Эдгард По величайший поэт Америки: сочинение

Гонорар на могилу Эдгара По

Девятнадцатого января исполнилось 210 лет со дня рождения Эдгара Аллана По, самого неамериканского из американских писателей. А 7 октября можно отметить другую дату — 170 лет со дня его смерти. Он прожил на белом свете всего сорок лет

Текст: Павел Басинский/РГ

Фото: litstack. com

Спроси, что называется, у рядового читателя, кто такой Эдгар По, и 9 из 10, что услышишь в ответ: “Автор страшных рассказов”. Более искушенные выразятся точнее: “Отец мирового хоррора”. И это в какой-то степени будет правдой, но в такой степени, как если бы о звездах сказать, что это яркие светящиеся точки на ночном небе.

Судьба этого писателя и в американской, и в мировой литературе, как прижизненная, так и посмертная, удивительна. Его невозможно ни с кем сравнить, его литературные предтечи не очевидны – это в лучшем случае английские поэты-романтики, но никак не прозаики. А вот обратный отсчет будет другим: в мировой литературе у него столько учеников, что это позволило Артуру Конан Дойлу сказать: “Если бы каждый автор какого-либо произведения, в котором он что-то заимствовал от Эдгара По, вложил десятую часть полученных за него гонораров в счет памятника своему учителю, можно было бы построить пирамиду высотой с Хеопсову”. Причем первым, кто внес бы свою десятину, стал бы сам Артур Конан Дойл.

Литературная карьера По насчитывает менее двадцати лет, с начала тридцатых годов до конца сороковых. За это время он умудрился стать основателем не только жанра хоррора, у которого учился писать сам Говард Лавкрафт, но и детектива, научной фантастики, мистической и психологической прозы, символизма в поэзии и между делом оказал влияние на мировую космологию (считается, что предсказал теорию расширяющейся Вселенной) и криптографию (науку о шифровании). Как он это сделал – абсолютная загадка его гения, особенно учитывая его глубоко несчастную судьбу и – увы! увы! – сильное пристрастие к алкоголю.

Если с кем-то и сравнивать судьбу По, то, как ни странно, с Велимиром Хлебниковым. Два гения, которых считали безумцами. И в кончинах их есть что-то похожее. Сраженный параличом Хлебников мучительно умирает в деревне Санталово Новгородской губернии в присутствии единственного друга Митурича. Обстоятельства смерти По до сих пор вызывают споры. Его нашел один из его немногих друзей доктор Джозеф Снодграсс в Балтиморе в таверне, где тогда располагался избирательный участок (проходили выборы), в грязной чужой одежде в невменяемом состоянии. Потом это позволило выдвинуть версию, что писателя использовали в избирательной “карусели” (тогда уже водилась эта забава) вместе с другими пьяницами Балтимора, а затем бросили на одном из участков за ненадобностью.

Впрочем, разного рода легенд и мистификаций вокруг По всегда было предостаточно.

Во-первых, у него было много литературных врагов. Вообще при жизни на родине он был больше известен как критик, печатавший весьма нелицеприятные статьи о собратьях по перу. Во-вторых, автором некоторых мистификаций был он сам. Чего стоит запущенная им легенда, что в 1829 году он, как Байрон, бежал в Грецию бороться за ее свободу, но, не добравшись до Греции, почему-то оказался в Петербурге. Только в ХХ веке документально установили, что в это время По служил в американской армии под именем Эдгара А. Перри. Это тоже было в его духе: подписывая контракт на службу в армии, он скрыл свое настоящее имя под псевдонимом.

Сам факт, пусть и вымышленный, бегства поэта-романтика (к тому времени он уже написал свои первые поэтические опусы) из Америки в Россию весьма любопытен, это еще одна краска в необыкновенной личности По. Как и то, что первым из русских писателей, кто открыл его, был Федор Достоевский. И хотя влияние По на Достоевского не факт, но сон Ипполита в “Идиоте” написан методом, который изобрел именно По, автор “Падения дома Ашеров”. Страшно не то, что происходит на твоих глазах, а то, что может произойти. То, что видишь, каким бы страшным оно ни было, еще можно осознать и как-то рационально объяснить. Но нет ничего страшнее страха перед страхом, который еще будет. Этот метод затем гениально использовал Лавкрафт, но и Достоевский – тоже. И Чехов в рассказе, который так и называется – “Страх”.

Другой мистификацией По стал стилизованный под новостную статью в газете рассказ “История с воздушным шаром” о якобы готовящемся трансатлантическом перелете. Публика, разумеется, сошла с ума от этой сенсации, но мистификация быстро открылась. Однако из такой мистификации, а также из рассказа “Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля” затем и вырос Жюль Верн, признававший По своим предтечей.

О влиянии Эдгара По-прозаика на мировую литературу можно долго говорить. Но при этом не стоит забывать, что он был прежде всего великий поэт, возможно, самый великий поэт Нового Света.

“Ворон”, “Линор”, баллада “Улялюм”, написанная под впечатлением ранней кончины его возлюбленной Вирджинии, ставшей его женой в 13 лет, предвосхитили не только французский, но во многом и русский поэтический символизм.

Даже высокомерный Набоков скрепя сердце признавал влияние на себя Эдгара По. Недаром Гумберт в “Лолите” без ума от последнего стихотворения По “Аннабель Ли”, и это, безусловно, является одним из главных “ключей” к пониманию романа. Так что Набоков по совести тоже должен был отдать десятую часть своих огромных доходов от “Лолиты” на памятник По.

Его похоронили на университетском кладбище в Балтиморе в самом дешевом гробу. Похороны были более чем скромные, на них почти никто не пришел. Америка легко расставалась с “критиком” Эдгаром По, не понимая, что он-то и является ее литературным пророком. Которого, как известно, нет в своем отечестве.

Читайте также:
Своеобразие романтизма в творчестве Эдгара По: сочинение

Оригинал статьи: «Российская газета» – 20.01.2019

Вглядываясь в бездну: как американец Эдгар По изменил русскую литературу

20 апреля 1841 года в американском журнале Graham’s Ladies’ and Gentlemen’s Magazine был опубликован рассказ Эдгара По «Убийство на улице Морг», который принято считать первым детективом в истории литературы. Прошло немало времени, прежде чем его перевод появился в русской печати – в 1857 году журнал «Сын отечества» опубликовал рассказ под названием «Загадочное убийство». Фурора он не произвел, но в дальнейшем По оказал значительное влияние на русскую литературу.

Во многом это влияние было опосредованным – через французских символистов (Поля Верлена, Артюра Рембо и Стефана Малларме) и их предшественников, среди которых особо надо выделить автора «Цветов зла» Шарля Бодлера, ведь он перевел По на французский, проложив ему путь в Европу. В России наиболее всего По восприняло старшее поколение символистов: Брюсов, Бальмонт, Гиппиус с Мережковским, Сологуб. Они разглядели за детективным и романтическим фасадом исследование мрачных глубин человеческой психики, роднившее По с Достоевским, и считали его предтечей символизма. «Вестник Запредельного, глашатай глубин и носитель тайн, бессмертный Эдгар, взявший в своем мировом служении великую тяжесть необходимости явить нам, как может быть одинока душа Человека среди людей», – писал Бальмонт. Мы приведем несколько примеров русской прозы, в которых чувствуется влияние знаменитого американца.

Валерий Брюсов, «Теперь, когда я проснулся…»

Символисты ценили По и заимствовали у него образы, сюжеты, темы и идеи. Так, один из самых жутких рассказов в русской классике – «Теперь, когда я проснулся…» Брюсова – перекликается с «Береникой» Эдгара По. Повествование идет от лица героя рассказа – по сути маньяка, осмеливающегося воплощать мечты только в мире осознанных сновидений:

«Я создал себе наиболее подходящую обстановку для своих сновидений. То был обширный зал где-то глубоко под землей. Он был освещен красным огнем двух огромных печей. Стены, по-видимому, были железные. Пол каменный. Там были все обычные принадлежности пыток: дыба, кол, сидения с гвоздями, снаряды для вытягивания мускулов и для выматывания кишок, ножи, щипцы, бичи, пилы, раскаленные брусья и грабли. Когда счастливая судьба давала мне мою свободу, я почти всегда устремлялся тотчас в свое таинственное убежище. Усиленным напряжением желания я вводил в этот подземный покой кого хотел, иногда знакомых мне лиц, чаще – рожденных в воображении, обыкновенно девушек и юношей, беременных женщин, детей. Я тешился ими, как самый мощный из деспотов земли. С течением времени у меня возникли любимые типы жертв».

В конце концов, персонаж Брюсова жестоко убивает молодую жену, полагая, что все происходящее – сон. Главный герой в «Беренике» тоже в каком-то сомнамбулическом состоянии совершает зверство над своей женой. Вообще, Эдгар По называл «самым поэтичным сюжетом на земле» смерть прекрасной женщины, а Брюсов преклонялся перед По, считал его эстетическим идеалом и посвятил немало времени переводу и анализу его произведений.

Леонид Андреев, «Красный смех»

«Земля сошла с ума. На ней нет ни цветов, ни песен, она стала круглая, гладкая и красная, как голова, с которой содрали кожу».

Андреева, родоначальника русского экспрессионизма, можно назвать одним из самых мрачных авторов в отечественной литературе. Вспомнить хотя бы «Рассказ о семи повешенных», повествующий о последних днях приговоренных к смертной казни; нашумевшую в свое время «Бездну» об изнасиловании женщины (напоминает один из моментов «Заводного апельсина» Берджеса); «В тумане» об убийстве проститутки. Андреев ценил По, его влияние прослеживается, например, в рассказе «Красный смех».

«Слушайте, – сказал доктор, глядя в сторону. – Вчера я видел: к нам пришел сумасшедший солдат. Неприятельский солдат. Он был раздет почти догола, избит, исцарапан и голоден, как животное; он весь зарос волосами, как заросли и мы все, и был похож на дикаря, на первобытного человека, на обезьяну. Он размахивал руками, кривлялся, пел и кричал и лез драться. Его накормили и выгнали назад – в поле. Куда же их девать? Дни и ночи оборванными, зловещими призраками бродят они по холмам взад, и вперед, и во всех направлениях, без дороги, без цели, без пристанища. Размахивают руками, хохочут, кричат и поют, и когда встречаются, то вступают в драку, а быть может, не видят друг друга и проходят мимо. Чем они питаются? Вероятно, ничем, а быть может, трупами, вместе со зверями, вместе с этими толстыми, отъевшимися одичалыми собаками, которые целые ночи дерутся на холмах и визжат. По ночам, как птицы, разбуженные бурей, как уродливые мотыльки, они собираются на огонь, и стоит развести костер от холода, чтобы через полчаса около него вырос десяток крикливых, оборванных, диких силуэтов, похожих на озябших обезьян. В них стреляют иногда по ошибке, иногда нарочно, выведенные из терпения их бестолковым, пугающим криком. »

Здесь, как и в «Падении дома Ашеров», важна тема двойничества, как противостояния разума и чувства, сознания и подсознания. В рассказе «Красный смех» половина повествования ведется от лица комиссованного после тяжелого ранения на войне офицера. Ему оторвало обе ноги, герой попадает в госпиталь и начинает сходить с ума, пораженный кошмаром войны. Ему везде чудится Красный смех. Вторая часть рассказа написана от лица брата уже погибшего офицера. Известно, что Андреев писал «Красный смех» под впечатлением от бессмысленной жестокости русско-японской войны.

Георгий Чулков, «Сестра»

«В конце августа я поехал в имение моей тетки, незадолго перед тем скончавшейся, где жила тогда моя сестра, ее воспитанница и наследница. Уже в вагоне железной дороги, прислушиваясь к мерному стуку колес, я почувствовал, как душа моя настраивается на иной лад, непохожий на тот, который возникал во мне при блеске огней в многосложном городском шуме. Я отвык от странной пустынности полей, и, когда я ехал в коляске по шоссейной дороге от станции до усадьбы, мне было приятно смотреть на осеннюю землю со снопами собранного хлеба, на прозрачную голубизну далей и прислушиваться сердцем к веянью вольного ветра. Воронье осенним карканьем своим приветствовало обнаженную землю, и какие-то маленькие зверьки отвечали траурным птицам свистом-стоном. Солнце уже увядало на западе, когда моя коляска подъехала к огромному строгому дому».

Так романтично начинается рассказ Чулкова, поэта и создателя теории мистического анархизма, разворачивающийся в обстановке старинной роскоши родового поместья. Можно было бы ожидать продолжения в духе «Упыря» Алексея Толстого, но автора больше интересовали мистическая взаимосвязь мира живых с миром мертвых, загадки человеческого бытия. Чулков, как и Брюсов, исследовал работы Эдгара По, считал его гением, открывшим новые направления в литературе. «Сестра» перекликается с «Падением дома Ашеров» – оба рассказа ведутся от первого лица, в обоих присутствуют рок, инцест и смерть женщины. Все эти мотивы имеют корни в биографии По: он сам женился на двоюродной сестре (ему было 27, ей – 13), которая через 10 лет умерла от туберкулеза. Он рано потерял родную мать и затем – любимую мачеху. Не успев на похороны, По пытался доказать, что ее похоронили живой – страх оказаться похороненным заживо был одной из фобий писателя.

Читайте также:
Своеобразие романтизма в творчестве Эдгара По: сочинение

Фото: Брюсов, Андреев, Чулков

Всеволод Гаршин, «Красный цветок»

«Нового больного отвели в комнату, где помещались ванны. И на здорового человека она могла произвести тяжелое впечатление, а на расстроенное, возбужденное воображение действовала тем более тяжело. Это была большая комната со сводами, с липким каменным полом, освещенная одним, сделанным в углу, окном; стены и своды были выкрашены темно-красною масляною краскою; в почерневшем от грязи полу, в уровень с ним, были вделаны две каменные ванны, как две овальные, наполненные водою ямы. Огромная медная печь с цилиндрическим котлом для нагревания воды и целой системой медных трубок и кранов занимала угол против окна; все носило необыкновенно мрачный и фантастический для расстроенной головы характер, и заведовавший ванными сторож, толстый, вечно молчавший хохол, своею мрачною физиономиею увеличивал впечатление».

О психиатрических лечебницах Гаршин знал не понаслышке. Как и По, он с юности страдал от депрессии, лечился, но в возрасте 33 лет покончил с собой, сбросившись в пролет лестницы. По прожил чуть дольше – он умер в 40 лет в полнейшей нищете, бродягой. Как у По, рассказы Всеволода Гаршина во многом автобиографичны. В «Красном цветке» он показывает, как человек лишается рассудка. Главный герой, оказавшись в психиатрической лечебнице, вдруг обнаруживает в саду маки, которые принимает за сосредоточие вселенского зла. Ему во что бы то ни стало нужно спасти мир, то есть сорвать последний цветок. Подобная мания описывается По в «Беренике», когда все внимание героя сосредотачивается на единственном предмете красивых белых зубах умирающей жены.

Зинаида Гиппиус, «Зеркала»

«Вот, представь себе: длинный-предлинный ряд зеркал: все разные, кривые, косые, ясные, мутные, маленькие, большие. И все в одну сторону обращены. А напротив – Дух. Не знаю какой – только великий Дух. И он в этих зеркалах отражается. Каждое зеркало, как умеет, его отражает. Потом раз-два, момент жизни кончен, зеркало затуманилось, разбилось, и Дух не отражается. Мы говорим – исчез. Неправда: есть! Только мы не видим, потому что не отражается. Зеркала разные бывают, вогнутые, выгнутые. а Дух один. Понял меня? Ничего больше нет. Чего они теснятся? Сами отражения, кругом отражения, и выйти из них, из отражений, нельзя, пока зеркало не разбилось. »

В «Зеркалах», «Ведьме» и других рассказах, написанных Гиппиус после 1890-х, появились темы и мотивы, характерные для творчества По. Так, в обоих рассказах важен образ зеркала (в «Ведьме» это гладь воды, в которой утопилась Марфуша). Зеркало – символ двойственности мира, искаженной реальности. Этот мотив не обошел и Брюсова, написавшего рассказ «В зеркале», который начинается с пометки: из архива психиатра. Психиатрическая лечебница становится местом действия в «Зеркалах» Гиппиус, «Красном цветке» Гаршина, упоминаете в «Красном смехе» Андреева и, конечно, у самого Великого и Ужасного По, например, в рассказе «Система доктора Смоля и профессора Перро», по мотивам которого снят фильм «Обитель проклятых».

«Что отдельные личности воспаряли так высоко над уровнем своей расы, об этом вряд ли может быть спор, но, бросая взгляд назад через историю, и отыскивая следов их существования, мы должны были бы обойти невниманием все жизнеописания «добрых и великих», и в то же время тщательно рассматривать малейшие повествования о злосчастных, которые умерли в тюрьме, в сумасшедшем доме, или на виселице», – писал По в своем сочинении «Судьба превосходства». Самому писателю сегодня приписывают множественные психические расстройства.

Рассказы Э. По как явление романтизма

Содержание:

Предмет: Зарубежная литература
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 14.02.2020
  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

По этой ссылке вы сможете найти рефераты по зарубежной литературе на любые темы и посмотреть как они написаны:

Читайте также:
Своеобразие романтизма в творчестве Эдгара По: сочинение

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

Введение:

Работа Эдгара Аллана По (1809 – 1849) – одно из самых сложных явлений американской литературы, и во многих отношениях оно до сих пор не до конца изучено, несмотря на обилие исследований (особенно со второй половины 20-го века).

Исследователи до сих пор поражаются разнообразию его работ, глубине проникновения в суть, которая стала ясна только в двадцатом веке, инновациям в предмете и форме, и все это наблюдалось сразу с ранней юности, как если бы писатель жил не только короткая жизнь, но много жизней всего его поколения.

Бальмонт написал в своей статье «Гений открытий» об Эдгаре Аллане По: «Глядя на Эдгара Аллана По и читая его работы, вы получаете представление об огромной умственной силе, чрезвычайной осторожности в выборе художественных эффектов, утонченной алчности в использовании слова, которые указывают на большую любовь к слову, к ненасытной жадности души, к мудрому самообладанию избранного, отважному тому, что другие сдаются, триумфу законченного художника, безумному веселью безнадежного ужаса, который неизбежно для такой души, интенсивного и бесконечного отчаяния”.

Фактически, удивительная и, к сожалению, трагическая судьба писателя, казалось, формировала в этом талантливом человеке новое, беспрецедентное до сих пор мировоззрение, новый взгляд на мир, который недооценивался современниками и впоследствии был так важен для потомков. Большая часть жизни и творчества писателя была выбита из привычных концепций и стандартов, но только через трагическую реальность его жизни и творчества может быть раскрыт секрет идей и открытий, сделанных Эдгаром По.

Биографический аспект в формировании идеологии Эдгара По

Эдгар Аллан По (1809–1849) был сыном бродячих актеров. Он рано потерял родителей и был усыновлен богатым торговцем Джоном Аланом.

Жена купца Анна Фрэнсис Килинг, женщина редкой красоты и обаяния, окружила ребенка заботой и вниманием, заменив его мать.

Поэтому детство Эдгара в какой-то степени можно назвать беззаботным. С раннего возраста он проявлял одаренность во всех предметах, которые изучал, от математики до литературы. Он был отличным спортсменом. Однако эта небрежность была именно «в какой-то степени». На самом деле, детство Эдгара По, как и А.М. Зверев, «закрытые лондонские общежития, холодные шкафы, превращенные в общежития, скучный распорядок дня, зубрежка, педан-наставники».

Но все же в молодом Эдгаре, несмотря ни на что, есть юношеское веселье, радость самого существования. Возможно, это именно из-за его отношения к женщине как таковой.

Кто-то может назвать безумие молодого человека матерью своего друга, а кто-то назовет это «благородной слабостью сердца». Но так или иначе, и страсть к Джейн Стенард (прототип Хелен в его стихах) уже носит своего рода трагический штамп, потому что Джейн страдала психическим расстройством. Возможно, именно это и стало причиной развития невротического, безумного типа персонажа в психологической прозе Эдгара По.

Безрассудство также можно считать тайной помолвкой 17-летнего Эдгара и 14-летней Эльмиры, дочери одного из компаньонов Аллана. И снова трагедия – молодые были разлучены, а Эдгар, кроме того, был лишен наследства. Хранитель полностью отворачивается от своего названного сына, и он практически становится нищим.

На деньги, собранные его друзьями За деньги, ему удается анонимно опубликовать свой первый сборник стихов «Тамерлан и другие стихи» (1827).

«Образ Эльмиры», пишет А.М. Зверев, – парил над этими страницами, показывая следы восторженного чтения Байрона, создателя «восточных» стихов”.

Но книга не приносит ни дохода, ни признания, и Эдгар покидает армию, где он проводит 2 года. «Батарея, на которую он был назначен, стояла на острове Салливан у побережья Южной Каролины, затем в Вирджинии. Благодаря своим живописным и пустынным местам, эти места пробудили романтическую фантазию, здесь воспоминания вернулись к древним легендам, которые оживут в Золотом Жуке и Сказках Скалистых гор».

После того, как По возвращается, живет со своей тетей, где он встречает Вирджинию – свою будущую жену и музу. Именно в это время Эдгар По обратился к прозе в своей работе. А в 1833 году он выиграл конкурс со своим рассказом «Рукопись, найденная в бутылке».

Признание никогда не приходит к нему. Всю свою жизнь Эдгара Аллана По преследуют несчастья и неприятности. Писатель борется с реальностью как можно лучше. Он показывает себя как талантливый журналист и редактор, очереди возле издательства выстраиваются в очередь за газетами с его колонками, но критики одобряют его только с помощью злонамеренных атак.

Эдгар счастлив со своей женой Вирджинией (образ Эльмиры), несмотря на все материальные неприятности и компромиссы.

Судьба, как и прежде, лишает Эдгара самого ценного – любви. Вирджиния умирает в результате болезни, и Эдгар выживает только два года. Так описывает А.М. Зверев на этот раз перед смертью Эдгара: «Есть много доказательств его конца. В частности, все они противоречат друг другу, но в основном они схожи – образ полусумасшедшего человека, лихорадочно горящего, отчаянно цепляющегося за призрачные надежды и борющегося против всего мира с предельной горечью, предвещающей неизбежность и трагическое окончание. »

Эта трагедия судьбы писателя оставляет глубокий след во всех его работах. Иначе, возможно, не было бы Эдгара По, как мы знаем, человека, по словам Бальмонта, «из расы странных изобретателей нового».

Читая зачарованные произведения По, русский поэт пишет строки о своем учителе, наполненном безграничным восхищением и трепетом: «Идя по дороге, которую мы, кажется, давно знаем, он внезапно заставляет нас повернуться к неожиданным поворотам и открывает не только уголки, но и обширные равнины, которых наши глаза ранее не трогали, заставляют нас дышать запахом трав, которых мы никогда не видели прежде, и все же, странно напоминая нашей душе о том, что случилось давным-давно, что случилось с нами где-то, не здесь. И след такого чувства остается в душе долгое время, пробуждая или воссоздавая в нем какие-то скрытые способности, поэтому после прочтения той или иной необычной страницы, написанной безумным Эдгаром, мы смотрим на самые повседневные предметы с другой, проницательный взгляд. Все события, которые он описывает, происходят в закрытой душе самого поэта; ужасно похожи на жизнь, они происходят где-то вне жизни, вне пространства – вне времени, вне времени – вне пространства, вы видите их через какое-то окно и, отчаянно наблюдая за ними, дрожите, потому что не можете с ними связаться».

Читайте также:
Своеобразие романтизма в творчестве Эдгара По: сочинение

Своеобразие романтизма Эдгара По

Эдгар По – чрезвычайно яркая фигура в мировой литературе. Его поэзия в значительной степени повлияла на творчество поэтов разных народов, но на родине, в Америке, его стихи долго не понимали и не признавали. Его прозаические произведения стали основой новых жанров, детективного и научно-фантастического, так Же. Верн и Г. Веллс считали его своим учителем. Его психологические новеллы заложили основы психологической прозы. Его критические работы способствовали формированию американской национальной литературы.

Такое разнообразие творческих достижений Е. По стала возможна потому, что он особое внимание уделял художественному мастерству произведения и разработал свою теорию о задачах творческого процесса, его особенности. Он первым в литературе осознал эмоциональную силу слова и старался так строить свои произведения, чтобы достичь наибольшего воздействия на читателя. В этом заключается самая яркая особенность романтизма Э. По.

Поэзия, По Эдгару По, раскрывает идеалы прекрасного, что создаются в воображении поэта. Цель его творчества – создать особое состояние эмоционального подъема, в котором возможно мгновенное прозрение прекрасного. Так, например, построен стихотворение «Ворон», в котором читатель вместе с лирическим героем переживает прекрасные и трагические чувства. Е. По точно рассчитал строение стиха, его ритмические изменения, даже чувства, что вызывают те или иные слова.

Еще ярче своеобразие романтизма американского писателя оказалась в его прозаических произведениях. Е. По отдавал предпочтение небольшим по размеру жанрам – новелле и рассказу. Он считал, что великое произведение, которое нельзя прочитать сразу, не с такой силой воздействует на читателя, потому что нарушается целостность произведения. В прозе он поставил проблему столкновения сознания человека с реальностью.

Е. По верил в Разум. Он считал, что только разум может вывести человека из трагических противоречий современности. В этом тоже заключается своеобразие его романтизма, недаром его называли рационалистом в романтизме.

В рассказе «Маятник и пропасть» По исследует чувство ужаса, охватившее душу героя, и способность разума мыслить, глядя в лицо смерти. Душа героя ужаснулась от столкновения с миром, в котором для нее, души, нет места, но разум упорно ищет выход даже из явно безнадежного положения. Человек может мыслить и должен это делать. Счастливый конец этого рассказа – это награда ума человека. Героя спасли от смерти и пыток инквизиции французские войска вошли в город. Но если бы не его способность рационально мыслить, то он погиб бы от пыток или от страшного маятника, или упал бы в пропасть.

Рационалистическое направление романтизма По еще ярче проявилось в «логических» рассказах, что основали детективный жанр. В рассказе «Золотой жук» рассказ ведется от первого лица, имя которого автор не называет, потому что рассказчик олицетворяет типичное мышление, свойственное большинству людей. Главный герой – Уильям Легран – мыслит незашоренно, автор наделяет его выдающимися логическими способностями. Е. По интересующему человек, процесс ее мышления, возможности разума. Рассказчик и Легран стали свидетелями одного и того же события. Но рассказчик не обратил внимание на некоторые мелочи, которые помогли Леграну раскрыть тайну пиратского клада.

Таким образом, своеобразие романтизма Э. По заключается в осознании силы эмоционального воздействия слова, художественного произведения на читателя. Осознав это, По стремится подчинить эту силу, рассчитать ее, направить ее средствами художественной выразительности. Романтические герои Е. По, в отличие от большинства подобных героев того времени, живут в реальном, современном автору мире. Их романтическая исключительность скрыта в их внутреннем мире, в их возможностях чувствовать и мыслить.

Работа Эдгара Аллана По в контексте романтизма

Слова Бальмонта подчеркивают неоспоримую оригинальность и новизну всех произведений Эдгара По. И это действительно так. Все в творчестве Эдгара Аллана По отмечено новизной языка, дизайна и художественной манеры.

В то же время он часто входит в число американских романтиков, и это не без причины. Однако стоит учитывать оригинальность американского романтизма. В котором не было единой креативной концепции. Отделены друг от друга имена Вашингтона Ирвинга, Натаниэля Хоторна, Фенимора Купера. Эдгар По, принадлежащий к поздним романтикам, также находился в полной литературной и социальной изоляции.

Разница значительна. Итак, если у В. Ирвинга и Ф. Купера нет героев со сломанной психикой, их душевный мир лишен внутреннего конфликта, гармоничного и целостного, то у Эдгара Аллана По все иначе: человек противопоставляется не только «толпе» денег и вульгарностей», но вынужден бороться со своей душой. Отсюда основные темы поэтической поэзии: горе, тоска, страдание.

Проблема двойного мира стала одной из определяющих черт творчества Э. По. Романтическое противоречие идеала и реальности проявлялось не только в содержании, в методе разрешения конфликтов, но и в стиле, в особенностях формы, структуры произведения искусства, в отдельных методах создания образа.

Окружающая среда часто появляется в работах Эдгара Аллана По как нереальная, не соответствует действительности, что является пустым явлением по сравнению с подлинным, идеальным миром, существующим вне его. Поэтому во многих рассказах мы сталкиваемся с ощущением реальности как своего рода мечтой («История крутых гор»). Герою кажется, что все, что происходит с ним и вокруг него, – это только сон, только странный, смутный сон. Истинное, истинное, настоящее существо лежит за пределами непосредственного существования, что часто подтверждается мистическими явлениями и символами. Это приводит к тому, что текст дается, когда жизненные явления изображаются как символы какой-то другой, нелокальной жизни и не имеют значения сами по себе, а лишь как намек на подлинную и высшую жизнь, скрывающуюся за видимым существом.

Читайте также:
Своеобразие романтизма в творчестве Эдгара По: сочинение

Во многих историях Билингвизм реализуется в переплетении фантастики-фантастики и реальной жизни. Эти два мира образуют единый мир, но раздвоенный, полный внутреннего брожения, нестабильности, беспокойства. Сочетание мистического с субъектом формирует диссонанс, характерный для романтического искусства.

Двойной мир отражается в разорванном сознании героя По. Две души часто сосуществуют и постоянно соревнуются в ней: прозаическая, привязывающая ее к земле, и поэтическая, несущая ее на небесные высоты.

Особое значение имеет работа Эдгара Аллана По, поскольку тема смерти приобретает романтику, которая выглядит как нечто ужасное, неизвестное и как нечто, устраняющее противоречия, но как высшая сила и как переход между мирами. Эта тема была разработана По до мельчайших подробностей, поэтому ее иногда называют «поэтом смерти».

Однако по самому образу смерти мы уже можем догадаться о модернистской паре Эрос и Танатос, где одно не может существовать без другого. Красота становится частью смерти. Это особенно ярко выражено в поэме «Спящий», которую сам поэт считал лучшим из всего, что он создал в поэзии:

Моя любовь, ты спишь. Спать Долги есть дни, а дни вечны! Пусть червь нежно мерцает в тени!

(Перевод С. Бальмонта).

В этой смеси прекрасного и безобразного Э. По вспоминает не только символистов, но и немецкую и французскую романтику.

Заключение

Оригинальность и уникальность творческого наследия Эдгара По были во многом обусловлены его трагической судьбой. Трагедия, тоска, горе порождают влечение писателя к художественной системе романтизма. Это относится к поздней романтике, которая во многом определяет сложность образа персонажа, где оппозиции больше не только на уровне «человек – толпа», но и на уровне внутренних психологических оппозиций.

При соблюдении всех формальных требований романтизма Эдгар По по-прежнему часто не вписывается в его рамки, предвосхищая в своей работе поиск символистов, футуристов, реалистов.

В своей творческой лаборатории писатель разрабатывает новые жанры, формы, образы, которые влияют на последующее развитие мировой литературы (фантастической, психологической, символической, массовой).

В то же время именно этот символ играет большую роль во всех произведениях автора, как поэтических, так и прозаических. Различие символа в поэзии – это его идеологическая задача, неявное подчинение трансцендентному миру. Символика прозы По является более материальной, направленной на признание иррационального в этом мире.

Присылайте задания в любое время дня и ночи в ➔

Официальный сайт Брильёновой Натальи Валерьевны преподавателя кафедры информатики и электроники Екатеринбургского государственного института.

Все авторские права на размещённые материалы сохранены за правообладателями этих материалов. Любое коммерческое и/или иное использование кроме предварительного ознакомления материалов сайта natalibrilenova.ru запрещено. Публикация и распространение размещённых материалов не преследует за собой коммерческой и/или любой другой выгоды.

Сайт предназначен для облегчения образовательного путешествия студентам очникам и заочникам по вопросам обучения . Наталья Брильёнова не предлагает и не оказывает товары и услуги.

Романтизм в творчестве Э. По

Одинокий герой — общее место романтической литературы. Одиночество его может быть абсолютным или относительным, вынужденным или добровольным, физическим или духовным. Оно есть некое качество, сопутствующее романтическому характеру, и, одновременно условие функционирования романтического сознания. Романтический герой питает неудержимую склонность к одиноким прогулкам, далеким путешествиям, к жизни в уединенных местах, к ночным бдениям. Поэты бестрепетной рукой изымают его из привычного социального окружения и отправляют в изгнание, в путешествие, в тюремное заключение или в добровольное заточение. Его нетрудно встретить в далеких уголках земли, в уединенных замках, в крепостных казематах. Склонность к уединению — психологическая норма для романтического героя, неспособность к одиночеству — патология (см., например, рассказ Э. По «Человек толпы»). И это вовсе не случайность, а проявление некой идеологической закономерности.

Один из важных аспектов романтического индивидуализма как раз в том и состоит, что познание мира человеком ставится в зависимость от самопознания и потому требует одиночества, то есть отъединения от общества, отказа от условностей, традиционных представлений, общепринятых идей, вековых заблуждений, доминирующих в социальном сознании человечества. Познавая мир, человек должен оставаться наедине с богом (абсолютным духом, универсальным законом, провиденциальными силами, мировой душой и т. д.), природой и самим собой.

Все сказанное выше справедливо и в отношении американского романтизма, хотя в Соединенных Штатах проблема одиночества и одинокого героя имеет свою специфическую окраску. Американская литература этой поры столь же богата одинокими героями, удаляющимися от общества, как и европейская литература времен Гофмана, Байрона и Шатобриана. Они встречаются в сочинениях Брайента, Купера, Торо, Готорна, По, Мелвилла, Уиттьера и других, менее именитых, прозаиков и поэтов. Можно сказать, что в этом отношении американские романтики шествовали по стопам своих европейских собратьев. Существенное отличие состояло в том, что для американцев одиночество было не просто литературным феноменом и не только поэтической категорией. Со свойственной им склонностью к конкретному действию они ощутили потребность в практике одиночества, а затем и в философском обосновании этой потребности.

История литературы сохранила для нас превосходные образцы практики одиночества в Соединенных Штатах. Классическим примером может послужить уолденское уединение Генри Торо, блистательно запечатленное в его сочинении «Уолден, или Жизнь в лесу». Долгое время считалось, что Торо производил экономический эксперимент, выясняя возможность материальной самодостаточности жизни отдельного человека, отъединенного от общества. В формуле «plain living and high thinking» [«Простая жизнь — возвышенные мысли» (англ.).] обращали внимание преимущественно на первую ее часть и более или менее игнорировали вторую. Считалось, что Торо хотел продемонстрировать ложность и даже абсурдность буржуазного социально-бытового уклада. Недаром Паррингтон именовал его «экономистом трансцендентализма». Сегодня, в свете новых исследований, становится очевидным, что опыт Topo имел не столько экономическую, сколько гносеологическую окраску. Он ставил эксперимент в сфере самопознания и познания мира, который должен был послужить основой для разработанного им позднее учения о революции индивидуального сознания.

Читайте также:
Своеобразие романтизма в творчестве Эдгара По: сочинение

Его творчество в некоторой степени было близко творчеству немецких романтиков. Так, у него было еще в начале творческого пути, пристрастие к понятию «арабеск». Этот термин появился в начале XIX века и далеко отошел от первоначального смысла, обозначавшего орнамент, в котором сплетались цветы, листья, стебли, фрукты, образуя причудливый узор. Это понятие проникло в музыку, живопись, танец, поэзию и стало обозначать множество вещей, но прежде всего фантастичность, причудливость, необычность и даже странность. В немецкой литературе понятие «арабеск» воспринималось как эстетическая категория, характеризующая некоторые особенности романтической прозы, преимущественно в области стиля.

Э. По внес в это понятие свою определенность. Для него различие между понятиями «гротеск» и «арабеск» – это различие в предмете и методике изображения. Гротеск он мыслил как преувеличение тривиального, нелепого и смехотворного, а арабеск – как преобразование необычного в странное и мистическое, пугающего – в ужасное.

Сам По признавал, что среди его «серьезных» новелл преобладают арабески. При этом он, очевидно, имел в виду эстетическую доминанту повествования. Выделить в его творчестве гротески или арабески в чистом виде невозможно. Между этими категориями нет непреодолимой границы. Обе стилистические стихии органически сосуществуют внутри многих произведений По.

По существу вся его проза психологическая. Его общественные, философские и эстетические представления обладают высокой степенью сложности, внутренней противоречивости и нестабильности. Его миросозерцание, в общем виде, особенно отчетливо выявляется в сфере его представлений о человеке, человеческом сознании и той его нравственно-эмоциональной области, которую принято называть душой.

Эдгар По был захвачен мощным потоком романтического гуманизма, в русле которого протекала деятельность многих его современников. Художественная мысль Готорна, Торо, Мелвилла, Уиттьера, Уитмена была прикована к человеческому сознанию. Они исследовали его в различных аспектах и на разных уровнях. Преклонением По был интеллект, разум. Критика с полным основанием признает в этом художнике прямого и «законного» наследника Просвещения. Подобно просветителям, он преклонялся перед разумом и видел в нем могучее средство преобразования действительности. Однако он жил в иную эпоху, в поле его зрения был социальный опыт, просветителям недоступный. Отсюда сдвиг в самом представлении о разуме, дифференциация этого понятия, функциональное разграничение составляющих его компонентов. Эдгар По был глубочайшим образом убежден, что разум и страсть — понятия взаимоисключающие. Он неоднократно утверждал, что разум бессилен в сфере страстей, что здесь его победы кратковременны и достаются чудовищно дорогой ценой. Страсть парализует мыслительную способность человека, и торжество разума возможно лишь через преодоление страсти.

Своеобразие романтической манеры Э.По

Эдгар Аллан По (19 января 1809 года — 7 октября 1849 года) — американский писатель, поэт, литературный критик и редактор, является представителем американского романтизма. Наибольшую известность получил за свои «мрачные» рассказы. По был одним из первых американских писателей, кто создавал свои произведения в виде коротких рассказов, и считается создателем детективно-фантастического жанра в литературе. Его творчество способствовало появлению жанра научной фантастики.

Творчество По находилось под влияниемромантизма, уже завершавшего свой путь на Западе. «Мрачная фантастика, постепенно исчезавшая из европейской литературы, вспыхнула ещё раз оригинально и ярко в „страшных рассказах“ По — то был эпилог романтизма» (Фриче). На творчество По оказали сильное влияние английские и немецкие романтики, особенноГофман (недаром По увлекался немецкой литературой и идеалистической философией); ему родственен зловеще-мрачный оттенок гофмановских фантазий, хотя он и заявил о себе: «Ужас моих рассказов не от Германии, а от души».

Романти́зм — явление европейской культуры в XVIII—XIX веках, представляющее собой реакцию на Просвещение и стимулированный им научно-технический прогресс; идейное и художественное направление в европейской и американской культуре конца XVIII века — первой половины XIX века. Характеризуется утверждением самоценности духовно-творческой жизни личности, изображением сильных (зачастую бунтарских) страстей и характеров, одухотворённой и целительной природы. Распространилось на различные сферы деятельности человека. В XVIII веке романтическим называли всё странное, фантастическое, живописное и существующее в книгах, а не в действительности. В начале XIX века романтизм стал обозначением нового направления, противоположного классицизму и Просвещению.

Едгар По – чрезвычайно яркая фигура в мировой литературе.
Такое разнообразие творческих достижений Е. По постоянная возможная потому, что он особое внимание уделял художественному мастерству произведения и разработал свою теорию о задаче творческого процесса, его особенности. Он первым в литературе осознал эмоциональную силу слова и стремился так строить свои произведения, чтобы достичь наибольшего влияния на читателя. В этом заключается ярчайший особенность романтизмаЕ. По. Поэзия раскрывает идеалы прекрасного, что создаются в воображении поэта.
Цель его творчества – создать особый залог эмоционального подъема, в котором возможное мгновенное прозрение прекрасного. Так, например, построенный стих «Ворон», в котором читатель вместе с лирическим героем переживает прекрасные и трагические чувства. Е. По точно рассчитал строение стиха, его ритмические изменения, даже чувства, которые вызывают те или другие слова.

Читайте также:
Своеобразие романтизма в творчестве Эдгара По: сочинение

Еще ярче своеобразность романтизмаамериканского писателя оказалась в его прозаических произведениях. Е. По отдавал предпочтение небольшим за размером жанрам – новелле и рассказу. Он считал, что большое произведение, которое нельзя прочитать сразу, не с такой силой влияет на читателя, так как целостность произведения поднимается. В прозе он поставил проблему столкновенья сознания человека с реальностью. Е. По верил в Ум. Он считал, что только ум может вывести человека из трагических противоречий современности. В этом тоже заключается своеобразность его романтизма, недаром его называли рационалистом в романтизме. В рассказе «Маятник и пропасти» По исследует чувство ужаса, которое охватило душу героя, и способность ума мыслить, смотря у лицо смерти. Душа героя пришла в ужас от стычки с миром, в котором для нее, души, нет места, но ум настойчиво ищет выход даже из явным образом безнадежного положения. Человек может мыслить и должен это делать. Счастливый конец этого рассказа – это награда ума человека. Героя спасли от смерти и истязаний инквизиции французские войска, которые вошли в город. Но если бы не его способность рационально мыслить, то он погиб бы от истязаний или от страшного маятника, или упал бы у пропасть.

Рационалистическое направление романтизма По еще ярче оказалось в «логических» рассказах, которые начали детективный жанр. В рассказе «Золотой жук» рассказ ведется от первого лица, имя которой автор не называет, так как рассказчик олицетворяет типичное мышление, присущий большинству людей. Главный герой – Вильям Легран – мыслит незашорено, автор наделяет его выдающимися логическими способностями. Е. По интересует человек, процесс ее мышления, возможности ума. Рассказчик и Легран стали свидетелями одной и той же события. Но рассказчик не обратил внимание на некоторые мелочи, которые помогли Леграну раскрыть тайну пиратского сокровища.

Таким образом, своеобразность романтизма Е. По заключается в осознании силы эмоционального влияния слова, художественного произведения на читателя. Осознав это, По стремится подчинить эту силу, рассчитать ее, направить ее средствами художественной выразительности. Романтические герои Е. По, в отличие от большинства подобных героев того времени, живут в реальном, современном авторе миру. Их романтическая исключительность скрыта в их внутреннем миру, в их возможностях ощущать и мыслить.

Своеобразие американского романтизма. Эстетические взгляды и поэзия Эдгара По.

Американский романтизм развивался на фоне выдающихся событий американской истории: буржуазная революция 18 в. привела к созданию США; война Америки за независимость от Англии, движение за отмену закона о рабстве, которое получило название аболиционизма. Финальным событием, которое оставляло по себе глубинный след в литературе, стала война между Севером и Югом. Таким образом, в литературе американского романтизма приобрели развитие два направления: аболиционистский, главным жанром которого стала “повесть раба”; и “плантаторская традиция”, главный представитель которой, Вильям Гилмар Симмс, писал в сентиментальном духе о жизни черных рабов на плантациях и прославлял плантаторов, сравнивая их с давними римлянами.

Американский романтизм развивался в период становления США. Молодая страна только начала осознавать собственную самобытность, и романтизм с его установкой на национальное лицо способствовал утверждению американской культуры как оригинальной. Несмотря на все проблемы, которые существовали в обществе, писатели молодой страны верили в большие возможности США, в их творчестве существовала вера в “американскую мечту”.

Этапы развития американского романтизма:

ранний (20 – 30 гг.) Ранний этап представлен именами Вашингтона Ирвинга и Фенимора Купера

поздний (40 – 60 гг.) Поздний романтизм является связанным с деятельностью Эдгара По, Натаниеля Готорна, Германа Мелвилла, Гарриет Бичер-стоу, Генри Лонгфелло и Уолта Уитмена.

Преходным этапом считается творчество трансценденталистов – Емерсона и Торо;

Культура США формировалась на основе разных источников, но главным источником все же является культура Англии. Всеобщность языка роднила и роднит американцев с британцами, но писатели романтики, хотя и с благосклонностью относились к английской традиции, славной своим богатством, но все же отстаивали право американской культуры на самобытность. Когда перед американским романтизмом восстала проблема осмысления национального характера, на авансцену был выдвинут человек, который создал себя сам ( self-made man).

Американский романтизм породил не только концепцию национальной культуры, он породил и специфическое осмысление жанров, заимствованных в Европе. Безумный темп американской жизни создал условия для появления разнообразных “сокращенных явлений”. Деловые американцы ХІХ ст. не были большими сторонниками романной формы (она требовала слишком много времени). Американские романтики вынуждены были приспосабливаться к условиям американской жизни. Потому и приобрел такое значение жанр “Short story” (короткого рассказа), которым было возможно что-то заработать литератору.

Короткие рассказы представлены в американской литературе в разнообразных проявлениях: фантастическом, детективному, философском, аллегорическом, психологическом. Особенно прославились в данной форме По и Готорн, которым пришлось вмешать свои таланты в “прокрустово ложе” газетного рассказа. Но результат оказался удачным: жанр короткого рассказа приобрел невиданную глубину и стал национальным американским жанром.

Эдгар Аллан По (1809 — 1849) — американский писатель, поэт, литературный критик и редактор, является представителем американского романтизма. Наибольшую известность получил за свои «мрачные» рассказы. По был одним из первых американских писателей, кто создавал свои произведения в виде коротких рассказов, и считается создателем детективно-фантастического жанра в литературе.

Генеральный принцип поэтики Эдгара По заключен в установке на эмоционально-психологическое воздействие любого произведения. Он называл такое воздействие «тотальным эффектом». Именно «тотальному эффекту» должны быть подчинены все аспекты поэтического творения, все частные принципы его организации.

У поэзии Эдгара По только один предмет – прекрасное, понимаемое широко. Источниками прекрасного для поэта являются три сферы бытия: природа, искусство и мир человеческих отношений, взятый, впрочем, в сравнительно узком спектре. Поэта привлекают лишь отношения, возникающие как эмоциональное производное от любви и смерти.

Читайте также:
Своеобразие романтизма в творчестве Эдгара По: сочинение

Но природа, искусство и человеческие отношения – лишь материал для поэтического воображения, которое преобразует, пересоздает действительность по законам поэтического мира. В этом смысле прекрасное есть продукт воображения поэта. Характерным примером может служить концепция поэтической любви у По, согласно которой поэт любит не самое женщину, а некий идеальный образ, проецируемый на живой объект. Поэт творит идеал, расходуя богатство собственной души, интуицию, воображение.

Ограниченность предмета поэзии у По – прямое следствие установки на эмоционально-психологический эффект. С этим же связан и принцип неопределенности в его поэтике. В творениях поэта, как правило, отсутствуют пространственные, временные и иные характеристики, придающие содержанию определенность, конкретность и тем самым единичность. Задача поэта заключалась в том, чтобы стимулировать воображение читателя. Но читательское сознание не должно было погружаться в стихию анархической, бесконтрольной свободы. Оно должно было «работать» в определенном направлении. С этим связано еще одно качество поэзии Эдгара По – упор на логический и эмоциональный подтекст.

Установка на неопределенность поэзии предопределяла ее метафоричность. Метафоры у По группируются вокруг символов или сами обладают внутренним тяготением к символизму и во многих случаях функционируют как символы. Разграничение между ними порою условно. Под пером поэта символический смысл обретают солнце и луна, звезды и море, озера, леса, день, ночь, времена года и т. д. Столь же богатый источник являет собой человеческая культура, античные мифы и народные поверья, архитектурные памятники и скульптура, Священное писание и Коран, фольклорные легенды и мировая поэзия…

Другой характерной особенностью поэзии По является ее музыкальность. Пристрастие к музыке и музыкальности было общим свойством поэтического сознания в романтизме.

Эдгар По начал писать прозу в 1831 г. Он написал две повести («Повесть о приключениях Артура Гордона Пима» (1838) и «Дневник Джулиуса Родмена» (1840)), философский трактат «Эврика» (1848) и около семидесяти рассказов, печатавшихся в журналах и альманахах, а затем собранных в пять сборников.

Основное ядро в прозаическом наследии Эдгара По составляет его новеллистика. Именно в «малоформатной» прозе обнаружил он блистательное мастерство и достиг вершины художественного совершенства.

Центральное место в новеллистике По занимают психологические рассказы, которые нередко называют «страшными» или «ужасными». Их главная тема – трагические последствия столкновения человеческого сознания, воспитанного в духе гуманистических идеалов, с новыми бесчеловечными тенденциями, возникающими в ходе прогресса американской буржуазной цивилизации. По был, вероятно, первым американским писателем, который уловил в этих тенденциях угрозу бездуховности. Душа человеческая, ужаснувшаяся при столкновении с миром, в котором для нее не оставалось места, боль и болезнь души, стала предметом художественно-психологического исследования.

Среди психологических состояний, особенно привлекавших внимание По-художника, главное место занимает чувство страха: страх перед смертью, страх перед жизнью, страх перед одиночеством, страх перед людьми, страх перед безумием, страх перед знанием. Общепризнанной вершиной психологической новеллистики По является «Падение дома Ашеров» – новелла, рисующая уже не страх перед жизнью или страх перед смертью, но страх перед страхом жизни и смерти, т. е. особо утонченную и смертоносную форму ужаса души, ведущую к разрушению личности.

Повышенное внимание По к психологии было обусловлено в значительной степени стремлением выяснить природу сил, препятствующих нормальной и полноценной работе сознания. Всю жизнь По верил в Разум, который один только в его глазах способен вывести человека и человечество из трагических противоречий бытия. Недаром критики считают его главным рационалистом в романтизме. Естественно, что огромный интерес для писателя представляла интеллектуальная деятельность человека. В наиболее концентрированном виде он проявлен в так называемых «логических» его рассказах. Именно наэних базируется слава Эдгара По как зачинателя детективной литературы.

Говоря о прозаическом наследии Эдгара По, невозможно обойти молчанием его попытки теоретического осмысления рассказа как одного из ведущих жанров романтической литературы в США. В замысле, считал По, важны прежде всего оригинальность и новизна. Как и в поэзии, важнейшим моментом является воздействие на читательское сознание. Писатель исходил из представления о рассказе как о журнальном жанре, рассчитанном на широкий круг читателей. Отсюда – основные требования содержательного и формального характера, предъявляемые к «короткой прозе».

Эдгар По – мастер новеллы

У. Ахмедова

Эдгар Аллан По — великий писатель Америки, обойденный признанием и славой при жизни, умерший в нищете, был открыт для европейского и мирового читателя впервые во Франции. Шарль Бодлер, которому принадлежит честь этого открытия, в своей яркой статье говорит об американском романтике как о личности блестящей, щедро одаренной природой, наделенной высоким благородством, красноречием, красотой. «Его манеры — странное соединение гордости с удивительной нежностью — были полны уверенности. Лицо, походка, движения, посадка головы — все это указывало, особенно в молодости, что он — избранник». Внешний облик писателя, полный изящества и необычайного артистизма, восхищает французского поэта: «Глаза его, неопределенно-темного цвета, близкого к фиолетовому, были одновременно черны и полны блеска. К этому прибавьте благородный и гордый нос, рот тонкий и грустный, хотя и с легкой улыбкой, волосы светло-каштанового цвета, лицо, обыкновенно бледное, с выражением немного рассеянным и подернутым обычной грустью». Представляя Э. По французскому читателю, Бодлер сказал: «По — писатель. лучший, какого я только знаю».

С тех пор прошло много лет. В настоящее время на западе Э. По посвящено огромное количество работ, но это отнюдь еще не свидетельствует о том, что этот мастер слова объективно оценен и правильно понят. Критики пишут о неврозах, которыми страдал Эдгар По, о навязчивых идеях и фантастических видениях, которые его преследовали, о маниакальных состояниях писателя; творчество его характеризуют как описание различных невротических состояний. Приговор буржуазного суда суров и безжалостен: «Э. По — человек, постепенно разрушавшийся под влиянием сумасшествия, которое в конце концов восторжествовало над ним» (Д.В. Кратч).

Читайте также:
Своеобразие романтизма в творчестве Эдгара По: сочинение

Писатель, стоящий у истоков трагической традиции в американской литературе, одним из первых увидевший за блестящим фасадом «страны равных возможностей» чудовищные противоречия и запечатлевший в произведениях ужас своей души и страх перед грядущим, не прощен буржуазной Америкой. Ярко выраженная антиинтеллектуальность дельца, презрение ко всему, что не укладывается в рамки его утилитарной философии, получают у Э. По гротескное воплощение («Делец»), писатель предвидит страшное отчуждение, которое несет буржуазный строй человеку («Человек толпы»), обезличивая его, превращая в механизм («Черт на колокольне»). Удивительно современно звучит Э. По и со своей темой гибнущей духовности («Человек, которого изрубили на куски») и с предчувствием угрозы, которую несет утилитаризм прекрасному, воплощением которого является природа («Лось»).

Писателю во многом еще непонятен подлинный смысл буржуазных отношений, но он, может быть, интуитивно ощущает их античеловечность. Писатель часто персонифицирует злое ирреальное начало. Как носители его в творчестве Э. По появляются Маска Красной Смерти, Король Чума со своим окружением, Тень, явившаяся из царства мертвых.

Исследуя внутреннюю жизнь человека, писатель также приходит к трагическим выводам. Э. По изучает человеческий мозг в моменты кризисные, когда он находится в плену какой-то навязчивой идеи, либо под гнетом какого-то чувства — страха, ужаса, мании преследования. И это больное сознание в заостренной форме через гротескные картины отражает суть безумного мира («Черный кот», «Вильям Вильсон» и др.). Анализируя с беспристрастностью ученого состояние человеческой деградации, Э. По своими психологическими новеллами делает вывод о трагических последствиях разобщенности людей, их отчужденности друг от друга, их одиночества, возведенного современной ему Америкой в ранг жизненного принципа. Ярко выраженная критическая тенденция Э. По по отношению к Америке побудила американских исследователей назвать романтизм Э. По «негативным» (Пекхэм). Почвой для такого романтизма явилось разочарование писателя в рациональном устройстве бытия и ощущение им своего одиночества в страшном и злом мире. Прибегая к приемам фантастики, гротеска, Э. По заостряет проблемы для того, чтобы выявить абсурдность бытия. Подобного пафоса и не прощает буржуазная Америка одному из тех, кто заставил с уважением говорить о национальной американской литературе. И именно эти качества ширят ряды почитателей великого американского романтика во всем мире. Крупнейший прогрессивный литературовед Америки Ван Вик Брукс писал об Э. По как о «литературном гении, которому до сих пор нет равного на американской почве».

Один из почитателей его таланта— Федор Михайлович Достоевский, написавший в 60-е годы статью «Три рассказа Эдгара По», сразу же почувствовал то собственное, что определяет творческую манеру Э. По, — его «фантастический реализм», представляющий неожиданное, а от этого еще более виртуозное сочетание фантастики и реалистических подробностей, рационализма и мечтательности. Магия таланта писателя очаровывает таких блестящих мастеров слова, как Бальмонт, Брюсов, Блок, Мандельштам, Андреев. Стихи Блока, посвященные «безумному Эдгару» («Осенний вечер был. Под звук дождя стеклянный. ») звучали тогда повсеместно. Куприн отмечал в те годы, что «Конан Дойль, заполнивший весь земной шар детективными рассказами, все-таки умещается вместе со своим Шерлоком Холмсом, как в футляр, в небольшое гениальное произведение Э. По «Преступление на улице Морг».

Американский критик Матиссен характеризовал Э. По как одного из очень немногих великих новаторов в американской литературе. Особенно сильным, на наш взгляд, является влияние Э. По на мировую литературу как писателя, давшего классический образец короткого рассказа и четко определившего все элементы его структуры в своих работах, посвященных теории жанра новеллы.

Новелла — самый популярный жанр в Америке. Именно с новеллы началось признание американской литературы, как литературы самостоятельной, а не ветви английской литературы. Жанр не остается застывшим и трансформируется в связи с изменением задач, стоящих перед искусством. Каждый исторический этап приносит свои имена. Но первым среди крупнейших новеллистов Америки стоит Э. По. К рубежу веков в Америке сложилась в какой-то степени уже каноническая форма рассказа — остросюжетная новелла, исполненная динамизма, с неожиданной концовкой, в которой сосредоточена вся сила повествования. Часто новелла строится на контрасте между содержанием и концом. Все эти признаки, которые можно назвать устойчивыми признаками жанра, были определены и художественно продемонстрированы Э. По. От него идет традиция к О’Генри, А. Бирсу, Д. Лондону.

Место Э. По в развитии американской новеллы исключительное, потому что он не только оставил нам блестящую новеллистику, в которой ярко сконцентрировано то особое, что характеризует американскую новеллу в плане проблематики, но и то, о чем очень хорошо сказал Паррингтон: «Рассказ обычно считается жанром, в котором особенно ярко проявляется американский национальный дух — стремление избавиться от всего излишнего и любовь к доведенной до совершенства технике».

Художественные принципы Э. По — до сих пор живая литературная традиция. Несмотря на долгий путь развития — итальянские фацеции, французские фабльо, немецкие шванки, классическая новелла Возрождения, представленная итальянскими новеллистами и прежде всего Боккаччо, уже несли в себе комплекс черт, которые мы называем признаками жанра, — теория новеллы стала оформляться лишь в XIX веке, и роль Э. По в этом значительна.

Э. По — один из тех американских романтиков, кто был особенно озабочен судьбами национальной литературы. «Нет на свете более отвратительного зрелища, чем наше подчинение британской критике», — пишет он в «Маргиналиях». С возмущением он говорит о том раболепии и подобострастии, которое испытывают в Америке по отношению к английской критике, когда «. мнение Вашингтона Ирвинга, Прескотта ничто рядом с мнением любого анонимного младшего помощника редактора. лондонского «Панча».

Читайте также:
Своеобразие романтизма в творчестве Эдгара По: сочинение

Озабоченность судьбой национальной литературы во многом объясняет внимание Э. По к вопросам теории литературы и литературной критики. Он становится первым профессиональным критиком США и первым из американских романтиков, создавшим свою эстетическую концепцию поэзии и художественной прозы. В этом отношении для нас особенно интересны такие его работы, как «Американские прозаики» ( 1845 г .), «Философия творчества» ( 1846 г .), «Новеллистика Натаниэля Готорна» ( 1846 г .), «Поэтический принцип» (опубликована посмертно в 1850 г .), «Маргиналии» ( 1844 г .).

В определении сущности новеллы как жанра Эдгаром По родовая черта новеллы — новизна (само слово «новелла» означает «новости дня») — сохраняет свое значение. Только качественная наполняемость понятия «новизна» несколько трансформируется в связи с особенностями романтического мироощущения. Итальянские новеллисты в эпоху Возрождения понимали новое как неожиданное, яркое, выразительное. Связь с анекдотом, который часто составлял основу фацеции, проявляется в новелле Возрождения через неожиданный поворот сюжета, который и придает часто будничной ситуации оттенок новизны. В эпоху романтизма на первый план как ведущий признак жанра выдвигается элемент исключительности. Эта особенность рождена мироощущением людей эпохи французской революции, когда меркантильности буржуазного мира противопоставляется мир титанических страстей, экстремальных ситуаций, когда человек проявляет себя не банально, а неожиданно. Исключительность ситуации становится для романтиков тем оселком, на котором проверяются возможности романтической личности. Новое для романтиков становится тождественным исключительному, необычному и через это уже романтик старается познать действительность, проникнуть в тайну законов, господствующих в жизни.

В новелле Э. По в центре всегда исключительная ситуация, вокруг которой происходит централизация всего материала. Причем По расширяет сферу исключительного за счет изображения типологических состояний человека. Это и определяет содержание эффекта, требование которого составляет основу теории новеллы Э. По.

Единство эффекта или единство впечатления, по мнению Э. По, может быть достигнуто лишь при соответствующем объеме произведения. Новелла — это малая форма и вопрос о ее объеме для Э. По очень существен. «Если какое-либо литературное произведение не может быть из-за своей длины прочитано за один присест, нам надо будет примириться с необходимостью отказа от крайне важного эффекта, рождаемого единством впечатления: ибо если придется читать в два приема, то вмешиваются будничные дела, и всякое единство сразу гибнет» («Новеллистика Натаниэля Готорна»). Главное для художника — добиться единства впечатления, и нет ничего, что могло бы компенсировать его потерю. Для этого все поэтические средства художник должен подчинить созданию заранее обдуманного эффекта. Новелла должна быть искусно построена. Потребует тщательной разработки сюжета вплоть до развязки еще до того, как писатель взялся за перо. Как большой недостаток новеллы Э. По отмечает отсутствие целенаправленности в построении, когда интересы писателей «рассеиваются по мелочам, а развязки недостаточно кульминируют». Интересным является стремление Э. По сблизить кульминацию и развязку. У Э. По финал всегда несет очень важную мысль, раскрывающую идею («Бочонок Амонтильядо» и др.). Финал сообщает рассказу иронический или пародийный характер. Отсюда понятно внимание Э. По — теоретика жанра — развязке как элементу структуры новеллы. Для Э. По является важным наличие сюжетного ударения в конце, то есть совпадения конца новеллы с вершиной сюжета. Это усиливает эмоциональное воздействие произведения, придает ему взрывную силу. Этому служат и другие компоненты структуры. В новеллах Э. По уже первое слово, первая фраза – этот своеобразный зачин произведения – емки, эмоционально насыщены. Они несут в подтексте обещание трагедии, ужаса, а может, и язвительной преувеличенно-комической ситуации. «Во всем произведении не должно быть ни одного слова, которое прямо или косвенно не вело бы к одной задуманной цели. Вот так тщательно и искусно создается наконец картина, доставляющая тому, кто созерцает ее с таким же умением, чувство наиболее полного удовлетворения. Идея рассказа предстанет полностью, ибо ничем не нарушена, — требование непременное. » («Новеллистика Натаниэля Готорна»).

Таким образом, Э. По ставит вопрос об органическом единстве произведения, в котором неразрывно слиты мысль и ее выражение.

Э. По настаивает на рациональном подходе писателя к творчеству. Он полемизирует с теми, для кого творчество — плод «высокого безумия под воздействием экстатической интуиции». Э. По вводит читателя в свою лабораторию и не боится отшугнуть его рассказом об огромных усилиях, о массе черновых вариантов, о мысли, «бредущей на ощупь». Он вскрывает механизм работы, «колеса и шестерни, механизмы для перемены декораций, стремянки и люки, петушьи перья, румяна и мушки, которые в девяносто девяти случаях из ста составляют реквизит литературного лицедея» («Философия творчества»). Искусство для Э. По — это не озарение, это труд, тяжелый, мучительный, где работа идет к завершению с точностью и жесткой последовательностью, с какими решают математические задачи» («Философия творчества»).

Подобная концепция искусства и формирует одну из основных традиций американской романтической прозы, когда трезвый рационализм сочетается с невероятной фантастикой, с глубокими эмоциональными потрясениями.

По словам Э. По, высший род воображающего интеллекта всегда преимущественно математичен («Поэты и поэзия Америки»). Его новеллистика, с ее точно рассчитанными эффектами, с четкой архитектоникой и с непременной атмосферой таинственности и загадочности, является подтверждением этому.

Л-ра: Советский Дагестан. – 1980. – № 5. – С. 68-70.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: