Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева: сочинение

Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева

Во второй половине 20-х годов главную роль продолжает играть поэзия; развивается творчество поэтов, близких к Пушкину; появляются и новые имена. Александр Иванович Полежаев (1804-1838). Полежаев был видным поэтом демократического направления. Трагично сложилась его жизнь: незаконный сын пензенского помещика Струйского и дворовой, выданной потом замуж за сына саранского купца Полежаева, он в детстве и юности чувствовал ущербность своего положения – и материального, и морального. Мать умерла, когда сыну исполнилось 5 лет, а два года спустя исчез и Полежаев. 10-летнего Александра Струйский отвез в Москву и устроил в частный пансион.

В 1820 г. он сдал экзамены на историко-философский факультет Московского университета. Там он прославился своими острыми политическими эпиграммами. В середине 20-х годов в «Вестнике Европы» и альманахах печатаются первые стихотворения Полежаева, среди них «Валтасар» – стихотворение в духе декабристской поэзии.

Написанная в 1825 г. поэма «Сашка» распространялась в списках. Напечатает ее впервые Н. П. Огарев в 1861 г. в Лондоне в сборнике «Русская потаенная литература XIX века». Герцен отозвался о поэме: «В ней, не стесняя себя приличиями, шутливым тоном и очень милыми стихами, задел он очень многое». В поэме был прямой призыв к борьбе с самовластием, выражались идеи свободомыслия, просвещения, а также откровенные атеистические мотивы; поэт призывал:

  • Судить решительно и смело
  • Умом своим о всех вещах
  • И тлеть враждой закоренелой
  • К мохнатым шельмам в хомутах. (То есть к духовенству)

В «Сашке» Полежаев прямо призывал к свержению тиранов: Когда тебе настанет время Очнуться в дикости своей, Когда ты свергнешь с себя бремя Своих презренных палачей? (193) Подручные Бенкендорфа донесли о поэме царю. Николай I приказал привести Полежаева во дворец, заставил его прочитать «Сашку» и, разъяренный, заявил: «Я положу предел этому разврату! Это все еще следы, последние остатки: я их искореню!» Полежаев был отдан в солдаты. Но и в новых тягостных условиях продолжается творческая жизнь поэта. В поэме «Арестант» (1828) он реалистически рисует царскую тюрьму и реальный образ политического заключенного, противника царя. В стихотворении «Песнь пленного ирокеза», восхитившем Белинского, воспевается мужество, стремление к свободе и независимости индейца, до конца борющегося с врагом. В стихотворении «Осужденный», являющемся литературным манифестом, Полежаев рисует образ поэта-борца, поэта-мученика.

В стихотворении «Водопад» Полежаев отталкивается тематически от одноименного произведения Г. Державина. Однако идейная направленность стихотворения совершенно иная – водопад напоминает поэту желанную свободу. Он отходит от романтических приемов. Поэмы, посвященные кавказской тематике,- «Эрпели», «Чир-Юрт» были новаторскими; в них правдиво рисовался народ, показывалась его роль в судьбах страны. Главной задачей поэта Полежаев считал его связь с народом, способность делить с ним его судьбу. В духе лермонтовского «Валерика» описывались тяжести и лишения военного быта кавказского солдата, причем на первый план выдвигалась будничная сторона войны.

Жестокости войны показаны и во второй поэме – «Чир-Юрт». Реально рисуется картина боя – поле, усеянное трупами, залитое кровью. В поэмах нет индивидуального героя, нет ярко выраженного сюжета. Рассказывается о походе отряда солдат. Описание дано в очерковом плане. Полежаев предварял очерковость многих некрасовских произведений.

Поэт часто обращался к устному народному творчеству. Фольклор гребенских казаков использован им в балладе «Казак» и в цикле «русских песен» – «Сарафанчик», «Разлюби меня, покинь меня. », «Узник», «Грусть».

В последний период творчества (1833 – 1838) Полежаев создает произведения с разночинско-демократическими идеями. Он пишет о народе как о творце истории, о насильственном свержении деспотизма. Это отчетливо сказалось в поэме «Кориолан»:

  • Те волны, то море – народная сила;
  • Скала – побежденный народом герой

Цензура разгадала хитрость автора – перенос действия в Рим, и поэма была запрещена к печати. Идеи «Кориолана» разработаны и в стихотворении «Негодование», где поэт призывает к свержению угнетателей. В стихотворении «Опять некто» (1835) Полежаев открыто выступает против Николая I, говоря от лица солдатской массы:

  • Так умри же теперь,
  • Православный наш царь,
  • Николай Государь

Традиции революционного романтизма проявились в поэмах «Видение Брута» и «Корцслан». Начав с сентиментального романтизма, Полежаев двигался в направлении реализма. Пушкинская поэзия весьма ощутимо влияла на творчество молодого поэта. В свою очередь, поэзия Полежаева оказала известное воздействие на поэзию Лермонтова и Некрасова. Полежаев был продолжателем демократических традиций предшествующей поэзии и предшественником революционно-демократической поэзии поэтов-шестидесятников.

«Что ж будет памятью поэта?» (по творчеству А. И. Полежаева)
план-конспект урока по литературе (8 класс) на тему

Урок по творчеству А. И. Полежаева (8 класс).

Скачать:

Вложение Размер
urok_po_polezhaevu.doc 74 КБ

Предварительный просмотр:

«Что ж будет памятью поэта?» (по творчеству А. И. Полежаева)

Цель занятия: познакомить обучающихся с жизнью и творчеством А. И. Полежаева.

– помочь школьникам выявить специфические черты авторского стиля А. И. Полежаева;

– формировать навыки анализа лирического произведения; развивать познавательные универсальные учебные действия обучающихся: учить систематизировать, выделять главное, обобщать;

– развивать коммуникативные универсальные учебные действия обучающихся: обогащать словарный запас, работать над овладением учащимися художественными средствами выразительности;

– воспитывать чувство патриотизма и гордости за свою малую Родину.

Оборудование: портрет поэта, карта Республики Мордовии, карта Рузаевки, карточки с текстами поэтических произведений, мультимедийный проектор, презентация по материалам урока.

Учитель читает вслух отрывок из поэмы «Эрнели» А. И. Полежаева:

Что ж будет памятью поэта?

Мундир. Не может быть. Грехи.

Они оброк другого света.

Стихи, друзья мои, стихи!

Учащимся предстоит самим определить тему урока после прослушанного чтения.

Вопрос для размышления: «Почему именно стихи будут самым важным после смерти поэта? Как вы понимаете эти строки А. И. Полежаева?». Ответ заслушивается в конце урока.

– Итак, на сегодняшнем уроке я приглашаю вас к серьезному разговору на сложнейшую тему: кто такой поэт и зачем его поэзия нужна людям, миру?
На уроке мы будем читать и учиться анализировать стихотворения поэта, которого мы можем назвать нашим земляком. Это Александр Иванович Полежаев. Мы должны как можно глубже понять его поэтические произведения и высказать о них свои собственные суждения.

У Александра Полежаева была очень трудная, даже трагическая, судьба. Поэзию он считал своим утешением. Она давала поэту силы для жизни и борьбы, возрождая его испепеленную душу. Тема поэта и поэзии проходит через все творчество Полежаева. В своем творчестве он выстроил целую концепцию о месте поэта в мире, о взаимодействиях поэта и общества, о творческом процессе.

Для того чтобы лучше понять произведения А. Полежаева, проникнуть в их суть, давайте обратимся к биографии писателя. При помощи современных компьютерных технологий мы проведём заочную экскурсию и побываем в тех местах, где произошли значимые события в жизни поэта.

Рассказ учащихся сопровождается мультимедиа презентацией.

Александр Полежаев родился 30 августа 1804 года. Отцом будущего поэта был богатый пензенский помещик Леонтий Струйский, матерью его крепостная Аграфена Фёдоровна, выданная после рождения сына за саранского мещанина Ивана Полежаева.

Детство Александр провёл в усадьбе помещика Струйского в среде дворовых, в общении с дворовыми юный Полежаев узнавал простой народ, его заботы, слушал песни. Все это, безусловно, играло роль в формировании личности поэта.

Десяти лет от роду Полежаев отдан был в Москве во французский пансион; затем он поступил вольнослушателем в Московский университет по словесному факультету. Лица “недворянского происхождения” не могли поступать в университеты как студент. Именно в университете Полежаев соприкоснулся с революционными настроениями, настроениями передовой молодежи и они нашли отражение в поэме “Сашка”.

Сатирическая поэма Полежаева, “Сашка”, в которой изображались студенческие похождения и попойки, испортила всю его жизнь. В июле 1826 года поэма “Сашка” попала в руки тайной полиции, и Александр Полежаев попал под наблюдение полиции (суд царя).

А ты, козлиными брадами

Лишь прослывутая земля,

Умы гнетущая, цепями

Отчизна глупая моя.

Когда тебе настанет время

Очнуться в дикости своей?

Когда ты свергнешь с себя бремя

Твоих презренных палачей?

В 1826 году Александр Полежаев поступает на военную службу в чине офицера учебной команды, но за самовольную отлучку со службы он был разжалован в рядовые (июнь 1827 года).

Поэта хотели отправить в Оренбург, но не успели: в ночь на 15 августа были арестованы братья Критские, в доме которых были найдены стихи Полежаева, и вновь был арестован. Почти весь 1828 год Александр провел в мрачных казематах Спасских казарм.

2 января 1829 года Полежаев был отправлен на Кавказ, где шла непрекращающаяся война с горцами. Здесь на Кавказе были написаны поэмы “Эрпели” и “Чир-Юрт”. А тем временем в Москве вышли две книги поэта, а в 1832 году первая рецензия на его стихи.

В январе 1833 года московский пехотный полк вернулся в Москву. Полежаев получил чин унтер – офицера. Здесь в Москве Полежаев встретился с Герценом, Огарёвым. Здесь он встретил и самую большую свою любовь – Екатерину Ивановну Бибикову. И в творчестве поэта появляется любовная лирика ” Чёрные глаза”.

В 1834 году на Полежаева в тайной полиции был получен ещё один донос, что не замедлило сказаться на службе. Уставший от гонений, озлобленный поэт начал пить. В 1837 году 16 июля он был представлен к производству в офицеры, но ему уже было безразлично. Он бежал из полка, пропил амуницию, за что после возвращения был наказан розгами (как простой рядовой).

В тяжелейшем состоянии Полежаев в 1837 году 25 сентября был доставлен в Московский военный госпиталь. Организм его был совершенно расшатан; он впал в чахотку и на смертном только одре мог узнать, что 27 декабря 1837 г. произведен в прапорщики. Александр Полежаев умер 16 января 1838 года. Поэт был похоронен на Семёновском кладбище, и как предсказывал поэт, его могила затерялась. В наследие нам осталось его немеркнущее творчество.

Уже в конце 20 века знаменитый поэт Евгений Евтушенко посвятил одно из своих произведений Александру Полежаеву, в котором выразил своё восхищение его гражданским подвигом и смелостью.

А Полежаеву всё больно,

а нам всё страшно и сейчас,

и скромно происходит бойня –

то просто выстрел, то фугас.

И оскорбляют наших женщин

и наших честных стариков

незримой тяжестью оков.

И страшных снов, где кровь, угрозы,

не вытянуть нам из страны,

как будто бы кровавых розог

из Полежаевской спины.

– Таким образом, исключительные обстоятельства жизни наложили резкую печать на поэзию Полежаева; она мрачна, как сама жизнь поэта. Оторванный от общества, он мог наполнять свои произведения лишь картинами горького субъективного чувства. Дважды находясь в ожидании приговора, который равнялся смертному, Полежаев излил свои чувства в “Песне пленного ирокезца” и в стихотворении “Осужденный”. В длинном и не вполне еще напечатанном стихотворении “Арестант” Полежаев с жестокою правдою описывает обстановку своего ареста. Из автобиографических стихотворений Полежаева, наиболее многочисленных и сильных, видно, что он никогда не мирился со своею судьбой. Всего чаще повторяется здесь мотив сожаления о растраченных годах жизни; иногда поэт преувеличивает свои заблуждения, сопоставляет их с постигшею его непомерной карою; не менее часто слышится мотив упорного сознания своего достоинства, сурового протеста или, наконец, отчаяния, потери веры в жизнь и человеческую справедливость. Пребывание на Кавказе отозвалось у Полежаева целым рядом поэм, стихотворений, песен, в которых, наряду с изображением войны, звучит раздумье о ее значении, сочувствии к страждущим и побежденным. Много прекрасного в песнях Полежаева в народном жанре, к которому Белинский находил у него большую способность (“У меня-ль молодца”, “Баю-баюшки-баю” и другие).

Учитель читает вслух стихотворение «Осуждённый».

Вопросы и задания для анализа:

1. Что вы скажете об этом стихотворении? Каковы ваши первые впечатления?

2. Определите основную тему стихотворения. Как вы можете охарактеризовать лирического героя этого произведения? (Тема предназначения человека, судьбы поэта).

3. Определите основную тональность стихотворения? Какими способами она создаётся?

4. В чём особенность композиции стихотворения? Каковы его смысловые части? (3 части: описание казни, воспоминания поэта, возвращение в реальность).

5. Проанализируйте язык произведения. Что вы можете сказать о лексике стихотворения? Какие средства художественной выразительности использовал поэт? (Нейтральная лексика, изредка встречаются архаизмы для придания произведению возвышенного звучания. В стихотворении используются метафоры, олицетворения, эпитеты, инверсии, риторические вопросы и восклицания, анафоры).

6. В чём состоит идейный замысел этого произведения?

Выразительное чтение стихотворения самими учащимися.

Самостоятельная работа учащихся со стихотворением А. Полежаева «Ожесточённый».

Какова основная тема произведения? (Тема судьбы и рока).

Какой художественный приём использует А. Полежаев при построении стихотворения? (Антитеза)

Какие образы противопоставляются?

Какое новое звучание приобретает образ поэта в этом стихотворении?

В чём причина одиночества поэта?

Индивидуальные самостоятельные задания:

Проанализируйте композицию стихотворения А. Полежаева «Осуждённый».

Для чего автор в этом произведении часто прибегает к использованию риторических вопросов и восклицаний?

Назовите произведения, в которых также раскрывается тема одиночества поэта.

Сопоставьте героя произведения А. Полежаева «Осуждённый» с героем стихотворения А. С. Пушкина «Пророк». Что общего между ними? Чем они отличаются?

Исследовательская работа «Роль А. Полежаева для культуры Рузаевки и Республики Мордовия».

«Понять литературу, не зная мест, где она родилась, не менее трудно, чем понять чужую мысль, не зная языка, на котором она выражается», – так писал Д.С. Лихачев. Мордовия представила России и всему литературному миру выдающегося поэта 19 века Александра Ивановича Полежаева. Как писал В.Г. Белинский: «… из всех поэтов, явившихся в первое время Пушкина, несравненно выше всех других и достойнее внимания и памяти – Полежаев…».

Александр Иванович Полежаев родился 11 сентября в 1804 году в Рузаевке. В Саранск Сашу привезли когда ему было четыре месяца, в дом на Рождественской улице (ныне проспект Ленина, где находится колледж электроники, экономики и права). Этот дом был куплен Аграфене в качестве приданного. Шесть лет прожил будущий поэт в Саранске в семье отчима. Не сладко жилось ему там, о чём он напишет в «Русской песне»

Не припомню я счастливых дней,

Не знавал я их с младенчества –

Для измученной души моей

Нет в подсолнечной Отечества!

Много лет память о нашем земляке, Александре Ивановиче Полежаеве, была предана забвению. Его имя вошло в золотой фонд русской литературы 19 века. Долгое время поэзия А.И.Полежаева была запрещена цензурой и преследовалась жандармерией, но по истечению времени стала обнародована.

А. И. Полежаев стал одним из первых русских поэтов, который зазвучал на мордовском языке. Первый перевод стихов поэта на мордовский – эрзя язык был сделан А.К.Мартыновым, заслуженным писателем МАССР. Работа началась в 1938 году, когда исполнилось 100 лет со дня смерти поэта.

Судьба поэта волновала многих исследователей как на родине, так и за её пределами. Имя А.И.Полежаева на родине в Мордовии стало известно благодаря профессору Мордовского университета краеведу Ивану Дмитриевичу Воронину. Им была проведена огромная исследовательская работа, написаны книги о жизни и творчестве поэта. В настоящее время уже несколько десятилетий занимается исследованием жизни и творчества А.И.Полежаева профессор Мордовского университета Николай Леонидович Васильев, под его авторством вышло несколько книг.

В память о нашем земляке, 5 июня 2001 года (к 360-летию со дня основания Саранска) открылся музей А.И. Полежаева. Музей был создан по инициативе Алексея Михайловича Мамаева. Огромную работу по его формированию провели Александр Алексеевич Мамаев и коллектив музея. Идея же создания музея А.И. Полежаева родилась еще раньше у профессора И.Д. Воронина. 23 сентября 2010 года в музее А.И.Полежаева в г.Саранске состоялись первые Полежаевские чтения.

В 1967 году на перекрестке улиц Пролетарской и Полежаева был открыт памятник Александру Ивановичу Полежаеву. Памятник, выполненный московским скульптором М.И. Кожиной, отлит из цветного металла. Полежаев изображён в полный рост, на левое плечо накинута шинель, в правой руке книга. Всего памятников поэту А.И. Полежаеву в Саранске два. Первый – на аллее Славы, а второй – на перекрестке улиц Пролетарской и Полежаева.

Мордовский поэт И. М. Девин написал стихотворение, посвящённое А. Полежаеву:

В тихом сквере ветер

Под горячим солнцем,

А на постаменте,

Вдаль бросая взгляд,

Человек в шинели,

Давних лет солдат.

Он стоит спокойный,

Сильный и большой,

И листок бумаги

Держит пред собой.

На него смотрю я,

Сколько мне родного

В имени простом…

«Его, – замечает И. М. Девин, – я написал в день открытия памятника. Когда сняли покрывало, предо мной встал солдат, готовый к бою, не только с ружьем, но и со свертком стихов. Он мне показался спокойным, но всегда готовым стоять за родину и свободу».

Знаменитый рузаевский художник И. И. Сидельников создал портрет А. Полежаева, который получил высокие отзывы критики.

Во многих местах нашей страны чтят память о поэте. На родине, где родился поэт, в Рузаевке создан школьный музей в школе № 9. И в Рузаевке, и в Саранске есть улицы, которые носят имя поэта. Поэтическое наследие А. Полежаева изучают в школах Мордовии. О нём пишут сочинения школьники. А. Полежаеву посвящают свои произведения современные мордовские поэты, писатели и драматурги.

– Итак, произведения Полежаева весьма неравного достоинства, что объясняется обстановкою, среди которой они писались; но многие из них свидетельствуют о сильном и своеобразном таланте. Вполне оригинален и стих Полежаева: это – не подражание пушкинскому стиху, а скорее переход к Лермонтову, также к Кольцову.

Подходит к концу наш урок. Хочется надеяться, что наши сегодняшние размышления о судьбе поэта станут стартовой площадкой для ваших мыслей по этой теме и её интерпретаций. А сейчас обратимся к проблемному вопросу, который мы вывели в начале урока. Основываясь на сведениях о жизни, творчестве А. Полежаева и влиянии его произведений на культуру России и Мордовии, которые вы узнали сегодня на уроке, ответьте на вопрос о том, почему главной памятью о поэте будут именно его стихи.

Н. Г. Помяловский (1835—1863): сочинение

” в конце слова из фразы. Например:

Критерий близости

” в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

Релевантность выражений
Поиск в интервале

Помяловский, Николай Герасимович – Полное собрание сочинений Н.Г. Помяловского : С портр. авт. и биогр. очерком, сост. Н.А. Благовещенским. Т. 1-2

Карточка

Помяловский, Николай Герасимович (1835-1863).
Полное собрание сочинений Н.Г. Помяловского : С портр. авт. и биогр. очерком, сост. Н.А. Благовещенским. Т. 1-2. – Санкт-Петербург : А.Ф. Маркс, 1912. – 2 т.; 21.

Изд. вышло в 5 кн.

Marc21
LDR 00896nam#a22001931ia4500
001 003535998
005 20080428173829.1
008 080428s1912####ru#####||#####|||#ebrus#d
035 ##
$a (NLR)rc1939788
040 ##
$a RuMoRGB
$b rus
$c Prosoft-M
$e rcr
041 0#
$a rus
100 1#
$a Помяловский, Николай Герасимович
$d 1835-1863
245 10
$a Полное собрание сочинений Н.Г. Помяловского :
$b С портр. авт. и биогр. очерком, сост. Н.А. Благовещенским. Т. 1-2
246 13
$a Полное собрание сочинений Николая Герасимовича Помяловского
260 ##
$a Санкт-Петербург
$b А.Ф. Маркс
$c 1912
300 ##
$a 2 т.
$c 21
500 ##
$a Изд. вышло в 5 кн.
580 ##
$a Прил. к журн. “Нива” на 1912 г., № 1-5
979 ##
$a fb19vrus
Описание
Автор
Заглавие Полное собрание сочинений Н.Г. Помяловского : С портр. авт. и биогр. очерком, сост. Н.А. Благовещенским. Т. 1-2
Дата поступления в ЭК 28.04.2008
Каталоги Книги (изданные с 1831 г. по настоящее время)
Выходные данные Санкт-Петербург : А.Ф. Маркс, 1912
Физическое описание 2 т.; 21
Примечание Изд. вышло в 5 кн.
Язык Русский
Состав

Полное собрание сочинений Н.Г. Помяловского : С портр. авт. и биогр. очерком, сост. Н.А. Благовещенским. Т. 1-2. – Санкт-Петербург : А.Ф. Маркс, 1912. – 2 т.; 21.
[Николай Герасимович Помяловский : (Биогр. очерк)]. – 406, [1] c., 1 л. портр. ещё
Хранение: FB C 43/102;
Хранение: FB U 92/346;
Хранение: FB T 81/6;
Хранение: FB Кл 20/92;

Помяловский, Николай Герасимович (1835-1863).

Полное собрание сочинений Н.Г. Помяловского : С портр. авт. и биогр. очерком, сост. Н.А. Благовещенским. Т. 1-2. – Санкт-Петербург : А.Ф. Маркс, 1912. – 2 т.; 21.
Очерки бурсы; Неоконченные сочинения; Письма к Я.П. Полонскому. – 344 с. ещё
Содерж.: Махилов; Данилушка; Переходное время бурсы; Андрей Федорыч Чебанов; Поречане; Брат и сестра
Хранение: FB C 43/102;
Хранение: FB U 92/346;
Хранение: FB Кл 20/92;

Мемория. Николай Помяловский

23 апреля 1835 года родился писатель Николай Помяловский

Личное дело

Николай Герасимович Помяловский (1835 – 1863) родился в Санкт-Петербурге, на Малой Охте. Отец его был дьяконом в церкви на местном кладбище. Он научил сына грамоте и в возрасте восьми лет отдал его в Александро-Невское духовое училище. Училище Николай окончил в 1851 году и затем еще шесть лет отучился в духовной семинарии.

Атмосфера духовного уличища, бурсы, подействовала на мальчика угнетающе. Бессмысленное зазубривание как основной метод обучения, невероятная грубость, постоянное сечение розгами отвратили его от учебы. Он занимался без особого старания, надеясь пережить срок бурсацкого обучения, люди как переживают болезнь. Зато в свободное время он много читал посторонней литературы, запрещенной для учеников. Чтение это было бессистемным, так как Помяловскому приходилось довольствоваться теми случайными книгами, какие удавалось раздобыть: от сонников и песенников до романов.

В старшем классе семинарии Помяловский вместе с несколькими товарищами организовал выпуск рукописного журнала «Семинарский листок», где подписывался псевдонимами Тамбовский семинарист и Тамбовский отшельник. Там он впервые попробовал писать художественные произведения (рассказ «Махилов»). Однако начальство семинарии после седьмого выпуска «Семинарского листа» запретило его издание. Помяловский после этого окончательно утратил интерес к учебе и любым делам училища. В это же время у него стала появляться привычка к пьянству. Курс обучения он окончил в 1857 году предпоследним по успеваемости.

После семинарии Николай Помяловский поселился у матери на Охте и стал усиленно заниматься самообразованием, теперь уже без препятствий со стороны начальства. Он много читал, а также стал вольнослушателем Петербургского университета, где наибольший его интерес привлекли лекции профессора всеобщей истории Михаила Стасюлевича. Помяловский особенно увлекся педагогикой, возможно, желая участвовать в создании системы обучения, лишенной пороков, свойственных бурсе. Заботился об обучении младшего брата. «Сам погиб, – говорил Помяловский, – но брату погибнуть не дам и в бурсу не пущу! Я расскажу ему все, до чего додумался: человеком, может быть, сделаю». Т

В 1859 году Помяловский опубликовал в «Журнале для воспитания» свой “психологический очерк” «Вукол», посвященный тому, как родительский и школьный произвол ожесточает ребенка. На следующий год Николай Помяловский начал преподавать Шлиссельбургской воскресной школе. Здесь он обратил на себя внимание своими оригинальными методами преподавания; ему вскоре предложено было место учителя в младшем классе Смольного института, где инспектором состоял Ушинский. Однако удержаться там Помяловский не смог. Принимал участие в составлении букваря для воскресных школ.

Известность к Помяловскому приходит после публикации в 1861 году в «Современнике» его дилогии – повестей «Мещанское счастье» и «Молотов». В 1862 – 1863 годах начинают публиковаться «Очерки бурсы». Но одновременно с возможностью творчества и средствами на жизнь известность дала Помяловскому и больше возможность для пьянства и загулов. Здоровье его было подорвано. В 1863 году после сильного приступа белой горячки у него обнаружили нарыв на ноге, который перешел в гангрену. Операцию Николай Помяловский не перенес и умер 5 октября 1863 года.

Чем знаменит

Николай Помяловский был одним из писателей-разночинцев, близких к традициям натуральной школы. Наибольшее внимание читателей и при жизни Помяловского, и после его смерти привлекли его «Очерки бурсы». По замыслу автора, полный цикл должны были составить около двадцати очерков, но написать он успел лишь пять, последний из них был опубликован уже посмертно. «Очерки бурсы» вызвали самые разноречивые отзывы. Публицист Дмитрий Писарев посвятил очеркам статью «Погибшие и погибающие», где, что порядки, господствующие в бурсе, страшнее ужасов каторжной тюрьмы, изображенных Ф. М. Достоевским в “Записках из Мертвого дома”, если «мертвый дом, описанный г. Достоевским, заключает в самом себе задатки своего усовершенствования», то в бурсе нет такой возможности.

О чем надо знать

«Очерки бурсы» сыграли важную роль в дискуссии о школьном образовании и телесных наказаниях школьников, которая велась в России в эти годы. Начата она была еще в 1850-х. Знаменитой была стала статья известного врача Николая Пирогова «Нужно ли сечь детей?», опубликованная в 1858 году, где он выступил против телесных наказаний. Однако далеко не все разделяли это мнение. Например, сторонником порки в качестве наказания как для взрослых, так и для детей выступал митрополит московский Филарет. Тема телесных наказаний активно обсуждалась в прессе в 1860-х. В 1862 – 1863 годах вышли в свет «Очерки бурсы». А уже 17 апреля 1863 года указом Александра II порка была отменена как мера уголовного наказания. На следующий год был издан «Указ об изъятии от телесных наказаний учащихся средних учебных заведений».

Прямая речь

Второй класс, латинский, занимал некто Долбежин. Долбежин был тоже огромного роста господин; он был человек чахоточный и раздражительный и строг до крайности. С ним шутить никто не любил, ругался он в классе до того неприлично, что и сказать нельзя. У него было положено за священнейшую обязанность в продолжение курса непременно пересечь всех – и прилежных и скромных, так чтобы ни один не ушел от лозы. Его мучил бес какой-то бурсацкой зависти, когда из его класса к концу курса остались все-таки не сеченными ни разу двое, державших себя крайне осторожно. Придраться было не к чему, но он выискал-таки случай. Однажды он пропустил было уже свой класс, и ученики весело ожидали звонка, но вдруг минут за пять до него Долбежин показался на конце училищного двора; лицо его было как-то особенно грозно (он был сильно выпивши), взоры его были устремлены на окна своего класса. Многие струхнули. Один из несеченных в это время взглянул в окно и потом быстро скрылся в классе.
– Елеонский (несеченный)! – крикнул, входя в класс, Долбежин.
Елеонский, трясясь всем телом, подошел к нему.
Долбежин ударил его в лицо кулаком и окровавил его; из носу и рта потекла кровь.
Елеонский ни слова не отвечал. Бледный и дрожащий, он смотрел бессмысленно на учителя.
– Отодрать его!
Елеонского отодрали.
Остался один только несеченный. Того, напротив, отодрал Долбежин в самом веселом расположении духа.
– Душенька, – сказал он ему, улыбаясь, – поди к порогу.
– Да за что же?
– За то, что тебя ни разу не секли.
Тот и не думал отвечать, что это не причина, и отправился к порогу.
Николай Помяловский «Очерки бурсы»

Бурса имела громадное влияние на характер и образ мыслей покойного. Здесь, под влиянием вечных затрещин, заушений и биений, какими бурса того времени вразумляла своих питомцев, Помяловский впервые отнесся враждебно к бурсацкой науке и выработав свой «навеки нуль» относительно этой науки, начал постепенно приобретать самобытный, реальный взгляд на вещи. Но эта же самая бурса и загубила его; она отравила его младенчество, надломила его лучшие упования, поселила в нем недоверчивость и болезненную апатию к жизни так, что до последних дней своей жизни он не мог вспомнить о бурсе без ужаса и отвращения.
Некролог в журнале «Современник»

Мертвый дом, описанный Достоевским, заключает в самом себе задатки своего усовершенствования. Эти задатки развернутся, и нравственность арестантов улучшится, как только им дадут возможность смело и открыто заниматься собственной работой. В бурсе, описанной Помяловским, я не заметил таких задатков развития. Начальство может, конечно, заменить розги карцером, карцер — еще каким-нибудь другим, более деликатным наказанием. Начальство может улучшить стол воспитанников, истребить сырость и грязь, вентилировать комнаты и зажигать лампы на целый вечер. Все это, конечно, значительно облегчит участь бурсаков, но основное зло бурсы останется нетронутым, потому что оно неизлечимо. Это основное зло заключается в той антипатии, которая существует между умами учеников и бурсацкой наукой. Эту антипатию невозможно искоренить, потому что бурсацкую науку невозможно сделать привлекательной. Все лучшие силы общества устремлены совсем не на те занятия, которые могут сформировать хороших бурсацких преподавателей. Общество интересуется совсем не тем, что интересовало его несколько столетий тому назад. То, что оставляется без внимания лучшими умами и самыми блестящими талантами, поневоле облекается в такие сухие и черствые формы, которые никому не могут нравиться и которые приходится навязывать ученикам насильно, посредством розог, или посредством карцера, или при содействии каких-нибудь еще более утонченных и облагороженных средств угнетения. Ученики воспринимают неохотно, забывают немедленно и выносят с собою в жизнь вместо полезных знаний отвращение к умственному труду.
Дмитрий Писарев «Погибшие и погибающие»

В «Очерках бурсы» Помяловский намеревался высказать свое отношение ко всей системе воспитания и образования, насаждавшейся правящими кругами России как в духовных, так и в светских учебных заведениях. Спокойно и на первый взгляд невозмутимо рассказывает он о том, в каких условиях жили бурсаки, как проводили свободное время, как учились, как относились к учению и к своим преподавателям. Порой писатель даже пытается шутить, приглашая читателя посмеяться над проделками бурсаков и некоторыми преподавателями. Но смех этот горек. С трудом сдерживая негодование, Помяловский говорит о “педагогической” системе, призванной обезличить ребенка, отучить его думать, заставить слепо подчиниться чужой воле. Этому в немалой степени способствовали многочисленные “божественные” науки, изучавшиеся бурсаками, а также методика их преподавания, главным принципом которой была “долбня, долбня ужасающая и мертвящая”. Такая система воспитания и образования приводила к тому, что каждый, кто попадал в бурсу, выходил оттуда с искалеченной душой и изломанным характером. Недаром Карась (образ во многом автобиографический) с горечью говорил, что “многие честные дети честных отцов возвращаются домой подлецами; многие умные дети умных родителей возвращаются домой дураками. Плачут отцы и матери, отпускающие сына в бурсу, плачут и принимая его из бурсы”.
В “Очерках бурсы” воспроизведены действительные факты, хорошо известные автору. Помяловский неоднократно подчеркивал, что в его произведении нет ничего вымышленного, что все герои там списаны с натуры. Вместе с тем в “Очерках” не просто воспроизведены достоверные факты. Писатель художественно обобщил все, что знал о бурсе. Поэтому в произведении Помяловский не следует искать за каждым действующим лицом реальный прототип. Чаще всего писатель соединяет в одном персонаже черты характеров нескольких лиц, с которыми ему довелось встретиться в период обучения в бурсе. Раскрыть все особенности изображенной в “Очерках бурсы” среды Помяловский помогло мастерское использование языка. Писатель смело вводит в художественную ткань, произведения разговорную и просторечную лексику, использует чисто бурсацкие слова (напр., “вселенская смазь”, “на воздусях”, “волосянка”, “взбутетенить” и пр.), а порой и бранные выражения. В “Очерках” встречаются многочисленные примеры церковно-книжной речи, дословные и перефразированные цитаты из богословских текстов, прибаутки и песни, обильно насыщенные церковнославянскими выражениями.
Н. И. Якушин «Николай Герасимович Помяловский»

Пять фактов о Николае Помяловском

  • Среди статей, написанных семинаристом Помяловским для «Семинарского листка» была большая заметка «Попытка решить нерешенный и притом философский вопрос: имеют ли животные душу?».
  • «Очерки бурсы» служат уникальным источником школьного фольклора XIX века.
  • Считается, что благодаря Николаю Помяловскому в русском языке появилось выражение «кисейная барышня». Если быть точным, в повести Помяловского «Мещанское счастье» употребляется выражение «кисейная девушка». Внимание к этому выражению и соответствующему образу привлек Дмитрий Писарев, опубликовав в 1865 году очерк «Роман кисейной девушки» о произведении Помяловского. В том же году впервые появилось выражение «кисейная барышня» – в статье «Женское безделье» публициста Николая Шелгунова.
  • Помяловский работал над несколькими произведениями, которые не успел окончить: романом «Брат и сестра», повестью «Поречане», романом «Гражданский брак». Фрагменты их были опубликованы после его смерти.
  • В 1990 году режиссер Михаил Ведышев снял по очеркам Помяловского фильм «Бурса».

Николай Помяловский — о писателе

Информация

Биография

Николай Герасимович Помяловский — русский писатель, прозаик, автор реалистических повестей.

Родился в семье дьякона при Мало-Охтенской кладбищенской церкви в Петербурге. Согласно материалам Половцова, изложенном в электронной энциклопедии компании “ИДДК”, отец Помяловского:

был человек добродушный, старавшийся действовать на детей одними советами и кроткими внушениями. Полное отсутствие семейного гнета благотворно действовало на развитие ребенка и положило первые основы его самостоятельности в мыслях и поступках. Первыми товарищами его детства были охтяне-тонщики, с которыми он по целым дням проводил время на гонках, с удочкой в руках и на местной тоне, ведя с ними частые и продолжительные…

Николай Герасимович Помяловский — русский писатель, прозаик, автор реалистических повестей.

Родился в семье дьякона при Мало-Охтенской кладбищенской церкви в Петербурге. Согласно материалам Половцова, изложенном в электронной энциклопедии компании “ИДДК”, отец Помяловского:

был человек добродушный, старавшийся действовать на детей одними советами и кроткими внушениями. Полное отсутствие семейного гнета благотворно действовало на развитие ребенка и положило первые основы его самостоятельности в мыслях и поступках. Первыми товарищами его детства были охтяне-тонщики, с которыми он по целым дням проводил время на гонках, с удочкой в руках и на местной тоне, ведя с ними частые и продолжительные беседы. Такая жизнь на воле располагала бойкого, смышленого мальчика к размышлениям и давала полную волю его детским фантазиям. Немало также, конечно, влияли на его детскую душу кладбище с его мрачными картинами, к которым ему было суждено приглядываться с самой колыбели. Под влиянием этих впечатлений выработался его мрачно-скептический характер, который под кличкой “кладбищенство” и изобразил он в одном из своих героев, Череванине.

Н.Г. Помяловский учился в Александро-Невском духовном училище. В 1851 году поступил в Петербургскую духовную семинарию, где господствовали те же методы преподавания и воспитания, та же казарменная обстановка, что и в училище. Единственной его отрадой было чтение. Помяловский читал все, что попадало в руки, и это уже во время учебы привело его к литературному творчеству — П. принимает участие в рукописном журнале «Семинарский листок» (публикует насколько статей и начало рассказа «Махилов»).

В 1857 г. Николай Помяловский окончил семинарию. Страдая от сознания ничтожности полученного им образования, он не отдал младшего брата в бурсу, сам занимался с ним, в связи с этим обращаясь к педагогическим сочинениям и размышляя о теории воспитания. Тогда же написал несколько статей и очерков, связанных с педагогическими вопросами. Дебютировал в печати очерком «Вукол», опубликованном в 1859 в «Журнале для воспитания». В 1861 в журнале «Современник» опубликовал повести «Мещанское счастье» и «Молотов». В 1862—1863 в журнале «Время» и «Современник» печатались его «Очерки бурсы». Роман «Брат и сестра» и повесть «Поречане» остались неоконченными.

Журнал «Современник» помог Помяловскому сформировать свои взгляды и идеалы. «Я ваш воспитанник, — напишет он Чернышевскому, — я, читая „Современник“, установил свое миросозерцание». С 1860 г. Н. Г. Помяловский начал преподавать в воскресной школе в рабочем районе Петербурга, обнаружив незаурядный педагогический талант.

Для Помяловского характерно резко отрицательное отношение к дворянской культуре в целом, отвращение к буржуазному накопительству. Герой Помяловского — плебей, разночинец, борющийся за своё место в жизни, ненавидящий барство, безделье, либеральную болтовню; однако классовое самосознание, чувство собственного достоинства не избавляют его от капитуляции перед действительностью. В «Очерках бурсы» Помяловский остро поставил проблему воспитания, с большим критическим пафосом заклеймил бездушие, применение телесных наказаний, консерватизм — черты, характерные не только для духовных учебных заведений, но и для всей русской жизни в условиях самодержавия и деспотизма. Помяловский — убеждённый реалист, продолжатель традиций Н. В. Гоголя: и прежде всего, П. мастерски и очень талантливо владеет русским языком, создав поистине незабываемые речевые конструкции и обороты, что ставит его (пусть даже эстетически) в ряд первостепенных российских писателей, вероятно, до сих пор ещё не оцененных в полной мере.

«Мещанское счастье» и «Молотов» — самые известные произведения писателя, представляют собой дилогию, в центре которой — повествование о судьбе разночинца Молотова. Произведения затрагивают многие проблемы социального характера: проблема воспитания, повествуют о женской эмансипации, об отношениях разночинцев и дворянства, но основной проблемой является осмысление судьбы образованного интеллигентного разночинства в обществе.
В повести «Мещанское счастье» главный герой Молотов Егор Иванович предстает перед читателем наивным романтиком, мечтающем о справедливом устройстве мира. Молотов полагает, что помещик Обросимов, которому он служит, доверяет ему, видит равного себе. Но в дальнейшем оказывается, что между помещиком и разночинцем, «плебеем и барином» разверзлась пропасть межклассовых противоречий. Разночинец Молотов осознает, что ему необходимо самому искать свой путь, добиваться материальной и моральной независимости.
Повесть «Молотов» репрезентирует героя спустя 10 лет, за это время Молотов узнает, чего стоит независимость и разочаровывается во многом, хотя его переполняет гордость, что он ничем никому не обязан.
«Все пустяки в сравнении с вечностью» — слова художника Череванина из повести «Молотов».

«Очерки бурсы»
В 1862—1863 гг. журналы «Время» и «Современник» публикуют 4 части произведения «Очерки бурсы», 5-я часть незавершена, будет опубликована после кончины Помяловского. Изначально писатель помышлял о 20 очерках, в которых ему хотелось бы рассказать более подробно о жизни учеников бурсы. Согласно электронной энциклопедии компании “ИДДК”, со ссылкой на материалы Половцова, под именем Карася П. изобразил самого себя. Там же указано, что:

Бурса же развила в П. потребность “в минуту жизни трудную” топить свое горе в вине. Впрочем, сам он указывает на зарождение этой потребности еще до бурсы. Выйдя из нее, П. падал в этом отношении все ниже и ниже, отдаваясь своему пороку целыми неделями и месяцами, а под конец жизни страсть к вину приняла в нем невероятные размеры. В самых грязных трущобах, на Сенной, отыскивал он каких-то приятелей и целые недели проводил с ними в оргиях и бесшабашном кутеже. Приходя в себя, П. сам ужасался своего положения и чувствовал, что заходит очень далеко; своей страсти он боялся. “Это болезнь, — говорил он, — страшная болезнь, которая медленно разлагает человека и даже доводит до подлости — я этого больше всего трушу”.

Известность П. зиждется почти исключительно на его “Очерках бурсы”. Бесспорно, талантливые очерки освещали один скромный, но очень темный уголок русской жизни, куда не заглядывало еще ничье независимое око. Культурное русское общество, сокрушавшееся по поводу “Антонов-Горемык”, зачитывавшееся “Записками охотника”, было поражено откровением, сделанным П. С ужасом узнало оно, что в Петербурге — центре культурной жизни, существует известная до сих пор лишь по добродушному описанию Гоголя и Нарежного бурса и что в этой бурсе творятся дела, поражающие своей бесцельной и бесчеловечной жестокостью. “Очерки” имели сенсационный успех, произвели на общество сильное впечатление и доставили автору большую популярность, нежели все его другие произведения. Однако, это далеко не самое главное, не самое характерное произведение П. Это — талантливые, яркие, но все-таки публицистические или этнографические очерки, воспоминания, имеющие мало общего с его другими повестями: “Молотов” и “Мещанское счастье”.

После публикации “Очерков бурсы” Помяловский еще задумывает большой роман «Брат и сестра», но наступает политическая реакция: были закрыты воскресные школы, приостановлено издание «Современника», арестован Чернышевский. Эти события потрясли писателя, и все же он продолжает работу над следующими «Очерками бурсы», заканчивает несколько глав романа «Брат и сестра», задумывает новый роман «Каникулы» или «Гражданский брак».
Однако, в сентябре 1863 года Николай Герасимович Помяловский заболевает и умирает от гангрены 17 октября (5 ст.с.).

По материалам Половцова из электронной биографической энциклопедии компании “ИДДК”:

В сентябре 1863 года, после сильного припадка delirium tremens, продолжавшегося несколько дней, у него открылась опухоль в ноге и затем образовался нарыв, по вскрытии которого в клинике Медико-Хирургической Академии обнаружилась гангрена, и 5-го октября 1863 года Помяловский умер.

Раннюю смерть объясняют апатией и пьянством, вызванными наступлением реакции и неудачами личного характера.

Лучше навсегда остаться бесполезным человеком. К 185-летию Помяловского

185 лет назад, 23 апреля 1835 года родился Николай Помяловский

Помяловский дал чеховских героев до Чехова. Горький

…и постигла она слово «пошлость». Помяловский

«Глубоко засевшая в душу философская мистика нелегко, однако ж, исчезла от влияния нового света науки; приходилось разбивать пункт за пунктом каждую отдельную сторону этой мистики, и каждая мысль отрывалась с болью, после жестокой усиленной борьбы… О, это тяжёлое дело! А Помяловский тогда прямо глядел в свою душу и безжалостно вырывал из неё одну за другою все прошлые свои идеи». Н. Благовещенский, однокашник и первый биограф П., 1860-е гг.

Без отвращенья, без боязни////Я шёл в тюрьму и к месту казни,////В суды, в больницы я входил… Некрасов

Он прожил всего 28 лет (1835—1863), чуть больше романтика Веневитинова и чуть меньше апоплексического Гаршина. Из прожитого непосредственно творчеству отдано лишь пять последних лет.

Но эти напряжённые творческие годы вместили в себя острейшую и сугубо социальную проблематику конца 50 — начала 60-х XIX в. Верно и точно поставив многие животрепещущие вопросы на потребу дня. Чётко очертив водораздел меж герценовскими людьми с «растерзанной душой и подавленной волей» в «Кто виноват?», ранним С.-Щедриным. И грядущим поколением «деятелей» — писателями-демократами с их, наконец, оформившейся идеей протестующего озлобления. Основанной на уничтожении сложившихся порядков. Среды, «заедающей человека и почву». От учителя Помяловского — философа-утописта Чернышевского («…я ваш воспитанник», — гордился П.) — вплоть до революционера Горького: «…обе его повести («Мещанское счастье» и «Молотов», — авт.) весьма современны и очень полезны для наших дней. Когда оживающий мещанин довольно успешно начинает строить для себя дешёвенькое благополучие», — с искренней благодарностью автору отмечает Горький в «Заметках о мещанстве» (1905 г.).

Правда, термин «мещанское счастье» у П. не окрашен презрительным оттенком, как у Горького. Являясь неким здравым противопоставлением крепостничеству и либеральному дворянству шестидесятых. Так же как понятие «пролетариат» обозначало тогда нищету и бездомность.

С другой стороны, сам Горький был очень родственен Помяловскому схожестью пристального интереса к миру отверженных и угнетённых, униженных и оскорблённых: «Я думаю, — говорит он в «Беседах о ремесле», — что на моё отношение к жизни влияли — каждый по-своему — три писателя: Помяловский, Глеб Успенский и Лесков».

Читатель, воспитанный на семейно-бытовой романтике 40—50-х, с их тургеневскими лишними людьми и пассивностью, вдруг сталкивается с новым рационализмом, блуждающим в космосе холодного скепсиса. Не лишённого чувственных сомнений.

Этому способствует стилистика физиологического очеркизма, характерная для беллетристов-«шестидесятников» (Левитов, Воронов, Наумов): бесконечные споры до слёз о жизни и мировоззрении, окружающей пошлости, о женском бесправии; драматические письма; внутренние монологи героев, сдобренные авторскими комментами — словно в нынешнем фейсбуке.

Автор исследует произошедшее с его героями, соотносит события меж собой, делает выводы, за себя и всех нас; над текстом, сноской. От почти созерцательных до злобных филиппик: «…у нас самоё слово “работа” происходит от слова “раб”» или: «поверх натуры идеалы плавают как масло на воде»; или: «…женщина сильнее умеет обидеть, чем мужчина: в её жалобе, в её упрёке всегда слышится, как будто вы её угнетаете, будто ей трудно вас победить»; или: «Люди часто делают реформы в буквальном смысле, то есть усваивают новые формы жизни, а дух её остаётся прежний». И опять углубляется в повествование.

«Во мне не только положительного, во мне и отрицательного ничего нет, — полное безразличие и пустота. Торичеллиева пустота и сожжённая совесть! — исповедуется Молотову талантливейший художник Череванин «с философским направлением». Избежавший обоих путей, по которым обычно шли образованные разночинцы: государева пути «трансцендентального чиновничества», также мещанского пути-счастья «честной чичиковщины»: — …Уж не для будущего ли поколения трудиться? Вот ещё диалектический фокус, пункт помешательства, благодушная дичь. Кого рефлексия, а нас кладбищенство заело», — сетует Череванин. Выступивший в дилогии «Мещанское счастье» с позиции отрицания. Став не чем иным, как предтечей опять-таки тургеневского, но уже нигилизма. (Вообще гений Тургенева зацепил все основные духовные пласты XIX века: от романтики «омерзительной слащавости» до глубочайшего реализма. И П. не избежал его мощнейшего влияния.) Плавая одновременно меж двух огней загнивающих либерализмов, полных пустой болтовни о прогрессе, — меж крепостническим и дворянским.

«У нас редко кто имеет нравственную собственность, своим трудом приобретённую. Всё получено по наследству, всё — ходячее повторение и подражание»… — В злобно-саркастическом, иногда печально-скептическом, порой добродушно-ироничном Череванине Помяловский выписал себя: «Череваниин несёт в себе огромный разрушительный заряд, срывая маски со «слуг отечества», с «квасных либералов», с благополучных мещан и “честных накопителей”» (М. Горячкина).

…Его родители были уверены, что сын пойдёт по следам предков — получит духовный сан и станет священнослужителем. Поэтому они отдали восьмилетнего Николая в приходское училище, потом в Александро-Невское, духовное. Где он значился — сейчас бы сказали: «отрицалой». С ненавистью относясь к начальству и всевозможным цензорам, авдиторам и секундаторам. Держащим в жёстких ежовых рукавицах бурсаков и бурсу. В коей Помяловский провёл бо́льшую часть своей сознательной жизни.

«Дело в том, что были ученики, страдавшие известною болезнью, которая в детском возрасте не составляет ещё болезни, а зависит от неразвитости организма. Никто о них не заботился, не лечил. Бурсацкая казна не купила для них даже клеёнки, чтобы предохранить тюфяки от сырости и гнили; вместо этого страдавших этой болезнью имели обыкновение в училище сечь голенищами. Честное слово, что в тюфяках заводились черви, и несчастные должны были спать чисто на гноищах. Спросят, отчего же эти ученики сами себя не жалели и не просушивали своих тюфяков по утрам? Попадая в каторжный номер, в котором приходилось дышать положительно заражённым, ядовитым воздухом, ощущать под своим телом ежедневно рой червей, быть в презрении у всех — они делались до цинизма неопрятны и вполне равнодушны к своей личности; они сами себя презирали». «Очерки бурсы»

Далее — Петербургская семинария (1851). (В том же году умер отец П. Семья крайне нуждалась.) Формализм и деспотизм николаевского режима вполне и явно репродуцировался на семинарские нравы и порядки: преследовались и на корню уничтожались любые проявления самостоятельности-вольномыслия.

Несмотря на принципиальное искоренение любознательности, направленной за пределы богословия, читал он очень много, хотя беспорядочно, — благо учебные библиотеки позволяли. И добавим, именно духовная среда вывела в свет целую когорту выдающихся поэтов и общественных деятелей, невзирая на бурсацкую травлю и непрестанную сечь: М. А. Антонович, И. С. Никитин, Н. Чернышевский, В. Ключевский, П. Каптерев, В. Васнецов и мн. др.

«Бурса наложила на меня такие вериги принижения человеческой личности, что я никак не могу ориентироваться среди непроглядной и грозной тучи “вопросов жизни”». Н. Помяловский

Поражение в Крымской войне подстегнуло и оживило семинаристов: наиболее критически настроенные ученики сплотились в товарищество, выпускали «Семинарский листок» с размышлениями и философствовании о происходящем за богословскими стенами.

Там же Помяловский размещал первые беллетристические опыты («Махилов»): молодые задорные пирушки, развлечения, песни, женские симпатии.

Тут и гоголевская Украина, и романтизированная бурсацкая вольница, не очень похожая на реальность. Всё это обернулось предтечей его знаменитых «Очерков Бурсы» (написано всего 4 очерка), частично напечатанных в журналах «Современник» и «Время» братьев Достоевских. (Незадолго до открытых реакционных высказываний Фёдора Михайловича.)

Всё более и более охладевая к духовной карьере, читая по покойникам и работая в церковном хоре, печататься стал в 1859-м. С ранних строк, на крыльях ночных студенческих спутников — Добролюбова, Ушинского, Пирогова — Николай Герасимович проявляет недюжинный педагогический гуманизм и нежную любовь к детям («Вукол»). Направленных супротив дикого воспитания и насилия, испытанных Помяловским на себе.

В бурсацких «Очерках» различима интересная тенденция.

Многие разночинцы середины века, как уже сказано, вышли из духовенства. Модные «освободительные веяния», естественно, не прошли мимо семинарских палат: Белинский, Чернышевский, Добролюбов, Герцен были у студиозов притчей во языцех. Да и преподы баловались гегельянством и запрещённым Фейербахом, чего скрывать: «…особенно же любили учителя доказывать, что человек есть существо бессмертное, одарённое свободно-разумной душою, царь вселенной, — хотя странно, в действительной жизни они едва ли не обнаруживали того убеждения, что человек есть не более не менее, как беспёрый петух».

Но единения по классовому составу в высших церковных эшелонах, конечно же, не было.

Опора и власть самодержавия — господа, «князья церкви»: архиереи, епископы, архиепископы. В свою очередь, приходское, сельское духовенство мало чем отличалось от приниженного и пришибленного предреформенного крестьянства, являясь благодатной почвой для «отщепенчества»: забитые нуждой дьячки, обладая приличными навыками, становятся врачами-литераторами-педагогами. Бросая службу, рекрутируясь в нигилисты — «безобразные личности». Делаясь впоследствии глубокими атеистами.

Таков был Н. Г. Помяловский. Таково его сложное и мучительное отторжение от семинарских истин бытия, казавшихся страшнее ужасов тюрьмы Достоевского из «Мёртвого дома»: «Поганая бурса не дала нам никаких убеждений: вот теперь добывай их где хочешь!» И далее: «Бурса проклятая измозжила у меня силу воли и научила меня пить», — высеченный в пору обучения около четырёхсот раз, жалуется П. тёзке — Николаю Благовещенскому — в письмах.

Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
ПОМЯЛОВСКИЙ

ПОМЯЛОВСКИЙ

ПОМЯЛОВСКИЙ Николай Герасимович (1835-1863) – один из первых и наиболее значительных писателей радикальной мелкой буржуазии 60-х годов. Р. в семье дьякона на окраине Петербурга. Восьми лет П. отдали в Александро-Невское приходское, а через два года он перешел в Александро-Невское духовное училище. П. жил в общежитии при училище. Бессмысленная зубрежка, розга как главное средство воздействия на учащихся, грубость нравов и цинизм, дикие проделки с учителями, являвшиеся единственной формой протеста и самозащиты, – вот что характеризовало духовную школу. Все это нашло яркое отражение в автобиографич. «Очерках бурсы». В 1851 Помяловский кончил училище и поступил в духовную семинарию. Здесь господствовали та же зубрежка и муштра. Чтение небогословских книг преследовалось; но именно чтение было единственной отрадой Помяловского; читал он все, что попадало под руку. В старшем классе семинаристы издавали рукописный журнал «Семинарский листок», одним из редакторов к-рого был П. Он поместил в журнале рассказ из семинарской жизни «Махилов», статью «Попытка решить нерешенный и притом философский вопрос» (имеют ли животные душу) и др. П. кончил семинарию в 1857. Первое время жил, как всякий окончивший курс семинарист, в ожидании места, – читал по покойникам, пел в церкви и т. д. В то же время занимался самообразованием, следил за журналами. Больше всего помог П. в выработке мировоззрения «Современник», особенно статьи Добролюбова и Чернышевского. Заинтересовавшись педагогическими вопросами, П. написал ряд очерков, а один из них – «Вукол» – напечатал в 1859 в «Журнале для воспитания». Это было начало его недолгой, четырехлетней лит-ой деятельности. В 1860-1861 П. посещал университет в качестве вольнослушателя, одновременно с увлечением работал в воскресной школе, мечтал об издании листка воскресных школ. В 1861 он напечатал в «Современнике» первое большое произведение «Мещанское счастье», а вслед за ним «Молотова». В 1862-1863 П. напечатал «Очерки бурсы». Весной 1862 начал роман «Брат и сестра», но написал очень немного. В это время резко обозначился крутой поворот правительственной политики в сторону реакции. К этому у П. присоединились неудачи личного характера. Он впал в апатию, запил, покушался на самоубийство. Незадолго до смерти он писал А. Н. Пыпину: «Опротивела мне цензурная литература, опротивела гаже бурсацкой инструкции. Я дела хочу. Не будет дела, не найду его, буду пить мертвым поем». В промежутках между запоями П. все-таки работал (рассказ «Поречане», несколько глав романа «Брат и сестра», замысел нового романа «Каникулы», или «Гражданский брак»). Умер Помяловский 5 октября 1863 на 29-м году жизни, не успев осуществить главные свои замыслы.

Творчество Помяловского было полемично по отношению к литературе господствующего класса. Устами Нади Дороговой он дает ей такую оценку: «Там, в книгах, люди живут не по-нашему, там не те обычаи, не те убеждения. Там все помещики – и герой помещик, и поэт помещик. Барина описывают с заметной к нему любовью, хотя бы он был и дрянной человек. барин всегда на первом плане, а чиновники, попадьи, учителя, купцы всегда выходят негодными людьми, безобразными личностями, играют унизительную роль». Это – суровый обвинительный акт, предъявленный дворянской литературе 1-й половины XIX. в. Из творчества П. был изгнан ее излюбленный герой – дворянский интеллигент. «Мещанское счастье» и «Молотов» – первые в русской литературе той эпохи большие произведения, в центре которых стоял «плебей», разночинец, притом описанный не со стороны недоброжелательным или плохо понимающим его автором, а, так сказать, изнутри. Основной конфликт, стягивающий сюжетную и идейную ткань «Мещанского счастья», – это конфликт между «плебеем» и «барством». «Мещанское счастье» и «Молотов» – не непритязательные бытовые зарисовки, каких немало было в литературе 60-х гг., а проблемные повести, в к-рых писатель ставил актуальные вопросы своего времени и своего класса. П. рисовал процесс созревания классового самосознания мелкого буржуа и борьбу его за место в жизни. Он с симпатией относится не только к своему главному герою, сыну слесаря Молотову, но и к Дороговым, тяжким трудом добившимся сносного существования, и противопоставляет их дворянству, благополучие к-рого основано на крепостном труде. Но в то же время П. показывает, как, добившись этого относительного благосостояния, Дороговы постепенно превращаются в типичных представителей массы реакционной мелкой буржуазии. Новый герой, выдвинутый мелкой буржуазией, наиболее развернуто представлен у П. в образе Молотова. Молотов – не Дорогов. Его характерные черты, сочувственно обрисованные П., – «плебейская» гордость, презрение к господствующим классам, отказ от их «благодеяний» и покровительства, стремление к полной независимости. Однако П. видел симптомы перерождения и в Молотове (последний разговор с Надей). Молотову противопоставлен бездомный, все отвергающий Череванин, неспособный удовлетвориться «мещанским счастьем». И Череванин и Молотов изображены во второй повести как бы на распутьи. Они отвергают идеалы и быт вскормившей их среды, но не могут нащупать настоящего пути борьбы за общественное переустройство. Первая повесть П. во многом несамостоятельна, на ней заметно влияние тургеневской поэтики (несвойственный П. лирический пейзаж, ситуация «Молотов – Леночка», даже словесные совпадения). Гораздо более зрелым произведением является «Молотов». В нем П. показал себя крупным художником-реалистом, одним из зачинателей литературного стиля революционной демократии 60-х гг. Это сказалось прежде всего на изображении центрального лица повести. Положительный герой П. – живое лицо. П. – реалист. Реализм П. проявился и в мастерском изображении бытовых деталей, к-рое, не являясь самоцелью, полно обобщающего значения. Интересно в этом смысле описание огромного петербургского дома, в известной степени символизирующего собой весь общественный строй, сжатое и скупое описание, к-рое служит яркой экспозицией, определяющей общую тональность произведения. У большинства народников эта рисовка деталей и уменье воспользоваться ими для показа смысловой доминанты произведения отсутствуют. В страницах, посвященных роду Дороговых, можно усмотреть некоторое влияние «Дворянского гнезда» Тургенева, но если между ними и есть связь, то скорее следует сказать, что П. полемизирует с Тургеневым, включив в аналогичные рамки совершенно иной материал. Изображение чиновничьего быта в «Молотове» оказало несомненное воздействие на первую часть «Что делать?» Чернышевского: есть ряд фабульных соответствий в этих двух произведениях.

От произведений, в центре к-рых была фигура «нового человека», от поисков «положительного героя» из разночинской среды Помяловский перешел к другому жанру, характерному для литературы 60-х годов, – к «обличительным» очеркам. В 1862-1863 он напечатал «Очерки бурсы». Бурса изображена П. как часть ненавистного социального целого, как одна из сторон затхлой, убивающей и разлагающей личность жизни. В очерках есть много резких слов о религии и церкви, покрывающих злоупотребления и насилия. Религиозному ханжеству П. открыто противопоставлял в непропущенных цензурой местах свой атеизм, хотя и не столь последовательный, как активный, воинствующий атеизм Чернышевского. Множество «кощунственных» мест о религиозных обрядах, духовенстве, бурсацком начальстве и т. д. было выброшено цензурой.

Бурсаки появлялись в литературе и до П., но веселые приключения бурсаков Нарежного и Гоголя, чистенькие и добродетельные воспитанники семинарии, изображенные в «Баритоне» В. Крестовского (Хвощинской), не имели ничего общего с героями П. Враждебная революционно-демократической литературе критика встретила «Очерки бурсы» в штыки. Анненков считал, что мрачные, беспросветные картины Помяловского, несмотря на его талант, находятся за пределами искусства; другие критики обвиняли П. в клевете, «упоеньи грязью», щеголяньи цинизмом и т. п. Но раздавалось также немало голосов, утверждавших, что П. не сказал ни слова неправды. Теперь на основании целого ряда воспоминаний о бурсе мы знаем, что в «Очерках» верно не только общее освещение: они документально верны. Детальное знание всей подноготной бурсы и жгучая ненависть к ней обусловили собой, с одной стороны, реалистическое изображение бурсы, а с другой – гневный публицистический тон автора. Существенной стилистической особенностью произведения, связанной с его тематикой, является обилие церковно-славянизмов и цитат из «священных текстов», к-рые неоднократно использованы в комическом, пародийном плане. В «Очерках бурсы» значительно возросло уменье П. показывать людей, человеческий характер; в первых вещах есть все же в манере их изображения некоторый схематизм.

«Брат и сестра», как видно из сохранившихся отрывков, – следующий этап лит-ой эволюции П. Перед нами замысел романа, но не тургеневского или гончаровского типа, а романа, выросшего на основе обличительного очерка. Роман должен был вскрыть неблагополучие социального строя той эпохи, ужасы неравенства и классовых противоречий. Потесин и его сестра должны были связать множество сцен, типов, бытовых зарисовок, начиная с аристократических салонов и кончая притонами Сенной площади. Предвидя обвинения в цинизме и грязи и в свою очередь нападая на дворянскую эстетику, П. писал: «Мы сочли за необходимое предупредить читателя, что если он слаб на нервы и в литературе ищет развлечения и элегантных образов, то пусть он не читает мою книгу. Не скажу, чтобы я был циник, но предмет, выбранный мною, циничен часто до последнего предела». В этом заявлении дано обоснование не только «грубости» объектов, привлекающих внимание писателя, но и «грубости» словаря, характерной в большей или меньшей степени для всего творчества П. Пренебрежительное отношение ко всякой «красивости» было свойственно не одному Помяловскому, но почти всем представителям демократической литературы 60-х годов. Не менее характерной особенностью стиля последних вещей Помяловского являются публицистические отступления и обращения к читателям.

П. не был народником; не был он и последовательным идейным выразителем революционной демократии 60-х гг. Он принадлежал к той группе городской мелкой буржуазии, к-рая, не будучи непосредственно связана с революционным движением, подвергалась воздействию его идеологов. Этим и объясняется стихийная тяга П. к «Современнику»; в письме к Чернышевскому он называет себя его «воспитанником». Чернышевский, считая П. близким и большим писателем, говорил о нем как о «сильнейшем из нынешних поэтов-прозаиков», как о «человеке гоголевской и лермонтовской силы». Трагедия П. состояла в том, что он не почувствовал связей с единственным в ту эпоху революционным классом, т. е. с крестьянством. П. все больше терял веру в возможность социального переустройства России. «Мещанское счастье» уже не могло удовлетворить его; отсюда – «кладбищенские» настроения и тяга на дно.

Библиография:

I. Очерки бурсы, СПБ, 1865; Повести, рассказы и очерки, 2 тт., СПБ, 1865; Полное собр. сочин., изд. 2, исправл. и дополн., 2 тт., СПБ, 1868; Из последних предреволюционных изданий лучшими являются приложения к журн. «Нива» (СПБ, 1912) и изд. «Просвещение» (СПБ, 1913, 2 тт.); Очерки бурсы, М.-Л., 1930 (восстановлены некоторые, но не все цензурные пропуски); Молотов, М.-Л., 1931; Очерки бурсы, с прил. ст. Д. И. Писарева, предисл. И. Г. Ямпольского, изд. «Молодая гвардия», (М.), 1935; Письма Помяловского к Я. Полонскому («Русская старина», 1884, I), Н. Г. Чернышевскому («Вестник Европы», 1915, IV – там же к И. П. Панаеву, и «Литературное наследие» Чернышевского, том II, М.-Л., 1928), Н. А. Некрасову («Архив села Карабихи», М., 1916), Достоевским («Из архива Достоевского», М., 1923), А. Н. Пыпину («Новый мир», 1927, V).

II. Благовещенский Н. А., Н. Г. Помяловский, «Современник», 1864, III (перепеч. в собр. сочин. Помяловского, т. I); Острогорский В., Н. Г. Помяловский, СПБ, 1889; то же, изд. 2, М., 1904; Успенский Н., Из прошлого, М., 1889; Л-в В., Школьные годы Помяловского, «Исторический вестник», 1896, VII; Бибиков П., По поводу одной современной повести, «Время», 1862, I (о пов. «Молотов»); «Куда девались герои?», «Светоч», 1862, I; Анненков П., Современная беллетристика, «С.-Петербургские ведомости», 1863, № 5 (перепеч. в «Воспоминаниях и критических очерках», т. II, СПБ, 1881); (Острогорский В.), Помяловский, его типы и очерки, «Биб-ка для чтения», 1863, IV; (Пыпин А.), Сочинения Помяловского, «Современник», 1864, XI-XII; Писарев Д., Роман кисейной девушки, «Сочинения», т. II, СПБ, 1894; Его же, Погибшие и погибающие, там же, т. V, СПБ, 1894; Incognito (Е. Зарин), Между старым и новым, «Отечественные записки», 1865, IV-V; Ветринский Ч., Памяти Помяловского, «Журнал для всех», 1903, X-XI; Сакулин П., Н. Г. Помяловский, «История русской литературы XIX века, Под редакцией Д. Овсянико-Куликовского», т. III, М., 1909; Измайлов А., Воинствующее плебейство (Жизнь и книги Н. Помяловского), Литературное приложение к «Ниве», 1911, XII; Борисов Н., Без живого дела, «Наша заря», 1913, IX; Горнфельд А., Памяти Помяловского, «Русское богатство», 1913, X; Игнатов И., Скучающие и довольные, «Заветы», 1913, № 10а; Кранихфельд В., Памяти Помяловского, «Современный мир», 1913, X; Рябовский П., Поэт маленьких людей, «Просвещение», 1913, VIII; Сакулин П., Исповедь разночинца, «Голос минувшего», 1913, X; Белавин К., К вопросу об идеологическом значении «Очерков бурсы» Помяловского, «Звезда», 1930, IX-X; Ямпольский И., Помяловский и его повесть «Молотов», Вступ. ст. к «Молотову», М.-Л., 1931.

III. Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4, Гиз, М.-Л., 1924.

Читайте также:
Стихотворения и поэмы Александра Ивановича Полежаева (1804-1838): сочинение
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: