имеет место, сколько о полемичности и даже пародийности заглавия и жанрового определения у Петрушевской по сравнению с пушкинским. Именно в нем сосредоточена главная суть авторской позиции.

И у Пушкина, и у Петрушевской в данном случае мы имеем дело с литературными мистификациями, цель которых создать такие произведения, где, по словам Г. П. Макогоненко, “народ свободно рассказывал бы о себе”. Для этого используется “чужое” слово рассказчика. Мистификация, собственно, и состоит в указании на достоверность источников (у Пушкина якобы перевод, а по сути вольное переложение иллирийских песен из сборника П. Мериме “Гузла”, который сам является мистификацией, у Петрушевской – услышанные “случаи”), а также рассказчиков (у Пушкина – певцы-гузлары, биография одного из них приводится в цикле, у Петрушевской – безымянная женщина из народа). Там и здесь перед читателем имитация фольклора, относящегося, однако, к разным эпохам: у Пушкина – ко времени патриархально-родового строя, у Петрушевской – к нашим дням, фольклора, принадлежащего славянам – у Пушкина западным, а точнее юго-западным, у Петрушевской – восточным. По произведениям подобного характера можно судить о том, что привлекает внимание художника в мировоззрении народа, его этике и эстетике.

Читайте также:
“Эпос катастрофы” и абсурд XX века в повестях Петрушевской: сочинение

В фольклорных песнях всегда отчетливо слышалась героическая тема, связанная с борьбой народа против иноземных завоевателей. Есть она и в циклах известнейших литературных имитаций: в “Поэмах Оссиана” Дж. Макферсона, в “Гузле” П. Мериме, в “Песнях западных славян” А. С. Пушкина. В цикле “Песен…” Петрушевской эта тема полностью отсутствует. Хотя действие многих “случаев” происходит во время Великой Отечественной войны, внимание рассказчицы сосредоточено исключительно на бытовом. В остальном же тематика циклов перекликается. Они рассказывают о непонятном, таинственном, мистическом, поражающем воображение простого человека. Повествования рассказчиков проникнуты жаждой справедливости и возмездия злым силам. Однако наивно-пантеистический народный взгляд на характер взаимоотношений живых и умерших в интерпретации Пушкина пронизан свойственной его поэзии светлой печалью, в то время как в цикле Петрушевской чувствуется эсхатологический ужас современного человека, нашего соотечественника, как бы воспроизводится его подсознание – результат “психопатологии обыденной жизни” (З.Фрейд). В названии, как и в жанровом определении, ощущается горькая авторская ирония. Как не вспомнить восклицание Некрасова, слышавшего заунывное пение бурлаков: “Этот стон у нас песней зовется!” Выходит, страшные историйки и есть песни восточных славян, а именно русских, советских славян, как сказал бы К. Ф. Рылеев, “переродившихся”.

Обобщающие жанровые определения рассказов, данные писательницей (хроника, сказки, реквиемы, случаи, песни), ломая привычные представления о жанре, позволяют непрерывно перестраивать угол читательского зрения на действительность, воспитывают новое художественное мышление. Проза Петрушевской во многом продолжает ее драматургию как в тематическом плане, так и в плане использования художественных приемов. Произведения писательницы представляют собой своеобразную энциклопедию женской жизни от юности до старости. Так, в циклах “Истории” и “Монологи” перед читателем проходит целая вереница ничем не примечательных девушек с их незамысловатыми жизненными перипетиями (”Приключения Веры”, “История Клариссы”, “Стена”, “Сети и ловушки”, “Юность”). Для героинь чисто по-женски важно устроиться, закрепиться в жизни, выжить в ней. Петрушевская совершенно свободна от привычных штампов социального анализа, характерного для 1960 – 1970-

Поэтому по отношению к героиням своих рассказов “Скрипка”, “Слабые кости”, “Смотровая площадка” автор, в отличие от рассказчицы (а их позиции далеко не одинаковы, как может показаться на первый, поверхностный, взгляд), не встает в позу грозного обличителя, считая, что “ложь – святая вещь, когда лжет беззащитный, спасаясь от сильных”. “Мне нравится, когда человек врет о себе, я охотно иду ему в этом навстречу, приветствую это и принимаю как чистую правду, потому что это так и может оказаться. Это никак не меняет моего отношения к человеку. Это гораздо легче и прекраснее – принимать человека таким, каким он хочет сам себя представить”, – подтверждает кредо писательницы героиня рассказа “Слова”.

Читая Петрушевскую сегодня, не удивляешься, почему многим ее рассказам пришлось долго лежать в столе: ведь писала она о том, о чем говорить было не принято. Формирование психологии проститутки, мироощущение запившей матери-одиночки (”Дочь Ксени”, “Страна”) привлекли внимание писательницы задолго до бума журналистских публикаций на подобные темы. Тогда, когда считалось, что в нашей литературе не может быть темы “маленького человека” в том смысле, в каком ее понимали в прошлом веке, Петрушевская показала такого человека. Умирает в больнице пожилая женщина – одинокая и никому ненужная, умирает “в гноище на сквозняках в коридоре”. Эта безысходная, трагичная история носит название “Кто ответит”. Кто же ответит за невинные, бессильные старческие слезы Веры Петровны? Кого винить? Вера Петровна “ни в чем не была виновата. Не виновата – как и все мы”, – однозначно утверждает автор, негласно заставляя читателя усомниться в бездумно-бодряческой формуле, что, мол, человек сам и только сам кузнец своего счастья.

Читайте также:
“Эпос катастрофы” и абсурд XX века в повестях Петрушевской: сочинение

Заметная фигура среди прочих женских персонажей Петрушевской – женщина-мать. Материнство – это и поиски как бы в потемках невидимых, но желанных связей с родным человеком (”Случай Богородицы”), и нередко неумелые потуги воспитания во имя ложно понятого счастья своего дитяти (рассказ “Мистика” из цикла “Реквиемы”, 1990), и всегда – усилие по спасению собственного ребенка (”Гигиена” из цикла “Сами хороши”, 1990; “Месть” из “Песен восточных славян”, 1991). “Женщина слаба и нерешительна, когда дело касается ее лично, но она зверь, когда идет речь о детях”, – записывает в своем дневнике героиня повести “Время ночь”. Иногда это даже подвиг, граничащий с самопожертвованием, как, например, в повести с поистине шоковым воздействием “Свой круг”. Люди так сосредоточиваются на себе, что не видят и не слышат своего ближнего, и чтобы пробудить их от этой глухоты, мать избивает в кровь ни в чем не повинного собственного сына, дабы они, в том числе отец мальчика, возмутились и не дали сгинуть ребенку в детском доме, так как сама она знает, что скоро умрет.

Критик В. Камянов увидел прямую зависимость формирования ума наших сограждан от “практики логических уловок и спекуляций”, от иссушающих упражнений “в пустой, но предписанной софистике”, навязанных тоталитаризмом. “И разве не о том рассказала Л. Петрушевская, – пишет критик, – как женский ум ее героини стал умом-извращенцем, выучился довод нанизывать на довод, будто колючую проволоку разматывать, дабы оплести ею и подавить естество?” Да, мы, себе на горе, притерпелись к абсурду жизни в нашем социуме и соглашаемся с ним, пока беспощадные взрывы, подобные тем, которые осуществляет в своей прозе Л. Петрушевская, не приковывают к этому абсурду наше внимание.

«Авторская позиция в произведениях Петрушевской»

Вместе с другими представителями драматургии “новой волны” – А. Галиным, В. Славкиным, В. Мережко, Л. Разумовской – писательница продолжает развитие принципов театра А. Вампилова, сумевшего на уровне быта отразить драму социального застоя. В ее пьесах, как и в произведениях А. Вампилова, при отсутствии прямой назидательности, морализаторства, при наличии нескольких точек зрения на происходящее, сильны элементы остраненности, символики. Так, на первый взгляд “бытовая” пьеса “Уроки музыки” неожиданно заканчивается высвечивающимися над сценой гигантскими качелями, на которых “медленно и печально возносятся” Нина и Надя с детьми на руках. Движение качелей набирает ход, невозможно пройти среди их беспорядочного метания. Отец Николая становится на четвереньки и ползет на кухню. Сам Николай “все глубже уходит с головой в кресло и застывает почти в горизонтальном положении, задрав ноги кверху, чтобы отталкивать налетающие качели”.

Читайте также:
Авторская позиция в произведениях Петрушевской: сочинение

Петрушевская поднимает требования к современному человеку до высоты философского обобщения. Пьеса названа “Уроки музыки”. Какая же музыка звучит в пьесе? Бездарно и претенциозно поет романс “Лишь только вечер опустится синий…” отец Николая; включив на полную мощность радио, “топчутся на месте”, “прижавшись друг к другу”, под “Адажио” из “Лебединого озера” Чайковского и “Танец с саблями” Хачатуряна Николай с Надей; одним пальцем на пианино натренькивает Надя вечного “Чижика” (некоторые режиссеры делают его музыкальным фоном всего спектакля). Когда-то в детстве учился в музыкальной школе сам Николай, но, похоже, он испытывает к музыке такое же отвращение, что и к детям (”До чего не люблю детей, терпеть не могу. Тошно смотреть” и “Я даже в армии скрывал, что знаю ноты”). А может, он мало чему научился в музыкальной школе? Ведь бросил, а то бы “справку имел”. Так и по жизни идет, не слыша других, не умея понять чужой боли. Под стать ему и другие герои. Это пьеса, как и все произведения Петрушевской, об ужасающей
немузыкальности, разобщенности людей, о том, как трудны эти уроки постижения другого человека – уроки музыки, уроки гармонии человеческого общежития.

Во многих произведениях Петрушевской авторская позиция реализуется именно в названии. В театральный сезон 1988-1989 гг. на сцене старого здания МХАТа прошла ее пьеса “Московский хор”, посвященная теме реабилитации после XX съезда партии безвинно репрессированных, теме, вызывавшей в то время неизменный интерес зрителей. Репетиции Московского хора – лейтмотив спектакля. В результате создается ощущение, что само сценическое повествование перерастает в звучание огромного многоголосого хора, в котором сливаются биографии многих семей. Здесь и древние старухи, пережившие своих стариков, и бывшие дети осужденных, хлебнувшие горечь насильственных ссылок. Их голоса вплетаются в скорбно-величественную мелодию Баха.

А вот еще одна пьеса – “Три девушки в голубом” (1980). В ней житейская история притязаний молодых женщин на долю дачного дома и участка, а также недолгого увлечения одной из героинь женатым мужчиной, ради которого она на некоторое время бросает и больную мать, и больного ребенка, позволяет зрителю и читателю увидеть в тех, о ком она поведана, не только глубинную суть, но и нечто романтичное. “Три девушки в голубом” – словно название прекрасной картины на фоне пейзажа. Возможны и ассоциации с чеховскими “Тремя сестрами”, где звучит та же тема нереализовавшейся мечты. В каждой своей пьесе Петрушевская пытается поднять своих героев над обыденностью и никогда не теряет веры в человека. Повествуя о прозе жизни, она порождает в душе зрителя и читателя потребность в поэзии.

У Петрушевской тонкое чувство юмора, любовь к литературному эксперименту, понимание творчества как игры – с героями, с читателями, с самой собою. У нее немало пьес – откровенных шуток. Такова пьеса “Анданте” (1975), где действующие лица носят странные имена (мужчина – Май, женщины – Ау и Бульди) и говорят какие-то странные, непонятно что обозначающие слова: “пулы”, “метвицы”, “бескайты”. Одно из подобных слов – “чурчхелла” – по контексту оскорбление, ругательство – вошло в словарь новейших словообразований, изданный в 1992 г. в Москве.

Бульди. Бéдзи эконáйз, чурчхелла.
Юля, Чурчхелла, чурчхелла. Фамá чурчхелла.
Бульди. Бéдзи эконáйз, пúнди.
Юля. Фама ты пинди.
Бульди. Чурчхелла пинди.
Юля (живо). Фама чурчхелла пинди.
Супер чурчхелла, супер пинди…

О том, как создаются произведения современной драматургии, да притом в соавторстве, можно узнать из пьесы “Скамейка-премия” (1983), уже в названии которой ощутима ирония в адрес нашумевших пьес А. Гельмана. Театральные закулисные нравы предстают в остроумной “Квартире Коломбины” (1981), где известные балаганные персонажи Коломбина, Пьеро, Арлекин действуют в современной бытовой обстановке.

Читайте также:
Рецензия на сборник рассказов Л. Петрушевской: сочинение

Проза Л. Петрушевской. Творческое своеобразие

Проза Л. Петрушевской. Творческое своеобразие.

Проза Людмилы Стефановны Петрушевской, прозаика и драматурга, представляет собой кладезь женской жизни, своеобразную энциклопедию от юности женщины до ее старости: «Приключения Веры», «История Клариссы», «Дочь Ксени», «Страна», «Кто ответит?», «Мистика», «Гигиена» и многие другие. Ею же были написаны цикл «Песни восточных славян», повесть «Время ночь». Проза Л. Петрушевской включает в себя также сказки для взрослых и для детей.
Остросоциальный вопрос о современности, об отношениях мать-дочь, о кажущемся вечной проблеме проституции поставлен в рассказе «Дочь Ксени». Мать-проститутка приносит заключенной дочери-проститутке папиросы и печенье. Тут все: трагизм, комизм и уродливая правда жизни. Мать не хотела, чтобы дочь стала проституткой, но та стала. Риторический вопрос «почему?» разрешается ответом «так», потому что по-другому не могло быть. И мать свыклась с этим положением дел. «Так», «так» и никак иначе, несмотря на то, что вокруг полно «бескорыстной любви». Вот как автор решает эту проблему – просто и своеобразно одновременно.
Рассказ «Темная судьба» – это история о женском одиночестве, когда женщине тридцать с гаком лет, а она до сих пор не замужем; когда даже самый глупый и мерзкий мужчина, которого больше всего на свете заботит то, «будет ли он завлабом», воспринимается этой женщиной как принц на белом коне. Потому что скажет потом на работе такая женщина сослуживице, что она нашла наконец-то себе мужика, «хахаля». Нашла ли? Автор отвечает на этот вопрос своеобразным ответом-вопросом: темная судьба ждет эту женщину впереди.
Рассказ «Вопрос о добром деле» – вполне реальная история о том, что женщина, которая одна всех тянет, не может помочь всем. Такая вот философия. И неважно, что умирают с голода дочь подруги и ее малолетний ребенок. Не может тетя Н. ей помочь, потому как, если поможет, то и ее,
2

Марту, взвалит на свои женские плечи. Это женская тема и женская проза. Одна «статья» из энциклопедии женской жизни.
Рассказ «Два Бога» – добрый рассказ. О том, как двое нелюбящие друг друга людей сохранили «тот сгусточек жизни, о котором… сказала врачиха»… Ведь и так вот бывает в жизни. Опять «так» и «так». Своеобразие и правдивость прозы Л. Петрушевской восхищают. Два человека создали новую жизнь. Не поэтому ли рассказ назван «Два Бога»? Думается, что поэтому.
В рассказе «Милая дама» дан упрек времени в том, что он появился на свет намного раньше ее. Не может быть прочной связи между шестидесятилетним мужчиной и девушкой двадцати с чем-то лет. Закон Земли – так автор решает эту проблему. «Весьма и весьма» плачевная история, по мнению автора.
Рассказ «Васеньки» – о том, какие бывают несчастливые семьи, вернее, о судьбах двух мальчиков, нагулянных матерями. Остросоциальный рассказ. Первый Васенька бросился в шестнадцать лет под колеса автомобиля. Второй – угодил в колонию для несовершеннолетних за «воровство и мужеложство».
Рассказ «Борьба и победа» повествует о том, как одни родственники боятся других из-за того, что те будут «практичными» и что-нибудь захотят себе после смерти близкого человека. Сложно все так в жизни, пошло, дико – вот привычная тема автора. В этом и заключается своеобразие прозы л. Петрушевской.
Психологически тяжелый рассказ «Три истории о любви». Это рассказ о том, как в одной квартире живут инвалид-бабушка, муж с женой приблизительно семидесяти лет и иногда их больная дочь-шизофреник. Рассказ даже не о том, как трудно им жить, а о том, как трудно «выживать»
3

Читайте также:
Авторская позиция в произведениях Петрушевской: сочинение

больным людям. А такие люди тоже есть в государстве. И звучит, словно насмешка и упрек жизни фраза в конце рассказа: «Но спасает болезнь, инвалиды хоть как-то едят».
«Герои Петрушевской – люди, с которыми мы встречаемся на работе, ездим в метро, живем в одном подъезде. Каждый из них – целый мир, умещающийся в один рассказ, и потому каждый темой рассказ содержит драматический и эмоциональный заряд целого романа. Людмила Петрушевская – самое традиционное и самое современное явление в нашей нынешней словесности. Она традиционна до архаики и современна до шока. Вечное и сиюминутное связаны в ее творчестве, как корень и листья»…
Особенно ценна проза Л. Петрушевской за созданный ею образ сильной женщины, матери, жены, кормилицы. Мужчина в ее прозе чаще всего слабый и вялый.
Ужасы жизни, злободневность, трагедии судеб, которые творятся совсем рядом, может, в соседней квартире – вот что заключает в себе самобытная проза современной и удивительной писательницы со сложной судьбой – Людмилы Стефановны Петрушевской. Проза ее не может никого оставить равнодушным, потому что там все мы, какие есть.
13 мая 2012 года.

Мир героев и проблема выражения авторской позиции в произведениях Людмилы Петрушевской

Пример готового реферата по предмету: Литература

Содержание

Ранние произведения Л.Петрушевской

1.1. Произведения «жестокого реализма»

1.2. Автобиографические произведения Л.Петрушевской

Особенности отношения автора с читателем в сентиментальной прозе Л.Петрушевской.

Книга Л.Петрушевской «Девятый том»

Выдержка из текста

Значительным явлением современной литературы является творчество Людмилы Стефановны Петрушевской, русской писательницы, родившейся в Москве

2. мая 1938 года. Устойчивый интерес литературоведов и критиков, своеобразные оценки художественного мира писательницы позволяют говорить о том, что одни исследователи рассматривают её творчество в русле натурализма, другие – относят к продолжению традиций критического реализма, третьи считают примером неореализма, четвёртые – постмодернизма.

В начале 1990-х Н.Л.Лейдерман и М.Н.Липовецкий выдвинули гипотезу постмодернизма, в этом ракурсе рассматривается творчество Петрушевской. Герои писательницы – явление сложное, поскольку художественный мир автора сочетает реалистическое и постмодернистское, сентиментальное, барочное, романтическое, натуралистическое, модернистское начало. При этом за почти сорокалетний творческий период эстетические и мировоззренческие установки автора мало изменились.

Цель работы – рассмотреть мир героев Л.Петрушевской и способы выражения авторской позиции в рассказах и повестях Л.Петрушевской.

Объектом изучения избрана проза Петрушевской, отличающаяся разнообразием жанров, стилей, к тому же, проза вобрала в себя и драматургический опыт автора. В работе рассматриваются различные жанры прозы Петрушевской: реальные и мистические рассказы, повести, мемуарные произведения, вошедшие в книгу «Девятый том».

Литературоведы Ю.Н.Серго, О.А.Кузьменко, С.И.Пахомов рассматривают проблему «автор – рассказчик – герой – читатель», на этой

основе предлагают анализ произведений Л.Петрушевской, указывая на диалогичность, полифонизм прозы, автобиографический характер

Теоретическую и методологическую основу моей работы составляют исследования отечественных и западных учёных: Р.О..Якобсона, В.Я.Проппа, Ю.С.Степанова, Ц.Тодорова, К.Бремона, Р.Барта, К.Леви-Стросса, Ю.Кристевой; представителей русской формальной школы (Ю.Н.Тынянова, В.Б.Шкловского, Б.М.Эйхенбаума), Тартусской школы Ю.М.Лотмана, а также литературоведов М.М.Бахтина, Б.О.Кормана, Д.С.Лихачева, Б.М.Гаспарова, М.Н.Эпштейна, В.И.Тюпы, Ю.Б.Борева, И.К.Неупокоевой, А.К.Жолковского, И.П.Ильина, И.С.Скоропановой, историков литературы Н.Л.Лейдермана и М.Н.Липовецкого, Т.Н.Марковой, О.В.Богдановой, Г.Л.Нефагиной.

Читайте также:
Рецензия на сборник рассказов Л. Петрушевской: сочинение

Значимость работы обусловлена самим выбором жизненного материала, к которому обращается Петрушевская, спецификой её героев, погружённых в сферу обыденности, авторской установкой на постижение истины жизни за пеленой повседневности.

Романтическое начало прозы Петрушевской определено стремлением писательницы дать героям возможность вырваться из западни жизни и приобщиться к иному миру, порождён мироощущением самих героев, ищущих различные способы ухода, преодоления мрака жизни. Романтическое двоемирие обусловлено жанровыми исканиями Петрушевской, обращением к мистическим рассказам.

Модернистское начало обусловлено особенностью, характеризующей картину мира писательницы как обращение к понятиям Жизнь, Смерть, Любовь, что влечёт за собой мифологизацию повествования.

Постмодернистское начало в художественной прозе Петрушевской своим фундаментом имеет гуманистические ценности, что и объясняет постоянное обращение к мысли семейной.

Список использованной литературы

1. Проза Л.Петрушевской как художественная система. / Т.Г. Прохорова. – Казань: Казанский гос. ун-т, 2007. – 264 с. ISBN 5-98180-402-5

II. Учебное пособие

2. Постмодернизм в русской прозе: Учебное пособие / Т.Г. Прохорова. – Казань: Казан. гос. ун-т, 2005. — 96 с. ISBN 5-98180-190-5

III. Статьи, опубликованные в журналах, рецензируемых ВАК

3. Мистическая реальность в прозе Петрушевской. / Т.Г. Прохорова // Русская словесность. – М., 2007. — № 7. — С.29-34. ISSN 0868-9539

4. К вопросу о своеобразии художественного мира прозы Л.Петрушевской / Т.Г. Прохорова // Гуманитарные науки в Сибири. Серия: Филология. №.4. — Новосибирск: изд-во СО РАН, 2007. — С.74-79. ISSN 0869-8651

5. Как сделан первый роман Людмилы Петрушевской? / Т.Г. Прохорова // Вопросы литературы. – М., 2008. — № 1. – С. 249-264. ISSN 0042-8795

IV. Работы, опубликованные в других изданиях

6. К вопросу о русском постмодернизме / Т.Г.Прохорова, А.Э.Скворцов // Ученые записки Казанского университета. Т. 131. – Казань: Изд. Казан. ун-та, 1995. – C.134 -141. ISBN 5-7464-1195-7

7. Людмила Стефановна Петрушевская // Русская литература от «Слова о полку Игореве» до наших дней: учебное пособие для абитуриентов — Казань: Изд. Казанского ун-та, 1999. – С.321-331. ISBN 5-7464-1294-5

8. Языковая картина мира в новеллистике Л.Петрушевской / Т.Г.Прохорова // Бодуэновские чтения: Труды и материалы. Т.2. – Казань: Казан. ун-т, 2001. – С.171-173. ISBN 5-7464-0677-5

9. Образ мира в слове Л.Петрушевской (на материале рассказов) / Т.Г.Прохорова // Ученые записки Казанского университета. Т.143. — Казань: Изд-во Казанского ун-та, 2002. — С. 264-268. ISBN 5-7464-0686-

10. Концепция счастья в новеллистике Л.Петрушевской / Т.Г.Прохорова // Х 1У Пуришевские чтения: Всемирная литература в контексте культуры. – М.: Москов. пед ун-т, 2002. – С.293-294.

11. Мифологические реминисценции в прозе Л.Петрушевской / Т.Г.Прохорова, И.Н.Зайнуллина // Современная русская литература: проблемы изучения и преподавания: Материалы Всероссийской научно-практической конференции 26-27-февраля 2003 г. Ч.1. – Пермь: Пермский гос. пед. ун-т, 2003. — С.78-84. ISBN 5-85218-156-0

12. Интерпретация жанра мениппеи в прозе Л.Петрушевской / Т.Г.Прохорова, Т.В.Сорокина // Современная русская литература: проблемы изучения и преподавания: Сб. статей по материалам международной научно-практической конференции 2-4 марта 2005 г., г Пермь. В 2-х частях. Ч.1 – Пермь: Пермский гос. пед ун-т, 2005. — С 139-146. ISBN 5-85218239-7

13. Постмодернизм / Т.Г.Прохорова // Русская литература Х 1Х-ХХ веков: учебное пособие для абитуриентов: Казан. госуд. ун-т; филол. факультет. — Казань: Казанский гос. ун-т, 2006. – С.66-72. ISBN 5-98180-086-0

Читайте также:
“Эпос катастрофы” и абсурд XX века в повестях Петрушевской: сочинение

14. Людмила Стефановна Петрушевская / Т.Г.Прохорова // Русская литература Х 1Х-ХХ веков: учебное пособие для абитуриентов: Казан. госуд. ун-т; филол. факультет. — Казань: Казанский гос. ун-т, 2006. – С.475-482. ISBN 5-98180-086-0

15. Диалог с читателем в прозе Л.Петрушевской / Т.Г.Прохорова // Русская и сопоставительная филология 2006 / Казан.гос.ун-т, филол. фак-т. – Казань: Казанский гос ун-т, 2006.- С. 341-347. ISBN 5-98180-351-7

16. Специфика проявления реалистического дискурса в ранней прозе Людмилы Петрушевской // Современная литература на грани веков: Литературные направления и течения в русской литературе ХХ века. Вып. 5. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2006. – С.48-57. ISBN 5-5678-6021-Х

17. Сентименталистский дискурс в прозе Л.Петрушевской / Т.Г.Прохорова // III Международные Бодуэновские чтения: труды и материалы: в 2 т. / Казань: Казанский гос. ун-т, 2006. — Т.1. – С.265-267. ISBN 5-98180-285-

18. Автобиографический дискурс в прозе Л.Петрушевской / Т.Г.Прохорова // Синтез документального и художественного в литературе и искусстве: Сборник статей и материалов конференции. Казань 3-6 мая 2006 года. – Казань: Изд-во Казанского ун-та, 2007. – С. 86-91. ISBN 5-7464-14

19. Романтический дискурс в прозе Людмилы Петрушевской / Т.Г.Прохорова // Русская литература ХХ века: теория и практика: Серия «Литературные направления и течения в русской литературе ХХ века». Вып. 6. – СПБ.: Филологический факультет СПбГУ, 2007. – С. 88-97. ISBN 978-5-8465-0660-2

20. Человек в «мире как тексте» (на материале прозы Л.Петрушевской) / Т.Г. Прохорова // Человек в мире культуры: Исследования и прогнозы: материалы Международного научного конгресса 17-18 апреля 2007. – М.: ВИНИТИ, 2007. – С.141-143. ISBN 5-94697-007-1

21. Ахматовский подтекст в рассказе Л.Петрушевской «В доме кто-то есть» / Т.Г. Прохорова // В.А.Богородицкий: научное наследие и современное языковедение: труды и материалы Междунар. науч. конф. (Казань, 4-7 мая 2007г.) Т.1 / Казан. гос. ун-т; Ин-т языкознания РАН; Ин-т линг. исследований РАН. – Казань: Казан. гос. ун-т. 2007. – С. 253-255. ISBN 5-98180-412-2

22. Драма коммуникации и поиски путей ее преодоления в прозе Л.Петрушевской / Т.Г.Прохорова // Русская и сопоставительная филология 2007 / Казан.гос.ун-т, филол. фак. – Казань: Казан. гос ун-т, 2007.- С. 218-222. ISBN 978-5-98180-511-0

23. Деконструкция ахматовского дискурса в повести Л.Петрушевской «Время ночь». / Т.Г. Прохорова // Материалы ХХХI Зональной конференции литературоведов Поволжья: В 3ч. Ч.2. – Елабуга: изд-во ЕГПУ, 2008. — С.301-308. ISBN 5-978-5-9662-0031-2

24. Дочки-матери Петрушевской. / Т. Прохорова // Октябрь. – 2008. — № 4. – С.180-185. ISSN 0132-0637

25. Людмила Петрушевская «Новые приключения Елены Прекрасной» / Т.Г. Прохорова // Русский язык и литература для школьников. – М.: Школьная пресса, 2008. — № 5. – С.56-58. ISBN 5-9219-0054-0

26. Диалог с модернизмом в прозе Людмилы Петрушевской (на материале повести «Время ночь») / Т.Г.Прохорова // Сюжет и мотив в русской литературе ХХ- ХХI вв.: Литературные направления и течения. Вып. 10. – СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ, 2008. – С.41-49. ISBN 978-5-8465-9876-8(3)

Особенности художественной манеры Л.Петрушевской

Рассказы и драматические произведения Л.Петрушевской переведены на многие языки мира, её пьесы ставятся в России и за рубежом. Современная критика называет ей рассказы «прозой новой волны», т.к. в них есть композиционная и стилистическая необычность. Вечным темам писательница даёт оригинальную трактовку.

Петрушевская пишет небольшие, но объёмные по содержанию рассказы. Не развёртывая, а сворачивая события, Петрушевская выделяет в нём как бы несущественный эпизод и детали, которые создают ощущение полноты жизни.

Читайте также:
Рецензия на сборник рассказов Л. Петрушевской: сочинение

По жанру рассказы писательницы являются миниатюрами, зарисовками. А свернутость сюжета, его краткость, говорит об огромном напряжении духовных сил автора. Да и нельзя оставаться спокойным, когда речь идёт об одиночестве среди людей, о бесприютности, неустроенности человеческих судеб. Один из центральных образов её прозы становится запутавшийся в самом себе и в мире человек – один из драматических символов нашей эпохи.

Образы, созданные Л.Петрушевской, неоднократно резко критиковались. Действительно, писательница склонна изображать преимущественно тёмные стороны жизни. Человек у неё полностью равен своей судьбе.

В соответствии с семантикой рассказов для Петрушевской важна в первую очередь судьба женская (обычно несчастная). В центре её текстов стоит Она (Женщина) и лишь потом появляется Он (Мужчина). Эта архетипичная пара (Он и Она) действует под влиянием обстоятельств, которые диктуются Судьбой. Петрушевская относит своих героинь к определённому архетипу: несчастная Женщина, бездетная жена, нелюбимая жена, одинокая мать и т.д. Это принципиально новый архетип – женщина, погружённая в бытовые (иногда неразрешимые) проблемы, вынослива, глубоко одинокая. Сломанные женские судьбы – предмет художественного исследования Л.Петрушевской.

В мире рассказов Л.Петрушевской утрачена женственность. Место героини занимает некое замученное бытом существо. Автор нарочито концентрирует в своих героях зло социальное (зависящее от внешних обстоятельств) и зло необъяснимое, спонтанное. Петрушевская сгущает краски в изображении ужасов повседневной жизни. Л.Петрушевская исследует «прозу» жизни, быта, лишённого духовного начала, радости. Ведь автор ставит одну из главных философских проблем современного мира – проблему нравственности в сознании современного человека. Особое внимание уделяется феномену отчуждения, бездушия и жестокости в человеческих взаимоотношениях. Любовь, сочувствие, забота, внимание к человеку исчезают из нашей жизни.

Все рассказы Петрушевской несут в себе женский взгляд на мир: такой, какой он существует сейчас, нужно изменить, это больной мир. «Женский взгляд» выражается в способности увидеть истину там, где в повседневности «мира мужчин» её попросту не замечают.

«Женский стиль» и в речевом поведении героев произведений. Сложные способы оформления речи, обусловлены стремлением к более точной передаче нюансов внутреннего мира героини, запутанности и сложности мысли. Это своеобразный перевод с «языка мысли» на «язык слов». На языковом уровне проявляются поведенческие стереотипы женщин.

Л.Петрушевская показывает, что в современном мире происходит нарушение гендерных стереотипов. Женщина перестаёт быть хранительницей очага, заботливой и мудрой продолжательницей рода. В жизни героинь Л.Петрушевской много горького, беспощадного, они страдают от несостоявшихся добра, любви, дружбы, что отражает кризис общества. Доведя поведение своих героинь до абсурда, рисуя его на грани психопатологии, Л.Петрушевская показывает трагизм положения современной женщины. Второй источник конфликта – это изменившийся облик героя-мужчины, который утратил ореол супермена, защитника. Такой герой выглядит слабым и себялюбивым. Именно таким предстаёт мужчина перед современной женщиной. Нарушения гендерных стереотипов приводят к утрате всего хорошего, светлого и сознательного в современном мире. В этом мире у ребёнка нет счастливого детства. И из этого серого будничного детства вырастает слабый, неуверенный в себе взрослый человек. Из детства идут истоки несостоявшейся жизни взрослых.

Таким образом Л.Петрушевская показывает 2 грани художественного воплощения гендерной проблематики:

1. Репрезентация автором гендерных доминант внутреннего мира женщины, женской психологии, особенностей поведения;

2. Изображение героев-мужчин, увиденных с точки зрения женщины.

Рассмотрим подробнее доминанты внутреннего мира героев Петрушевской в рассказе «Медея».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: