Победно патриотические оды Гавриила Державина: сочинение

Сочинение на тему: «Истину царям с улыбкой говорить» Гражданская поэзия Г.Р.Державина

Сочинение.
«Истину царям с улыбкой говорить» Гражданская поэзия Г.Р.Державина

Гаврила Романович Державин — крупнейший поэт XVIII в., один из последних представителей русского классицизма. Творчество Державина глубоко противоречиво. Раскрывая возможности классицизма, он в то же время разрушал его, прокладывая путь романтической и реалистической поэзии. Поэтическое творчество Державина обширно и в основном представлено одами, среди которых можно выделить гражданские, победно-патриотические, философские и анакреонтические. Особое место занимают гражданские оды, адресованные лицам, наделенным большой политической властью: монархам, вельможам. К лучшим из этого цикла принадлежит ода «Фелица», посвященная Екатерине II. Сам образ Фелицы, мудрой и добродетельной киргизской царевны, взят Державиным из «Сказки о царевиче Хлоре», написанной Екатериной II. «Фелица» продолжает традицию похвальных од Ломоносова и вместе с тем отличается от них новой трактовкой образа просвещенного монарха. Просветители видят теперь в монархе человека, которому общество поручило заботу о благе граждан; на него возложены многочисленные обязанности по отношению к народу. И державинская Фелица выступает как милостивая монархиня-законодательница: Не дорожа твоим покоем, Читаешь, пишешь пред налоем И всем из твоего пера Блаженство смертным проливаешь. Известно, что источником создания образа Фелицы был доокумент «Наказ комиссии о составлении проекта нового Уложения» (1768), написанный самой Екатериной II. Одна основных идей «Наказа» — необходимость смягчения существовавших законов, допускавших на допросах пытки, смерную казнь за незначительные провинности и т. п., поэтому Державин наделил свою Фелицу милосердием и снисходительностью: Стыдишься слыть ты тем великой, Чтоб страшной, нелюбимой быть; Медведице прилично дикой Животных рвать и кровь их пить. И славно ль быть тому тираном, Великим в зверстве Тамерланом, Кто благостью велик, как Бог? Далее Державин прославляет Фелицу за то, что она отказалась от нелепых гонений за «оскорбление величества», которые особенно процветали в России при Анне Иоанновне: Там можно пошептать в беседах И, казни не боясь, в обедах За здравие царей не пить. Там с именем Фелицы можно В строке описку поскоблить Или портрет неосторожно Ее на землю уронить. Державин хвалит Екатерину и за то, что с первых дн своего пребывания в России она стремилась во всем cлeдовать «обычаям» и «обрядам» приютившей ее страны. Императрица преуспела в этом и вызвала к себе и при дворе, и в гвардии симпатии. Новаторство Державина проявилось в «Фелице» не тольв трактовке образа просвещенного монарха, но и в смелом соединении хвалебного и обличительного начал, оды и сатиры. Идеальному образу Фелицы противопоставлены нерадивые вельможи (в оде они названы «мурзами»). В «Фелице» изображены самые влиятельные при дворе лица: князь Г. А. Потемкин, графы Орловы, граф П. И. Панин, князь Вяземский. Их портреты были настолько выразительно выполнены, что оригиналы угадывались без труда. Критикуя избалованных властью вельмож, Державин подчеркивает их слабости, прихоти, мелочные интересы, недостойные высокого сановника. Так, например, Потемкин представлен как гурман и чревоугодник, любитель пиров и увеселений; Орловы «кулачными бойцами и пляской» веселят «свой дух»; Панин, «о всех делах заботу оставя», ездит на охоту, а Вяземский свой «ум и сердце» просвещает — «Полкана и Бову» читает, «над Библией, зевая, спит». Просветители понимали жизнь общества как постоянную борьбу истины с заблуждением. В оде Державина идеалом, нормой является Фелица, отклонением от нормы — ее нерадивые «мурзы». Державин первый начал изображать мир таким, как представляется он художнику. Несомненной поэтической смелостью было появление в оде «Фелица» образа самого поэта, показанного в бытовой обстановке, не искаженного условной позой, не стесненного классическими канонами. Державин был первым русским поэтом, сумевшим и, главное, захотевшим нарисовать в произведении свой портрет живым и правдивым: Сидя дома, я прокажу, Играя в дураки с женой… Обращает на себя внимание «восточный» колорит оды: она написана от лица татарского мурзы, в ней упомянуты восточные города — Багдад, Смирна, Кашмир. Конец оды выдержан в хвалебном, высоком стиле: Прошу великого пророка, До праха ног твоих коснусь. Образ Фелицы повторяется в последующих стихотворени ях Державина, вызванных различными событиями в жизни поэта: «Благодарность Фелице», «Изображение Фелицы», «Ви дение мурзы». Обличительным пафосом проникнута сатирическая, по удачному выражению В. Г. Белинского, ода «Вельможа». В ней снова представлены оба начала, выведенные в оде «Фелица». Но если в «Фелице» торжествовало положительное начало, а насмешки над вельможами отличались шутливым характером, то в оде «Вельможа» хвалебная часть занимает очень скромное место. Писатель возмущен положением народа, страдающего от равнодушия царедворцев: военачальник, часами ожидающий в передней выхода вельможи, вдова с грудным младенцем на руках, израненный солдат. Державинская сатира исполнена гневного чувства. К гражданским одам Державина примыкает и знамени тое стихотворение «Властителям и судиям», за которое поэт попал в немилость. Композиционно стихотворение делится на две части. В первой части поэт гневно напоминает царям и судьям об их обязанностях: они должны честно выполнять законы, «на лица сильных не взирать», защищать сирот и вдов, освободить из темниц должников — «исторгнуть бедных из оков». Во второй части подводится горестный итог — властители и судьи остались глухи и слепы к страданиям подданных. Заканчивается стихотворение призывом к беспощадной каре земных властителей: Воскресни, боже! Боже правых! И их молению внемли: Приди, суди, карай лукавых И будь един царем земли! К гражданской лирике непосредственно примыкает однс из поздних, итоговых произведений Державина — «Памятник» — вольное подражание оде Горация «К Мельпомене», Главной является мысль о праве автора на бессмертие. Дер-жавин напоминает, что он первый «дерзнул» отказаться oт торжественного, высокопарного стиля похвальных од и написал «Фелицу» в «забавном», шутливом «русском слоге». Кроме поэтической смелости, Державин гордится и своим гражданским мужеством: поэт не побоялся «истину царям с улыбкой говорить». Здесь он явно недооценил себя, так как умел говорить царям истину не только с осторожной улыбкой честного слуги, но и с гневом поэта. А. А. Бестужев-Марлинский в известном «Взгляде на старую и новую словесность в России» писал о Державине: «Лирик-философ, он нашел искусство с улыбкой говорить царям истину, открыл тайну возвышать души, пленять сердца и увлекать их то порывами чувств, то смелостью выражений, то великолепием описаний». Сближая поэзию с жизнью, смело нарушая каноны классицизма, Державин прокладывал новые пути в русской литературе. В. Г. Белинский, сравнивая творчество Пушкина с морем, вобравшим в себя ручейки и реки предшествующей литературы, одной из могучих рек считал поэзию Г. Р. Державина.
.

Читайте также:
Философские оды Державина: сочинение

Высшее мастерство поэта-трибуна и гражданина (1 вариант)

Школьное сочинение

Гаврила Романович Державин — великий русский поэт конца XVIII столетия, один из титанов могучего русского слова, сыгравший огромную роль в освобождении русской литературы от классицизма и формировании элементов будущего реалистического стиля. Место поэта в отечественной литературе очень точно определили В. Г. Белинский: “С Державина начинается новый период русской поэзии, и как Ломоносов был первым ее именем, так Державин был вторым. В лице Державина поэзия русская сделала великий шаг вперед”. Историческая заслуга поэта — введение им в поэзию “обыкновенного поэтического слова”. Державину стали узки рамки трех стилей, установленные Ломоносовым. Он снял их и, по словам А. В. Западова, “тем самым. ввел в поэзию русский разговорный язык и энергично содействовал укреплению национально-демократических основ нашего литературного языка”.

Гражданские оды Державина адресованы особам, наделенным большой политической властью: монархам, вельможам. В них поэт поднимается не только до хвалебного, но и обличительного пафоса. В оде “Фелица” Державин-просветитель видит в монархе человека, которому общество поручило заботу о благе граждан, поэтому право быть монархом налагает на правителя многочисленные обязанности по отношению к народу. Новаторство Державина в этой оде — не только в трактовке образа просвещенного монарха, но и в смелом соединении хвалебного и обличительного начал — оды и сатиры. Это соединение — явление просветительской литературы, ведь просветители понимали жизнь общества как постоянную борьбу истины с заблуждением.

В оде “Вельможа” Державин зло, проистекающее от равнодушия вельмож к своему долгу, представлено с таким негодованием, которое прослеживается лишь в некоторых произведениях того времени. Поэт возмущен положением народа, страдающего от преступного отношения царедворцев. В стихотворении “Властителям и судьям” равнодушие и корыстолюбие власть имущих не оставляют равнодушным поэта, л он требует наказания виновных. Поэт напоминает царям о том, что они так же смертны, как и их подданные, и рано или поздно предстанут перед судом Божьим. В “Памятнике” Державина — мысль о праве их авторов на бессмертие. В этом стихотворении поэт напоминает, что он первым дерзнул отказаться от торжественного высокопарного стиля од.

Державин настаивал на своем человеческом достоинстве и независимости своего суда над современностью. Этим Державин прояснил очень важную для дальнейшего развития передовой русской литературы идею личной ответственности поэта за свои суждения, идею искренности и правдивости своей идеологической пропаганды. Предшественники Державина — Кантемир, Ломоносов, Сумароков — были тоже вполне правдивы и искренни, проповедуя свои идеи. Но они думали, что для читателя важно не мнение поэта, а общечеловеческая доказательность его произведений, что их устами говорит само государство или сама истина — и ценность этих высоких идей перевешивала вопрос о личном авторитете человека-поэта.

Читайте также:
Гаврила Державин и его школа в русской литературе: сочинение

Державин писал не так, как его предшественники. Он учил и судил людей именно как человек-поэт, стал авторитетом нового идейного характера. Державин — монархист. Он бережет свой свободный авторитет гражданина и чувствует, что самодержавие ухудшает его:

Страха связанным цепями

И рожденным под жезлом,

Можно ль орлими крылами

К солнцу нам парить умом?

А когда б и возлетали, Чувствуем ярмо свое…

Раб и похвалить не может,

Он лишь может только льстить.

В 1796 году Державин в оде “Афинейскому князю” воспел А. Г. Орлова, находившегося в опале, и в начале своей оды подчеркнул значение независимости и правдивости похвал и осуждений в творчестве поэта и в своем творчестве.

В своих похвалах Державин был искренен и хотел, чтобы читатели верили его искренности. “Фелицу” — Екатерину — он воспевал восторженно, она ему казалась такой издали. При более близком знакомстве с Екатериной и ее политикой обаяние царицы померкло, и Державин не смог больше писать о ней в таком хвалебном тоне, как раньше: он не видел, за что ее хвалить. Сам поэт так писал об этом: “. не будучи возбужден каким-либо патриотическим славным подвигом, не мог он воспламенить своего духа, чтоб поддерживать свой высокий идеал, когда вблизи увидел подлинник человеческий с великими слабостями”. Поэт говорил, что не мог уже ничего “написать горячим, чистым сердцем” в похвалу Екатерины. И наоборот, разойдясь во взглядах с Александром I, Державин стал воспевать его как красивого и обаятельного юношу в обычной жизни, но не как государственного деятеля.

Образ Державина — это образ гражданина с твердыми взглядами, что привлекало к нему симпатии радикально настроенной молодежи, вследствие чего “благонамеренные” слуги правительства видели в нем бунтовщика. Ему приписывали многие вольнодумные стихотворения, автором которых он не являлся.

Влияние Державина на русскую литературу, подхваченное демократическими литературными течениями, было огромным. Его творчество тяготело к реализму и гражданской литературе, а его гражданскую поэзию высоко ценили и декабристы, и писатели их круга; им нравился образ Державина — поэта-правдолюбца, учителя общественной свободной морали. Рылеев, например, так писал о Державине-патриоте:

Он выше всех на свете благ

Общественное благо ставил

И в огненных своих стихах

Святую добродетель славил.

И был в родной своей стране

Органом истины священной.

Везде певец народных благ.

И зла непримиримый враг.

А. С. Пушкин также относился с огромным уважением к державинским стихотворениям, и именно на фоне понимания великой роли этого поэта в истории русской литературы утверждал свое собственное место народного поэта. А известный литературный критик В. Г. Белинский отмечал, что “в лице Державина поэзия русская сделала великий шаг вперед”.

Сочинение на тему: ГРАЖДАНСКИЕ ОДЫ Г. Р. ДЕРЖАВИНА

ГРАЖДАНСКИЕ ОДЫ Г. Р. ДЕРЖАВИНА

Поэтическое творчество Г. Р. Державина до­вольно обширно по тематике и жанрам. Здесь и религиозно-философская, и пейзажная лирика, и шуточные стихотворения, и элегические стихи о любви, и автобиографические произведения. Но особое место в его поэзии все же занимают оды: гражданские, победно-патриотические, философ­ские и анакреонтические.

Поэт обладал высоким чувством граждан­ственности, которое удивительным образом со­единялось в нем с невероятным жизнелюбием. Он внимательно наблюдал за всем происходящим вокруг и всегда живо откликался на обществен­ные и политические события. При этом в своих стихах он оставался предельно правдивым и чес­тным.

Правящему классу, царям, вельможам и до Державина, и после него посвящалось немало произведений. Но если в одах Тредиаковского, Ломоносова и некоторых других предшественни­ков поэта преобладали хвалебные ноты в адрес правителей, то произведения Г. Р. Державина, адресованные лицам, наделенным политической властью, носили во многом обличительный ха­рактер. «Долг поэта в мир правду вещать», — за­являл он.

И именно неприкрытая правда является глав­ным отличительным признаком его гражданских од. Причем их содержание и характер менялись в зависимости от того, как менялось мировоззре­ние самого поэта, его взгляды на жизнь и на ца­рей.

Так, в одной из первых гражданских од Дер­жавина «Фелица», созданной в 1782 году, перед нами предстает образ царицы Екатерины II — «матери отечества», неутомимо трудящейся на благо своих подданных, свято соблюдающей за­коны государства:

Богоподобная царевна Киргиз-Кайсацкия орды!

Которой мудрость несравненна

Открыла верные следы Царевичу младому Хлору Взойти на ту высоку гору,

Где роза без шипов растет,

Где добродетель обитает:

Она мой дух и ум пленяет,

Подай найти ее совет.

Хотя царица — уже не «земная богиня», как в стихотворениях предшественников поэта, а «че­ловек на троне», но этот человек показан автором безукоризненным образцом справедливости, че­сти, законности. В представлении Державина Екатерина резко отличается своей праведностью и скромностью от окружающих ее «мурз» — над­менных, корыстных и порочных бездельников-вельмож.

Читайте также:
Высшее мастерство поэта -Трибуна и Гражданина (2): сочинение

По мере того как поэт узнавал нравы правя­щих кругов, в том числе императрицы, он все больше убеждался в ошибочности, иллюзорнос­ти своих первоначальных представлений. Он по­нял, что созданный в «Фелице» образ монархи­ни резко расходится с действительностью, пото­му больше не мог слагать ей хвалебные стихи. Напротив, в его гражданских одах все больше усиливается обличительный пафос, все чаще по­являются сатирические ноты. Теперь особое мес­то в творчестве Державина занимают гражданско-обличительные стихи, одним из ярких при­меров которых является ода «Вельможа», напи­санная в 1794 году.

В «Вельможе» хвалебная часть уже занимает очень незначительное место, а на первый план выводится обличение зла, которое несут вельмо­жи, равнодушные к своему гражданскому долгу. Писатель возмущается положением народа, под­данных, страдающих от преступного равнодушия царедворцев.

С небывалой художественной энергией громит поэт гордящуюся «гербами предков» «позлащен­ную грязь» — блещущих золотом орденов и мун­диров «болванов».

В лицо всесильным екатерининским любим­цам он бросает негодующие, презрительные сло­ва: «Осел останется ослом, хотя осыпь его звез­дами…» Совершенно в ином свете представляет­ся нам теперь и сама государыня:

Екатерина в низкой доле И не на царском бы престоле Была великою женой.

И впрямь, коль самолюбья лесть Не обуяла б ум надменный, — Что наше благородство, честь,

Как не изящности душевны?

Разоблачая низкие нравы, самолюбие и само­властие вельмож, автор утверждает истинные человеческие ценности, которые на самом деле возвеличивают человека:

Я князь — коль мой сияет дух;

Владелец — коль страстьми владею;

Болярин — коль за всех болею,

Царю, закону, церкви друг.

Поэт всегда боролся во имя закона. Но в этой борьбе он чувствовал себя одиноким: у него не было поддержки ни в обществе, ни в правитель­стве. Законы в государстве писались, и законы эти были правильными, но казалось, что испол­няться они должны только до определенной сте­пени и лишь по мере надобности. К тому же со­здавалось впечатление, что все эти законы изда­вались для низших сословий и совершенно не касались правящей верхушки.

Державину же неисполнение законов пред­ставлялось чем-то чудовищным. И он не собирал­ся об этом молчать.

К гражданским одам поэта примыкает и на­писанное в 1780 году стихотворение «Властите­лям и судиям», в котором автор, устами Бога, гневно напоминает царям и судьям об их обязан­ностях перед народом:

Ваш долг есть: сохранять законы,

На лица сильных не взирать,

Без помощи, без обороны.

Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных, Несчастливым подать покров;

От сильных защищать бессильных,

Исторгнуть бедных из оков.

Поэт осуждает «земных богов», распространя­ющих на земле жестокость, несправедливость и насилие. Русский народ испытывает нечеловече­ские страдания и мучения, терпит произвол и без­законие вельмож. Но властители и судьи остают­ся глухи и слепы к страданиям народа: «Не вне­млют! видят — и не знают! Покрыты мздою оче­са…» Равнодушие и корыстолюбие власть иму­щих вызывают справедливый гнев автора, и он решительно требует наказать виновных. И в глав­ные судьи призывает единственного по-настоя­щему справедливого и неподкупного судью — самого Бога:

Воскресни, Боже! Боже правых!

И их молению внемли:

Приди, суди, карай лукавых И будь един царем земли!

Таким образом, он призывает небесные громы на головы уже не только князей и вельмож, но и «неправедных и злых» царей.

Гражданской тематике поэт оставался верен до последних дней своей жизни. В одном из по­здних, итоговых произведений, стихотворении «Памятник», он признает, что первым «дерзнул в забавном русском слоге о добродетелях Фелицы возгласить, …И истину царям с улыбкой го­ворить».

В своих обличительных одах Державин явил­ся одним из родоначальников гражданской по­эзии, непосредственным предшественником Ра­дищева, Пушкина, поэтов-декабристов. Осознав еще в молодые годы, что неблагополучие страны непосредственно связано с формой правления, поэт усомнился в божественном происхождении государственной власти.

Из этого в его сознании возникла и прочно ут­вердилась мысль о том, что единственное основа­ние царской власти — не рождение и не помаза­ние, а народная любовь, которая возникает в от­вет на заслуги и добродетели. Отсутствие же этих добродетелей превращает государя в тирана, ко­торый может и должен быть свергнут по воле на­рода. В этих мыслях, что нередко слышатся в его стихотворениях, чувствуется зарождение рево­люционного движения, возникшего в стране поз­же. Не решаясь еще судить самодержавие, Дер­жавин, тем не менее, не отказывал себе в праве судить каждого отдельного самодержца. Основа­нием для такого суда он избрал истинные ценно­сти человеческой души, которые называл «щед­ротами».

Читайте также:
Гавриил Романович Державин — отец русских поэтов: сочинение

Именно об этом его свойстве впоследствии ска­жет поэт-декабрист К. Ф. Рылеев:

Он выше всех на свете благ Общественное благо ставил И в пламенных своих стихах Одну лишь добродетель славил.

Благой Д.Д.: Державин
Глава 5

Глава V

В творчестве Державина нашла замечательное выражение героика его времени. Подобно Ломоносову, Державин был страстным патриотом. Патриотизм, по словам Белинского, был его «господствующим чувством». Вместе с сатирической журналистикой своего времени — журналами Новикова и позднее Крылова, — вместе с Фонвизиным Державин резко восставал против «галломании» — рабского подражания иноземцам, царившего в придворных и высших дворянских кругах. «Французить нам престать пора, но Русь любить», — энергично восклицал он. И Державин подлинно любил Русь.

Жизнь Державина проходила в эпоху могучего роста русского государства, решившего в это время в свою пользу ряд «вековых споров» и героически отстоявшего себя от поползновений иноземных держав. В 1760 г., когда Державину исполнилось 17 лет, русские войска, за год до этого наголову разбившие крупнейшего европейского полководца того времени, прусского короля Фридриха II при Кунерсдорфе, заняли столицу Пруссии Берлин.

На глазах 70-летнего Державина прошла народная Отечественная война 1812 года, завершившаяся разгромом Наполеона и победоносным вступлением русских войск в Париж. Державин был свидетелем неслыханных дотоле успехов русского оружия — побед Румянцева во время первой турецкой войны при Ларге и Кагуле, морской победы при Чесме, взятии во время второй турецкой войны Суворовым, прославившим себя годом ранее победами при Фокшанах и Рымнике, крепости Измаил, побед Суворова в Польше, позднее блестящих побед его же в Италии, небывалого в военной истории по героическому преодолению трудностей перехода русских войск под водительством того же Суворова через Альпы. «Мы тогда были оглушены громом побед, ослеплены блеском славы», — писал об этой поре Белинский.

Героическая мощь, ослепительные военные триумфы России наложили печать на все творчество Державина, подсказали ему звуки и слова, исполненные подобного же величия и силы. И в человеке превыше всего ценил он «великость» духа, величие гражданского и патриотического подвига. «Великость в человеке бог!» — восклицал он в одном из ранних своих стихотворений («Ода на великость»). И эта тема проходит через всю его поэзию. Недаром Гоголь склонен был считать его «певцом величия» по преимуществу — определение меткое и верное, хотя и не покрывающее собой всей сложности державинского творчества. «Стоит пробежать его «Водопад», — пишет Гоголь, — где, кажется, как бы целая эпопея слилась в одну стремящуюся оду. В «Водопаде» перед ним пигмеи другие поэты. Природа там как бы высшая нами зримой природы, люди могучее нами знаемых людей, а наша обыкновенная жизнь перед величественной жизнию, там изображенною, точно муравейник, который где-то далеко колышется вдали». «Все у него величаво, — продолжает Гоголь, — величав образ Екатерины, величава Россия, созерцающая себя в осьми морях своих; его полководцы — орлы».

Самого восторженного и вдохновенного барда находят в Державине блестящие победы русского оружия. По поводу одной из победных од Державина («На взятие Измаила», 1790) Екатерина ему заметила: «Я не знала по сие время, что труба ваша столь же громка, как и лира приятна». И в своих победных одах, которых появляется особенно много в его творчестве в 90-х годах, Державин действительно откладывает в сторону «гудок» и «лиру» — признанные орудия «русского Горация и Анакреона», как величали его современники, — и вооружается боевой «трубой». В своих победных одах он в значительной степени возвращается даже к отвергнутой им в свое время поэтике «громозвучной» ломоносовской оды. Ода «На взятие Измаила» и прямо снабжена эпиграфом из Ломоносова. Торжественная приподнятость тона, патетика словаря и синтаксиса, грандиозность образов и метафор — таковы основные «ломоносовские» черты победных од Державина. С извержением вулкана, «с чернобагровой бурей», с концом мира — «последним днем природы» сопоставляет поэт «победу смертных выше сил» — взятие русскими считавшейся неприступной крепости Измаил:

Багрово зарево зияет,

Дым черный клубом в верх летит:

Краснеет понт, ревет гром ярый,

Ударам вслед звучат удары;

Дрожит земля, дождь искр течет;

Клокочут реки рдяной лавы:

О Росс! — таков твой образ славы,

Что зрел под Измаилом свет.

Читайте также:
«Первый я дерзнул в забавном русском слоге о добродетелях Фелицы возгласить» (по творчеству Г. Р. Державина)(2): сочинение

Представь последний день природы,

Что пролилася звезд река,

На огнь пошли стеною воды,

Бугры взвились за облака;

Что вихри тучи к тучам гнали,

Что мрак лишь молньи освещали,

Что солнце, мглою покровенно,

Ядро казалось раскаленно;

Се вид, как вшел в Измаил Росс!

Подобные же образцы грандиозной батальной живописи дает Державин и в других своих победных одах. С огромным воодушевлением, широкой размашистой кистью рисует он мощные и величавые образы замечательных военных деятелей и полководцев эпохи во главе с «вождем бурь полночного народа» с великим, не ведавшим поражений Суворовым. «Кем ты когда бывал побеждаем? Все ты всегда везде превозмог», — торжествующе восклицает поэт о Суворове. Длинный ряд державинских стихотворений, посвященных Суворову и упоминающих о нем («На взятие Измаила», «На взятие Варшавы», «На победы в Италии», «На переход Альпийских гор», «На пребывание Суворова в Таврическом дворце», «Снигирь» и др.), слагается как бы в целую поэму — грандиозный поэтический апофеоз беспримерной воинской славы величайшего из полководцев, того, «кто превосходней всех героев в свете был». Знаменательно при этом, что с особенной любовью подчеркивает Державин в «князе славы», Суворове, черты, роднящие его с народом: непритязательность в быту, простоту в обращении, живую связь взаимного доверия, дружбы и любви между полководцем и идущими за ним на все воинами:

Повелевая сильным войском,

Сзывает вкруг себя полки.

«Друзья!» он говорит: «известно,

Что Россам мужество совместно,

Но нет теперь надежды вам.

Кто вере, чести друг неложно.

Умреть иль победить здесь должно».

«Умрем!» клик вторит по горам.

В отчаянии, что «львиного сердца, крыльев орлиных нет уже с нами», Державин в стихах, вызванных смертью Суворова, горестно вопрошает:

В стуже и в зное меч закаляя,

Спать на соломе, бдеть до зари,

Тысячи воинств, стен и затворов

С горстью Россиян все побеждать?

Художественно подчеркивая глубокую народность Суворова, Державин изображает его в характерном облике эпического «вихря-богатыря» русских народных сказок:

С цепи сорвав, все небо покрыла;

Вихрь полуночный, летит богатырь!

Тьма от чела, с посвиста пыль!

Молньи от взоров бегут впереди.

Дубы грядою лежат позади.

Ступит на горы — горы трещат.

Ляжет на воды — воды кипят,

Граду коснется — град упадает,

Башни рукою за обдак кидает:

Дрогнет природа, бледнея пред ним;

Слабые трости щадятся лишь им.

Последняя строка здесь очень выразительна. Постоянно указывая на беспощадность Суворова к врагам родины, Державин вместе с тем всегда отмечает в нем и черту русского национального великодушия, милости к «малым сим» — к слабым тростинкам. В своих победных одах Державин — и это их замечательная особенность — не ограничивается воспеванием только вождей и полководцев. Вождям соответствуют их геройские рати — «русски храбрые солдаты, в свете первые бойцы»:

Какая в войсках храбрость рьяна!

В одних душа, рассудком льдяна.

У тех пылает огнь в сердцах.

Или в послании «Евгению. Жизнь Званская»:

Дивлюся в Вестнике, в газетах иль журналах

Россиян храбрости, как всяк из них герой,

Где, есть Суворов в генералах!

Первый тост в застольной воинской песне Державина «Заздравный орел», написанной, как он сам поясняет, «в честь Румянцова и Суворова», поэт провозглашает за «русских солдат»:

Всему земному кругу

Полет его звучит.

О! исполать ребяты,

Вам русские солдаты,

Что вы неустрашимы,

За здравье ваше пьем!

Больше того, в ряде стихов Державина из-за создаваемых им колоссальных образов полководцев — Репнина, Румянцева, Суворова — как бы выступают еще более могучие очертания «твердокаменного Росса», — всего русского народа.

Именно народ, народный дух, народная крепость и сила спасли страну в годины наиболее тяжких исторических испытаний: во времена монгольского ига, кровавых оборонительных войн XVII в. Вот как, например, рисует Державин свержение монгольского ига, когда русский народ «три века» лежал один, всеми оставленный и покинутый, в страшном, близком к смерти сне:

Враги его рукоплескали,

Друзья не мыслили помочь,

Соседи грабежом алкали;

Князья, бояре в неге спали

Но бог, но дух его великий

Сотряс с него беды толики, —

Расторгнул лев желеэну вервь.

Где есть народ в краях вселенны,

Без помощи, от всех стесненный,

И, вырвав бы венцы лавровы,

Возверг на тех самих оковы,

О Росс! твоя лишь добродетель.

Таких великих дел содетель.

Лишь твой Орел Луну затмил.

О кровь Славян! сын предков славных,

Кому в величестве нет равных,

Возросший на полсвете Росс!

Не «князьям и боярам», а именно «всему русскому народу», как поясняет сам Державин в примечаниях к той же оде «На взятие Измаила», из которой заимствованы и только что приведенные строфы, обязана своими величественными победами и современная поэту Россия. И Державин не устает славить в своих стихах «великий дух» русского народа, необоримую, тверже скалы, грудь «Росса», российскую доблесть и силу, которой «нет преград»: «Чья Россов тверже добродетель? Где больше духа высоты?» — постоянно спрашивает себя поэт и неизменно, рисуемыми им живыми картинами и образами русской доблести, исконного русского героизма, отвечает: ничья и нигде. Вот русские воины, зная, что «слава тех не умирает, кто за отечество умрет», со спокойной твердостью и с «сияющей душой», молча и непреодолимо движутся на неприступные твердыни Измаила:

Читайте также:
Сочинения Державина: сочинение

Собой пренебрегают, роком;

Зарница только в вышине

По их оружию играет;

И только их душа сияет,

Уж блещут молнии крылами,

Уж осыпаются громами;

Они молчат, идут вперед.

Вот они же, ведомые Суворовым, победоносно переваливают через альпийские льды и снега, через непроходимые горные потоки и крутые теснины, заполненные притаившимся врагом:

Где ухо льдов лишь гулы слышит,

Катящихся на крутизнах.

Ведет — и скрыт уж в мраке гроба,

Погиб средь дерзких он путей!

Но Россу где и что преграда?

С тобою бог — и гор громада

Раздвиглась силою твоей.

— грозное предупреждение ее недругам. В стихах, посвященных победам 1807 г. атамана донских казаков Платова и характерно озаглавленных «Атаману и войску донскому», Державин с законной национальной гордостью, оглядываясь на славное прошлое русской земли, вопрошает:

Был враг Чипчак — и где Чипчаки?

Был недруг Лях — и где те Ляхи?

Был сей, был тот: их нет; а Русь?

Всяк знай, мотай себе на ус.

посвященных Отечественной войне 1812 г. («Гимн лироэпический на прогнание французов из Отечества»), слабеющей рукою набрасывает Державин замечательную характеристику «добльственного» русского народа:

Великий, сильный, славой звучный,

Изящностью своих доброт!

По духу ты непобедимый,

По сердцу прост, по чувству добр,

Еще Ломоносов проводил резкую грань между войнами несправедливыми, вызванными стремлением к захвату чужих областей, к порабощению других народов, и войнами справедливыми, оборонительными, являющимися «щитом», т. е. защитой, своей страны. Историческую миссию России он видел в том, чтобы нести народам мир — «тишину»: «Воюет воинство твое против войны, оружие твое Европе мир приводит». Эта же ломоносовская нота настойчиво звучит и у Державина. В своей уже несколько раз упоминавшейся и цитировавшейся нами оде «На переход Альпийских гор» поэт, обращаясь к народам Европы, восклицает: «Воюет Росс за обще благо, за свой, за ваш, за всех покой». Конкретно-политическая наполненность и обращенность этого и подобных лозунгов и деклараций определена и ограничена условиями исторической действительности, классовой природой поэта, но Державин, как и Ломоносов, сумел почувствовать и сформулировать здесь то, что составляет существеннейшую черту национальной русской истории — бескорыстие, героическое великодушие русского народа, не стремящегося к захватам и завоеваниям, но умеющего грудью стать на защиту родины.

Подготовьте небольшое сочинение о Г.Р. Державине

u0412 1762 u0433u043eu0434u0443 u0431u0443u0434u0443u0449u0438u0439 u043fu043eu044du0442 u043fu043eu0441u0442u0443u043fu0438u043b u0440u044fu0434u043eu0432u044bu043c u0433u0432u0430u0440u0434u0435u0439u0446u0435u043c u043du0430 u0441u043bu0443u0436u0431u0443 u0432 u041fu0440u0435u043eu0431u0440u0430u0436u0435u043du0441u043au0438u0439 u043fu043eu043bu043a. u0412 1772 u0433u043eu0434u0443 u0431u044bu043b u043fu0440u043eu0438u0437u0432u0435u0434u0435u043d u0432 u043fu0440u0430u043fu043eu0440u0449u0438u043au0438, u043fu043eu043bu0443u0447u0438u0432 u043fu0435u0440u0432u044bu0439 u043eu0444u0438u0446u0435u0440u0441u043au0438u0439 u0447u0438u043d. u0412 1773 u2013 1775 u0433u043eu0434u0430u0445 u0414u0435u0440u0436u0430u0432u0438u043d u0432 u0441u043eu0441u0442u0430u0432u0435 u043fu043eu043bu043au0430 u0443u0447u0430u0441u0442u0432u043eu0432u0430u043b u0432 u043fu043eu0434u0430u0432u043bu0435u043du0438u0438 u0432u043eu0441u0441u0442u0430u043du0438u044fu00a0u0415u043cu0435u043bu044cu044fu043du0430 u041fu0443u0433u0430u0447u0435u0432u0430.
u0421 1777 u0433u043eu0434u0430 u0414u0435u0440u0436u0430u0432u0438u043d u043fu043eu0441u0442u0443u043fu0430u0435u0442 u043du0430 u0433u043eu0441u0443u0434u0430u0440u0441u0442u0432u0435u043du043du0443u044e u0441u043bu0443u0436u0431u0443 u0432 u041fu0440u0430u0432u0438u0442u0435u043bu044cu0441u0442u0432u0443u044eu0449u0438u0439 u0421u0435u043du0430u0442 u0432 u0447u0438u043du0435 u0441u0442u0430u0442u0441u043au043eu0433u043e u0441u043eu0432u0435u0442u043du0438u043au0430. u0412 1784 u2013 1788 u0433u043eu0434u0430u0445 u0437u0430u043du0438u043cu0430u0435u0442 u043fu043eu0441u0442 u043fu0440u0430u0432u0438u0442u0435u043bu044f u041eu043bu043eu043du0435u0446u043au043eu0433u043e, u0430 u0437u0430u0442u0435u043c u0422u0430u043cu0431u043eu0432u0441u043au043eu0433u043e u043du0430u043cu0435u0441u0442u043du0438u0447u0435u0441u0442u0432u0430. u0414u0430u0436u0435 u0432 u043au0440u0430u0442u043au043eu0439 u0431u0438u043eu0433u0440u0430u0444u0438u0438 u0414u0435u0440u0436u0430u0432u0438u043du0430 u0441u0442u043eu0438u0442 u0443u043fu043eu043cu044fu043du0443u0442u044c, u0447u0442u043e u043eu043d u0430u043au0442u0438u0432u043du043e u0437u0430u043du0438u043cu0430u043bu0441u044f u0443u043bu0443u0447u0448u0435u043du0438u0435u043c u044du043au043eu043du043eu043cu0438u043au0438 u043au0440u0430u044f, u0441u043fu043eu0441u043eu0431u0441u0442u0432u043eu0432u0430u043b u0444u043eu0440u043cu0438u0440u043eu0432u0430u043du0438u044e u0433u0443u0431u0435u0440u043du0441u043au0438u0445 u0430u0434u043cu0438u043du0438u0441u0442u0440u0430u0442u0438u0432u043du044bu0445, u0441u0443u0434u0435u0431u043du044bu0445 u0438 u0444u0438u043du0430u043du0441u043eu0432u044bu0445 u0443u0447u0440u0435u0436u0434u0435u043du0438u0439.

u0412 1791 u0433u043eu0434u0443 u0414u0435u0440u0436u0430u0432u0438u043du0430 u043du0430u0437u043du0430u0447u0430u044eu0442 u043au0430u0431u0438u043du0435u0442-u0441u0435u043au0440u0435u0442u0430u0440u0435u043c u0415u043au0430u0442u0435u0440u0438u043du044b II. u0421 1793 u043fu043eu044du0442 u0441u043bu0443u0436u0438u0442 u0442u0430u0439u043du044bu043c u0441u043eu0432u0435u0442u043du0438u043au043eu043c u0438u043cu043fu0435u0440u0430u0442u0440u0438u0446u044b. u0412 1795 u0433u043eu0434u0443 u0414u0435u0440u0436u0430u0432u0438u043d u043fu043eu043bu0443u0447u0430u0435u0442 u0434u043eu043bu0436u043du043eu0441u0442u044c u043fu0440u0435u0437u0438u0434u0435u043du0442u0430 u041au043eu043cu043cu0435u0440u0446-u043au043eu043bu043bu0435u0433u0438u0438. u0421 1802 u043fu043e 1803 u0433u043eu0434 u0441u043bu0443u0436u0438u0442 u043cu0438u043du0438u0441u0442u0440u043eu043c u044eu0441u0442u0438u0446u0438u0438.
u0412 1803 u0433u043eu0434u0443 u0414u0435u0440u0436u0430u0432u0438u043d u0443u0445u043eu0434u0438u0442 u0432 u043eu0442u0441u0442u0430u0432u043au0443 u0438 u043fu043eu0441u0435u043bu044fu0435u0442u0441u044f u0432 u0441u0432u043eu0435u043c u0438u043cu0435u043du0438u0438 u0417u0432u0430u043du043au0430 u0432 u041du043eu0432u0433u043eu0440u043eu0434u0441u043au043eu0439 u0433u0443u0431u0435u0440u043du0438u0438. u041fu043eu0441u043bu0435u0434u043du0438u0435 u0433u043eu0434u044b u0436u0438u0437u043du0438 u043fu043eu044du0442 u043fu043eu0441u0432u044fu0449u0430u0435u0442 u043bu0438u0442u0435u0440u0430u0442u0443u0440u043du043eu0439 u0434u0435u044fu0442u0435u043bu044cu043du043eu0441u0442u0438. u0412 1813 u0433u043eu0434u0443 u0414u0435u0440u0436u0430u0432u0438u043d, u0431u0438u043eu0433u0440u0430u0444u0438u044f u043au043eu0442u043eu0440u043eu0433u043e u0434u0430u0436u0435 u0432 u044du0442u043eu0442 u043fu0435u0440u0438u043eu0434 u0431u044bu043bu0430 u043du0430u0441u044bu0449u0435u043du0430 u043fu043eu0435u0437u0434u043au0430u043cu0438, u043eu0442u043fu0440u0430u0432u043bu044fu0435u0442u0441u044f u0432 u0423u043au0440u0430u0438u043du0443 u0441 u0432u0438u0437u0438u0442u043eu043c u043a u0412. u0412. u041au0430u043fu043du0438u0441u0442u0443. u0412 1815 u0433u043eu0434u0443 u043fu0440u0438u0441u0443u0442u0441u0442u0432u0443u0435u0442 u043du0430 u044du043au0437u0430u043cu0435u043du0435 u0432 u0426u0430u0440u0441u043au043eu0441u0435u043bu044cu0441u043au043eu043c u043bu0438u0446u0435u0435, u0441u043bu0443u0448u0430u044f u043fu0440u043eu0438u0437u0432u0435u0434u0435u043du0438u044f u044eu043du043eu0433u043eu00a0u0410.u0421 u041fu0443u0448u043au0438u043du0430.

8 u0438u044eu043bu044f (20 u0438u044eu043bu044f) 1816 u0433u043eu0434u0430 u0413u0430u0432u0440u0438u0438u043b u0420u043eu043cu0430u043du043eu0432u0438u0447 u0414u0435u0440u0436u0430u0432u0438u043d u0441u043au043eu043du0447u0430u043bu0441u044f u0432 u0441u0432u043eu0435u043c u0438u043cu0435u043du0438u0438. u041fu043eu0445u043eu0440u043eu043du0438u043bu0438 u043fu043eu044du0442u0430 u0432 u0421u043fu0430u0441u043e-u041fu0440u0435u043eu0431u0440u0430u0436u0435u043du0441u043au043eu043c u0441u043eu0431u043eu0440u0435 u0412u0430u0440u043bu0430u0430u043cu043e-u0425u0443u0442u044bu043du0441u043au043eu0433u043e u043cu043eu043du0430u0441u0442u044bu0440u044f u043du0435u0434u0430u043bu0435u043au043e u043eu0442 u0412u0435u043bu0438u043au043eu0433u043e u041du043eu0432u0433u043eu0440u043eu0434u0430.
“>]” data-test=”answer-box-list”>

Поэт Державин Гавриил Романович родился 3 июля (14 июля) 1743 года в Казанской губернии в семье обедневших дворян. Его детство прошло в родовом имении в селе Сокуры. С 1759 года Державин обучался в Казанской гимназии.

Читайте также:
Высшее мастерство поэта -Трибуна и Гражданина (2): сочинение

В 1762 году будущий поэт поступил рядовым гвардейцем на службу в Преображенский полк. В 1772 году был произведен в прапорщики, получив первый офицерский чин. В 1773 – 1775 годах Державин в составе полка участвовал в подавлении восстания Емельяна Пугачева.
С 1777 года Державин поступает на государственную службу в Правительствующий Сенат в чине статского советника. В 1784 – 1788 годах занимает пост правителя Олонецкого, а затем Тамбовского наместничества. Даже в краткой биографии Державина стоит упомянуть, что он активно занимался улучшением экономики края, способствовал формированию губернских административных, судебных и финансовых учреждений.

В 1791 году Державина назначают кабинет-секретарем Екатерины II. С 1793 поэт служит тайным советником императрицы. В 1795 году Державин получает должность президента Коммерц-коллегии. С 1802 по 1803 год служит министром юстиции.
В 1803 году Державин уходит в отставку и поселяется в своем имении Званка в Новгородской губернии. Последние годы жизни поэт посвящает литературной деятельности. В 1813 году Державин, биография которого даже в этот период была насыщена поездками, отправляется в Украину с визитом к В. В. Капнисту. В 1815 году присутствует на экзамене в Царскосельском лицее, слушая произведения юного А.С Пушкина.

8 июля (20 июля) 1816 года Гавриил Романович Державин скончался в своем имении. Похоронили поэта в Спасо-Преображенском соборе Варлаамо-Хутынского монастыря недалеко от Великого Новгорода.

Сочинения Державина: сочинение

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 277 720
  • КНИГИ 655 365
  • СЕРИИ 25 091
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 612 206

Гаврила Романович Державин

Составление, биографический очерк и комментарии И. И. Подольской

Иллюстрации и оформление Е. Е. Мухановой и Л. И. Волчека

(C) Издательство “Правда”, 1985 Составление. Биографический очерк.

В начале октября 1803 года Александр I позвал к себе шестидесятилетнего министра юстиции Гавриила Романовича Державина и раздраженно сказал ему: “Ты очень ревностно служишь”. Через несколько дней был дан высочайший указ об отставке Державина. Жизнь словно с разбегу остановилась. Державин оказался не у дел.

Хотя в начале нового 1804 года Державин и писал своим друзьям Капнистам, будто “очень доволен, что сложил с себя иго должности”, которое его угнетало, он чувствовал обиду, беспокойство и пустоту в душе.

Успокоение приходило к нему только на Званке, где проводил он каждое лето. Имение это, купленное им в 1797 году, находилось в ста семидесяти верстах от Петербурга, на высоком берегу Волхова, в окружении лугов и лесов. Здесь учил Державин грамоте и молитвам дворовых ребятишек, наблюдал за полевыми работами, выслушивал вполуха старосту, нехотя проверял счета, без устали восхищался удивительным званским эхом, разносившимся по окрестностям, и каждый день восседал во главе веселого и пышного обеденного стола, за которым собирались многочисленные родственники второй жены его, Дарьи Алексеевны, и гости, охотно посещавшие хлебосольный дом.

Уверяя себя и других в том, что он доволен своим уделом, Державин через несколько лет после выхода в отставку писал:

Блажен, кто менее зависит от людей,

Свободен от долгов и от хлопот приказных,

Не ищет при дворе ни злата, ни честей

И чужд сует разнообразных!

Возможно ли сравнять что с вольностью златой,

С уединением и тишиной на Званке?

Довольство, здравие, согласие с женой,

Покой мне нужен – дней в останке.

“Евгению, Жизнь Званская”

Но не покой был нужен ему: его мучила потребность в деле, смолоду усвоенная привычка к нему. И дело неожиданно нашлось.

В 1805 году случай свел Державина с Евгением, в ту пору новгородским викарием. До пострижения в монахи звали его Евфимием Алексеевичем Болховктиновым Евгений был человеком широких и разносторонних интересов Он окончил духовную академию и слушал лекции в Московском университете. Особую склонность питал он к истории, библиографии и литературе. “Простое перечисление сочинений его. изданных и рукописных, – писал академик Я.К.Грот, – показывает, как обширны и разнообразны были его знания, как многочисленны были предметы, занимавшие деятельный ум его” [Грот Я. К. Переписка Евгения с Державиным. СПб., 1868, с. 65].

Встреча Евгения с Державиным была одним из тех случаев, в которых мы склонны видеть перст судьбы, но на самом деле они помогают осуществиться тому, что должно было произойти; может быть, лишь ускоряют ход событий.

В ту пору Евгений трудился над составлением словаря русских писателей, светских и духовных. Собирая материалы для словаря и не имея сведений о Державине, Евгений решил написать Д. И. Хвостову, приятелю поэта: “Вам коротко знаком Г. Р. Державин. А у меня нет ни малейших черт его жизни. Буква же Д близко. Напишите, сделайте милость, к нему и попросите его именем всех литераторов, почитающих его, чтобы вам сообщил записки: 1) которого года, месяца и числа он родился и где, а также нечто хотя о родителях его, 2) где воспитывался и чему учился, 3) хотя самое краткое начертание его службы, 4) с которого года начал писать и издавать сочинения свои и которое из них было самое первое. 5) Не сообщит ли каких о себе и анекдотов, до литературы касающихся?” [Там же, с. 61].

Читайте также:
Гавриил Романович Державин — отец русских поэтов: сочинение

Письму этому суждено было сыграть особую роль в биографии Державина – как прижизненной, так и посмертной. Вопросы, поставленные Евгением, упали, слоено зерна, на почву, готовую принять их. И, как зерна, они дали всходы: знаменитые “Записки” и не менее известные, хотя и более загадочные, “Объяснения на сочинения Державина”.

Просьба Евгения, переданная Д. И. Хвостовым Державину, заинтересовала его, и он живо на нее откликнулся. Получив письмо от Хвостова в середине мая, Державин поспешно отвечал ему: “Сейчас получил письмо вашего сиятельства от 15 текущего месяца. Усерднейше за оное благодарю. Из него я вижу, что преосвященный Евгений Новгородский требует моей биографии. Охотно желаю познакомиться с сим почтенным архипастырем. Буду к нему писать и попрошу его к себе. Через 30 верст, может быть, и удостоит посетить меня в моей хижине. Тогда переговорю с ним о сей материи лично; ибо не весьма ловко самому о себе класть на бумагу, а особливо некоторые анекдоты, в жизни моей случившиеся , а вам вот что скажу:

Кто вел его на Геликон

И управлял его шаги?

Не школ витийственпых содом:

Природа, нужда и враги.

Объяснение четырех сих строк составит историю моего стихотворства, причины оного и необходимость…” [Державин Г. Р. Сочинения. В 9-ти токах, т. 6, СПб., 1871, с. 169 – 170]

Однако “объяснение”, написанное по просьбе Евгения, увлекло Державина далеко за пределы “четырех сих строк”. Вместе с составлением этого объяснения для поэта открылась новая пора – пора подведения итогов. Работа над “Записками” и “Объяснениями” стала последним делом Державина; захватив его, она заняла его ум и душу. Воскрешая в памяти далекое и близкое прошлое, он словно жил заново; при этом мысль то сознательно, то неосознанно обрабатывала воспоминания, а потому под пером Державина порой возникал “беловой вариант” его жизни – тот вариант, который казался ему, умудренному опытом, достойнее и светлее. Впрочем, вымысла в этом не было; было несколько иное отношение к пережитому, несколько иная оценка его.

“Бывший статс-секретарь при императрице Екатерине Второй, сенатор и коммерц-коллегии президент, потом при императоре Павле член верховного совета и государственный казначей, а при императоре Александре министр юстиции, действительный тайный советник и разных орденов кавалер, Гавриил Романович Державин родился в Казани от благородных родителей, в 1743 году июля 3 числа” [Державин родился не в Казани, а в одной и” деревень Казанской губернии – Кармачи или Сокура], – так начал Державин автобиографию. Его феерическая судьба казалась удивительной и достойной восхищения ему самому. Тем более он желал сохранить все перипетии своей жизни для памяти потомков и отчасти в назидание им.

“Благородные родители” поэта были бедными дворянами. Убогих средств их не достало на то, чтобы нанять учителей сыновьям Гавриилу и Андрею. От “церковников”, то есть дьячков или пономарей, научился Державин читать и писать. Из последующего учения вынес он изрядное знание немецкого языка и умение рисовать. То и другое позднее определило многое в характере его творчества: немецкий язык был в ту пору ключом к европейской образованности, а Державин, как и многие другие поэты, начал с переводов и подражаний; способности к рисованию сказались в необычайной пластике его поэтических образов.

В девятнадцать лет, не успев окончить Казанскую гимназию, Державин стал солдатом Преображенского полка. В темные зимние вечера он сочинял в казарме письма для своих однополчан, “ел хлеб с водой и марал стихи при слабом свете полушечной сальной свечки”.

Горячий, простодушный и честный, он медленно продвигался по службе и был долгое время обойден чинами и наградами.

Начало солдатской службы Державина совпало с дворцовым переворотом 1762 года, в котором его Преображенский полк сыграл немалую роль. Впрочем, сам Державин не сразу понял, что произошло.

Читайте также:
Гаврила Державин и его школа в русской литературе: сочинение

5 сочинений на тему: “Литература 18 века в восприятии современного читателя”

­ Пример сочинения 1

Литература 18 века остается актуальной и на данный момент, многие обращаются к ней и не теряют к ней интереса. Многие обращают на нее больше внимания, чем на произведения современных авторов. Все произведения, написанные в 18 веке, имеют свою особенную связь с современным повествованием, при этом человек может познакомиться с культурой прошлых лет и найти полезную информацию о том, как люди жили, вели свой быт.

В это время видно, какие течения становятся востребованными, а какие уходят на второй план. Классицизм сменяется сентиментализмом, а после переходит в романтизм. Между всеми стилями существует достаточно различий. Так в классицизме выделяется три единства, автор должен учесть единство времени, места и действия. Писатели, которые работают в этом направлении, привыкли употреблять множество старинных слов, они словно переносят его в другое измерение.

В сентиментализме же писатели нарушают многие литературные правила, первостепенными становятся чувства и переживания человека, а движущим интересом становится любовь и личные переживания, поиски своего места и предназначения, на все это сказывается окружающий пейзаж.

Различия современной литературы и написанной в 18-м веке заключается в том, что интересы людей полностью изменились. За это время было отменено крепостное право, а конфликты стало принято решать цивилизованным путем. Изменения не стали резкой переменой, они происходили постепенно, меняя вместе с этим и литературу.

Литература 18-го века имеет огромное влияние на современного читателя, она способна прививать ему положительные качества, старается показать то, как можно искоренить отрицательные, учит любить совершенно по-другому, хотя кажется, что человек утратил эту способность из-за мирового прогресса. Это часть российской истории, которая сказывается и на будущих поколениях.

Благодаря чтению подобной литературы можно перенестись в другую реальность, найти новые цели, пересмотреть собственное отношение к жизни, познакомиться с тем, как жили непосредственные предки. Все это поможет по-другому относится к окружающим людям и посмотреть на жизнь с совершенно другой стороны.

Пример сочинения 2

18 век является веком перемен для Российской не только с территориальной точки зрения, но и с литературной. В 18 веке российские читатели узнали о таких гениях пера как Михаил Васильевич Ломоносов, Гавриил Романович Державин, Денис Иванович Фонвизин, Александр Николаевич Радищев. Образы созданные великим классицистами вызывали массу всеразличных эмоций у читательской публики, особенно этим может похвастаться Фонвизинская комедия «Недоросль». Но с момента фонвизинской славы прошло уже более двухсот лет, как современные читатели относятся к литературе 18 века?

В классическом литературоведении 18 век считается веком зарождения отечественной литературы. Авторы фактически не имели вольности и писали то, что угодно власти, стараясь отражать действительно в красочных и возвышенных тонах.

Однако, несмотря на это, литература обязана 18 веку за рождение таких гениев как Радищев и Фонвизин, которые впервые заговорили о тяжбах крестьянской жизни на Руси и загнивающем дворянстве.

В особенности успешно это сделал Радищев в своем произведении «Путешествие из Петербурга в Москву», главный герой которого выступает бытописателем жизни простого населения во время поездки. Рассказанные Радищевым ужасные случаи притеснения помещиками крестьян вызвали гнев неимоверной силы в правящих кругах и вызвали понимание в глазах прогрессивного дворянства. Правительственная машина жестко расплатилась с Радищевым за невиданную по тем временам вольность, но идея о тотальной несправедливости в Российской Империи породила декабристов, которые в свою очередь являются прародителями народных революций в России. То есть можно с уверенностью сказать, что произведение «Путешествие из Петербурга в Москву» повлияла на освобождение крестьян из-под помещичьего сапога.

Современный читатель, прекрасно понимая это, не может не отдать долг прошлому и не прочитать мысли человека, ратующего за свободу во время царского тоталитаризма, и пусть слог писателей 18 века весьма специфичен и во многом непонятен нам, жителям 21 века, однако мысли, заложенные в произведениях того времени -прекрасный фундамент для каждого человека, кому не чужды такие понятия как справедливость, свобода, равенство.

В заключении хотелось бы сказать, что современный читатель не просто читает литературу 18 века, он любит и понимает ее, потому что без любви и понимания к отечественной литературе невозможно понять ни себя, ни окружающих людей, живущих по всей территории России.

Пример сочинения 3

Каждое столетие оставляло в истории литературы свой отпечаток. Перечитывая определенные произведения, мы словно окунаемся в жизнь той эпохи, ощущаем ее дух, проникаемся тревогами и мыслями людей. И 18 век не был исключением. Классицизм и сентиментализм стали основными направлениями в литературе того времени.

Читайте также:
«Первый я дерзнул в забавном русском слоге о добродетелях Фелицы возгласить» (по творчеству Г. Р. Державина)(2): сочинение

Стиль и лексика классицизма, который следует строгим ограничениям и стремится к гармонии, могут показаться современному читателю не вполне понятными. Сентиментализм же с его одушевленной природой и глубокими переживаниями героев больше похож на сказку.

Писатели тех времен концентрировали внимание на чувствах героев, их переживаниях из-за происходящих событий. Одним из примеров подобного подхода является произведение Карамзина «Бедная Лиза». Писатель сумел очень тонко передать все переживания и тревоги своей героини, её побуждения. Он создал образ ранимой и наивной девушки. Под пристальным вниманием оказался внутренний мир отдельной личности. Таким образом, Карамзин подготовил почву для будущих поколений писателей.

Еще одно яркое произведение той эпохи – «Недоросль» Фонвизина. Оно затрагивает ряд вечных проблем, а современного читателя привлекает красотой высокого слога. Создание комедии связывают с указом Петра I, запрещающим молодым дворянам без образования поступать на службу или жениться. Идея произведения заключается в необходимости воспитания подрастающего поколения на основе идей просвещения, а они остаются актуальными и сегодня.

Читая такие произведения, мы расширяем свой словарный запас и можем критично оценивать разные жизненные ситуации. Через призму произведений прошлого можно провести анализ настоящего и сделать выводы. Проблемные ситуации, конфликты человека с окружающим миром были и будут актуальны всегда. Все эти произведения могут быть очень полезны для нас сегодня. С их помощью мы можем научиться понимать и трезво оценивать окружающий мир.


Пример сочинения 4

В наше время люди редко читают литературу прошлых веков. Они более заинтересованы в новой литературе. Некоторые же не читают вообще. Но остались люди, которые отдают предпочтение к произведениям прошлых веков. В 18 столетии был век сентиментализма(или как по-другому чувство). В каждом произведении есть свой смысл, то что хочет донести до нас автор. Вот в 18 веке можно было многое прочувствовать, ведь в то время было крепостное право и большинство людей хотели освободить крестьян.

Во-первых, все произведения посвящены крестьянам, их жизни. Например, всеми известная повесть Карамзина “Бедная Лиза”. Это произведение вряд ли оставит кого-то равнодушным. Оно пропитано переживаниями,любовью,предательством и расставанием. Что привлекает внимание в этой повести так это то, какая бывает несчастная любовь, любовь простой крестьянки и дворянина, и какими могут стать безрассудные действия героев, отчаявшиеся в любви. Также произведение “Путешествие из “Питербурга в Москву” о жизни крепостного крестьянства: о нищите народа, о трудной работе и продаже с публичного торга, показывающее насколько жестоко обходились с крестьянами.

Во-вторых, помимо грустных и трагичных произведений в 18 веке были еще и комедии, например, известное произведение “Недоросль” Фонвизина, эта забавная повесть впечатлит любого читателя.

Я думаю, люди все равно должны читать произведения тех веков, ведь как же мы узнаем как жили люди в те времена? Нам нужно знать историю, чтобы не повторить всего того, что было в прошлом снова.

Пример короткого сочинения

Говоря о литературе 18 века, нельзя назвать ее устаревшей. Ведь в каждом произведении, несмотря на год его написания, можно найти уроки для своей жизни. Современный читатель находит много интересного для себя в литературе прошлых веков. Эта литература интересна не только историческими фактами, но и бытом, который царил в те времена. Читая произведения прошлых веков, мы видим, что люди всегда остаются людьми. Не важно, когда они жили, в каком столетии. Всегда были, есть и будут люди добрые, злые. Всегда будут те, кто предает, те, кто искренне любит и те, кто ищет себя в этой жизни. Нужно воспринимать литературу прошлых веков как уроки жизни и истории, которые нельзя игнорировать. Ведь зная историю, зная поступки людей, мы сами можем избегать подобных ситуаций.

18 век – век долга, разума и любви. В основном прослеживается романтизм и сентиментализм. Авторы произведений много описывают чувства людей, любовь и ненависть. Вспомнить хотя бы “Бедную Лизу”. Произведение яркое, запоминающее и романтическое. Сколько любви, нежности мы видим в главной героини. Противопоставление ей будет молодой человек, которого она полюбила. Тема любви, предательства и верности актуальна и сегодня.

Поэтому читать такие произведения очень полезно современному читателю. Нужно не просто читать, а размышлять о прочитанном и думать о своей жизни. Литература 18 века всегда будет актуальна.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: