А.П.Платонов. Котлован.: сочинение

Сочинение на тему: «Котлован» А.П.Платонов.

Сочинение.
«Котлован» А.П.Платонов.

«Виртуозы-мастера, гениальные изобретатели и самозабвенные борцы за всеобщее счастье, в изображении которых Платонов не знал ни устали, ни повторов, пройдя сквозь огненные трубы своего вдохновения и его реализации, обнаруживают тщетность своих инициатив» (И.Борисова). Как правило, они жертвы своих собственных или чужих идей, погибающие в столкновении с неумолимой, искусственной псевдореальностью. Характерно, что в социальных утопиях Платонова функция «сокровенного» героя передана второстепенным или вовсе эпизодическим персонажам. И хотя они редко появляются в сюжетной канве повествования, их смысловая роль крайне велика. В большей мере такое наблюдение относится к роману «Чевенгур». С. Семенова, один из ведущих исследователей творчества Платонова, справедливо увидела в «Чевенгуре» «целый пласт персонажей, проходящих фоном в романе о неистовых преобразователях» и отстаивающих права «неотменимой действительности». Наиболее Значительные среди них, кроме Захара Павловича, кузнец Сотых и крестьянин по прозвищу Недоделанный. Оба они, являясь носителями народного сознания, трезво оценивают трагические события в стране и видят перспективу дальнейшего развития навязанного народу казарменного социализма. Недоделанный прозорливо предупреждает чужих, пришлых людей, одержимых идеей мгновенного социального переустройства, о страшных последствиях проводимой ими политики раскулачивания крестьян. В повести «Котлован» высокой смысловой нагрузкой отмечен эпизодический образ Ивана Крестинина. Сцена прощания старого крестьянина со своим хозяйством резко выделяется на фоне гротескного повествования своей реалистической выпи-санностью, усиливая трагичность звучания в повести темы коллективизации: «Старый пахарь Иван Семенович Крестинин целовал молодые деревья в своем саду и с корнем сокрушал их прочь из почвы, а его баба причитала над голыми ветками. — Не плачь, старуха, — говорил Крестинин. — Ты в колхозе мужиковской давалкой станешь. А деревья эти — моя плоть, и пускай она теперь мучается, ей же скучно обобществляться в плен». Обращает на себя внимание прием, использованный здесь автором для усиления идеологического смысла эпизода: в то время как главные персонажи повести наделены лишь фамилиями, герой, -появляющийся только ъ одной сцене, имеет фамилию, имя и отчество. Авторский умысел проявлен и в том, что имя Иван Крестинин созвучно словосочетанию Иван — крестьянский сын. Есть в «Котловане» и пророчества, близкие по смыслу чевенгурским. В сцене раскулачивания поражает смелостью реплика одного из крестьян. «— Ликвидировали?! — сказал он из снега. — Глядите, нынче меня нету, а завтра вас не будет. Так и выйдет, что в социализм придет один ваш главный человек!» В произведениях Платонова мастерски вскрыт механизм мифологизации сознания всех слоев общества, не только пролетариата, но и крестьянства. Писатель сочувствовал народу, попавшему в плен «искусственной идеи», видел в этом не вину его, а беду. Свою позицию он выразил словами кузнеца Сотых, который считал коммунистов хорошими людьми, но странными: «как будто ничего человек, а действует против простого народа». Платонов не видел злонамеренности в действиях коммунистов, уничтожавших крестьянство. Он понимал опасность идеологического микроба, поразившего податливую русскую почву, населенную народом, склонным к мечте о «грядущем царстве правды». Политический лозунг, обещающий через несколько лет райскую жизнь, заменил отринутого Бога, и лозунгу этому самозабвенно верили. В изображении платоновских героев нашли отражение многочисленные авторские интенции, порой скрытые от самого писателя. Тексты его произведений насыщены периодическими возвратами, пародийностью, повторяющимися приемами, лейтмотивами. В критике неоднократно указывалось на роль образа-символа дороги в художественной системе писателя. Почти все герои Платонова отправляются в путь искать «смысл существования». Характерно, что персонажи социальных утопий отчасти пародируют движение «сокровенных» героев. И Вощев, и Дванов бредут по дороге, приближаясь не к истине, а к смерти. «Одна открытая дорога», по которой отправился Вощев, ведет только в одно место — к котловану. Котлован в повести— овеществленная метафора строительства социализма, модель общественной структуры эпохи коллективизации, когда все силы были направлены на строительство «общего пролетарского дома», когда рабочие трудились до изнурения, забыв себя, а крестьяне, спасшиеся от голодной смерти, покидали родные места в поисках случайного заработка.
Идея социализма, попытка создать искусственное общество уже умерла на развалинах бывшего СССР. Что лишний раз доказало правоту слов Платонова

Читайте также:
Писатель и время: сочинение

Анализ «Котлован» Платонов

Средняя оценка: 4.1

Всего получено оценок: 519.

Средняя оценка: 4.1

Всего получено оценок: 519.

В первой половине ХХ века за антисоветские, антикоммунистические идеи серьёзно наказывали, поэтому писатели пытались скрыть их за символическими образами. К этому приёму обратился и А. Платонов, создавая повесть «Котлован». Ученики изучают её в 11 классе. Если не учитывать смысл, скрытый между строк, читается произведение нелегко. Облегчить подготовку к уроку, посвящённому «Котловану», поможет анализ произведения, который мы предлагаем в этой публикации.

Краткий анализ

Год написания – декабрь 1929 – апрель 1930 гг.

История создания – Работу над произведением А. Платонов завершил в 1930 г. Тема, идея его были продиктованы историческими событиями первой половины ХХ века. Долгое время повесть распространялась только в самиздате. В СССР её впервые опубликовали в 1987 г.

Тема – Главные темы – строительство нового «идеального» общества, коллективизация.

Композиция – По смыслу произведение можно разделить на две части: городскую, посвящённую копанию котлована, и деревенскую – рассказ о кулаках, коллективизации. Начинается и заканчивается произведение описанием котлована, поэтому можно говорить о кольцевой композиции или обрамлении.

Жанр – Повесть.

Направление – Антиутопия.

История создания

Повесть А. Платонова «Котлован» была создана в смутные времена перехода от старого к новому. Не все методы «строительства» нового общества были гуманными, не все перемены были обоснованными. Писатель попытался разоблачить их сущность. Так появилось анализируемое произведение.

Цензура не допустила повесть к печати, поэтому долгое время она распространялась в самиздате. Однако даже за хранение таких брошюр жестоко наказывали. В одной из машинописных версий самиздата А. Платонов указал период работы над повестью – декабрь 1929 – апрель 1930 г. Большинство исследователей жизни и творчества писателя считают, что произведение было написано раньше. Упомянутые же даты указывают на период пика коллективизации. В критике можно найти разные отзывы о повести, все зависит от того, когда они были написаны.

В СССР «Котлован» напечатали в 1987 г.

для самых рациональных –

Анализируемая повесть – обычное явление для русской литературы первой половины ХХ века, ведь в то время писатели активно поднимали социальные проблемы. Произведение А. Платонова выделяется из ряда других необычной системой образов, которая помогает скрыть его истинный смысл.

Тема повести – строительство нового «идеального» общества, коллективизация. В контексте указанных тем автор поднял следующие проблемы: человек в условиях перемен, принудительная коллективизация, деревенский и городской уклад в первой половине ХХ века, старое и новое, его влияние на общество и др. Основа проблематики – социальные перемены и вечные моральные ценности.

В начале произведения автор рассказывает о неком Вощеве. Это тридцатилетний мужчина, которого уволили из механического завода. Возраст героя имеет символическое значение, он как бы намекает на роковые для общества года ХХ века. Вощев решает искать работу в другом городе. По пути туда останавливается на ночлег в большой яме. Оказывается, это котлован для будущего здания, в котором планируют собрать весь местный пролетариат.

Вощев остаётся с землекопами. Строительство здания для пролетариата символизирует изменения в обществе. Дальше котлована стройка не продвигается. Работники понимают, что не смогут построить новое на руине старого.

Среди прочих героев привлекает внимание бездомная девочка Настя. Её образ символизирует будущее, жизнь в доме, который строят. На данное значение символа намекают детали. Строители подарили героине гробы, чтобы та использовала их как кровать и ящик для игрушек. Гробы работники отобрали у крестьян. Так автор ненавязчиво показывает положение крестьян в новых условиях. Настя умерла, не дождавшись окончания стройки. Так же умерла надежда на новую жизнь

Читайте также:
Своеобразие романа А. П. Платонова Чевенгур.: сочинение

Сюжет произведения, символическое значение образов – ключ к смыслу названия повести. Котлован символизирует невоплощенные большевистские идеи, намекает на то, что невозможно построить новое на руинах старого.

В повести можно выделить внутренний конфликт – чувства людей, находящихся на «острие перемен» и внешний – столкновение старого и нового.

Композиция

Анализ «Котлована» стоит продолжить характеристикой композиции. По смыслу произведение делится на две части: городскую, посвященную копанию котлована, и деревенскую – рассказ о кулаках, коллективизации. Такая организация не случайна. Она основана на речи Сталина, произнесённой зимой 1929 г. В ней особое внимание обращалось на проблему «противоположности между городом и деревней».

Начинается и заканчивается произведение описанием котлована, поэтому можно говорить о кольцевой композиции или обрамлении.

Жанр произведения – повесть, направление – антиутопия. О том, что это повесть, свидетельствуют такие особенности: раскрывается несколько сюжетных линий, система образов достаточно разветвленная, достаточно большой объём. Признаки антиутопии: автор показывает, что идеи. провозглашаемые властью, реализовать невозможно.

Тема смысла жизни в повести А.П. Платонова «Котлован»

«Пусть сейчас жизнь уходит, как теченье дыханья, но зато посредством устройства дома ее можно организовать впрок – для будущего неподвижного счастья и для детства», – писал А.П. Платонов.

В повести «Котлован» рассказывается о строительстве огромного «дома счастья», «общепролетарского дома», где будут жить трудящиеся всего города. Пока ведется первоначальная работа: роется котлован под фундамент этого дома. Люди, занятые на строительстве, производят мрачное, гнетущее впечатление. Показывая землекопов, Платонов акцентирует наше внимание на том, что это «усталые, недумающие люди», что у них «бессознательные лица», что они «угрюмы и худы». Вот как реагируют землекопы на появление в их бараке нового человека – Вощева: «Все мастеровые молчали против Вощева: их лица были равнодушны и скучны, редкая, заранее утомленная мысль освещала их терпеливые глаза». Перед нами люди, которые разучились думать, размышлять! Смысл жизни землекопов сводится к одному: постоянному рытью котлована.

Работа этих людей прерывается только тогда, когда надо принять пищу и поспать. Создается впечатление, что руководители этого трудового процесса не одобряют и такие вынужденные остановки в работе. Для них это – только досадная необходимость. Как было бы хорошо, если бы человеку не надо было ни есть, ни спать!

Да и сами «мастеровые» забыли об элементарных радостях жизни: едят они «серьезно», «принимая в себя пищу как должное, но не наслаждаясь ею». Все они одинокие люди. У них нет семей, детей, любимых женщин, они живут в большом бараке и работают, работают, работают… Конечно, есть труд, который облагораживает человека, делает его физически сильным, красивым. Это труд в радость. Но есть труд изматывающий, превращающий человека в рабочую скотину. Смысл жизни людей, занятых рытьем котлована, – «жизнь впрок», тяжелый коллективный труд ради счастья будущих поколений.

Землекопы утешают себя так: «Пусть сейчас жизнь уходит, как теченье дыханья, но зато посредством устройства дома ее можно организовать впрок – для будущего неподвижного счастья и для детства». Они живут ради элементарного будущего, забыв о том, что каждый человек имеет право на счастье и на личную жизнь.

Смысл жизни строители видят еще и в том, чтобы дожить до коммунизма. И очень боятся не дожить. Их убедили в том, что рабочий класс должен жить для «энтузиазма». Чиклин запрограммирован, будто какой-то робот, на одну сплошную работу, и потому, когда он не копает землю, «его жизни некуда было деваться».

Читайте также:
Символисты – Блок и Платонов: сочинение

Особое место на страницах повести А.П. Платонова занимает Вощев. Именно образом Вощева открывается повествование, и именно с этим образом в роман входит тема правдоискательства, вечная тема поиска смысла жизни. Ведь сколько стоит мир, столько люди (а как же иначе: человек ведь мыслящее существо) ищут ответы на вопросы: зачем устроен мир, зачем живет человек, для какой цели?

В «день тридцатилетия личной жизни» Вощеву дали расчет с небольшого механического завода, где он добывал средства для своего существования». Иначе говоря, Вощева уволили. В чем же причина? Отлынивал от работы? Прослыл лентяем? Нет, дело совсем в другом. Его «устранили с производства вследствие роста слабосильности в нем и задумчивости среди общего темпа труда». Вощев – не какой-нибудь тунеядец, просто с некоторых пор этот человек начинает догадываться, что смысл жизни, «тайна» бытия, не может ограничиваться только бессмысленным существованием в цехе завода.

Но, что самое удивительное, новому государству не нужны люди, подобные Вощеву: «Тебе, Вощев, государство дало лишний час на твою задумчивость – работал восемь, теперь семь, ты бы и жил – молчал! Если все мы сразу задумаемся, то кто действовать будет?» На что Вощев отвечает: «Без думы люди действуют бессмысленно!»

И вот Вощев, уже принятый на работу в качестве землекопа, но «томимый своей последовательной тоской», продолжает поиски смысла жизни. Он спрашивает инженера Прушевского: «А вы не знаете, отчего устроился весь мир?»

Впервые разглядывая спящих рабочих, Вощев тщетно, жадно пытается обнаружить на их лицах радость жизни. Тогда бы он немного успокоился, осознав, что радость, удовлетворение можно черпать в труде, и тогда есть какой-то смысл в жизни. Но «припотушенная лампа освещала бессознательные человеческие лица»; «в бараке» «никто не видел снов и не разговаривал с воспоминаниями, – каждый существовал без всякого излишка жизни…»

Почему же отношение к Вощеву и ему подобным у людей нового государства резко отрицательное? По их убеждению, умственная, мыслительная деятельность является отдыхом, а не работой. Думать – это для буржуев, которых не должно существовать, которых надо убивать. Жить нужно «впрок», забыв о себе и думая только о грядущих поколениях.

В связи с этим, смерть маленькой Насти, дочки владельца кафельного завода, весьма символична. Настя – олицетворение «счастливого» будущего государства, она одна из тех, для которых предназначается строящийся дом. Смерть ребенка (котлован становится ее могилой!) означает гибель веры в светлое будущее, иллюзорность надежд героев.

Поиски человеком смысла жизни в произведениях А. П. Платонова: сочинение

Поиски человеческого смысла жизни в произведениях А.П.Платонова (на примере одного произведения).

Повесть «Котлован» А.П.Платонов написал на рубеже 1929-1930 годов, а опубликована она была лишь спустя шесть десятилетий после издания в журнале «Новый мир». Написана она «трудным» языком, читать её временами нелегко. Но именно этот язык и своеобразная манера повествования помогают лучше понять главную идею произведения – поиски человеком смысла жизни.

С первых же страниц повести читатель попадает в эпоху, когда город переживает пору своей индустриализации, а деревня оказывается в полосе сплошной коллективизации. Захватив и соединив два таких значительных отрезка времени, А.Платонов делает местом действия какой-то провинциальный город и его окрестности, а также какую-то безымянную деревню с окружающими её просторами. В связи с этим в композиции повести можно выделить две основные части. Герои книги иногда перемещаются из города в деревню и наоборот. Но в основном все они строго закреплены за определённым «участком». Как замечает один из персонажей, «у нас стихии сейчас нет ни капли, деться никому некуда!» Уже одно это замечание показывает бесправие каждого отдельного человека, его некую «обобществлённость».

Читайте также:
Рецензия-отзыв на повесть А. П. Платонова Котлован: сочинение

Основу действия повести составляет монотонный и изнурительный труд людей на рытье котлована. А.Платонов даёт почувствовать тяжесть и изнурительность труда, который выматывает все силы трудящихся. Измождённые и усталые, они падают на пол, «как мёртвые» и лежат буквально в повалку. Даже во время сна у них «оставалось живым только сердце, берегущее человека». Рано утром они вновь начинают рыть скользкую глину, поднимать тяжёлый грунт и долбить неподатливый камень, чтобы завтра опять делать ту же работу, забираясь всё глубже в пропасть огромного котлована. И создаётся впечатление, что люди «хотели спастись навеки» в этом земляном убежище.

Изображение условий жизни, изнурительного труда неслучайно – в людях как бы стирают всё человеческое, делают удобными и одинаковыми. А это главное условие существования и сохранения тоталитарного строя – одинаковость всех, неспособность и нежелание думать. Вернее, думать люди ещё должны, но всё об одном и том же. Вот поэтому в сознании отдельных тружеников зреет прекрасная мечта об огромном доме, который будет выстроен на фундаменте, уложенном в чреве их бескрайнего котлована. С этим домом связывается людское представление о будущей устроенной и красивой жизни: «Пусть сейчас жизнь уходит, как теченье дыханья, но зато посредством устройства дома её можно организовать впрок – для будущего неподвижного счастья и детства». Сюда «войдёт на поселение весь местный класс для пролетариата». Казалось бы, что может быть прекрасней — вынашивать идеальный образ грядущего и всеми возможными силами способствовать его приближению. Так кажется Козлову и инженеру Прушевскому, лелеющему в мечтах прекрасный «общепролетарский дом». Во имя его люди работали, «не помня времени и места», «спуская остатки своей тёплой силы в камень». Но почему-то в дне сегодняшнем для великих строителей будущего не даётся даже малой толики радости и счастья. Чем больше они нагревают рассекаемый камень, тем больше холодеют сами. Чем дальше продвигается строительство, тем глубже опускаются строители, зарываются в землю, а строительства дома вовсе не видно даже в обозримом будущем. Да и будущее счастье названо почему-то «неподвижным».

В деревне тоже идёт строительство «котлована» – ведут борьбу с «деревенскими пнями капитализма», с хозяевами земли, потому что «бедняцкий слой деревни печально заскучал по колхозу». Автор выразительно показывает, что противится крестьянство насильственной коллективизации, своему самоуничтожению, как организует убой скота и проводит саботаж. Писатель делает нас свидетелями того, как люди «плакали во время бодрости» и маршировали во время плача. Порой описания принимают абсурдный характер: например, рассказ о том, как люди запасаются гробами для своей близкой смерти и живыми размещаются в них. Или эпизод, когда активист сажает на плот и сплавляет вниз по бурной реке весь «кулацкий элемент», обрекая людей на верную смерть.

Мотив смерти, умирания человеческой индивидуальности продолжается на протяжении всей повести. Не оттого ли, что тот самый вожделенный дом будущего, этот обобществлённый рай напоминает одну большую могилу или казарму? Постоянно сопровождает героев мотив смерти и могилы: они «худы, как умершие», спят «замертво», у некоторых спящих рабочих «охладевшие ноги беспомощно вытянуты в старых рабочих штанах»; мечтает умереть инженер Прушевский, так как чувствует «стеснение своего сознания и конец дальнейшему понятию жизни». Движения рабочих при рытье котлована однообразны и заученны, словно механические. И говорят они, и едят, и спят без чувства, без радости, без цели. То же можно сказать и об эпизодах, связанных с колхозом: мужики, перед тем, как записаться, прощаются друг с другом и просят отпустить им все грехи, как перед смертью. А потом в разгар всеобщего веселья по поводу новой колхозной жизни, все забывают о маленькой Насте – девочке, которую Чиклин принёс в котлован для «нежности», «теплоты» и «общей радости существования». Несомненно, Настя становится для всех героев повести символом надежды и мечтаний о будущем. Но Настя умирает, а вместе с ней гаснет свет надежды, и Жачев испускает дикий крик: «Я теперь ни во что не верю!». Факт смерти ребёнка утверждает невозможность строительства светлого и прекрасного здания будущего. Ведь дом строится для детей, а дети жить в нём не могут.

Читайте также:
Связь творчества А. П. Платонова с традициями русской сатиры: сочинение

Единственный герой повести правдоискатель Вощев на протяжении всей повести пытается найти смысл жизни. Он как бы один не утратил индивидуальность, мыслительных желаний. После смерти девочки он «уже не знал, где теперь будет коммунизм на свете, если его нет сначала в детском чувстве и в убеждённом впечатлении? Зачем ему теперь нужен смысл жизни и истина всемирного происхождения, если нет маленького, верного человечка, в котором истина стала бы радостью и движением?»

Котлован – начало фундамента нового мира – становится могилой Насти, и если «дети – это время, созревающее в свежем теле», то котлован становится также могилой будущего. Вощев не находит смысла в жизни. Не видит цели и сам автор. Платонов, прежде всего, для себя пытается найти ответы на вопросы – что произошло в стране после революции и что ждёт впереди.

Молодой Платонов пылко и убеждённо верил в преобразующее начало революции, в рождение новой человеческой породы. В 1920 году он пишет: «С пролетариатом рванулось всё лучшее этого мира, всякая свежая молодая сила. Революция – живой и стройный организм. Она тот же человек, с его чистым огненным ликом, но человек без зла и нечистот, в рамках которых он тонет каждый день с огнём о отчаянием». В повести «Котлован» автор создаёт страшный символ духовного вакуума, всё живое здесь обречено на физическое и духовное самоуничтожение – такова расплата за попытку «сказку сделать былью», если в основе этой попытки лежит низведение человека до «ничто», «точки генеральной линии». В жизни торжествует насилие, нелепость, всеобщая котлованность, тотальная обезличенность и бесчеловечность, надругательство над народом.

Поиски человеком смысла жизни в произведениях А. П. Платонова (на примере одного произведения)

Художественный мир А. П. Платонова. Вера А. П- Пла­тонова в силу добра, в свет души человеческой не могла не найти своего воплощения на страницах произведений писа­теля. Герои Платонова — это люди-преобразователи, смело подчиняющие себе природу, устремленные в светлое буду­щее. Поиск ответов на вечные вопросы и строительство но­вого часто сопряжен с мотивом странничества, сиротства. Эти постоянно сомневающиеся и жаждущие истины люди, любимые герои А. П. Платонова, ищут «смысл жизни в серд­це». Насыщенность повествования, философичность и уни­версальность обобщений отличают произведения А. П. Пла­тонова, свой метод писатель определил так: «Сущностью, сухою струею, прямым путем надо писать. В этом мой новый путь».

Повесть «Сокровенный человек» (1928). Произведение посвящено событиям, связанным с революцией и Граждан­ской войной. Главный герой, машинист Фома Пухов, после смерти жены попадает на фронт и участвует в Новороссий­ском десанте. Он не понимает смысла своего существова­ния, балагурит и провоцирует людей на спор, во всем сомне­вается, да и само имя героя вызывает ассоциацию с Фомой неверующим. Его несет по земле в общем людском потоке по «проселкам революции». На сложные жизненные вопро­сы герой старается вначале не обращать внимания, но со­кровенный внутренний мир берет верх над всем внешним. Широко распространенное в «новой» литературе 20-х гг., «преображения» сознания героя под влиянием революции с Пуховым не происходит. На фоне скрытого вырождения хо­роших идей «природный дурак» Пухов остро ощущает несо­ответствие ожиданий и реальности и испытывает разоча­рование, а потому некоторые его шутки провоцируют читательскую грусть. Показателен яркий эпизод экзамена, который сдает Фома Пухов: «Что такое религия? — не уни­мался экзаменатор. — Предрассудок Карла Маркса и народ­ный самогон. — Для чего нужна религия буржуазии? — Для того, чтобы народ не скорбел. — Любите ли вы, товарищ Пу­хов, пролетариат в целом и согласны ли за него жизнь поло­жить? — Люблю, товарищ комиссар, — ответил Пухов, что­бы выдержать экзамен, — и кровь лить согласен, только что­бы не зря и не дуриком!»

Читайте также:
Проблема личности и тоталитарного государства в произведениях Андрея Платонова: сочинение

Чувство разочарования в конце 1920-х гг. становится для самого Платонова острым, болезненным. Стихия, которая должна была преобразовать общество, подчинилась офици­озной обрядности. Радость жизни, рожденная революцией, и тревога за ее будущее отражаются в повести.

Вся композиция повести подчинена решению авторского замысла, отразившегося в самом названии: пройти с героем его дорогу, на которой Пухов пытается уяснить все происхо­дящее вокруг него. В пути и происходит саморазвитие пер­сонажа. «Нечаянное сочувствие к людям, одиноко работав­шим против вещества всего мира, прояснялось в заросшей жизнью душе Пухова. Революция — как раз лучшая судьба для людей, верней ничего не придумаешь. Это было трудно, резко и сразу легко, как нарождение». Причин, по которым герой отправляется в путь, автор открыто не называет, но читатель понимает их самостоятельно. «Сокровенный чело­век» — это человек, с необычным, сокрытым в глубине души миром, стремящимся к познанию окружающего и не под­дающегося навязываемым извне общепринятым представ­лениям о жизни.

В современной цивилизации, по мнению писателя, поте­ряно родство человеческих душ, связь между человеком и миром природы. Долгий путь обретения истины в себе, что­бы изменить что-то и вокруг, совершает Фома Пухов. Он на­много честнее окружающих его «строителей будущего». «Природный дурак» не стремится воспользоваться возмож­ностью карьерного роста. Герой отправляется в Новорос­сийск, определяя для себя свое решение внутренней необхо­димостью: «Горные горизонты увидим; да и честней как-то станет! А то видал — тифозных эшелонами прут, а мы си­дим — пайки получаем. Революция-то пройдет, а нам ни­чего не останется!» Показателен в этом плане другой персо­наж повести, воплощающий в себе иную правду времени, — матрос Шариков. Фома не терпит лозунговости, пустой бол­товни, Шариков же прекрасно усвоил дух времени, нашел себе «теплое» местечко и на совет Пухова лично «укреплять революцию» делом («бери молоток и латай корабли») отве­чает настоящим хозяином: «Чудак ты, я ж руководитель Кас­пийского моря! Кто ж тогда будет заправлять тут всей крас­ной флотилией?»

Знаменательно, что духовный поиск не приводит к внеш­ним изменениям главного героя: в начале повести мы видим его машинистом снегоочистителя, а в конце машинистом нефтяного двигателя. Поезд (а в творчестве А. П. Платонова это символ революции, сам писатель отмечал: «Слова о па­ровозе-революции превратили для меня паровоз в ощуще­ние революции»), в который садится герой, идет в неизвсст- ном направлении (этот символ приобретает эпический характер). Вспыхнувший было интерес к собственному буду­щему («Куда он [поезд] едет?»), быстро сменяется у Пухова смирением («Поезд трогался куда-то дальше. От его хода Пухов успокаивался и засыпал, ощущая теплоту в ровно ра­ботающем сердце»). Фоме нужно пройти по дорогам страны самому, увидеть все собственными глазами, прочувствовать своим сердцем (сказывается неверующая натура). Новорос­сийск, освобождение Крыма от Врангеля (механик на судне «Шаня»), поездка в Баку и встреча с матросом Шариковым составляют определенные этапы жизни героя и обретения Пуховым смысла своего существования. Сама дорога, дви­жение становится сюжетообразующим началом, и как толь­ко герой останавливается где-то, его жизнь теряет остроту, утрачивается духовный поиск. Зворычный и Шариков, на­пример, в своем застывшем состоянии такого развития не получают.

Попытка героя разобраться, как изменилась жизнь людей под влиянием «исторической бури», приводит персонаж к мысли, что истинная цель, подлинные чувства утрачены. Звучащий на страницах повести мотив смерти тесно связан с мотивом всеобщего сиротства. (И тот и другой становятся центральными в творчестве А. П. Платонова.) Тема смерти вводится в повествование не случайно. Революция не только не смогла воскресить мертвых (философская идея Н. Федо­рова была воспринята самим А. П. Платоновым), но принес­ла, и автор постоянно обращает на это внимание читателя, новые смерти.

Читайте также:
Поиски человеком смысла жизни в произведениях А. П. Платонова: сочинение

Некая бесчувственность сердца главного персонажа в начале пути (режет колбасу на гробе жены) сменяется ощу­щением глубокого единения с миром, что и понимается как смысл жизни. В финале повести происходит прозре­ние: «Пухов шел с удовольствием, чувствуя, как и давно, родственность всех тел к своему телу. Он постепенно дога­дывался о самом важном и мучительном. Он даже остано­вился, опустив глаза, — нечаянное в душе возвратилось к нему. Отчаянная природа перешла в людей и в смелость ре­волюции».

Своеобразие языка. В произведении находит свое отра­жение авторское представление о нерасторжимости мира внешнего и внутреннего, материального и нематериального. В повести «Сокровенный человек» изображение жизни осу­ществляется в единстве комического и трагического начала. Язык платоновского произведения отразил поиски нового языка, под знаком которого прошло начало XX в. Символи­ческие образы, которые в ряде произведений писателя по­вторяются, начинают выполнять лейтмотивную функцию. «Странный» язык повествователя Платонов использует для выражения внутреннего мира героя, который не имеет слов для передачи своих переживаний и умозаключений. В осно­ве языка Платонова лежит книжная речь с обилием отвле­ченной лексики (На стенах вокзала висела мануфактура с агитационными словами), смещением привычных языковых связей, когда последующее слово трудно предсказуемо, свертыванием и развертыванием предложений (Наконец по­езд уехал, постреливая в воздух — для испуга жадных до транс­порта мешочников), намеренным использованием тавтоло­гических повторов и др.

А. П. Платонов создает произведения, в которых изобра­жает не вещи, не предметы, а их смысл, писателя интересует не быт, а бытие, суть вещей. Образ Фомы Пухова, соединяя в себе «высокую трагическую и смеховую культуру», стано­вится одним из целой галереи ищущих и сомневающихся платоновских героев.

Сочинение: Поиски человеком смысла жизни в произведениях А.П. Платонова (на примере одного произведения)

События повести А.П. Платонова «Котлован», написан­ной между декабрем 1929 и апрелем 1930 года, переносят нас в драматическую пору индустриализации, коллективизации и переустройства деревни, нелепостей и «перегибов»)общест­венной практики, насилия над народом и подавления лично­сти партийно-государственной системой на рубеже 20 — 30-х годов XX века. Объектом изображения Платонова стало вре­мя крушения прежних основ жизни.

Местом действия Платонов сделал какой-то провинци­альный город и его окрестности, а также безымянную дерев­ню с окружающими ее просторами. В связи с этим в компози­ции повести можно условно выделить две основные части, воссоздающие разные пространственные зоны. Герои книги иногда перемещаются из города в село и наоборот. Но в ос­новном все они строго прикреплены к своим «участкам».

Изнуряя себя до изнеможения и отупения, люди беспре­станно роют, будто хотят «спастись навеки в пропасти котло­вана». В этом обнаруживается первый парадокс происходя­щего: люди пытаются спастись там, куда можно только провалиться, — в пропасти. Обессиленные и усталые строи­тели, созидающие дом для жизни, падают на пол «как мерт­вые» и лежат вповалку. Каждый существует «без всякого из­лишка жизни», все «худы, как умершие». Напротив, замуровывая умершую женщину в своеобразном каменном склепе, рабочий Чиклин многозначительно произносит: «Мертвые тоже люди». То есть о мертвых говорят как о лю­дях живых, а живые оказываются уподобленными мертве­цам.

Рано утром люди вновь начинают, выматывая себя, рыть скользкую глину, поднимать тяжелый грунт и долбить непо­датливый камень, чтобы завтра опять делать ту же работу, забираясь все глубже в бездну огромного котлована.
[sms]

Помня о том, чем закончилась история вавилонян («И рассеял их Господь по всей земле, и они пере­стали строить город»), читатель уже понимает всю тщетность дерзких планов героев и бесперспективность их строительст­ва. И видит его бесчеловечность, так как строительство со­провождается гибелью «малых единичных домов» в окрест­ностях, где останавливается «дыхание исчахших людей забытого времени».

Читайте также:
«Одно горе делает сердце человеку» (По прозе А. Платонова): сочинение

А пока труд людей нескончаем, в нем все больше утвер­ждает себя безобразное и абсурдное. Не случайно в центре изображения оказываются безногий урод Жачев, картины грязи, нищеты, болезней, увечья, хаоса. И чем больше в по­вести говорится о подъеме вверх, тем больше люди опускают­ся вниз, задавленные деспотией плана, ускорением темпов и бездушием. И время, и пространство «раздвигаются» до бес­конечности, утверждая представление о бесцельности, без­думности творимого.

Абсурдность происходящего особенно ощутима, когда мы глядим на эту «великую стройку» глазами мудрого и пытли­вого правдоискателя Вощева, который сомневается в необхо­димости подобного созидания. Оно не вписывается в вощев-ский «план общей жизни», противоречит «смыслу жизни», и герой, никогда не желавший подчиняться общему бездушно-бюрократическому порядку и бездумной механизированной деятельности, не хочет быть «участником безумных обстоя­тельств». Противник любого беспамятства (отсюда его собира­тельство разных предметов), безвестности и обезличенности,
он добровольно спускается в котлованный ад и покидает его во имя познания нового ада — корчащейся в муках деревни, тем самым связывая две пространственные сферы повести.

В обезумевшем мире Вощев не только не находит истины, но и приходит к выводу, что здесь вообще излишни поиски смысла жизни, если ею руководят такие люди, как обезли­ченный Сафронов, тупой исполнитель директив и ревност­ный поборник генеральной линии, или Пашкин, силящийся даже «забежать вперед главной линии»; если свою непомер­ную жестокость здесь являют такие, как опустившийся Жа­чев, или поднявшийся к бюрократическим верхам Козлов, кровожадный сельский «активист», или отчаявшийся земле­коп Чиклин; если, наконец, девочка Настя, отравленная яда­ми идеологизированной жизни, единственная надежда строи­телей, ради которой они «живут впрок», вынуждена играть не только «у гробового входа», но и в самом гробу. В предмогиль-ной обстановке она живет, в ней она и умирает. Котлован, предназначенный для жизни, становится могилой, и не толь­ко индивидуальной, но и братской, недаром строители спят в гробах, реквизированных у крестьян соседней деревни. Бес­перспективность этой жизни совершенно очевидна.

В соседних деревнях набирает темп коллективизация, тоже уродливая и тоже абсурдная. Обостряется битва «про­тив деревенских пней капитализма», ведущая к истребле­нию крестьянства. Происходящее на селе предстает в траги­комических картинах, возникших оттого, что «бедняцкий слой деревни печально заскучал по колхозу». И чтобы уси­лить «жар от костра классовой борьбы», активисты начина­ют демонстрировать свою ненависть.

Герои Платонова приходят к выводу некрасовских мужи­ков: для них тоже нет счастья, они «несчастные», им «неку­да жить», ибо «внутри всего света тоска». Котлованность Исизни захватила деревню так же, как город и строительство “общепролетарского дома”. Вынесенное в название слово, объединяя обе части повествования, приобретает зловещий сМысл. Реализация идеала на практике, его деформация пре-вращают утопию в антиутопию.[/sms]

АНДРЕЙ ПЛАТОНОВ: ИДЕЯ И СМЫСЛ ЖИЗНИ

Если философия «занимается основаниями человеческой жизни в предельной их форме» то проза Андрея Платонова, безусловно, философична, поскольку ее главным «метафизическим героем» выступает «смысл отдельного и общего существования» (Шубин 1987), а вопрос о смысле жизни – это, по утверждению Альбера Камю, основной вопрос философии
Андрей Платонов (1899–1951) – почти ровесник 20 века, рубеж которого стал свидетелем очередного «смутного времени», вызвавшего в русской философии первую волну озабоченности экзистенциальными проблемами. Как представляется, термин «смысл жизни», обязанный своим появлением религиозно-философским размышлениям Льва Толстого именно в творчестве Андрея Платонова получил свое художественное воплощение.
Художественный мир Андрея Платонова, его индивидуально-авторская концептосфера, наполнен общекультурными и специфическими «идеями» и «концептами» различной степени значимости: жизнь и смерть, душа и тело, любовь и сочувствие, страдание и мучение, счастье, сиротство, дорога, пустота, дружбаи пр., часть из которых уже получили лингвокультурное освещение (скупость и жадность, ум и чувство, пространство и время, душа – любовь –странничество –Однако особое, «ключевое» место в их ряду, как представляется, занимает «идея жизни», которой Андрей Платонов был, можно сказать, одержим, и которая восходит к творчески переосмысленной «Философии общего дела» Николая Федорова, бывшей долгое время, по свидетельству жены писателя, настольной книгой последнего откуда и «воскрешение отцов», и неприятие смерти, и единение с природой Приверженность Андрея Платонова «идее жизни» даже дает основания называть его «русским Платоном» – созерцателем и выразителем основных идей русской души.

Читайте также:
Поиски человеком смысла жизни в произведениях Платонова: сочинение

Как представляется, «идея жизни» образует ту «концептуализованную область» (Степанов 1997: 68), в границах которой «синонимизируются» имена, передающие онтологические, гносеологические и аксиологические характеристики человеческого существования: его смысл, цель, сущность и предназначение: «Карчук закончил костяной меч для Пашинцева, он был бы рад и дальше не скучать, но ему не о ком было думать, не для кого больше трудиться, и он царапал ногтем землю, не чувствуя никакой идеи жизни» («Чевенгур»); «Соня думала о письме, – сумеют ли его безопасно провезти по полям; письмо обратилось для нее в питающую идею жизни; что бы ни делала Соня, она верила, что письмо где-то идет к ней, оно в скрытом виде хранит для нее одной необходимость дальнейшего существования и веселой надежды» («Чевенгур»); «У Марии там были девичьи воспоминания, одинокие годы, милые дни прозревающей души, впервые боровшиеся за идею своей жизни» («Эфирный тракт»).
«Общая идея или бог живого человека» (Чехов) – смысл жизни выступает ключевым концептом повести «Котлован», где частотность его появления сопоставима с частотностью «совести» в евангельских Посланиях Св. в относительно небольшом по объему произведении «смысл жизни» появляется 27 раз, «план жизни» – 2 раза и сущность жизни – 4. Общее количество появления лексических единиц, передающих смысл жизни (33), сопоставимо здесь только с частотностью слова «истина» (29), которое у Платонова, как будет показано, в большинстве случаев равнозначно смыслу жизни.
Да, конечно, «человечество ставит себе всегда только такие задачи, которые оно может разрешить» (Маркс), однако путь к их решению отнюдь не прямолинеен, сроки не задаются жизнью какого-то одного поколения и высокие цели «могут превратиться в пайковую горсть пшена, а идеалы охраняет тифозная вошь» («Чевенгур»). Именно об этом, как представляется, силится сказать в своем творчестве Андрей Платонов устами своих положительных героев, изъясняющихся языком Виктора Степановича Черномырдина («Некуда жить, вот и думаешь в голову» –

«Котлован»; «Смотри на людей и живи, пока родился» – «Котлован»; «Нам одним тут жутко – не живешь, а думаешь!» – «Чевенгур»)
Проза Андрея Платонова 1929–1930 годов профетична в романе «Чевенгур» и в повести «Котлован» он домысливает до логического конца «идею революции» и, как можно сегодня утверждать, выступает пророком-медиумом, открывающим современникам «бред пророческий духόв» (Тютчев). А, как уже давно известно, «никакой пророк не принимается в своем отечестве» (Лк. 4: 24), о чем еще раз свидетельствует судьба писателя.
Публикация рассказа «Усомнившийся Макар» (1929) и бедняцкой хроники «Впрок» (1931) привела к продолжительной опале писателя (его следующая книга «Река Потудань» увидела свет только в 1937 году) по обвинению, поддержанному чуть ли не Сталиным, в двусмысленности: совмещенности в них согласия и сомнения, осуждения и сочувствия, «событий настоящего и тревожных взглядов на них же как бы… из будущего» (Чалмаев 1990: 20–21). И если «двусмысленность» понимать буквально, как наличие более чем одного смысла, то оценка этих произведений литературной критикой тех лет совершенно справедлива: они, не говоря уж о «Чевенгуре» и «Котловане», безусловно, иносказательны.
Юродивость, профетичность, иносказательность – все эти признаки, как представляется, в значительно большей мере присущи не (анти)утопии, а притчам: «наставлениям, заимствованным из подобий окружающей природы или примерам, взятым из обыкновенной жизни человеческой» (БЭ 1990: 579). Как и евангельские притчи Иисуса, развернутые притча-повесть «Котлован» и притча-роман «Чевенгур»
Вопрос о цели и смысле бытия – это «дежурный» вопрос в тексте произведений Андрея Платонова: «Вот еще надлежало бы и товарищу Вощеву приобрести от Жачева карающий удар, – сказал Сафронов. – А то он один среди пролетариата не знает, для чего ему жить» («Котлован»); «Что мне делать в жизни, чтоб я себе и другим был нужен?» («Усомнившийся Макар»); «Как ты думаешь, – продолжал свои сомнения

Читайте также:
Герои произведений Андрея Платонова: сочинение

Захар Павлович, – всем обязательно нужно жить или нет?» («Чевенгур»).
Осмысленность собственного бытия («Без думы люди действуют бессмысленно!» – «Котлован») для героев Платонова – отличительная черта человека: «Вощев подобрал отсохший лист и спрятал его в тайное отделение мешка, где он сберегал всякие предметы несчастья и безвестности. “Ты не имел смысла жизни, – со скупостью сочувствия полагал Вощев, – лежи здесь, я узнаю, за что ты жил и погиб”» («Котлован»); «Пока я был бессознательным, я жил ручным трудом, а уж потом – не увидел значения жизни и ослаб» («Котлован»); «А Вощев слышал эти слова и возгласы, лежал без звука, по-прежнему не постигая жизнь. “Лучше б я комаром родился: у него судьба быстротечна”, – полагал он» («Котлован»); «Скучно собаке, она живет благодаря одному рождению, как и я» («Котлован»). Жить без истины, равнозначной смыслу жизни, жить из одного страха перед смертью для них постыдно: «Говорили, что все на свете знаете, – сказал Вощев, – а сами только землю роете и спите! Лучше я от вас уйду – буду ходить по колхозам побираться: все равно мне без истины стыдно жить» («Котлован»); «У меня без истины тело слабнет, я трудом кормиться не могу, я задумывался на производстве, и меня сократили» («Котлован»); «Баба-то есть у него спросил Чиклин Елисея.

Проза – это устная или письменная речь, не разделённая на соизмеримые отрезки – стихи. Проза противоположна поэзии. То есть если в поэзии текст делится на определённыеотрезки, то в прозе, наоборот, всё целостно. Проза представляет собой обычную, немерную речь,она может быть как и устной так иписьменной. Проза не имеет размеров и её не делят на соразмерные отрезки, её ритмом является отношение предложений или периодов между собой. Зародилась проза достаточно давно, ещё в античные времена, и к концу XIX века ей довелось стать

безусловным лидером в словесности. Известные художественные прозаические произведения, в частности романы и рассказы, как правило, эмоционально сдержаны и насыщены интеллектуальным и философским содержанием. Проза может быть условно разделена на несколько жанров. К нему относятся произведения большой формы, имеющие достаточно сложный и очень развитый сюжет. Повесть. Менее большое по размеру произведение, призванное поведать читателю о каком-либо определённом событии из жизни героя. Эпопея. Произведение достаточно большой формы с огромными временными и событийными объёмами. Рассказ. Произведение малой формы, содержащее описание определённого события в конкретный момент времени. Новелла. Небольшое произведение, но с чёткой структурой и генезисом. Эссе. Произведение небольшого размера, которое выражает отношение автора к какому-либо событию или вопросу. Чёткая композиция отсутствует. Биография. Произведение, содержащее рассказ о жизни и деятельности конкретного человека. Вместе со статьёй «Что такое проза в литературе?» читают:

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: