Своеобразие романа А. П. Платонова Чевенгур.: сочинение

Реферат на тему «Особенности композиции романа А. Платонова «Чевенгур»

«Особенности композиции романа А.Платонова «Чевенгур»

Отличие фабулы от сюжета……………………………………….. 6

Сюжетные особенности романа Платонова «Чевенгур»……………… 8

Список использованных источников…………………………………………… 14

Композиция любого художественного произведения очень важна для читателя и исследователя. Она объединяет сюжетные элементы, определяет состав и последовательность расположения частей литературных произведений, а также связь между отдельными художественными образами. Особый интерес могут представлять с точки зрения композиции произведения мастера сказа, повести, романа ХХ века Андрея Платонова (1899-1951).

Тема реферата: «Особенности композиции романа А.Платонова «Чевенгур». Данная тема актуальна по следующим причинам.

Во-первых, Андрей Платонов относится к писателям, чье творчество остается пока мало изученным как в России, так и за рубежом, в связи с тем, что публикация его произведений была запрещена в России долгое время, до конца 80-х годов ХХ века.

Во-вторых, проблема композиции и фабулы произведений в последнее время незаслуженно отступила на второй план.

В-третьих, роман «Чевенгур» может представлять исследовательский интерес с точки зрения его композиции.

Проблема композиционных особенностей творчества Платонова и романа «Чевенгур», в частности, изучалась следующими литературоведами: Л.Шубиным в его работе «Поиски смысла отдельного и общего существования», Н.В.Корниенко в монографии «История текста и биография А.П. Платонова». Однако, исследователи творчества давали целостный анализ произведений Андрея Платонова, не углубляясь в тонкости проблемы сюжета и композиции.

Цель данной работы: на основе знакомства с содержанием романа «Чевенгур» выделить основные элементы композиции и определить их особенности и роль в раскрытии сюжета.

Для достижения цели необходимо поставить и решить следующие задачи:

Выяснить значение терминов «композиция», «сюжет» и отличие последнего от фабулы;

Выявить особенности композиции романа «Чевенгур».

Новизна реферата заключается в поиске различных точек зрения на писательское мастерство А.Платонова и попытка охарактеризовать особенности композиции романа «Чевенгур».

Данная работа может представлять практическую ценность при изучении творчества писателя Платонова на уроках литературы и на элективном курсе по этому предмету.

1. Что такое композиция?

Литературный энциклопедический словарь определяет композицию (от лат. сompositio – составление, соединение) как расположение и соотнесенность компонентов художественной формы, т.е. построение произведения, обусловленное его содержанием и жанром. 1

В произведениях искусства, по словам Л.Н.Толстого, часто бывает «…нельзя вынуть один стих, одну сцену, одну фигуру, один такт из своего места и поставить в другое, не нарушив значение всего произведения» 2 .

В качестве синонимов термина «композиции» нередко используются термины «архитектоника» (от греч. аrchitektonike – строительное искусство) и «структура» (от лат. structura – строение, расположение). Подобно архитектору, прозаик или поэт вырабатывает какой-план, проект будущего произведения. Но поскольку автор сам выступает строителем своего произведения, то по ходу творческой работы композиционный план может меняться.

Композиция литературного произведения включает в себя:

1)«расстановку» персонажей (т.е. систему образов);

2) события и поступки (композиционный сюжет);

3) способы повествования (смена композиционного плана);

5) поведения и переживания (композиционные детали);

6)стилистические приемы (речевая композиция);

7)вставные эпизоды, авторские отступления и описания (внесюжетные элементы композиции).

Композиционный сюжет включает в себя обязательные элементы (завязка, развитие действия, кульминация и развязка) и дополнительные (экспозиция, пролог, эпилог), а также внесюжетные элементы композиции.

Важнейшим аспектом композиции, особенно в произведениях большой формы, является их композиционный сюжет. При этом композиционное оформление сюжета бывает различным. Сюжетная композиция может быть последовательной (события развиваются постепенно в хронологическом порядке), обратной (события даны читателю в обратной хронологической последовательности), ретроспективной ( последовательно излагающиеся события соединяются с отступлениями в прошлое).

Внутренними задачами композиции являются непрерывность движения художественной мысли и чувства. Для этого нужно, чтобы каждый новый композиционный элемент включался в связи со всеми предыдущими. Такая связь частей и целого может считаться идеалом художественной композиции.

Законы композиции различаются для поэзии и прозы, для разных родов и жанров литературы. Так, в стихотворных произведениях, особенно лирических, композиция отмечена строгой соразмерностью интонационно-синтактических и метрико-ритмических единиц (стих, строфа).

А в драматургическом произведении важную роль приобретает диалог, а описания и характеристики сведены к кратким ремаркам. Сюжет романа содержит больше фабульных линий и поворотов, чем сюжет рассказа.

Но и в стихе, и в прозе – в произведении любого жанра подлинная художественная глубина достигается тогда, когда в композиционном строительстве активно участвует слово, индивидуальный авторский язык, своя неповторимая интонация. Прочная связь приемов композиции с приемами языка – одно из важнейших условий художественного таланта.

Отличие фабулы от сюжета.

Сюжет (от франц. sujet – предмет) 3 – развитие действия, ход событий в повествовательных и драматических произведениях, иногда в лирических.

Фабула (от лат. fаbula – рассказ, басня) 4 – повествование о событиях, изображенных в эпических, драматургических произведениях, в отличие от самих событий – от сюжета произведений.

В современной литературно-критической и школьной практике термины «сюжет» и «фабула» осознаются как синонимы, или же сюжетом называется весь ход событий, а фабулой – основной конфликт, который в них развивается. Нередко эти термины употребляются в обратном соотношении. Сюжет – «предмет», т.е. то, о чем повествуется, а фабула, с той же точки зрения, – само повествование о «предмете».

Читайте также:
Проблема личности и тоталитарного государства в произведениях Андрея Платонова: сочинение

Фабула может отличаться от сюжета:

порядком повествования – о событиях рассказывается не в той последовательности, в какой они происходят в жизни героев, а с перестановками, пропусками, последующими узнаваниями («Герой нашего времени М.Ю.Лермонтова);

субъектом повествования – оно может вестись не только от автора, никак себя не проявляющего («Дело Артамоновых» М.Горького), но и от лица очевидца событий («Бесы» Ф.М.Достоевского), или от лица героя («Прощай, оружие!» Э.Хемингуэя);

мотивировкой повествования (воспоминание – «Хаджи-Мурат» Л.Н. Толстого, дневник – «Записки сумасшедшего» Н.В. Гоголя, летопись – «История одного города» М.Е. Салтыкова-Щедрина и т.д.);

Различие между фабулой и сюжетом может быть большим и минимальным. С помощью фабульных приемов писатель стимулирует интерес к развитию событий, углубляет анализ характеров героев, усиливает пафос произведения. Сюжет произведения является одним из важнейших средств воплощения содержания – обобщающей «мысли» писателя, его идейно-эмоционального осмысления реальных характерностей жизни, выраженного через словесное изображение вымышленных персонажей в их индивидуальных действиях и отношениях. Сюжет – это основная сторона формы (и тем самым стиля) произведения в ее соответствии содержанию, а не само содержание, как часто понимают в школьной практике.

Всю структуру сюжета и его конфликты необходимо изучать функционально, в его связях с содержанием, в его эстетическом значении.

Существует точка зрения, которая не представляется обоснованной, что термин «фабула» излишен, поскольку диапазон его значений покрывается понятием «сюжет», «схема сюжета», «композиция сюжета».

Только на основе анализа сюжета можно функционально анализировать фабулу произведения во всем сложном соотношении ее собственных сторон.

Сюжетные особенности романа Платонова «Чевенгур».

Роман «Чевенгур», к созданию которого Андрей Платонов приступил в двадцать семь лет, – не просто самый по объему его текст, но и своеобразная веха в творчестве художника: здесь писатель подверг критическому пересмотру, зачастую доводя до абсурда, «ультрареволюционные» идеи, нашедшие выражение в его поэзии, публицистике и художественной прозе начала 20-х годов. Написание романа длилось четыре года (1926-1929гг.).

«Чевенгур» – один из наиболее ярких образов сюрреалистического стиля А.П.Платонова, сформировавшегося к середине 20-х годов. Узнаваемые черты реальной действительности первых десятилетий ХХв. Принимают здесь гротескно-мифологический вид (ощутимо влияние «Мертвых душ» Гоголя, «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина).

«Путешествие с открытым сердцем» – таков подзаголовок романа. Кроме прямого смысла, относящегося к путешествию в удивительный город Чевенгур главного героя – Саша Дванова, есть в подзаголовке, как это всегда бывает у Платонова , и другой, сокровенный смысл: продвижение всего человечества в сторону будущего возможно, по Платонову, лишь в том случае, если его будут совершать с распахнутым сердцем. И еще один, совсем уж потаенный смысл подзаголовка утверждает, что поиски Чевенгура героями, размышления о нем, равно как и все повествование целиком, написаны без злого умысла, без камня за пазухой – от чистого сердца. Автор наравне с героями и вместе с читателями предпринимает попытки осмыслить пути нового мироустройства.

В жанровом отношении, «Чевенгур» соединяет черты «романа воспитания» и «романа-путешествия». Тема города Чевенгура, символа и вместе с тем совершенно конкретного места будущей счастливой жизни, возникает исподволь, безымянно. Так часто случается у Платонова: тема уже присутствует, но словесно не обозначена, не названа. Пока она звучит смутно, отдаленно, но от этого – еще более притягательно.

Роман описывает далекий и долгий путь главного героя Саши Дванова и его товарищей к Чевенгуру. Название города Чевенгура фонетически ассоциируется в первую очередь со словом «вечный [город]». А сама фамилия главного героя, Дванов обозначает принципиальную двойственности его личности и жизнеповедения – «гамлетовскую» разделенность деятеля и созерцателя: принимая более или менее активное участие в событиях, он вместе с тем остается посторонним всему происходящему. Показательна фраза приемного отца Дванова, Захара Павловича: «Большевик должен иметь пустое сердце, чтобы туда могло все вместиться». Образ раздвоенности героя соответствует одной из фундаментальной идей романа, состоящей в том, что бесконечное форм бытия не поддается жесткой схематизации; за отсутствием критерия истины, предпочтение не может быть отдано ни одной из многочисленных моделей мира. Символичен в этой связи эпизод романа, когда на железнодорожном пути сталкиваются составы, идущие навстречу друг другу (паровоз в одном из них ведет Дванов); таким образом получает гротескное развитие реализованная метафора Маркса: «Революции – локомотивы истории». Тревожная нота, заданная в начале второй части романа («Революция –рыск…»), неизвестная до последних лет читателям, звучит все явственнее: крушение – знак беды.

Художественное время романа, представляющее в начале фабулы жизнеподобно-однородным, постепенно с наступлением эпохи революции и гражданской войны, распадается на отдельные потоки, в зависимости от характера и глубины революционных преобразований в том или ином населенном пункте, каждый из которых образует свой собственный хронотоп (биттермановское лесничество, «ревзаповедник» Пашинцева, хутор Ханские Дворики, коммуна «Дружба бедняка» и т.п.). Обитатели этих мест, которых встречают странствующие герои Александр Дванов и Степан Копенкин, по-своему участвуют в обсуждении актуальных социально-философских проблем. Перед нами – как бы «перевернутые» гоголевские «Мертвые души». Там- авантюра жаждущего наживы Чичикова и ряд исповедующих религию накопительства Собакевичей, Маниловых, Коробочек, как по мановению палочки на фоне России становящихся мелкими, игрушечными. Здесь – готовые на любые лишения ради хоть сколько-нибудь сносного будущего «душевные бедняки» и их беззаветный поводырь Саша Дванов. То, что оставалось «за кадром» у Гоголя, воплотившись в символ мелькнувшей «птицы-тройки», оказывается у Платонова в центре повествования. Крупным планом – жесткие, резкие, драматические портреты.

Читайте также:
Герои произведений Андрея Платонова: сочинение

Едва Дванов узнает, что в городе Чевенгур «устроен» коммунизм, как немедленно отправляется туда. Следом за ним собираются «командир полевых большевиков» Копенкин, рабочий Гопнер и крестьянин Алексей Алексеевич. Так начинается третья, заключительная, наиболее идейно и эмоционально насыщенная часть романа. Если прежде путешествие длилось, распространяясь вширь и вдаль, – теперь оно устремляется вглубь. Повествование сосредотачивается на главном: на поисках сущности человеческой жизни и человеческого счастья.

Здесь группа коммунистов во главе с Чепурным и названным братом Александра Дванова – Прокофием, вознамерившись совершить мгновенный «прыжок» в коммунизм, организует конец света – «второе пришествие» для местной буржуазии; в результате массового расстрела убиты все жители города. С этого момента, по мнению коммунистов, настает «конец истории»: прежнее время остановилось, и наступило блаженное бытие в мире без эксплуатации, в котором единственным работником является солнце (образ Чевенгура прямо ориентирован на мифологему утопического «Города Солнца»). С появлением пришельцев из большого мира (Александра Дванова и Симона Сербинова) оказывается, что время в нем, действительно, двигалось быстрее, чем в Чевенгуре.

Собравшиеся в Чевенгуре люди хотят научиться жить как-то иначе – более разумно, одухотворенно, светло. Но это оказывается непосильной задачей, которую решить поодиночке невозможно. Наверное, только так и можно выжить человечеству. А иначе оно терпит крах, как потерпел его вдохновенно выдуманный, но и так и не осуществленный Чевенгур.

Роман Платонова «Чевенгур» – это печальная сказка о горьком человеческом опыте, в которую заложены многие и многие смыслы.

Здесь – богатырь духа Копенкин, по-былинному могучая лошадь с именем-метафорой Пролетарская Сила, доверчивый и простодушный, как сказочный Иванушка-дурачок, Саша Дванов…

Но, помимо сказочной канвы повествования, в романе явно присутствует и другая интонация, уживающаяся, а может быть, вытекающая из сказочной: житийная. Именно житийный мотив и охраняет произведение от восприятия его как «карикатурного», «ирокомического».

Перед нами – житие Александра Дванова, несущего идею понимания и сочувствия, идею устройства мира по истинно человеческим законам. Житие Копенкина, посвятившего себя утверждению революции. Житие Пашинцева с его защиты революции «в нетронутой геройской категории».

Это тема – тема высокого духовного пафоса – звучит в конце романа.

Гибель Чевенгурской коммуны, уничтоженной неким «машинальным» вооруженным отрядом, воспринимается не столь как долгожданное крушении бесчеловечной утопии, сколько как трагическое недоразумение.

Так что же мы видим в конце романа? Здесь, в небольшом, но преисполненном необычайной духовной энергии фрагменте, говорится о герое, уходящем и продолжающем свою жизнь «в поиске дороги, по которой когда-то прошел его отец в любопытстве смерти, а Дванов шел в чувстве стыда жизни перед слабым, забытом теле…». Дороги не исходящей, а восходящей, устремленной вдаль, вглубь, ввысь – короче говоря, в будущее. Если Саша Дванов растворяется в пространстве и времени, оставаясь в памяти и продолжая свое существование уже в нас и сегодня, то Прокофий Дванов, не выходя из границ скромного бытового повествования, более подходящего складу его характера, как бы присягает памяти Саши и, памятуя, – преображается. Его слова, убеждающие Захара Павловича в том, что Саша будет возвращен: «Даром приведу!» – не пустое обещание. Они звучат как клятва.

Есть Пролетарская Сила, мерным шагом возвращающаяся в Чевенгур. Есть разыскивающий приемного сына Захар Павлович. Есть очеловеченный Прокофий Дванов. И есть у них в памяти Александр Дванов и примечтавшийся, но так и не осуществленный город Чевенгур.

Вот финал повествования – финал, обещающий трудное, мучительное, но неизбежное начало.

В ходе изучения темы реферата был рассмотрены теоретические вопросы композиции художественного произведения, о ее элементах и значении для художественного произведения; даны определения как самой композиции, так и ее композиционному сюжету и фабуле, с рассмотрением различий между ними.

В ходе исследования были изучены критические работы исследователей творчества А. Платонова по выявлении сюжетно-композиционных особенностей романа писателя «Чевенгур» и сделаны следующие работы:

определен жанр романа и его стиль;

влияние на писателя классиков литературы при создании образов персонажей в романе;

раскрыто значение подзаголовка романа;

Читайте также:
А.П.Платонов. Котлован.: сочинение

рассмотрено развитие композиционного сюжета на протяжении трех частей романа, их меняющаяся хронология;

определены интонации произведения, его пафосность.

В ходе исследования была предпринята попытка достигнуть цель по выявлении отличительных композиционных особенностях романа А.Платонова «Чевенгур», о его месте в творчестве писателя и среди произведений начального советского периода.

Список использованных источников.

Гюнтер Г. Жанровое проблемы утопии и «Чевенгур» А.Платонова//Утопия и утопическое мышление. М.,1991.

Дмитровская М.А. Проблема человеческого сознания в романе А.Платонова «Чевенгур».

Золотоносов М. «Ложное солнце»: «Чевенгур» и «Котлован» в контексте советской культуры 20-х годов//Андрей Платонов: Мир творчества.М.,1994.

Литературный энциклопедический словарь/Под общ. ред.В.М.Кожевникова, П.А.Николаева.-М.:Сов. энциклопедия, 1987.-752с.

Парамонов Б. Чевенгур и окрестности//Континент, 1987, №54.

Платонов А.П. Впрок: Проза/Сост. М.Платоновой; Вступ. статья Т. Шехановой.-М.:Худож. Лит., 1990.- 655с.

«Русские писатели о литературном труде». т.3, 1955, с.537.

Энциклопедия мировой литературы. – Спб.: Невская книга, 2000. -656с.

Яблоков Е.А. [Комментарий]//Платонов А. Чевенгур. М., 1991.

1 Литературный энциклопедический словарь/Под общ. ред.В.М.Кожевникова, П.А.Николаева.-М.:Сов. энциклопедия, 1987.-752с.

2 «Русские писатели о литературном труде». т.3, 1955, с.537

3 Литературный энциклопедический словарь/Под общ. ред.В.М.Кожевникова, П.А.Николаева.-М.:Сов. энциклопедия, 1987.-752с.

4 Литературный энциклопедический словарь/Под общ. ред.В.М.Кожевникова, П.А.Николаева.-М.:Сов. энциклопедия, 1987.-752с.

Художественный мир романа-утопии “Чевенгур” А. Платонова.

“Чевенгур” — большой роман, над которым Платонов работал несколько лет.
Роман рассказывает об Октябрьской революции в центральных губерниях России, о людях, которые защищали революцию в гражданской войне, о “строителях стран”, об их идеях, мыслях, переживаниях. Платонов показывает не только то, как идеи овладевали массами, но и то, как эти массы осваивали новые идеи. Ускоренное освоение народными массами нового мировоззрения, наряду с революцией этих масс, порождало и противоречивые, утопические представления о социализме. Платоновские герои, “готовые неизбежно умереть в обиходе революции”, впитывали в себя идеи социализма, причудливо сочетая их со старыми понятиями и взглядами.
В романе сталкиваются утопические надежды перестроить мир “по коммунистическому велению”и “хотению масс” с необходимостью повседневной кропотливой работы. Его герои наивно надеются, что “социализм где-нибудь нечаянно сложится вместе от страха бедствий и для утешения нужды”.
Главный герой романа — Александр Дванов. Он сирота, мастер (важное для Платонова понятие), коммунист. Этот герой, размышляющий, одаренный свойством сопереживания (“сочувствовал любой жизни”) больше всего соответствовал замыслу писателя. Саша Дванов, “самосозданный” народный интеллигент, проходит через смерть, трупы, тоску, сам чуть не умирает от голода, воспаления легких. Он отправляется в город Чевенгур, где образовался полный коммунизм, по дороге встречается со Степаном Коненкиным, освободившим Сашу из рук бандитов. Коненкин — бывший комиссар “полевых большевиков”, а ныне одиноко скитающийся паломник к могиле Розы Люксембург, беззаветный рыцарь идеи всеобщего равенства и полного душевного товарищества, причем равенство понимается как одинаковость физическая, умственная, духовная. Такое равенство сделало бы невозможным никакое развитие, при его достижении стала бы невозможной сама жизнь. Копенкин едет в далекую Германию освобождать от “живых врагов коммунизма” мертвое тело Розы Люксембург.
Копенкин и Дванов проезжают деревню Ханские Дворики, где уполномоченный переименовал себя в Федора Достоевского, а за ним и весь актив окрестился кто в Христофора Колумба, кто во Франца Меринга. Затем они попадают в коммуну “Дружба бедняка”. Все члены ее правления занимают должности и носят длинные и ответственные названия.
Никто не пашет, не сеет, чтобы себя от высокой должности не отнимать. Та же трогательная и детская компенсация прежней униженности, что и переименование в Достоевских и Колумбов. Наконец они достигают Чевенгура, где Чепурный и его товарищи установили коммунизм. Чевенгурцы живут по-евангельски беззаботно, они не желают трудиться, одной только силой веры они стремятся приблизить реальный коммунизм, а пока в центре внимания — абсолютное равенство, обожание товарищей, их душ.
Роль идеолога выполняет Прокофий Дванов, хитрый мужик. В многодетной семье его родителей какое-то время жил приемыш Саша, пока в голодный год его не выгнал из дома тот же маленький Прошка, уже тогда отличавшийся жестоким оборотистым умом и характером. Трудная жизнь отточила эти качества, усугубила корыстность. В Чевенгуре Прокофий воссел грамотеем и умником, идеологическим помощником при Чепурном. “Прокофий, имевший все сочинения К. Маркса для личного употребления, формулировал всю революцию как хотел — в зависимости от настроения Клав-дюши и объективной обстановки”.
Именно Прокофию принадлежит мысль тотального уничтожения “густой шелковой буржуазии”, населявшей город. Платонов подводит к страшному парадоксу: горя изначально идеалами “душевного равенства”, всемирного братства, его представители закончили тотальным разделением на “чистых” (пролетариев, босоту) и “нечистых” (буржуи и т. д.), и вышибаются жизнь и душа у всех буржуев Чевенгура. Коммунары действуют с уверенностью и воодушевлением, но в душах их возникает тоска, несмотря на то, заглушается она мыслью о грядущем пришествии коммунизма: вроде все для не го сделали, всех гадов перебили, имущество уничтожили, “голое место” готово, остались одни товарищи и ждут первое утро “нового века”. Но оказывается, что накал одной только веры не может вызвать чуда. Нельзя объявить наступление коммунизма, как нельзя отменить смерть. Беспочвенная идея тонет, разрушается и Чевенгур каким-то страшным вражеским отрядом, что символизирует саморазрушение заблудившегося в лесу превратно понятых идей общества.
Гротескный роман завершается дорогой, открытостью в будущее, надеждой. Платонов зовет к такому строю бытия, где каждая личность одна от другой “не слишком далеко” (нераздельность) и “не слишком близко” к будущему звездному строю настоящего братства и любви.
Собственная оценка рукописи “Чевенгура”: “Ее не печатают, говорят, что революция в романе изображена неправильно, что все произведение поймут даже как контрреволюционное. Я же работал совсем с другими чувствами. в романе содержится честная попытка изобразить начало коммунистического общества”. В искренности сомневаться не приходится, так же как и в том, что отобразилась не идиллическая сказка, а жестокая и страшная реальность: дар художника прорывается там, где человек слеп или же хочет быть слепым.
А вот что говорит Горький о “Чевенгуре”: “Хотели вы этого или нет, — но вы придали освящению действительности характер лирико-сатирический ”. “Пишете вы крепко и ярко, но этим еще более . подчеркивается и отражается ирреальность содержания романа, а содержание граничит с мрачным бредом”, — пишет Горький, но уже позже.

Читайте также:
Связь творчества А. П. Платонова с традициями русской сатиры: сочинение

Общая характеристика творчества А. П. Платонова

Первой книгой А. Платонова была брошюра «Электрификация» (1921). Первая фраза тоже начиналась со слова «электрификация»: «Электрификация есть такая же революция в технике, с таким же значением, как Октябрь 1917 г.». Второй книгой стал сборник стихов «Голубая глубина» (1923), что в большей степени отвечало традиционному пути будущих прозаиков в литературу.

Вера в революцию и науку, пафос технического переустройства мира определяли мировосприятие молодого Платонова и общую тональность его произведений начального этапа творчества.

Андрей Платонов вырос в семье рабочего, талантливого изобретателя-самоучки, «героя труда» (так писали об отце писателя в воронежских газетах, неоднократно помещавших материалы о «примере пролетария»). Свои первые газетные заметки писатель подписывал: «Рабочий А. Платонов». Основной специальностью писателя была электротехника: он закончил воронежский политехникум по специальности электромонтер.

В течение нескольких лет Платонов работает как инженер-практик, сочетая практическую деятельность с литературой. Теплое – на грани физического ощущения – отношение к технике он передал своим героям: тонкое понимание технического устройства – мерило человеческой ценности во многих его произведениях. Ранние его литературные работы (статьи в газетах, стихи, фельетоны) несут на себе явную печать пролеткультовского мышления и пролеткультовской образности (культ «мы», воспевание машины, глобализм притязаний на преображение мира). Но «душевное» понимание машины станет особой, только его черточкой. «Истинный философ – механик» – вот твердое убеждение молодого писателя.

Вот лишь один эпизод из повести Платонова «Сокровенный человек». Герой повести – Фома Пухов – наблюдает картину попавшего в аварию железнодорожного состава: «Не глядя на лежащего машиниста, он засмотрелся на его замечательный паровоз, все еще бившийся в снегу.

– Хороша машина, сволочь!»

Погибший в аварии помощник машиниста удостоен краткой похвалы: «Жалко дурака: пар хорошо держал!»

Особая нежность, привязанность «технического человека» к машине (часто вытесняющие горе и тоску по людям) станет устойчивым смысловым комплексом, который будет определять лицо платоновской прозы в контексте литературы 1920-1930-х гг. Человек же, наоборот, с полным основанием может быть приравнен к техническому приспособлению – и это совсем не обязательно демонстрация бездушия или человеческой несостоятельности. «Железный инвентарь какой» – это своего рода комплимент Жачева терпеливому крестьянину, которого он избил как «наличного виноватого буржуя» (повесть «Котлован»).

Устойчивые, сквозные темы и мотивы будут пронизывать все творчество Платонова. Сам он писал об этом так: «Мои идеалы однообразны и постоянны. Я не буду литератором, если буду излагать только свои неизменные идеи. Меня не станут читать». Но с важнейшими темами, образами, персонажами и даже сюжетами Платонов не расстанется до конца своей жизни.

Уже в стихах Платонова важное место занимает образ странника. В ранних, дореволюционных, произведениях – это образ скорее традиционный: отправившийся за счастьем «туда, где нас нет», божий человек, босиком шагающий по проселочной дороге. После революции образ странника в творчестве Платонова приобретет символическое значение. «Новое странничество – о нем пишет Платонов не только в стихах, но и в первых прозаических произведениях, – перестает быть только физическим передвижением по земле или в космическом пространстве, оно становится путешествием мысли в поисках разгадки тайн вселенной».

Поиски истины, счастья, смысла всеобщего существования станут в поэтике Платонова сквозным сюжетом, который объединит все его произведения в одну большую книгу. Дорога, пространство, которое преодолевает герой-странник, и время, которое у Платонова становится мерой пространства, – все это компоненты специфически платоновской модели сюжета.

В стихах проявятся и закономерности поэтического «странноязычия» (или «косноязычия», или «юродивого» языка), которые позже – в прозе – составят ядро поэтики писателя. Вот пример одного из сти

Читайте также:
Писатель и время: сочинение

Лает пес осиротелый,

Позабыв, что околела

Любопытный эпизод, связанный с этим стихотворением, описан в воспоминаниях современника Платонова – Льва Гумилевского.

Не зная, что эти строчки принадлежат Платонову, Гумилевский в разговоре с писателем привел их в качестве примера антилитературного текста, крайне резко отозвавшись о художественном мастерстве их автора. «Андрей Платонович как-то странно, внимательно посмотрел на меня, точно подозревая какую-то мистификацию, а затем, убедившись в моей искренности, сказал просто:

– Лев Иванович, ведь это мои стихи! Что же тут плохого?

– Ну как же, Андрей Платонович, можно так писать: сука, мать его. Ведь это получаются матерные слова, разве вы не слышите?

– Ну, этого я не заметил. А еще что?

– Как что? Вы пишете: воет с ничего! Но по-русски так ведь не говорят. Говорят ни с чего!

– Ну, можно и так! – упорствовал он.

В неожиданной твердости его слов я почувствовал непреоборимое убеждение в том, что Можно и так, Как подсказывает его художественное чувство».

В раннем творчестве сформируется и идея Платонова об активном творческом переустройстве вселенной человеком. Одна из газетных статей Платонова называлась «Преображение» и была посвящена будущей победе человека во вселенной: «В этот день весны преображенного мира, день утверждения всечеловеческой радости, день веры в преображающую пламенную силу человека – выше стоит над нами старое солнце, дальше открыта светлая бесконечность. »

Оптимистический пафос и мажорная тональность очень скоро сменятся в творчестве Платонова на «ветхую грусть» и «тоску тщетности», но сама идея о том, что «человечество – художник, и глина – вселенная », в творчестве писателя будет разрабатываться и дальше. Поменяется только ее философская оценка – утопические проекты города «победившего социализма» (роман «Чевенгур») или общепролетарского дома (повесть «Котлован») будут осмыслены в трагическом ключе.

Художественное исследование утопии станет тем смысловым вектором, который определит творческую эволюцию Платонова. Писатель будет все время проверять новое, постреволюционное «техническое устройство» на прочность, удостоверяться в его надежности. По сути, все его творчество станет испытанием утопии, а основные этапы этого исследования – испытание будущего, испытание прошлого, испытание настоящего.

Испытанию будущего Посвящены научно-фантастические произведения Платонова. К ним следует отнести рассказы «Маркун» (1921), «Потомки солнца» (1922), «Рассказ о многих интересных вещах» (1922), повесть «Эфирный тракт» (1926-1927).

Основу сюжета во всех этих произведениях составляют приключения технической идеи. «Маркун» рассказывает об изобретении вечного двигателя, «Эфирный тракт» – об открытии законов «выращивания» вещества, «Рассказ о многих интересных вещах» – об изобретении способа получать воду в пустыне с помощью электричества (пожалуй, последний проект был не столь утопичен, как остальные: спустя год после публикации рассказа Платонов получает патент на изобретение «электрического увлажнителя корневых систем и корнеобитающего слоя почвы»).

Техническая идея почти всегда побеждает, однако платой за это становится судьба ученого – ни один технический проект не научил человека преодолевать смерть. Платонова интересуют не сюжетные хитросплетения, а самое главное – место и роль человека во вселенной, взаимосвязь природы и науки, проблема человеческого счастья. Как у подлинного исследователя, у Платонова нет готового ответа на вечные вопросы. Почти всегда он предлагает несколько вариантов решения – и ни с одним не соглашается однозначно.

Итогом научно-фантастических опытов Платонова станет серьезное сомнение в состоятельности глобальных технических проектов. Грандиозный план переустройства вселенной понимается теперь писателем как утопический. Сомнение – вот основной итог философских и художественных исканий молодого писателя.

Художественный мир Платонова

Нестерова И.А. Художественный мир Платонова // Энциклопедия Нестеровых

  1. Особенности творчества Платонова
  2. Повесть А. Платонова “Котлован”
  3. Будущее в повести А.Платонова “Котлован”

Особенности творчества Платонова

В произведениях А.Платонова звучат скорбь и жалость. Для своих героев он выбирал тернистый путь страдания. Правда, которую искал герой произведений Платонова не всегда на самом деле правда, но и не ложь. Это лишь авторское восприятие реальности. При этом главная цель героев Платонова восстанавливать нарушенный порядок жизни и духа.

Сирота и ребенок живут почти в каждом герое писателя. Они брошены, оставлены у них нет дома. Сиротство у Платонова – это не только индивидуальная черта характера, но и знак разрушенной целостности.

В диалогах платоновских героев искрится юмор, народный фольклор с его сатирической составляющей делает юмор его персонажей умным и актуальным.

Платоновский персонаж может валять дурака, при этом задавая новый взгляд на знакомые вещи.

Платонов использует прием “деметафоризации” и метонимические конструкции. Каждая из единиц текста построена по законам целого, как бы сверхсмысла. Любимая синтаксическая конструкция Платонова – сложноподчиненные предложения с избыточным употреблением союзов “потому что”, “чтобы”, “так как”, “дабы” фиксирующих причины, условия, цели тог мира, который создается в сознании героя.

Читайте также:
Художественное своеобразие одного из произведений А.Платонова.: сочинение

В мире, воссозданном в творчестве Платонова, можно найти черты самых разных стилей, поэтик и идеологических систем. Структура каждой единицы повествования и текста подчинена двойной задаче:

  • воссоздать конкретное проявление существующего мира;
  • выразить то, к чему должно быть и чего не миновать.

У Платонова странные герои и оборванные финалы произведений. Его творения невозможно пересказать на основе логики героев.

Повесть А. Платонова “Котлован”

Замысел Котлована относится к осени 1929 года, а основная работа велась в первые месяцы 1930 года. В 1929 году Платонов работал в Наркомате земледелия. Там он занимался вопросами мелиорации на территории Воронежской области.

По словам самого Платонова, ему очень важно, “чтобы к моей выпяченной наблюдательности все прилипало и прикалывалось”. В этом и проявлялось платоновское эстетическое восприятие и установка – дать возможность оказаться в литературе той жизни, которая еще не находила своего воплощения в русской литературе.

Осенью 1929 года у Платонова умерла мать. Поздней осенью писатель покинул Наркомат земледелия. На этом закончился важный период жизни Платонова.

В критической статье Авербаха содержался такой фрагмент: “Нам нужно величайшее напряжение всех мускулов. А к нам приходят с проповедью расслабленности! А нас хотят разжалобить! А к нам приходят с проповедью гуманизма!”

“Задумчивость” героя превозмогает не только включенность в “общий темп труда”, но и естественную для человека заботу о средствах к существованию. Экспозиция повести “Котлован”подключала героя к тому типу “сомневающегося человека” из народа, который прошел по дорогам гражданской войны.

Главный образ повести вызывает у читателя исторические, мифологические, исторические ассоциации с библейской Вавилонской башней, которая строится на месте разрушенного Божьего храма.

Каждая из встреч Ващева в его родном городе мотивирует начало путешествия героя в поисках правды “общего и отдельного существования”. Эта искомая правда обозначена в повести понятием “истины”. Именно истина, по мнению Платонова являет собой связующее звено между “Путем и жизнью”.

“Отсутствие Бога нельзя заменить любовью к человечеству, потому что человек тотчас спросит: для чего мне любить человечество”, – писал Ф.М. Достоевский. Эта идея нашла отражение в “Котловане”. Платов намеренно возвращается к вопросам жизни и пути человека. При этом Платонов явно полемизирует с тем собой, который принадлежит к революционной эпохе. К тому себе, кто претворял великий проект Царства Земного, Общего Дома – башни, объединенных глобальной идеей преодоления человеком -пролетарием всего природно-исторического.

“Мы будем искать истину, а в истине благо” – эти пафосные идеи из ранних трудов Платова становятся источником трагизма в повести “Котлован”.

Сомневающийся платоновский герой – от Пухова до Ващива – наделен не только “умными руками”, но и ограниченностью мышления.

Через конфликт общечеловеческой истины и исторической реальности Платонов воссоздает ситуацию, пророчески свидетельствующую о нарушении связей человека с прошлым, с домом-очагом, с обществом и словом как фактом культуры и жизни человеческой.

Тема будущего, прошлого и настоящего России отражены в повести. Прошлое – это крестьянская Росси, настоящее – строительство пролетариата, будущее – детство, что обретет себя в этом доме и воскрешение Движение Вощева связывают в повести эти как бы распавшиеся части России.

Мотив прижизненного разделения тела с душой в повести – один из наиболее повторяющихся и многослойных: мужик ложиться в пустой гроб “как скончавшийся”, не веря в воскрешение с “горем смерти”.

В этом страшном мрачном мире уместен инфернальный герой медведь. Он же Медведев. О его судьбе рассказывается больше, чем о прошлом деревни. Именно этот герой “лучше всех осознает” преимущества колхозного смысла жизни и поэтому призван судить кулаков. Однако этот суд становится источником ужаса для самого Медведева- медведя. Здесь Платонов явно боится спрямить.

В трагическом финале повести А. Платонов уравновешивает два враждующих мироотношения их общим стремлением “спастись в пропасти котлована”.

Здесь мы видим, что антитеза в повести использована и как стилистический прием, и как черта мировосприятия, и как принцип композиции.

У А. Платонова в повести ” Котлован” Настя – это символ будущего. Она являет собой “тот социалистический элемент, который дает душевные силы строителям”. Смерть девочки символизирует собой крах новообретенного советского смысла жизни, победа древнего мифа над утопией строительства всеобщего дома. Смерть Насти – это возвращение к мучительному вспоминанию смысла.

Умирая Настя возвращается от языка новой социальной утопии к словесной игре, возвращается к матери. Смерть девочки с именем, за которым стоит воскрешение – это остановка действия в повести и финальный вопрос.

Будущее в повести А.Платонова “Котлован”

Платонов создает образ будущего, которое ждет всех советских людей по его мнению. При этом в повести явно прорисовываются две части будущего: строительство дома, где все найдут свое счастье и образ девочки Насти. Строители живут в ужасных условиях, их уже не радует то, что они создают будущее. И тут в ткань повести писатель внедряет образ Насти. Она говорит языком новой социальной утопии: “Ликвидируй кулака, как класс. Привет бедному колхозу, а кулакам нет!”. Своим появлением девочка вселила надежду в измученные сердца рабочих. Они старались поскорее окончить работу. Сколько труда они бы не вкладывали, котлован существенно не увеличивался. Место “энтузиазма труда” занимает “озверение” от него. И даже детская наивность Насти бессильна перед окружающей людей “низовой бедностью земли”. Если образ девочки – это будущее, то очевиден намек автора на то, что девочка умрет. Не зря Чиклин ставил один гроб, чтобы девочка в нем спала.

Читайте также:
Повести А. П. Платонова: сочинение

Финал повести красноречив и символичен. Гибнет сирота Настя. Это олицетворяет крах нового “советского смысла жизни”, подчеркивает несостоятельность, по мнению Платонова, коммунистической утопии. Писатель считал, что тяжелый труд на благо коммунизма бессмыслен, так как коммунизм – это тупик.

Сочинение: О творчестве Платонова

Слово о любимом писателе.

Познакомившись недавно с «прекрасным и яростным миром» платоновской прозы, я понял, что его творчество соответствует уровню надежд и тревог, взлетов и падений двадцатого века.

В его произведениях поставлены самые сложные проблемы нашей жизни. Главное для него – сохранить и сберечь на Земле жизнь. Писатель вступает в открытое сражение со всеми, кто хотел бы «низвести человека до уровня «животного», размолоть человечество в империалистической войне, деморализовать и развратить его, ликвидировать все результаты исторической культуры ».

При его жизни критика объявила вредное влияние его произведений на читателя. По мнению сегодняшних литературоведов, Андрей Платонов – выдающий писатель.

Платонов писал свои произведения спокойно, «тихо», не стремясь вокруг себя никого перекричать. И как подлинный волшебник слова, перебиравший «четки мудрости златой» / Пушкин/, вслушивался он не в звучание фраз, а в сложную мелодию, в тревожные вариации мысли.

Ежедневно, даже ежечасный труд осмысления мира настолько поглощал Платонова, что он стыдился ярких, цветистых, но бездуховных слов, не наполненных смыслом.

Его перо не отдыхает на бесхитростных описаниях родных воронежских степей, хотя он не меньше Кольцова и Никитина любит родину, край свой молодости. Но об этой любви он говорит предельно сдержанно, заботливо. Сиротство и нищета детских лет не убили в нем главное – душу ребенка.

Платонов напоминает каждому из нас, что Человек – твоё первое и, вероятно, всего главное имя.

Голос Платонова, слегка приглушенный, утомительно-печальный, уже в ранних рассказах покоряет бесконечной стыдливостью, сдержанностью, какой-то грустной кроткостью : « Он был когда-то нежным, печальным ребенком, любящим мать и родные плетни, и поле, и небо над всеми ими. Ночью душа вырастала в мальчике, и томились в нём глубокие сонные силы, которые когда-то взорвутся и вновь сотворят мир. В нем цвела душа, как во всяком ребенке, в него входили тёмные, неудержимые страстные силы мира и превращались в человека. Это чудо, на которое любуется каждая мать каждый день в своем ребенке. Мать спасет мир, потому что делает его «человеком» /Повесть «Ямская слобода »/.

Как непривычно для двадцатых годов, среди резких, отрывистых фраз, «лающих» интонаций и грубых жестов это слово Платонова!

Наверное, после А.П. Чехова не было в русской прозе художника, наделённого стыдливостью перед ложно-пафосным, громким словом.

А. Платонов – всегда мудрый собеседник, обращающий к отдельному человеку. Он весь не в отдалении, а у «человеческого сердца».

Мне хочется к портрету А. Платонов , образу его души взять эпиграфом слова Ф.И. Тютчева :

Ущерб, изнеможенье и во всём

Та кроткая улыбка увяданья,

Что в существе разумном мы зовем

Божественной стыдливостью страданья.

Это человек, не знавший экстаза театральности, яркого света слова. Он убежден в том, что чужого страдания и боли не бывает и потому всегда помнит о судьбах множества честных Макаров.

В тысяча девятьсот двадцать девятом году А. Платонов написал рассказ «Усомнившийся Макар», который подвергся в начале тридцатых годов необъективной предвзятой критике. После гневного отзыва Сталина по поводу этого рассказа Платонов исчез из поля зрения читателей, уйдя на дно безвестности, нищеты и недугов, разделив судьбу тех людей, о которых писал в «Чевенгуре ».

Во время первой оттепели стали возможны публикации некоторых рассказов Андрея Платонова, но не «Котлована», «Чевенгура», «венильного моря ». Эти произведения, изданные на Западе, возвращались на родину незаконно и в машинописи гуляли по стране. И лишь в последние годы, когда мысль о том, что общечеловеческие ценности выше классовых интересов, перестала быть крамольной, началось реальное возвращение Платонова читателю.

Чем же было вызвано такое отношение к писателю ?В рассказе «Усомнившийся Макар» автор показал человека из самых низших слоёв общества. Мужик Макар идет в город искать правду. Город поражает его бессмысленной роскошью, пролетариат же он находит только в ночлежке.

«И видит он во сне страшного мёртвого идола – «научного человека», который стоит на огромной высоте и видит всё . но не видит Макара, а Макар идола разбивает».

Читайте также:
«Одно горе делает сердце человеку» (По прозе А. Платонова): сочинение

Идея этого рассказа в том, что государственность народу враждебна. Макар – это мечтатель, притворяющийся чудаком, умный и проницательный. Он страстно мечтает о Руси машинной, индустриальной. Макар, приехав в столицу, обходя канцелярии и стройки, беседуя в ночлежном доме с пролетариатом, первым из платоновских героев сомневается в гуманистических ценностях революции, так как кругом царила демагогия, в «конторах заседали» «писчие стервы», мастера славословия и приписок. И Макар Ганушкин, умный и проницательный человек, почувствовал, что в таких условиях в людях развивается безынициативность, пассивность, «бессмысленный страх перед казенной бумагой, резолюцией ».

И засомневался наш герой в правоте революционного дела. Его раздумья и «сомнения» были приняты за двусмысленность и анархизм. В них, мне кажется, Андрей Платонов выразил свои мысли, опережая время, решал вопросы борьбы с коррупцией, формализмом, бюрократизмом, единомыслием и безгласностью.

Естественно, что в то напряженное время, когда шла ликвидация кулачества как класса, Сталин расценил произведение А. Платонова с политической точки зрения как «идеологически двусмысленный и вредный рассказ», поэтому решив по-своему расправиться с писателем.

Прочитав рассказ, я ещё раз убедился в том, что Платонов так же, как и его Макар, не сомневается в планах индустриализации. Это исторически необходимо. За десять лет пройти путь, который другие страны проходили столетия – это поистине замечательно ! Иначе нельзя .

Писатель предупреждает лишь об опасности формализма, бедах бюрократического застоя, бездушия, заседательства. Эту опередившую всех позицию писателя никто понять не хотел.

Невольно вспоминаю тся повесть В. Распутина «Пожар» и роман В. Астафьева «Печальный детектив», в которых так же, как и в произведениях Платонова, звучит тревога писателей о нравственном здоровье народа, об исчезающем милосердии, сочувствии, дружбе между людьми.

Я могу с уверенностью сказать, что платоновский Макар выступает как наш современник в борьбе со стихией коррупции, чинопочитания, парадных славословий.

Произведения Андрея Платонова помогают развивать в каждом из нас благородство, мужество и деятельный гуманизм в современной борьбе за мир.

О творчестве Платонова (сочинение)

Слово о любимом писателе.

Познакомившись недавно с «прекрасным и яростным миром» платоновской прозы, я понял, что его творчество соответствует уровню надежд и тревог, взлетов и падений двадцатого века.

В его произведениях поставлены самые сложные проблемы нашей жизни. Главное для него – сохранить и сберечь на Земле жизнь. Писатель вступает в открытое сражение со всеми, кто хотел бы «низвести человека до уровня «животного», размолоть человечество в империалистической войне, деморализовать и развратить его, ликвидировать все результаты исторической культуры ».

При его жизни критика объявила вредное влияние его произведений на читателя. По мнению сегодняшних литературоведов, Андрей Платонов – выдающий писатель.

Платонов писал свои произведения спокойно, «тихо», не стремясь вокруг себя никого перекричать. И как подлинный волшебник слова, перебиравший «четки мудрости златой» / Пушкин/, вслушивался он не в звучание фраз, а в сложную мелодию, в тревожные вариации мысли.

Ежедневно, даже ежечасный труд осмысления мира настолько поглощал Платонова, что он стыдился ярких, цветистых, но бездуховных слов, не наполненных смыслом.

Его перо не отдыхает на бесхитростных описаниях родных воронежских степей, хотя он не меньше Кольцова и Никитина любит родину, край свой молодости. Но об этой любви он говорит предельно сдержанно, заботливо. Сиротство и нищета детских лет не убили в нем главное – душу ребенка.

Платонов напоминает каждому из нас, что Человек – твоё первое и, вероятно, всего главное имя.

Голос Платонова, слегка приглушенный, утомительно-печальный, уже в ранних рассказах покоряет бесконечной стыдливостью, сдержанностью, какой-то грустной кроткостью : « Он был когда-то нежным, печальным ребенком, любящим мать и родные плетни, и поле, и небо над всеми ими. Ночью душа вырастала в мальчике, и томились в нём глубокие сонные силы, которые когда-то взорвутся и вновь сотворят мир. В нем цвела душа, как во всяком ребенке, в него входили тёмные, неудержимые страстные силы мира и превращались в человека. Это чудо, на которое любуется каждая мать каждый день в своем ребенке. Мать спасет мир, потому что делает его «человеком» /Повесть «Ямская слобода »/.

Как непривычно для двадцатых годов, среди резких, отрывистых фраз, «лающих» интонаций и грубых жестов это слово Платонова!

Наверное, после А.П. Чехова не было в русской прозе художника, наделённого стыдливостью перед ложно-пафосным, громким словом.

А. Платонов – всегда мудрый собеседник, обращающий к отдельному человеку. Он весь не в отдалении, а у «человеческого сердца».

Мне хочется к портрету А. Платонов , образу его души взять эпиграфом слова Ф.И. Тютчева :

Ущерб, изнеможенье и во всём

Та кроткая улыбка увяданья,

Что в существе разумном мы зовем

Божественной стыдливостью страданья.

Это человек, не знавший экстаза театральности, яркого света слова. Он убежден в том, что чужого страдания и боли не бывает и потому всегда помнит о судьбах множества честных Макаров.

Читайте также:
Без идеала нет твердого направления, а нет направления нет жизни. Л. Н. Толстой. (По одному из произведений русской литературы. А. Л. Платонов. Чевенгур.): сочинение

В тысяча девятьсот двадцать девятом году А. Платонов написал рассказ «Усомнившийся Макар», который подвергся в начале тридцатых годов необъективной предвзятой критике. После гневного отзыва Сталина по поводу этого рассказа Платонов исчез из поля зрения читателей, уйдя на дно безвестности, нищеты и недугов, разделив судьбу тех людей, о которых писал в «Чевенгуре ».

Во время первой оттепели стали возможны публикации некоторых рассказов Андрея Платонова, но не «Котлована», «Чевенгура», «венильного моря ». Эти произведения, изданные на Западе, возвращались на родину незаконно и в машинописи гуляли по стране. И лишь в последние годы, когда мысль о том, что общечеловеческие ценности выше классовых интересов, перестала быть крамольной, началось реальное возвращение Платонова читателю.

Чем же было вызвано такое отношение к писателю ?В рассказе «Усомнившийся Макар» автор показал человека из самых низших слоёв общества. Мужик Макар идет в город искать правду. Город поражает его бессмысленной роскошью, пролетариат же он находит только в ночлежке.

«И видит он во сне страшного мёртвого идола – «научного человека», который стоит на огромной высоте и видит всё . но не видит Макара, а Макар идола разбивает».

Идея этого рассказа в том, что государственность народу враждебна. Макар – это мечтатель, притворяющийся чудаком, умный и проницательный. Он страстно мечтает о Руси машинной, индустриальной. Макар, приехав в столицу, обходя канцелярии и стройки, беседуя в ночлежном доме с пролетариатом, первым из платоновских героев сомневается в гуманистических ценностях революции, так как кругом царила демагогия, в «конторах заседали» «писчие стервы», мастера славословия и приписок. И Макар Ганушкин, умный и проницательный человек, почувствовал, что в таких условиях в людях развивается безынициативность, пассивность, «бессмысленный страх перед казенной бумагой, резолюцией ».

И засомневался наш герой в правоте революционного дела. Его раздумья и «сомнения» были приняты за двусмысленность и анархизм. В них, мне кажется, Андрей Платонов выразил свои мысли, опережая время, решал вопросы борьбы с коррупцией, формализмом, бюрократизмом, единомыслием и безгласностью.

Естественно, что в то напряженное время, когда шла ликвидация кулачества как класса, Сталин расценил произведение А. Платонова с политической точки зрения как «идеологически двусмысленный и вредный рассказ», поэтому решив по-своему расправиться с писателем.

Прочитав рассказ, я ещё раз убедился в том, что Платонов так же, как и его Макар, не сомневается в планах индустриализации. Это исторически необходимо. За десять лет пройти путь, который другие страны проходили столетия – это поистине замечательно ! Иначе нельзя .

Писатель предупреждает лишь об опасности формализма, бедах бюрократического застоя, бездушия, заседательства. Эту опередившую всех позицию писателя никто понять не хотел.

Невольно вспоминаю тся повесть В. Распутина «Пожар» и роман В. Астафьева «Печальный детектив», в которых так же, как и в произведениях Платонова, звучит тревога писателей о нравственном здоровье народа, об исчезающем милосердии, сочувствии, дружбе между людьми.

Я могу с уверенностью сказать, что платоновский Макар выступает как наш современник в борьбе со стихией коррупции, чинопочитания, парадных славословий.

Произведения Андрея Платонова помогают развивать в каждом из нас благородство, мужество и деятельный гуманизм в современной борьбе за мир.

Общая характеристика творчества А. П. Платонова: сочинение

О творчестве Платонова.

Слово о любимом писателе.

Познакомившись недавно с «прекрасным и яростным миром» платоновской прозы, я понял, что его творчество соответствует уровню надежд и тревог, взлетов и падений двадцатого века.

В его произведениях поставлены самые сложные проблемы нашей жизни.
Главное для него – сохранить и сберечь на Земле жизнь. Писатель вступает в открытое сражение со всеми, кто хотел бы «низвести человека до уровня
«животного», размолоть человечество в империалистической войне, деморализовать и развратить его, ликвидировать все результаты исторической культуры ».

При его жизни критика объявила вредное влияние его произведений на читателя. По мнению сегодняшних литературоведов, Андрей Платонов – выдающий писатель.

Платонов писал свои произведения спокойно, «тихо», не стремясь вокруг себя никого перекричать. И как подлинный волшебник слова, перебиравший
«четки мудрости златой» / Пушкин/, вслушивался он не в звучание фраз, а в сложную мелодию, в тревожные вариации мысли.

Ежедневно, даже ежечасный труд осмысления мира настолько поглощал
Платонова, что он стыдился ярких, цветистых, но бездуховных слов, не наполненных смыслом.

Его перо не отдыхает на бесхитростных описаниях родных воронежских степей, хотя он не меньше Кольцова и Никитина любит родину, край свой молодости. Но об этой любви он говорит предельно сдержанно, заботливо.
Сиротство и нищета детских лет не убили в нем главное – душу ребенка.

Платонов напоминает каждому из нас, что Человек – твоё первое и, вероятно, всего главное имя.

Читайте также:
Особенности народного характера в прозе Платова: сочинение

Голос Платонова, слегка приглушенный, утомительно-печальный, уже в ранних рассказах покоряет бесконечной стыдливостью, сдержанностью, какой- то грустной кроткостью : «Он был когда-то нежным, печальным ребенком, любящим мать и родные плетни, и поле, и небо над всеми ими. Ночью душа вырастала в мальчике, и томились в нём глубокие сонные силы, которые когда- то взорвутся и вновь сотворят мир. В нем цвела душа, как во всяком ребенке, в него входили тёмные, неудержимые страстные силы мира и превращались в человека. Это чудо, на которое любуется каждая мать каждый день в своем ребенке. Мать спасет мир, потому что делает его «человеком» /Повесть
«Ямская слобода »/.

Как непривычно для двадцатых годов, среди резких, отрывистых фраз,
«лающих» интонаций и грубых жестов это слово Платонова!

Наверное, после А.П. Чехова не было в русской прозе художника, наделённого стыдливостью перед ложно-пафосным, громким словом.

А. Платонов – всегда мудрый собеседник, обращающий к отдельному человеку. Он весь не в отдалении, а у «человеческого сердца».

Мне хочется к портрету А. Платонов , образу его души взять эпиграфом слова Ф.И. Тютчева :

Ущерб, изнеможенье и во всём

Та кроткая улыбка увяданья,

Что в существе разумном мы зовем

Божественной стыдливостью страданья.

Это человек, не знавший экстаза театральности, яркого света слова. Он убежден в том, что чужого страдания и боли не бывает и потому всегда помнит о судьбах множества честных Макаров.

В тысяча девятьсот двадцать девятом году А. Платонов написал рассказ
«Усомнившийся Макар», который подвергся в начале тридцатых годов необъективной предвзятой критике. После гневного отзыва Сталина по поводу этого рассказа Платонов исчез из поля зрения читателей, уйдя на дно безвестности, нищеты и недугов, разделив судьбу тех людей, о которых писал в «Чевенгуре ».

Во время первой оттепели стали возможны публикации некоторых рассказов Андрея Платонова, но не «Котлована», «Чевенгура», « венильного моря ». Эти произведения, изданные на Западе, возвращались на родину незаконно и в машинописи гуляли по стране. И лишь в последние годы, когда мысль о том, что общечеловеческие ценности выше классовых интересов, перестала быть крамольной, началось реальное возвращение Платонова читателю.

Чем же было вызвано такое отношение к писателю ?В рассказе
«Усомнившийся Макар» автор показал человека из самых низших слоёв общества.
Мужик Макар идет в город искать правду. Город поражает его бессмысленной роскошью, пролетариат же он находит только в ночлежке.

«И видит он во сне страшного мёртвого идола – «научного человека», который стоит на огромной высоте и видит всё . но не видит Макара, а
Макар идола разбивает».

Идея этого рассказа в том, что государственность народу враждебна.
Макар – это мечтатель, притворяющийся чудаком, умный и проницательный. Он страстно мечтает о Руси машинной, индустриальной. Макар, приехав в столицу, обходя канцелярии и стройки, беседуя в ночлежном доме с пролетариатом, первым из платоновских героев сомневается в гуманистических ценностях революции, так как кругом царила демагогия, в «конторах заседали» «писчие стервы», мастера славословия и приписок. И Макар Ганушкин, умный и проницательный человек, почувствовал, что в таких условиях в людях развивается безынициативность, пассивность, «бессмысленный страх перед казенной бумагой, резолюцией ».

И засомневался наш герой в правоте революционного дела. Его раздумья и «сомнения» были приняты за двусмысленность и анархизм. В них, мне кажется, Андрей Платонов выразил свои мысли, опережая время, решал вопросы борьбы с коррупцией, формализмом, бюрократизмом, единомыслием и безгласностью.

Естественно, что в то напряженное время, когда шла ликвидация кулачества как класса, Сталин расценил произведение А. Платонова с политической точки зрения как «идеологически двусмысленный и вредный рассказ», поэтому решив по-своему расправиться с писателем.

Прочитав рассказ, я ещё раз убедился в том, что Платонов так же, как и его Макар, не сомневается в планах индустриализации. Это исторически необходимо. За десять лет пройти путь, который другие страны проходили столетия – это поистине замечательно ! Иначе нельзя .

Писатель предупреждает лишь об опасности формализма, бедах бюрократического застоя, бездушия, заседательства. Эту опередившую всех позицию писателя никто понять не хотел.

Невольно вспоминаются повесть В. Распутина «Пожар» и роман В.
Астафьева «Печальный детектив», в которых так же, как и в произведениях
Платонова, звучит тревога писателей о нравственном здоровье народа, об исчезающем милосердии, сочувствии, дружбе между людьми.

Я могу с уверенностью сказать, что платоновский Макар выступает как наш современник в борьбе со стихией коррупции, чинопочитания, парадных славословий.
Произведения Андрея Платонова помогают развивать в каждом из нас благородство, мужество и деятельный гуманизм в современной борьбе за мир.

Теги: О творчестве Платонова Сочинение Литература

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: