Стихотворения и поэмы Александра Ивановича Полежаева (1804-1838): сочинение

ПОЛЕЖАЕВ, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

ПОЛЕЖАЕВ, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ (1804, по др. данным 1805 или 1806–1838), русский поэт. Родился 30 августа (11 сентября) 1804 (по др. данным 1805 или 1806) в селе Покрышкино (по др. данным в селе Рузаевка) Инсарского уезда Пензенской губ. Внебрачный сын пензенского помещика Л.Н.Струйского и его дворовой Аграфены Федоровой, выданной после рождения сына за мещанина г.Саранска Ивана Полежаева, вскоре исчезнувшего. Мать через несколько лет умерла, оставив малолетнего сына. В августе 1816 Полежаев был перевезен в Москву, где обучался в пансионах (при губернской гимназии и в частном пансионе швейцарца Визара, иронически охарактеризованном в поэме Сашка).

По тогдашнему законодательству «незаконнорожденный» Полежаев не мог быть принят в университет и в сентябре 1820 стал вольнослушателем словесного отделения Московского университета. Сошелся с либерально-демократическим разночинным студенчеством, в среде которого в 1827 сложился тайный революционный кружок братьев Критских, по делу которых позднее привлекался и Полежаев. Оппозиционным настроениям поэта способствовала нужда: помощь Струйских внуку была недостаточной, из-за безденежья приходилось часто прерывать учебу.

Впервые в печати Полежаев выступил в 1826 в журнале «Вестник Европы» со стихотворным переводом из легендарного кельтского барда Оссиана (в интерпретации Дж.Макферсона) Морни и тень Кормала. Антимонархическим пафосом, политической злободневностью (отклик на события 1825) проникнуто торжественно-обличительное стихотворение Полежаева Валтасар – вариация на тему 5-й главы Книги пророка Даниила, повествующей о гибели восточного деспота.

Наряду со стихами, опубликованными в «Вестнике Европы» и альманахах, Полежаев создал несколько повестей в стихах, ходивших списками в студенческой среде, в т.ч. поэму Сашка (1825), пародийно стилизованную в манере только что вышедшей в свет первой главы Евгения Онегина А.С.Пушкина («Мой дядя человек сердитый. »), полную дерзкого юмора, остроумных и едких характеристик общественных явлений и лиц, сатирических выпадов против университета и других институтов самодержавия, в которой главный герой – студент-повеса, плебей, наблюдательный насмешник и озорник вместе со своими друзьями, служителями «буйственной» свободы, веселым разгулом протестует против ханжества религиозной и светской морали и всего лицемерного социума («Но ты, козлиными брадами / Лишь пресловутая земля, / Умы гнетущая цепями, /Отчизна глупая моя! / Когда тебе настанет время / Очнуться в дикости своей, / Когда с себя ты свергнешь бремя / Своих презренных палачей?»).

В июне 1826 рукопись Сашки была доставлена Николаю I, который заставил автора прочитать поэму вслух, заключив слушание резюме: «Это все еще следы, последние остатки; я их искореню!», и 28 июля приказал только что окончившего университет Полежаева отдать в солдаты. Служба в Бутырском пехотном полку в Москве, подземный каземат при Спасских казармах в 1828 (по делу кружка Критских, одному из членов которого Полежаев передал текст вольнодумно-бунтарской песни К.Ф.Рылеева и А.А.Бестужева-Марлинского Близ Фонтанки-реки), участие в боях на Северном Кавказе, в районе крепости Грозная, в горах Дагестана и Чечни (1829–1833), когда в октябре 1831 за «отличное мужество» он был безуспешно представлен к производству в офицеры, недолгие передышки в походах и на стоянках в казачьих станицах, – все это стало биографическим фоном нового, зрелого этапа творчества Полежаева, напитанного скорбью изгнанничества и отверженности в сочетании с элегической, в т.ч. религиозной, медитативностью и мятежностью (Песнь пленного Ирокезца, 1826–1828, – «Я умру! / на позор палачам / Беззащитное тело отдам! / Но, как дуб вековой / Неподвижный от стрел, / Я недвижен и смел / Встречу миг роковой!»), проникнутого мотивами атеистическими (поэма Арестант, 1828), предвосхищающими поэзию М.Ю.Лермонтова философско-«демоническими» (стих. Демон вдохновенья, 1833; Духи зла, 1834) и сатирико-инвективными (стих. Четыре нации, 1827; послание другу Полежаева Александру Петровичу Лозовскому, 1828, опубл. в 1829–1830, впоследствии сохранившему большую часть литературного наследия поэта). В этих произведениях «поэтизмы», сменяемые намеренной огрубленностью, простонародной, даже вульгарной лексикой, и смирение, перебиваемое пылким эротизмом, в совокупности создавали образ страдающего и страстного лирического героя, тяготеющего к импровизации и исповеди, склонного к саморефлексии и экспрессии в рамках романтического противопоставления «существенности», «внешности» – идеальному и духовному.

Особая тема – «Полежаев и Кавказ». Казачий фольклор питал его стих. Ночь на Кубани, Казак, Русские песни, стилизованные под народные распевы, и вошедшие в российский культурный быт стихотворения Архалук и известный с музыкой А.А.Алябьева и А.Л.Гурилева Сарафанчик. Военные будни отразились в поэмах Эртели (1830) и Чир-Юрт (1832), почти документальных в своей натуралистической подробности описания. Лирические стихотворения Герменчугское кладбище, Акташ-Аух, Мертвая голова раскрывают передают сострадание поэта покоряемым народам Чечни и Дагестана, мечты о том времени, «когда воинственная лира / Громовый звук печальных струн / Забудет битвы и Перун / И воспоет отраду мира». Окрашенные байронизмом, близкие декабристской поэтике тираноборческие мотивы звучат в психологических поэмах Полежаева на исторические сюжеты Видение Брута (1833) и Кориолан (1834, опубл. в 1838), в стих. Вечерняя заря (1826–1828, опубл. в 1829), Живой мертвец (опубл. в 1830), Цепи (опубл. в 1831), Рок, Песнь погибающего пловца, Ожесточенный (все опубл. в 1832), где героем, как правило, выступает «неизменный друг свободы», поэт, вступающий в безнадежно-трагический конфликт со всевластными притеснителями («Бессилен звук в моих устах, / Как меч в заржавленных ножнах»).

Читайте также:
Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева: сочинение

При этом Полежаев порывает с укоренившейся в русской литературе традицией кавказской экзотики, делая постоянным романтическим персонажем своей лирики не скучающего или эстетствующего путешественника, но солдата в шинели с «ратной сумой», впервые введя этот образ в отечественную поэзию (от имени солдат было им также написано в манере декабристских агитационных песен стихотворение Ай, ахти! Ох, ура, опубл. в 1925).

В 1833 поэт-солдат возвращается в Москву, где радость активной литературной работы («Одно под солнцем есть добро – неочиненное перо) отравлена новыми доносами и преследованиями, в т.ч. цензурными, искажающими или задерживающими его книги (сборники Разбитая арфа, опубл. под назв. Арфа в 1838; Часы выздоровления, опубл. в 1842).

Развившаяся в годы службы чахотка, жестокое наказание розгами, которому поэт был подвергнут за самовольный побег на несколько дней из полка, вызвали резкое ухудшение здоровья. В сентябре 1837 Полежаев был отправлен в Лефортовский военный госпиталь, где спустя несколько месяцев скончался, получив перед смертью долгожданный приказ о производстве в чин прапорщика. А.И.Герцен, вместе с Н.П.Огаревым способствовавший распространению стихов Полежаева и сведений о нем за рубежом, с горькой иронией писал: Николай I «за чахотку произвел Полежаева в офицеры».

Одна из самых трагических фигур русской культуры, обозначивший «мост» от декабристов к М.Ю.Лермонтову и Н.А.Некрасову, от «дворянского» к «разночинному» этапу развития гражданской поэзии, известный также переводами французских просветителей и романтиков, Полежаев был высоко ценим Н.А.Добролюбовым и В.Г.Белинским (отмечавшим, однако, определенную склонность поэта к риторике и романтическим шаблонам в духе В.А.Жуковского, натуралистическую незрелость его бытописания, недоработанность стиха) и уже во второй половине 19 в. получил достойное его творчества признание.

Умер Полежаев в Москве 16 (28) января 1838.

Полежаев, Александр Иванович

Алекса́ндр Ива́нович Полежа́ев ( 30 августа (11 сентября) 1804 ( 18040911 ) , село Рузаевка ,Инсарского уезда, Пензенская губерния — 16 (28) января 1838, Лефортовский военный госпиталь, Москва) — русский поэт, внук Н. Е. Струйского.

Содержание

Биография

Александр Полежаев родился 30 августа (11 сентября) 1804 года в селе Покрышкино Инсарского уезда Пензенской губернии (ныне Ромодановский район Мордовии). Он был внебрачным сыном помещика Л. Н. Струйского от его крепостной Аграфены Ивановой (по А. И. Введенскому — Степаниды Ивановны). Вскоре Аграфена была отпущена на волю и выдана замуж за саранского купца Ивана Ивановича Полежаева. Пять лет Александр с матерью и отчимом жили в Саранске. В 1808 г. Иван Полежаев пропал без вести. В 1810 г. умирает мать Александра. Струйский передает Полежаева и его сводного брата под опеку Я. Андреянова, дворового учителя.

В 1816 г. Струйский, перед своим отъездом в Сибирь на поселение за убийство своего крепостного, увозит Александра в Москву и помещает в пансион при Московском университете. Сам Струйский умер в ссылке в 1825 г.

В 1820 г. Полежаев поступает вольным слушателем на Словесное отделение Московского университета.

В 1825 г. Полежаев под воздействием «Евгения Онегина» Пушкина пишет собственную поэму «Сашка». В этом же году выходит альманах М. П. Погодина «Урания», в котором напечатан перевод Полежаева «Человек. К Байрону (из Ламартина)». В 1826 г. Полежаева принимают в члены Общества любителей российской словесности при Московском университете.

После доноса И. П. Бибикова поэма «Сашка», содержащая критику порядков в Московском университете и описание нравов университетского студенчества, попала в руки самого Николая I. Как пишет биограф, «в другое время шалость Полежаева могла бы окончиться и пустяками; но вскоре после 14 декабря 1825 года, когда умственное направление декабристов приписывалось, между прочим, вредному направлению образования юношества, дело приняло иной оборот». Герцен рассказывает со слов самого Полежаева, что поэта привезли ночью к царю, находившемуся тогда в Кремле перед коронацией, и царь заставил читать поэму «Сашка» вслух при министре народного просвещения. Император, по словам Полежаева, предложил ему: «Я тебе даю возможность военной службой очиститься». В 1826 Александра отдают в унтер-офицеры в Бутырский пехотный полк по личному распоряжению царя. За участие в этой «удалой проказе» из университета был исключён и его товарищ Александр Афанасьев.

Читайте также:
Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева: сочинение

В июне 1827 г. Полежаев бежит из полка с целью добраться до Петербурга и ходатайствовать об освобождении от воинской службы. Однако его хватают, возвращают в полк и отдают под суд (по другой версии, Полежаев вернулся в полк сам, «одумавшись»). Поэт из унтер-офицеров разжалован в рядовые без выслуги и лишён личного дворянства — до конца жизни он должен был остаться на военной службе рядовым.

От отчаяния и тоски он запил и «воротившись как-то нетрезвым в казармы, на выговор фельдфебеля за недозволительно позднее возвращение — ответил ему бранью непечатными словами». В 1828 г. Полежаева арестовывают за оскорбление фельдфебеля. Почти год он провёл в кандалах на гауптвахте в подвале Московских спасских казарм, где он написал стихотворение «Узник» («Арестант»), содержащее весьма резкие выпады против царя. «В уважение весьма молодых лет» он избежал более серьёзной ответственности и был переведён в Московский пехотный полк, с которым отправился на Кавказ. Там поэт принимает участие в боевых действиях в Чечне и Дагестане. Кавказские мотивы занимают важное место в его лирике (две изданные анонимно по требованию цензуры поэмы — «Чир-Юрт» и «Эрпели»). Отличившись в походах, в 1831 он вновь был произведён в унтер-офицеры.

В 1833 г. Полежаев вместе с полком возвращается в Москву. Осенью поэта переводят в Тарутинский егерский полк.

В 1834 г. генерал И.Бибиков, написавший в 1826 г. донос на поэта, ставший роковым в его судьбе, вновь встречается с Полежаевым и ему удается выхлопотать для него двухнедельный отпуск, который поэт провел в семье Бибиковых, в подмосковном имении Ильинское. Здесь он влюбляется в 16-летнюю дочь Бибикова Екатерину, которая пишет акварелью, наверное, самый знаменитый портрет поэта, а сам Полежаев создает несколько стихотворений, вызванных любовью к девушке. Впоследствии, в 1889 г., она, под псевдонимом Старушка из степи, издает ценные воспоминания о поэте. Необходимость, однако, возвратиться в полк так угнетающе действует на Полежаева, что он по дороге пропадает и его удается найти с большим трудом.

Трагическая судьба Полежаева вызывала гнев и сочувствие А. И. Герцена, Н. П. Огарёва. Споры по поводу того, что стало роковой причиной столь трагичной судьбы, начались сразу после смерти поэта. Так, В. Г. Белинский в статье 1842 г. по поводу выхода сборника стихов Полежаева писал, что во всём он мог обвинять только самого себя. Это суждение было вызвано незнанием критиком как обстоятельств жизни самого поэта, так и многих его острополитических стихов, запрещенных цензурой и похороненных в её недрах. Со временем стала преобладать противоположная тенденция — рассматривать Полежаева исключительно как жертву царского режима и произвола Николая I. По всей же видимости, свою роль сыграла и буйная натура самого Полежаева, передавшаяся ему «по наследству» от отца и деда, блестяще отображенная им в поэме «Сашка» и ставшая причиной бегства его из полка в 1827 г., а также многих других столь же импульсивных его поступков.

После перенесенного им телесного наказания и в результате обострения «злой чахотки», подхваченной во время заключения на гауптвахте Спасских казарм, Полежаев был помещён в сентябре 1837 г. в Лефортовский военный госпиталь, где и скончался 16 (28) января 1838 г. В конце декабря 1837 года он был произведён в офицеры (получил чин прапорщика), но едва ли узнал об этом даже на смертном одре.

Похоронен на Семёновском кладбище (могила не сохранилась). Впоследствии и само кладбище было уничтожено при промышленной застройке района (ныне часть территории кладбища занимает сквер между Семеновским валом, Измайловским шоссе и Семеновским проездом, а другая часть — промышленный квартал между Золотой улицей и проспектом Буденного). Памятники ему установлены в Саранске (1940) и Грозном (1950).

Автограф стихотворения А. И. Полежаева «Гальванизм»

Поэзия а.И. Полежаева: жизнь и судьба.

Ответ: творчество Полежаева осмысляется послепушкинским. Это поэт конца 1830-х гг. В 1826 – 1841 гг. начинает формироваться «низовой романтизм». В нём отмечается влияние неистовых романтиков, интересующихся прозой жизни. С ним связано отображение злачных мест. Романтизм смыкается с натурализмом. Поэзия становится более документальной и демократичной. Приходит эпоха разночинцев. Полежаев – солдатский поэт. 25 лет службы лишали человека корней, превращали человека в изгоя. Голосом Полежаева говорила солдатская Россия.

Полежаев был незаконнорожденным сыном помещика Струйского. Он родился и вырос в Саранске. После ссылки отца Полежаев попадает к дяде и устраивается в Московский университет вольнослушателем. Московский университет определял атмосферу жизни. Полежаев вёл себя вольно. В нём были первые истоки русского низового романтизма. В этой атмосфере появляется поэма «Сашка» (1825 – 1826 гг.). До этой поэмы Полежаев писал вольные переводы с французского, представлявшие собой усреднённый романтизм. Сашка – подцензурное произведение с точки зрения анархического вольнолюбия и перенасыщенности ненормативной лексикой. В центре произведения автобиографический герой. В поэме просматривается антиэстетический эпатаж. Это было связано с перестройкой самой поэзии. Топос поэмы – Марьина роща, средоточие московских притонов. Принципиально важна эпатажная позиция и жаргонная лексика. Полежаев осознаёт нелитературность текста. С Полежаевым связана маргинальность в литературе. Для Сашки важно анархическое отрицание и эмансипация плоти. Полежаеву было важно воссоздать богемно-студенческую среду. Бравада – основная форма протеста, но их свобода сужается.

Читайте также:
Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева: сочинение

Сашка во многом соответствует Полежаеву, но в биографическом смысле. Но автор – вольнолюбец, а герой не поэт. Для него важнее жизнь. Он не может осмыслить свою жизнь. Дядюшка проверяет Сашку. Протест Сашки доходит до уровня анархии. У дядюшки он ведёт себя как комильфо. Его бунт происходит на уровне инстинкта. Поэма идёт по тексту первой главы «Евгения Онегина». Автор допускает сбои в онегинской строфе. Создавая «Сашку», Полежаев знал только первую главу «Евгения Онегина». Нельзя однозначно оценивать характер реминесценций. Это и подражание, и пародия (снижает Онегина). Полежаев полемизирует с самим образом дворянского героя. Проявляется определённый низовой демон.

Последующая жизнь Полежаева – 12 лет солдатской жизни и полное бесправие. Он амнистирует солдатский слой, но в русскую поэзию вошла низовая культура.

Темы лирики Полежаева:

  • 1. Узническая (тюремная тема);
  • 2. Солдатская.

Узническая общеромантическая тема у Полежаева обретает колорит натуралистической, реалистической тюрьмы. Узник Полежаева – человек, лишённый жизни. Россия предстаёт своеобразной тюрьмой. Тюрьма близка сумасшедшему дому. Используя эсхатологические темы, откровения апокалиптического характера, Полежаев даёт последствия узничества. Полежаев не создаёт иллюзий. В «Узнике» Полежаев раскрывает стороны страдания. Его герой – анархист и нигилист – отрицает всё. Полежаев воссоздаёт феномен страшной толпы. Он говорит о «безлюдной толпе». Толпа превращается в хамелеона, а отдельный человек – в оборотня. Герой Полежаева – часть толпы. В поэзии Полежаева возникает хаос природы. Герой Полежаева не видит ландшафтов.

Полежаев показывает войну глазами солдата. Он даёт новое изображение войны (отсутствие гусарского ореола, солдатские будни). Солдатская жизнь не насыщена патриотизмом – это Апокалипсис. В его поэзии много смерти. Его Кавказ в поэмах «Эрпели» и «Чир-Юрт» бытовой, ежедневный. Полежаева интересовала жизнь русского солдата на Кавказе. Кавказ страшен своей чуждостью. Полежаев остро вводит в лирику чувство чужого. Он подчёркивает, что русский человек вмешивается в жизнь другого народа. Полежаев – фигура, противостоящая общему направлению, переходная фигура между романтизмом и натурализмом. Он подготовил почву поэзии 1860-х гг

Сочинение: Полежаев Александр Иванович

(1804, по др. данным 1805 или 1806–1838), русский поэт. Родился 30 августа (11 сентября) 1804 (по др. данным 1805 или 1806) в селе Покрышкино (по др. данным в селе Рузаевка) Инсарского уезда Пензенской губ. Внебрачный сын пензенского помещика Л.Н.Струйского и его дворовой Аграфены Федоровой, выданной после рождения сына за мещанина г.Саранска Ивана Полежаева, вскоре исчезнувшего. Мать через несколько лет умерла, оставив малолетнего сына. В августе 1816 Полежаев был перевезен в Москву, где обучался в пансионах (при губернской гимназии и в частном пансионе швейцарца Визара, иронически охарактеризованном в поэме Сашка).

По тогдашнему законодательству «незаконнорожденный» Полежаев не мог быть принят в университет и в сентябре 1820 стал вольнослушателем словесного отделения Московского университета. Сошелся с либерально-демократическим разночинным студенчеством, в среде которого в 1827 сложился тайный революционный кружок братьев Критских, по делу которых позднее привлекался и Полежаев. Оппозиционным настроениям поэта способствовала нужда: помощь Струйских внуку была недостаточной, из-за безденежья приходилось часто прерывать учебу.

Впервые в печати Полежаев выступил в 1826 в журнале «Вестник Европы» со стихотворным переводом из легендарного кельтского барда Оссиана (в интерпретации Дж.Макферсона) Морни и тень Кормала. Антимонархическим пафосом, политической злободневностью (отклик на события 1825) проникнуто торжественно-обличительное стихотворение Полежаева Валтасар – вариация на тему 5-й главы Книги пророка Даниила, повествующей о гибели восточного деспота.

Наряду со стихами, опубликованными в «Вестнике Европы» и альманахах, Полежаев создал несколько повестей в стихах, ходивших списками в студенческой среде, в т.ч. поэму Сашка (1825), пародийно стилизованную в манере только что вышедшей в свет первой главы Евгения Онегина А.С.Пушкина («Мой дядя человек сердитый. »), полную дерзкого юмора, остроумных и едких характеристик общественных явлений и лиц, сатирических выпадов против университета и других институтов самодержавия, в которой главный герой – студент-повеса, плебей, наблюдательный насмешник и озорник вместе со своими друзьями, служителями «буйственной» свободы, веселым разгулом протестует против ханжества религиозной и светской морали и всего лицемерного социума («Но ты, козлиными брадами / Лишь пресловутая земля, / Умы гнетущая цепями, /Отчизна глупая моя! / Когда тебе настанет время / Очнуться в дикости своей, / Когда с себя ты свергнешь бремя / Своих презренных палачей?»).

Читайте также:
Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева: сочинение

В июне 1826 рукопись Сашки была доставлена Николаю I, который заставил автора прочитать поэму вслух, заключив слушание резюме: «Это все еще следы, последние остатки; я их искореню!», и 28 июля приказал только что окончившего университет Полежаева отдать в солдаты. Служба в Бутырском пехотном полку в Москве, подземный каземат при Спасских казармах в 1828 (по делу кружка Критских, одному из членов которого Полежаев передал текст вольнодумно-бунтарской песни К.Ф.Рылеева и А.А.Бестужева-Марлинского Близ Фонтанки-реки), участие в боях на Северном Кавказе, в районе крепости Грозная, в горах Дагестана и Чечни (1829–1833), когда в октябре 1831 за «отличное мужество» он был безуспешно представлен к производству в офицеры, недолгие передышки в походах и на стоянках в казачьих станицах, – все это стало биографическим фоном нового, зрелого этапа творчества Полежаева, напитанного скорбью изгнанничества и отверженности в сочетании с элегической, в т.ч. религиозной, медитативностью и мятежностью (Песнь пленного Ирокезца, 1826–1828, – «Я умру! / на позор палачам / Беззащитное тело отдам! / Но, как дуб вековой / Неподвижный от стрел, / Я недвижен и смел / Встречу миг роковой!»), проникнутого мотивами атеистическими (поэма Арестант, 1828), предвосхищающими поэзию М.Ю.Лермонтова философско-«демоническими» (стих. Демон вдохновенья, 1833; Духи зла, 1834) и сатирико-инвективными (стих. Четыре нации, 1827; послание другу Полежаева Александру Петровичу Лозовскому, 1828, опубл. в 1829–1830, впоследствии сохранившему большую часть литературного наследия поэта). В этих произведениях «поэтизмы», сменяемые намеренной огрубленностью, простонародной, даже вульгарной лексикой, и смирение, перебиваемое пылким эротизмом, в совокупности создавали образ страдающего и страстного лирического героя, тяготеющего к импровизации и исповеди, склонного к саморефлексии и экспрессии в рамках романтического противопоставления «существенности», «внешности» – идеальному и духовному.

Особая тема – «Полежаев и Кавказ». Казачий фольклор питал его стих. Ночь на Кубани, Казак, Русские песни, стилизованные под народные распевы, и вошедшие в российский культурный быт стихотворения Архалук и известный с музыкой А.А.Алябьева и А.Л.Гурилева Сарафанчик. Военные будни отразились в поэмах Эртели (1830) и Чир-Юрт (1832), почти документальных в своей натуралистической подробности описания. Лирические стихотворения Герменчугское кладбище, Акташ-Аух, Мертвая голова раскрывают передают сострадание поэта покоряемым народам Чечни и Дагестана, мечты о том времени, «когда воинственная лира / Громовый звук печальных струн / Забудет битвы и Перун / И воспоет отраду мира». Окрашенные байронизмом, близкие декабристской поэтике тираноборческие мотивы звучат в психологических поэмах Полежаева на исторические сюжеты Видение Брута (1833) и Кориолан (1834, опубл. в 1838), в стих. Вечерняя заря (1826–1828, опубл. в 1829), Живой мертвец (опубл. в 1830), Цепи (опубл. в 1831), Рок, Песнь погибающего пловца, Ожесточенный (все опубл. в 1832), где героем, как правило, выступает «неизменный друг свободы», поэт, вступающий в безнадежно-трагический конфликт со всевластными притеснителями («Бессилен звук в моих устах, / Как меч в заржавленных ножнах»).

При этом Полежаев порывает с укоренившейся в русской литературе традицией кавказской экзотики, делая постоянным романтическим персонажем своей лирики не скучающего или эстетствующего путешественника, но солдата в шинели с «ратной сумой», впервые введя этот образ в отечественную поэзию (от имени солдат было им также написано в манере декабристских агитационных песен стихотворение Ай, ахти! Ох, ура, опубл. в 1925).

В 1833 поэт-солдат возвращается в Москву, где радость активной литературной работы («Одно под солнцем есть добро – неочиненное перо) отравлена новыми доносами и преследованиями, в т.ч. цензурными, искажающими или задерживающими его книги (сборники Разбитая арфа, опубл. под назв. Арфа в 1838; Часы выздоровления, опубл. в 1842).

Развившаяся в годы службы чахотка, жестокое наказание розгами, которому поэт был подвергнут за самовольный побег на несколько дней из полка, вызвали резкое ухудшение здоровья. В сентябре 1837 Полежаев был отправлен в Лефортовский военный госпиталь, где спустя несколько месяцев скончался, получив перед смертью долгожданный приказ о производстве в чин прапорщика. А.И.Герцен, вместе с Н.П.Огаревым способствовавший распространению стихов Полежаева и сведений о нем за рубежом, с горькой иронией писал: Николай I «за чахотку произвел Полежаева в офицеры».

Читайте также:
Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева: сочинение

Одна из самых трагических фигур русской культуры, обозначивший «мост» от декабристов к М.Ю.Лермонтову и Н.А.Некрасову, от «дворянского» к «разночинному» этапу развития гражданской поэзии, известный также переводами французских просветителей и романтиков, Полежаев был высоко ценим Н.А.Добролюбовым и В.Г.Белинским (отмечавшим, однако, определенную склонность поэта к риторике и романтическим шаблонам в духе В.А.Жуковского, натуралистическую незрелость его бытописания, недоработанность стиха) и уже во второй половине 19 в. получил достойное его творчества признание.

Умер Полежаев в Москве 16 (28) января 1838.

«Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева»

Во второй половине 20-х годов главную роль продолжает играть поэзия; развивается творчество поэтов, близких к Пушкину; появляются и новые имена. Александр Иванович Полежаев (1804-1838). Полежаев был видным поэтом демократического направления. Трагично сложилась его жизнь: незаконный сын пензенского помещика Струйского и дворовой, выданной потом замуж за сына саранского купца Полежаева, он в детстве и юности чувствовал ущербность своего положения – и материального, и морального. Мать умерла, когда сыну исполнилось 5 лет, а два года спустя исчез и Полежаев. 10-летнего Александра Струйский отвез в Москву и устроил в частный пансион.

В 1820 г. он сдал экзамены на историко-философский факультет Московского университета. Там он прославился своими острыми политическими эпиграммами. В середине 20-х годов в «Вестнике Европы» и альманахах печатаются первые стихотворения Полежаева, среди них «Валтасар» – стихотворение в духе декабристской поэзии.

Написанная в 1825 г. поэма «Сашка» распространялась в списках. Напечатает ее впервые Н. П. Огарев в 1861 г. в Лондоне в сборнике «Русская потаенная литература XIX века». Герцен отозвался о поэме: «В ней, не стесняя себя приличиями, шутливым тоном и очень милыми стихами, задел он очень многое». В поэме был прямой призыв к борьбе с самовластием, выражались идеи свободомыслия, просвещения, а также откровенные атеистические мотивы; поэт призывал:

* Судить решительно и смело
* Умом своим о всех вещах
* И тлеть враждой закоренелой
* К мохнатым шельмам в хомутах. (То есть к духовенству)

В «Сашке» Полежаев прямо призывал к свержению тиранов: Когда тебе настанет время Очнуться в дикости своей, Когда ты свергнешь с себя бремя Своих презренных палачей? (193) Подручные Бенкендорфа донесли о поэме царю. Николай I приказал привести Полежаева во дворец, заставил его прочитать «Сашку» и, разъяренный, заявил: «Я положу предел этому разврату! Это все еще следы, последние остатки: я их искореню!» Полежаев был отдан в солдаты. Но и в новых тягостных условиях продолжается творческая жизнь поэта. В поэме «Арестант» (1828) он реалистически рисует царскую тюрьму и реальный образ политического заключенного, противника царя. В стихотворении «Песнь пленного ирокеза», восхитившем Белинского, воспевается мужество, стремление к свободе и независимости индейца, до конца борющегося с врагом. В стихотворении «Осужденный», являющемся литературным манифестом, Полежаев рисует образ поэта-борца, поэта-мученика.

В стихотворении «Водопад» Полежаев отталкивается тематически от одноименного произведения Г. Державина. Однако идейная направленность стихотворения совершенно иная – водопад напоминает поэту желанную свободу. Он отходит от романтических приемов. Поэмы, посвященные кавказской тематике,- «Эрпели», «Чир-Юрт» были новаторскими; в них правдиво рисовался народ, показывалась его роль в судьбах страны. Главной задачей поэта Полежаев считал его связь с народом, способность делить с ним его судьбу. В духе лермонтовского «Валерика» описывались тяжести и лишения военного быта кавказского солдата, причем на первый план выдвигалась будничная сторона войны.

Жестокости войны показаны и во второй поэме – «Чир-Юрт». Реально рисуется картина боя – поле, усеянное трупами, залитое кровью. В поэмах нет индивидуального героя, нет ярко выраженного сюжета. Рассказывается о походе отряда солдат. Описание дано в очерковом плане. Полежаев предварял очерковость многих некрасовских произведений.
Поэт часто обращался к устному народному творчеству. Фольклор гребенских казаков использован им в балладе «Казак» и в цикле «русских песен» – «Сарафанчик», «Разлюби меня, покинь меня…», «Узник», «Грусть».

В последний период творчества (1833 – 1838) Полежаев создает произведения с разночинско-демократическими идеями. Он пишет о народе как о творце истории, о насильственном свержении деспотизма. Это отчетливо сказалось в поэме «Кориолан»:

* Те волны, то море – народная сила;
* Скала – побежденный народом герой

Цензура разгадала хитрость автора – перенос действия в Рим, и поэма была запрещена к печати. Идеи «Кориолана» разработаны и в стихотворении «Негодование», где поэт призывает к свержению угнетателей. В стихотворении «Опять некто» (1835) Полежаев открыто выступает против Николая I, говоря от лица солдатской массы:

Читайте также:
Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева: сочинение

* Так умри же теперь,
* Православный наш царь,
* Николай Государь

Традиции революционного романтизма проявились в поэмах «Видение Брута» и «Корцслан». Начав с сентиментального романтизма, Полежаев двигался в направлении реализма. Пушкинская поэзия весьма ощутимо влияла на творчество молодого поэта. В свою очередь, поэзия Полежаева оказала известное воздействие на поэзию Лермонтова и Некрасова. Полежаев был продолжателем демократических традиций предшествующей поэзии и предшественником революционно-демократической поэзии поэтов-шестидесятников.

Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева: сочинение

(1804, по др. данным 1805 или 1806–1838), русский поэт. Родился 30 августа (11 сентября) 1804 (по др. данным 1805 или 1806) в селе Покрышкино (по др. данным в селе Рузаевка) Инсарского уезда Пензенской губ. Внебрачный сын пензенского помещика Л.Н.Струйского и его дворовой Аграфены Федоровой, выданной после рождения сына за мещанина г.Саранска Ивана Полежаева, вскоре исчезнувшего. Мать через несколько лет умерла, оставив малолетнего сына. В августе 1816 Полежаев был перевезен в Москву, где обучался в пансионах (при губернской гимназии и в частном пансионе швейцарца Визара, иронически охарактеризованном в поэме Сашка).

По тогдашнему законодательству «незаконнорожденный» Полежаев не мог быть принят в университет и в сентябре 1820 стал вольнослушателем словесного отделения Московского университета. Сошелся с либерально-демократическим разночинным студенчеством, в среде которого в 1827 сложился тайный революционный кружок братьев Критских, по делу которых позднее привлекался и Полежаев. Оппозиционным настроениям поэта способствовала нужда: помощь Струйских внуку была недостаточной, из-за безденежья приходилось часто прерывать учебу.

Впервые в печати Полежаев выступил в 1826 в журнале «Вестник Европы» со стихотворным переводом из легендарного кельтского барда Оссиана (в интерпретации Дж.Макферсона) Морни и тень Кормала. Антимонархическим пафосом, политической злободневностью (отклик на события 1825) проникнуто торжественно-обличительное стихотворение Полежаева Валтасар – вариация на тему 5-й главы Книги пророка Даниила, повествующей о гибели восточного деспота.

Наряду со стихами, опубликованными в «Вестнике Европы» и альманахах, Полежаев создал несколько повестей в стихах, ходивших списками в студенческой среде, в т.ч. поэму Сашка (1825), пародийно стилизованную в манере только что вышедшей в свет первой главы Евгения Онегина А.С.Пушкина («Мой дядя человек сердитый. »), полную дерзкого юмора, остроумных и едких характеристик общественных явлений и лиц, сатирических выпадов против университета и других институтов самодержавия, в которой главный герой – студент-повеса, плебей, наблюдательный насмешник и озорник вместе со своими друзьями, служителями «буйственной» свободы, веселым разгулом протестует против ханжества религиозной и светской морали и всего лицемерного социума («Но ты, козлиными брадами / Лишь пресловутая земля, / Умы гнетущая цепями, /Отчизна глупая моя! / Когда тебе настанет время / Очнуться в дикости своей, / Когда с себя ты свергнешь бремя / Своих презренных палачей?»).

В июне 1826 рукопись Сашки была доставлена Николаю I, который заставил автора прочитать поэму вслух, заключив слушание резюме: «Это все еще следы, последние остатки; я их искореню!», и 28 июля приказал только что окончившего университет Полежаева отдать в солдаты. Служба в Бутырском пехотном полку в Москве, подземный каземат при Спасских казармах в 1828 (по делу кружка Критских, одному из членов которого Полежаев передал текст вольнодумно-бунтарской песни К.Ф.Рылеева и А.А.Бестужева-Марлинского Близ Фонтанки-реки), участие в боях на Северном Кавказе, в районе крепости Грозная, в горах Дагестана и Чечни (1829–1833), когда в октябре 1831 за «отличное мужество» он был безуспешно представлен к производству в офицеры, недолгие передышки в походах и на стоянках в казачьих станицах, – все это стало биографическим фоном нового, зрелого этапа творчества Полежаева, напитанного скорбью изгнанничества и отверженности в сочетании с элегической, в т.ч. религиозной, медитативностью и мятежностью (Песнь пленного Ирокезца, 1826–1828, – «Я умру! / на позор палачам / Беззащитное тело отдам! / Но, как дуб вековой / Неподвижный от стрел, / Я недвижен и смел / Встречу миг роковой!»), проникнутого мотивами атеистическими (поэма Арестант, 1828), предвосхищающими поэзию М.Ю.Лермонтова философско-«демоническими» (стих. Демон вдохновенья, 1833; Духи зла, 1834) и сатирико-инвективными (стих. Четыре нации, 1827; послание другу Полежаева Александру Петровичу Лозовскому, 1828, опубл. в 1829–1830, впоследствии сохранившему большую часть литературного наследия поэта). В этих произведениях «поэтизмы», сменяемые намеренной огрубленностью, простонародной, даже вульгарной лексикой, и смирение, перебиваемое пылким эротизмом, в совокупности создавали образ страдающего и страстного лирического героя, тяготеющего к импровизации и исповеди, склонного к саморефлексии и экспрессии в рамках романтического противопоставления «существенности», «внешности» – идеальному и духовному.

Особая тема – «Полежаев и Кавказ». Казачий фольклор питал его стих. Ночь на Кубани, Казак, Русские песни, стилизованные под народные распевы, и вошедшие в российский культурный быт стихотворения Архалук и известный с музыкой А.А.Алябьева и А.Л.Гурилева Сарафанчик. Военные будни отразились в поэмах Эртели (1830) и Чир-Юрт (1832), почти документальных в своей натуралистической подробности описания. Лирические стихотворения Герменчугское кладбище, Акташ-Аух, Мертвая голова раскрывают передают сострадание поэта покоряемым народам Чечни и Дагестана, мечты о том времени, «когда воинственная лира / Громовый звук печальных струн / Забудет битвы и Перун / И воспоет отраду мира». Окрашенные байронизмом, близкие декабристской поэтике тираноборческие мотивы звучат в психологических поэмах Полежаева на исторические сюжеты Видение Брута (1833) и Кориолан (1834, опубл. в 1838), в стих. Вечерняя заря (1826–1828, опубл. в 1829), Живой мертвец (опубл. в 1830), Цепи (опубл. в 1831), Рок, Песнь погибающего пловца, Ожесточенный (все опубл. в 1832), где героем, как правило, выступает «неизменный друг свободы», поэт, вступающий в безнадежно-трагический конфликт со всевластными притеснителями («Бессилен звук в моих устах, / Как меч в заржавленных ножнах»).

Читайте также:
Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева: сочинение

При этом Полежаев порывает с укоренившейся в русской литературе традицией кавказской экзотики, делая постоянным романтическим персонажем своей лирики не скучающего или эстетствующего путешественника, но солдата в шинели с «ратной сумой», впервые введя этот образ в отечественную поэзию (от имени солдат было им также написано в манере декабристских агитационных песен стихотворение Ай, ахти! Ох, ура, опубл. в 1925).

В 1833 поэт-солдат возвращается в Москву, где радость активной литературной работы («Одно под солнцем есть добро – неочиненное перо) отравлена новыми доносами и преследованиями, в т.ч. цензурными, искажающими или задерживающими его книги (сборники Разбитая арфа, опубл. под назв. Арфа в 1838; Часы выздоровления, опубл. в 1842).

Развившаяся в годы службы чахотка, жестокое наказание розгами, которому поэт был подвергнут за самовольный побег на несколько дней из полка, вызвали резкое ухудшение здоровья. В сентябре 1837 Полежаев был отправлен в Лефортовский военный госпиталь, где спустя несколько месяцев скончался, получив перед смертью долгожданный приказ о производстве в чин прапорщика. А.И.Герцен, вместе с Н.П.Огаревым способствовавший распространению стихов Полежаева и сведений о нем за рубежом, с горькой иронией писал: Николай I «за чахотку произвел Полежаева в офицеры».

Одна из самых трагических фигур русской культуры, обозначивший «мост» от декабристов к М.Ю.Лермонтову и Н.А.Некрасову, от «дворянского» к «разночинному» этапу развития гражданской поэзии, известный также переводами французских просветителей и романтиков, Полежаев был высоко ценим Н.А.Добролюбовым и В.Г.Белинским (отмечавшим, однако, определенную склонность поэта к риторике и романтическим шаблонам в духе В.А.Жуковского, натуралистическую незрелость его бытописания, недоработанность стиха) и уже во второй половине 19 в. получил достойное его творчества признание.

Умер Полежаев в Москве 16 (28) января 1838.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.polezhaev.net.ru

Теги: Полежаев Александр Иванович Сочинение Литература

Стихотворение «К своему портрету» А. И. Полежаева

Н. М. Шанский

В январе начавшегося года исполнилось 160 лет со дня кончины А. И. Полежаева. Он умер, спустя год после трагической гибели Пушкина, в московском военном госпитале от чахотки, о которой он написал своему единственному другу А. П. Лозовскому в последнем декабрьском (1837 г.) стихотворении: Но горе мне с другой находкой: Я ознакомился — с чахоткой, И в ней, как кажется, сгнию!

Влияние сложившейся стихотворной традиции проявляется у Полежаева не менее явственно и четко, чем у других поэтов того времени, даже тогда, когда он писал такие поэмы, как «Сашка», «День в Москве», «Эрпели» и т. п. И прозаизмов в его поэзии ни в коей мере не больше, нежели необходимо, поскольку они входят в нее вместе с соответствующей — значительно большей долей — прозой жизни. Да и сказывается это прежде всего и по преимуществу в поэмах. Лирика Полежаева в языковом и художественно-эстетическом отношении представляет собой те же «новые узоры по старой канве» (В. В. Виноградов), что и вся русская поэтическая классика первой половины XIX в. В ней мы находим органический сплав традиционно-поэтических строительных материалов, синтаксиса и орфоэпии, ходячей символики, литературных образов и реминисценций с индивидуально-авторскими переоформлениями старого и собственными инновациями.

Поэзия Полежаева органически вписывается в литературный процесс как связующее звено между Пушкиным, с одной стороны, и Лермонтовым, с другой (между прочим, и тогда, когда поэт сознательно противопоставлял себя первому). Пушкинское влияние на Полежаева огромно. Он искренне любил его и постоянно учился у него. Достаточно вспомнить «Венок на гроб Пушкина», полный текст которого увидел свет лишь в 1916 г., и привести несколько цитат с восторженной оценкой великого поэта как «поэта народного» и «благородного».

Читайте также:
Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева: сочинение

На торжестве великом жизни
Угас для мира и отчизны
Царь сладких песен, гений лир!
С лица земли, шумя крылами,
Сошел, увенчанный цветами,
Народной гордости кумир!
Тогда, тогда в садах Лицея,
Природный русский соловей,
Весенней жизнью пламенея,
Расцвел наш юный корифей.
Он понял тайну вдохновений,
Глагол всевышнего постиг,
Восстал, как новая стихия,
Могуч, и славен, и велик,—
И изумленная Россия
Узнала гордый свой язык!
Не всегда ли безотчетно,
Добровольно и охотно,
Покорялись мы ему?

В этой большой и искренней эпитафии, написанной менее чем за год до смерти, Полежаев не только выражает свое преклонение перед А. С. Пушкиным как поэтом и человеком. Всем текстом произведения, равно как и других, он ярко демонстрирует свою принадлежность к пушкинской литературной школе. Пушкинский поэтический голос просвечивает у Полежаева не только в многочисленных словах и словосочетаниях, прямой и имплицитной цитации, использовании художественных образов и приемов, но и — при всей полежаевской стихотворческой оригинальности — в его слоге в целом.

Достаточно обратиться хотя бы к приведенным цитатам (ср. торжестве великом, угас, царь сладких песен, гений лир, шумя крылами, увенчанный цветами, народной гордости кумир, в садах Лицея расцвел, тайну вдохновений, глагол всевышнего постиг, изумленная Россия, гордый свой язык и др.).

В свете этого странным кажется заявление В. С. Киселева-Сергенина о том, что «воздействие творца «Онегина» на Полежаева, за исключением явных и довольно многочисленных цитат из его сочинений, не поддается определению», поскольку (!?) «все, вышедшее из-под пера Полежаева, отстояло от школы «гармонической точности» Пушкина неизмеримо дальше, чем у других поэтов, внесших значительный вклад в поэтическую культуру эпохи» (там же).

Лингвистическая пушкиниана (и прежде всего «Словарь языка Пушкина»), работы по языку других поэтов той эпохи дают полную возможность определить не только степень и характер воздействия Пушкина на Полежаева, но и значительный вклад последнего в русскую поэтическую культуру. Но это предмет специального анализа.

Принципиальное отличие поэзии Полежаева как особого явления в русской литературе двадцатых годов XIX в, заключено в другом. Во-первых, в ее прямой и непосредственной автобиографичности. Авторское Я у Полежаева, как правило, ОН сам, со всеми достоинствами и недостатками, со всеми его думами и делами, бесконечным горем и редкой радостью в его несчастной — горемычной и безрадостной — жизни.

Во-вторых, в «плане выражения» его поэзии появляются нотки лермонтовского голоса, важнейшую роль начинают играть категории контраста и подобия, с помощью которых в первую очередь Полежаев раскрывает «диалектику души» лирического Я и окружающей его действительности.

Казалось, жизнь складывается. После нелегкого детства и отрочества внебрачный сын пензенского помещика Л. Н. Струйского и дворовой девушки Аграфены Федоровой, он, рано оставшийся без матери и фиктивного отца и получивший от последнего лишь отчество и фамилию, попадает в Москву сначала в пансион, а затем в университет, в 1826 г. заканчивает его с чином 12-го класса, в конце 1825 г. начинает печататься в «Вестнике Европы» М. Т. Каченовского, в феврале 1826 г. избирается членом Общества любителей российской словесности. Но все это относительно спокойное течение его жизни вдруг и навсегда нарушилось.

24 июля 1826 г. Николай I, расправившись с декабристами, приехал в Москву на коронацию. В ночь на 28 июля поэт был арестован, привезен в Кремль и на следующий день — после утренней встречи с царем — «по высочайшему повелению» был отправлен унтер-офицером в Бутырский пехотный полк. Началась тяжелая армейская жизнь, которая «для Полежаева с его крайне неуравновешенным психически складом и нетерпимостью к любым стеснениям свободы. превратилась в затянувшееся на двенадцать лет. убийство». Это была расправа за поэму «Сашка», одно из самых популярных рукописных произведений того времени, написанного как своеобразная пародия на первую главу «Евгения Онегина» и одновременно ее не менее своеобразное продолжение. Ведь в ней поэт рассказывал не только о похождениях московского студента, но и, в частности, писал:

Умы гнетущая цепями,
Отчизна глупая моя!
Когда тебе настанет время
Очнуться в дикости своей?
Когда ты свергнешь с себя бремя
Своих презренных палачей?
Конечно, многим не по вкусу
Такой безбожный сорванец,-
Хоть и не верит он Исусу,
Но, право, добрый молодец!

Список поэмы «Сашка» и соответствующий донос был доставлен A. X. Бенкендорфу в III отделение его дальним родственником — жандармским полковником И. П. Бибиковым. С ним (так до смерти и не узнав, что это человек, испортивший ему жизнь) поэт встретился весной 1834 г. в Зарайске, а затем летом провел в его имении (селе Ильинском под Москвой) — горькая ирония судьбы! — самые, вероятно, счастливые две недели своей жизни. Именно здесь он встретил, пожалуй, единственную свою любовь — очаровательную и умную дочь своего бывшего губителя, а ныне покровителя (узнавший лично Полежаева, И. П. Бибиков проникся к нему искренней симпатией) Екатерину.

Читайте также:
Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева: сочинение

Ей он, захваченный сильным чувством, посвятил несколько стихотворений, в частности «Черные глаза», являющееся одновременно и объяснением в любви, и прощанием с любимой (слишком на разных ступенях социальной лестницы и материального состояния они находились).

Здесь юная Екатерина Ивановна нарисовала его портрет.

Среди посвященных Е. И. Бибиковой стихотворений, полных «необыкновенной силы чувства и сжатого выражения» (В. Г. Белинский), находится и шестистишие «Судьба меня в младенчестве убила» (иначе — «К своему портрету»):

Судьба меня в младенчестве убила!
Не знал я жизни тридцать лет,
Но ваша кисть мне вдруг проговорила:
«Восстань из тьмы, живи, поэт!»
И расцвела холодная могила,
И я опять увидел свет.

Стихотворная миниатюра «К своему портрету» по своей содержательной сути проста и бесхитростна. Это нарочито сдержанная и одновременно взволнованная и волнующая информация о том глубоком и сильном впечатлении, которое произвела на поэта юная Екатерина Ивановна своими «душой, умом и красотой», незаурядным талантом живописца, создав его — действительно чудесный — акварельный портрет. Впечатлении настолько глубоком и сильном, что он «опять увидел свет», как бы заново родился для надежды и счастья.

По стилю исполнения стихотворение воспринимается — особенно на фоне других, вроде «К Е. И. Бибиковой», «Зачем хотите вы лишить. », «Грусть», «Черные глаза» — как экспромтная подпись под портретом, хотя и предельно лаконичная, но очень емкая семантически.

В этом отношении оно выгодно отличается от соответствующего места стихотворения «К Е. И. Бибиковой», хотя зародившееся к ней чувство выражено в нем Полежаевым более ярко и определенно:

Нет! Это вы! Не очарован
Я бредом пылкой головы.
Цепями грусти не окован.
Мой дух свободный. Это вы!
Кто, кроме вас, творящими перстами,
Единым очерком холодного свинца —
Дает огонь и жизнь с минувшими страстями
Чертам бездушным мертвеца?

Чья кисть назло природе горделивой
Враждует с ней на лоске полотна
И воскрешает прихотливо,
Как мощный дух, века и времена?
Так это вы. Я перед вами.
Вы мой рисуете портрет —

И я мирюсь с жестокими врагами,
Мирюсь с собой! Я вижу новый свет!
Экспромтная афористичность и легкость позволили Полежаеву свои необыкновенной силы чувства высказать сильно и выразительно.

Что касается «плана выражения», то текст «К своему портрету» в языковом отношении в целом является очень современным. В нем нет ничего «ненашего» в грамматическом и фонетическом плане. Он почти не содержит в себе лексико-фразеологических фактов, затрудняющих его восприятие и понимание, хотя в нем и встречается несколько традиционно-поэтических слов и оборотов. Коммуникации между поэтом и современным читателем в принципе они не мешают, однако для полного и адекватного постижения тонкостей смысла и художественной прелести экспромта небольшой комментарий их все же нужен. Недаром же в недавно появившемся романе о Полежаеве А. Борщаговского «Восстань из тьмы» мы находим:

Польщенный признанием Полежаева, что он ожил под их кровом и узрел свет истины. похваливал портрет за сходство, хотя и видел в нем изъян: кто не нюхал пороха, тому и божий дар не поможет открыть за обычным человеком военного храбреца. Но что это — убит в младенчестве? Ведь жив, не убит, если это не модная байроническая строка, то как понимать ее? (Октябрь. — 1987. — № 10. — С. 117).

Первая строка стихотворения не требует никакого лингвистического комментирования, несмотря на только что приведенный отрывок. В языковом плане она проста и ясна. Если мы знаем биографию поэта, она не нуждается и в историческом комментарии. В ней очень кратко и не менее выразительно Полежаев охарактеризовал свое трагическое положение незаконнорожденного и бедного сироты в самом начале посланной ему судьбой короткой жизни. И. П. Бибиков все это хорошо знал, поэтому приписываемое ему А. Борщаговским непонимание этой строки выглядит более чем странно. Вторая строка шестистишия по значению равна предложению: Не зная Екатерины, я не знал настоящей, жизни. Понятна полностью и третья строка миниатюры. Следует отметить только, что в ней наблюдается оригинальное индивидуально-авторское использование полисемии слова кисть: как обозначение орудия художника оно создает посредством соединения с глаголом проговорила олицетворение и в то же время не теряет своего переносного значения «мастерское изображение» (ср. у Пушкина в «Евгении Онегине»: Вы, украшенье проворно Толстого кистью чудотворной).

Читайте также:
Идейное содержание поэзии Александра Ивановича Полежаева: сочинение

В четвертой строке несколько слов требуют слова (Восстань из тьмы), которые А. Борщаговский сделал (трудно сказать, насколько удачно) заглавием своей повести о поэте. Перед нами традиционно-поэтическая, очень частотная в то время элегическая перифраза, которую на наш язык прозы можно перевести как «воскресни, возродись». Состоит она из слов восстать в значении «подняться, встать» и тьма в значении «смерть, могила».

Восстать — церковнославянская по звуковому облику форма (с вокализацией слабого ъ в о [въс] ) обиходного встать (с аппликацией приставочного с на с корня). Тьма — одно из многочисленных ходячих слов-символов в поэзии первой половины XIX в. для обозначения смерти. Вспомните стихи Ленского: Паду ли я, стрелой пронзенный, Иль мимо пролетит она, Все благо: бдения и сна. Приходит час определенный, Благословен и день забот, Благословен и тьмы приход ( = время жизни и смерти определено, одинаково благословенными являются и жизнь, и смерть).

Пятая строка шестистишия привлекает к себе внимание своеобразным употреблением еще одной перифразы, обозначающей смерть, — холодная могила (ср. у Пушкина: Я чувствую могильный хлад; Если ранняя могила Суждена моей весне; Тогда изгнаньем и могилой, Несчастный! будешь ты готов Купить хоть слово девы милой, Хоть легкий шум ее шагов и т. д.). Эта поэтическая инновация заключается в том, что здесь поэт, во-первых, «персонифицирует» значение слова могила, превращая его в обозначение мертвеца, а затем сознательно сталкивает оксюморонные слова расцветать «ощущать прилив жизненных сил, оживать» и могила в его агентивном значении, а во-вторых, играет на возможности восприятия й понимания слов могила и расцвести в их прямых значениях — «небольшой холм над местом погребения». И «дать цветки, прийти в состояние цветения». Последняя строка «И я опять увидел свет» также примечательна. И не только своей тавтологичностью семантики предыдущей и несколько архаичным фразеологическим оборотом увидел свет в значении «родился», но и теми коннотациями, смысловыми обертонами, которые излучает многоликое в семантическом отношении слово свет в первую очередь как символ какого-либо светлого чувства и состояния (радости, надежды, раздумья и т. д.).

Заметим, что во всем шестистишии, по-новому сотканном, как видим, из старого поэтического номинативного материала, имеется лишь одно конкретное слово со значением лица — существительное поэт (да и то в обращении). Все остальные слова (включая слова кисть и могила) принадлежат к абстрактной лексике, имеющей, если так можно выразиться, духовную, социально-психологическую семантику, и относятся к ядру традиционного элегического словаря. Помимо них в лексическую плоть и кровь стихотворения входят лишь местоимения (я, ваша), два наречия, числительное и служебные слова.

В качестве образной микросистемы стихотворение образует закрытое структурное целое, состоящее, несмотря на маленький свой размер, из трех двустрочных частей. Первая часть состоит из двух строк: Судьба меня в младенчестве убила! Не знал я жизни тридцать лет — афористическая характеристика всей жизни поэта до встречи с адресатом миниатюры. Во второй не менее выразительно описано воздействие на поэта предмета его возникшего чувства. Заключительная часть — с повторяющимися семантически синонимичными присоединительными конструкциями с союзом и (И расцвела холодная могила, И я опять увидел свет), хотя и имеет внешне чисто повествовательное содержание (она сообщает о случившемся с поэтом перевороте в его жизни), воспринимается одновременно как яркое выражение всплеска эмоциональности.

Таким образом, шестистишие построено как рамочная стихотворная конструкция с антитезным содержанием начальных и заключительных двустиший. Поэтическая целостность миниатюры поддерживается также и языковыми фактами: лексической антонимией (убить — увидеть свет, жизнь — холодная могила, тьма — свет), номинативно-метафорическими индивидуально-авторскими связями слов (кисть — проговорила, расцвела — холодная могила), заключительной союзной анафорой и – и.

Крепко сбитая в композиционном отношении, по-современному ясная и чистая в языковом плане, элегия Полежаева «К своему портрету» и сейчас восхищает нас и своей искренностью чувств, и своим изящным исполнением.

Л-ра: РЯШ. – 1988. – № 1. – С. 56-61.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: