Болеслав Прус один из родоначальников польского критического: сочинение

Болеслав Прус – биография, новости, личная жизнь

Болеслав Прус

Болеслав Прус (польск. Bolesław Prus; настоящее имя и фамилия Александр Гловацкий, польск. Aleksander Głowacki; 20 августа 1847, Хрубешув близ Люблина, царство Польское, Российская империя – 19 мая 1912, Варшава, царство Польское, Российская империя) – польский писатель.

Александр Гловацкий родился в семье обедневшего шляхтича. Рано осиротел. Участвовал в Польском восстании 1863 года. Был ранен, взят в плен российскими войсками и после лечения в госпитале отпущен. В 1864 году вновь был арестован и заключён на три месяца в тюрьму.

По окончании лицея в Люблине поступил на физико-математический факультет Главной школы в Варшаве (1866-1868). Оставив учёбу из-за материальных трудностей, пробовал учиться в Училище сельского и лесного хозяйства в Пулавах, но вскоре вернулся в Варшаву.

В печати Александр Гловацкий дебютировал в 1872 году. Сотрудничал в варшавских газетах (1874-1903). Был редактором журнала «Новины» («Nowiny»; 1882-1883), где публиковал собственные публицистические статьи. Литературно-критические статьи Болеслава Пруса способствовали становлению в польской критике реалистической концепции искусства.

Высоко ценил творчество русских писателей, особенно Л. Н. Толстого.

Для газет написал большое количество фельетонов и хроник (свыше тысячи). Автор около сотни юмористических сценок и рассказов, написанных главным образом в молодости, рассказов с социальной проблематикой («Дворец и лачуга»; «Михалко», «Анелька», оба – 1880; «Антек», 1881).

Широкую известность приобрели рассказы о детях («Сиротская доля», 1876). Автор повестей «Возвратная волна» (1880), «Форпост» (1885, русский перевод 1887). Болеслав Прус создал новый тип социально-психологического романа («Кукла», 1887-1889) – панорама жизни Варшавы в 1878-1879 и вместе с тем история трёх поколений польских идеалистов. По роману поставлен одноимённый фильм «Кукла» Войцеха Ежи Хаса (1968) и телевизионный сериал (Польша, 1977).

Широкая картина жизни Варшавы и провинции дана в романе «Эмансипированные женщины» (1891-1893, русский перевод 1900).

Прус декларировал приверженность современной, злободневной тематике, однако написал исторический роман «Фараон» (1895-1896, русский перевод 1897). По роману поставлен одноимённый фильм Ежи Кавалеровича («Фараон», 1966).

В романе «Дети» (1908, русский перевод 1909) отразил Революцию 1905-1907 годов. В незаконченном романе «Перемены» (1911) создал образ русского студента-социалиста.

Произведения Пруса переведены на многие языки.

Библиография Болеслава Пруса:

Новеллы и рассказы:

«Дворец и лачуга» (Pałac i rudera) (1875; рассказ)
«Приключение Стася» (Przygoda Stasia) (1879)
«Возвратная волна» (Powracająca fala) (1880; рассказ)
«Михалко» (Michałko) (1880)
«Антек» (Antek) (1880)
«Обращенный» (Nawrócony) (1880)
«Шарманка» (Katarynka) (1880)
«Жилет» (Kamizelka) (1882)
«Он» (On) (1882)
«Голоса прошлого» (Milknące głosy) (1883)
«Грехи детства» (Grzechy dzieciństwa) (1883)
«На каникулах» (Na wakacjach) (1884)
«Ошибка» (Omyłka) (1884)
«Плесень мира» (Pleśń świata) (1884)
«Живой телеграф» (Żywy telegraf) (1884)
«Тени» (Cienie) (1885)
«Из преданий старого Египта» (Z legend dawnego Egiptu) (1888)
«Сон» (Sen) (1890)

Романы:

«Порабощённые души» (Dusze w niewoli) (1877)
«Анелька» (Anielka) (jako Chybiona powieść w 1880; ostateczna wersja w 1885; zaliczana często do opowiadań)
«Форпост» (Placówka) (отдельное издание 1886)
«Кукла» (Lalka) (отдельное издание 1890)
«Эмансипированные женщины» (Emancypantki) (отдельное издание 1894)
«Фараон» (Faraon) (отдельное издание в 1897)
«Дети» (Dzieci) (отдельное издание 1909).

Болеслав Прус один из родоначальников польского критического: сочинение

ПРУС, Болеслав (Prus, Boleslaw; автонім: Гловацкий, Александр, – 20.07. 1847, Грубешов, поблете. Люблина – 19.05.1912, Варшава) – польский писатель.

Родился в захудалой дворянской семье. Рано остался без родителей. С детства воспитывался у тети, а впоследствии – у брата Леона Гловацкого. Еще в гимназии под влиянием брата Леона принял участие в польском восстании 1863-1864 гг., целью которого была национальная независимость Польши и уничтожение феодальных порядков. Был ранен, некоторое время находился под арестом в Люблине. Впоследствии Прус не раз замислюватиметься над трагическими последствиями январского восстания. У1866 г. он окончил гимназию и поступил на физико-математический факультет Варшавской Главной школы, однако завершить обучение не смог из-за материальных трудностей.

Интересы Пруса в этот период были весьма раВНОобразными: он читал книги по экономике, психологии, истории, философии, интересовался работами русского физиолога И. Сеченова, живописью. В 1872 г. П. начал публиковаться в варшавских юмористических журналах «Муха» и «Шпильки». Следовательно дебютировал в литературе как автор юмористических рассказов под общим названием «Общественные эскизы». Позже, в 1890 г., Прус оценивать свои первые литературные публикации как «дурацкие шутки», которые он должен был писать, чтобы заработать на хлеб. Но на самом деле юмор будет играть особую роль во многих его произведениях, оставаясь способом освоения действительности. В газетах «Варшавский курьер» (1875-1887) и «Ежедневный курьер» (1887-1901) Прус регулярно публиковал фельетоны, в которых ярко проявился его сатирический талант. Он также публиковал в прессе публицистические статьи: «Что такое социализм как экономическая система?», «Набросок программы в условиях развития общества «и др. В атмосфере социально-политической борьбы между консервативной шляхтой и либеральными буржуаВНО-помещичьими кругами на мировоззрение и эстетические принципы Пруса определяющее влияние оказали идеи варшавского позитивизма. Разделяя убеждение польского позитивизма, улучшения жизни можно достичь только с помощью экономического подъема Польши, приспособления к реальной действительности и анализа ее новых условий, веры в прогресс и образование, Прус писал: «Покорившись перед необходимостью, возьмемся за уплату общественных долгов, ограничение наших потребностей и запросов, развитие сельского хозяйства и промышленности. распространение здоровых основ образования и нравственности», полностью отрицая таким образом любой революционный путь обновления общества. На этой основе сформировался и реалистический метод Пруса-художника, с помощью которого автор анализирует и критически осмысливает типичные общественные отношения.

Развитие реалистического метода в творчестве Пруса можно разделить на несколько этапов. В частности, большинство рассказов 1872-1877 гг. («Жилец с чердака», 1874; «Дворец и лачуга», 1874; «Сочельник», 1874; «Село и город», 1875; «Проклятое счастье», 1876) – это социальные «новеллы с тезисом», носят откровенно тенденциозный, утилитарный и дидактический характер, написаны под непосредственным влиянием идей позитивизма. Это проявляется в решительном протесте против социальной несправедливости, откровенной защите униженных и обиженных, разделении героев на положительных и отрицательных, использовании авторских объяснений и поучительных напучувань, обращений к читателю.

Постепенно Прус отказался от позитивистской тенденциоВНОсти и в новеллах 1878-1884 гг. («Обратная волна», 1880; «Катеринка», 1880) уделял больше внимания объективности изображения жизни, «правдивость воспроизведения типичных характеров при типичных обстоятельствах». Герои его новелл обычно относятся к низших общественных слоев – городская беднота и рабочие, которым автор искренне симпатизирует. Это – каменщик Якуб («Жилец с чердака»), сироты Ясь и Панєвка («Сиротская доля»), рабочий-строитель Михалко («Михалко») и др. Интересны также рассказы о детях («Аптек», «Грехи детства», «Анелька», «Приключения Стася» и др.), в которых особое внимание Пруса-художника привлекает возможность показать детское восприятие мира, раскрыть детскую психологию.

В 1885 г., когда начался процесс распространения буржуазных отношений в аграрном секторе и крестьянский вопрос приобрел особое значение, Прус написал известную повесть «Форпост» («Placowka»), героем которого стал крестьянин Слизняк. Мастерство писателя-реалиста совершенствовалась. Человеческий характер в повести показан во всей сложности, в совокупности различных свойств и качеств. Рассказы и повести того периода свидетельствуют о том, что Прус в своих взглядах оставался последователем варшавского позитивизма.

Закономерным был переход Пруса от малого жанра до широкого, эпического обобщения, где, по словам писателя, можно было бы охарактеризовать общественную жизнь, взаимосвязи и типы нескольких поколений». Результатом идейно-художественных поисков стало создание в 1887-1889 гг. социально-психологического романа «Кукла» («Lalka»), который считается одним из самых значительных достижений польской реалистической литературы XIX в.

В центре романа – история духовного кризиса Станислава Вокульського, который так и не смог преодолеть противоречия между своим социальным статусом капиталиста и идеалами, которые формировались в период революционной и общественной деятельности молодого Вокульського, когда он еще мечтал об избавлении народа. До самоубийства героя побуждает и безответная любовь к великосветской «куклы» Изабеллы. Известная польская писательница М. Домбровская назвала «Куклу» «первым в польской прозе произведением о любви, написанным на высоком уровне, с силой, страстью, с поразительным знанием психологии чувств и в то же время по-стендалівськи мужественно, экономно, без сентиментальной излишества». Для романа характерно сочетание эпичности повествования, широкого охвата действительности с углубленной психологической характеристикой героев. В романе «Эмансипированные женщины» («Eman-cypantki», 1890-1893) на фоне современной Пруса действительности изображена судьба молодой учительницы Мацзі Бжеської, которая также не находит своего места в жизни.

Едва ли не самым заметным произведением Пруса стал историко-философский роман «Фараон»(«Faraon», 1896), который оказался полной неожиданностью для современников учитывая интерес автора к событиям далекого прошлого в Древнем Египте. Впрочем, история этой страны интересовала писателя и ранее (рассказы Пруса «Злегенд Древнего Египта», 1888 и др.). Источниками для романа послужили исторические произведения французского египтолога Г. Масперо, «История Древнего Египта» Я. Жаїля, «История умственного развития Европы» американского ученого Дрейлера. Прус так сформулировал тему своего романа; «Три фактора: народ – фараон – жрецы. Гармония между ними и борьба». Движущей силой романа является борьба за политическую власть между могущественной кастой жрецов и молодым фараоном Рамзесом XIII, в результате которой последний погибает. И здесь Прус остается сторонником идеи позитивистов о возможности такого государства, в которой могла бы разумно сочетаться деятельность разных классов («Народ работал, фараон руководил, жрецы составляли планы»), расцвет которой зависел бы от благосостояния народа. Несмотря на то, что роман Пруса продолжает традиции исторических романов вальтер-скоттівського типа (приключенческая фабула, живописный исторический и местный колорит и т.п.), в нем происходят и новые элементы. Так, любовная интрига не определяет темпоритма развертывания сюжета, на историческом материале автор разрабатывает современную общественно-политическую проблематику, в частности проблему соотношения отдельного жизни и истории. Роман «Фараон» стал важным этапом на пути становления жанра реалистического романа в польской литературе и «обусловил появление исторических романов типа «Петра i» А. Толстого или «Генриха IV» Г. Манна» (Г. Каркевич). Влияние позитивизма чувствуется и в написанном после поражения русской революции 1905 г. романе «Дети» («Dzieci», 1908). Прус сравнивает революционную деятельность молодежи с бессмысленными «детскими» шалостями. Роман «Перемены» («Przemiany», 1911) оказался последним и незаконченным произведением писателя. Главным героем романа автор сделал российского студента-социалиста Димитрия Пермского.

С именем Пруса связано становление критического реализма в польской литературе XIX в. На украинском языке ряд произведений Пруса перевели В. Медущенко-Кривенко, А. Стаєцький, М. Пригара, Ю. Попсуенко, С. Ковганюк, Д. Андрухив.

Сочинение на тему Лирика Пушкина

Лирические произведения Пушкина поражают своей разнообразностью. Это размышления, переживания поэта. В них прослеживается несколько направлений – свобода, дружба, любовь, природа, философия, поэт и поэзия, политика.

Так теме свободы он уделяет внимание, когда находится в ссылке в Молдавии. Это стихотворения «К Чаадаеву», «Деревня». И самое яркое стихотворение из этой тематики – «Узник». Это он про себя пишет, он в ссылке находится под полицейским надзором. Себя он сравнивает со свободолюбивым орлом. Призывает обрести свободу.

У поэта было много друзей. Поэтому, тема дружбы отражена в стихотворениях «К Чаадаеву», стихи, которые поэт написал Пущину и Кюхельбекеру. Пушкин использует жанр дружеского послания, и тем самым становится родоначальником этого направления в литературе.

У каждого поэта есть любовная лирика. Есть она и у Пушкина. Он любил женщин и посвящал им стихи. Из некоторых получились прекрасные романсы и песни. Это – «Я помню чудное мгновенье …», которое было написано для Анны Петровны Керн. Это маленькая история любви Пушкина к этой даме. Он встречается с ней трижды, и каждый раз испытывает разные чувства.

« Я вас любил…» – это венец теме любви. Написано простым языком в виде монолога-размышления, но сколько чувств в него вложил поэт. Свой альтруизм, готовность пожертвовать во имя любви. А вот стихотворение «Не пой, красавица, при мне…» написано в жанре элегии-воспоминания. Два женских образа противопоставляются один другому.

Тема о роли поэта в жизни страны, его влияние на формирование мировоззрения, на общественную позицию. Так, в стихотворение «Пророк» Пушкин высказывает мысль о том, что роль поэта в обществе сравнима с ролью библейского пророка. В других стихотворениях «Поэт», «Поэт и толпа» Пушкин высказывается о высокой миссии поэта в своем отечестве.

Достаточно вспомнить строку «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан, а что такое «гражданин»? отчества достойный сын». Пушкин и был таковым. У него есть своя, отличная от других, гражданская позиция. Он поддержал декабристов, и был за это сослан в ссылку. Но он поддерживает своих друзей в далёком суровом краю морально. Пишет знаменитое стихотворение «Во глубине сибирских руд…».

И самое сильное стихотворение поэта « Я памятник себе воздвиг нерукотворный». Поэт надеется, что после его смерти последующие поколения его не забудут. Не зарастёт тропа к его памятнику, не будет забыто его творчество.

Я считаю, что современным поэтам надо учиться у Пушкина. Если не можешь писать так, как он и лучше его, то нечего бумагу марать.

Вариант 2

Кто не знаком с творчеством Александра Сергеевича? Конечно, все знают и любят его произведения, как в России, так и за ее пределами. Пушкин считается основоположником литературного языка в России. Пушкин стоит как бы во главе других поэтов.
Его произведения угадываются в первых строк, В его стихах, словно слышится и легкая музыка, и пение птиц в зелени деревьев и шум ветерка, что легкой прытью пробежал по траве. Стихотворение Александра Сергеевича «Я помню чудное мгновение» до сих пор является эталоном выражения любовных переживаний. Автор настолько тонко описывает состояние своей души, что невозможно сдержать трепет собственного сердца, читая это стихотворение. Пушкин, мы можем судить по его чувственным произведениям, был эмоциональным человеком, именно поэтому его любовная лирика так восхищает читателя и в наши дни, затрагивая струны читательских душ.

Также Пушкин не обошел стороной и политику в своих стихах. Ярким примером поэтической лирики служит произведение «Деревня», которое вышло из-под пера автора в 1819 году. В данном произведении поэт очень явственно передает дух той эпохи крепостного права и настрой людей, которые, как и сам автор надеются на отмену рабства. Как говорили современники автора, его поэтическая лирика была близка народу, стихи, будто искорки костра, разлетались по всей стране. Это не удивительно, ведь такие строки как:

«Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!»

Не может не брать за душу русского человека.

Тема дружбы также занимает много место в лирических творениях поэта. В дружбу автор вкладывал большой смысл и был преданным другом. Первые стихи о дружбе автор написал еще в лицее. Первые стихи о дружбе полны юношеского задора, но также в них чувствуется, что автор очень ценит друзей и дружба их непоколебима. Чувства автора к своим друзьям как нельзя лучше передает

отрывок из стихотворения, который Пушкин написал в 1825 ,находясь в ссылке:

«Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он как душа неразделим и вечен-
Неколебим, свободен и беспечен…»

Как мы видим, Александр Сергеевич был многогранным лириком. Любовная лирика, заставляет трепетать наши сердца. Лирика поэтическая призывает нас верить в свою страну и надеяться на лучшее. Лирика дружбы показывает читателю пример нерушимости дружеских клятв. Одоевский назвал Пушкина солнцем русской поэзии и был прав. Александр Сергеевич, подобно небесному светилу охватывал и освещал в стихах все стороны души человека.

Лирика Пушкина

Несколько интересных сочинений

Произведений посвященных Великой Отечественной войне 1941-1945 годов в советской литературе множество. Но из всех произведений нельзя не выделить поэму А.Т.Твардовского «Василий Теркин».

Люди любят побеждать. Вкус победы дарит наслаждение долго. Победы могут быть глобальными, а могут быть ежедневными и мелкими. Существует победа над собственными страхами, ленью.

Любани – 4 глава легендарного произведения Радищева Путешествие из Петербурга в Москву. По мнению большинства читателей, является одной из самых известных частей данной повести. Причиной возникновения подобных

Герасима можно назвать главным персонажем в данном произведении. Рассказ наполнен такими темами, как привязанность и крепость духа. Описанный персонаж позволяет читателю сделать такой вывод

У меня есть дедушка, его зовут Гена. Когда я была маленькая, мы вместе часто играли. Он водил меня на разные аттракционы, спортивные площадки, он даже сидел со мной в песочнице и лепил разные пирожки из песка.

sochinyai.ru

Готовые сочинения на любую тему!

“Лирика Пушкина” – сочинение

Вариант 1:

Оцените этот вариант сочинения: 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.13 [ 169 Голоса (ов)]

Гениальный поэт А. С. Пушкин обладал удивительным талантом — он умел чувствовать каждое движение сердца, иллюстрировать все полутона человеческих чувств в своих произведениях.

Всю жизнь Александр Сергеевич поклонялся красоте, воплощала которую Женщина. Возможно, именно благодаря этому тема любви в пушкинской лирике так многогранна. Его жизнь была полна увлечений: и глубоких, и мимолетных. Каждое из них рождало в душе мастера стихи.

Стихотворение «Я помню чудное мгновенье. » родилось как гимн высокого и светлого чувства Любви. Пушкин посвятил его А. П. Керн. Начинается стихотворение с воспоминаний о близком сердцу и прекрасном образе – «мимолетном видении», которое навсегда вошло в сознание автора. Это воспоминание подогревается горячим и трепетным чувством и мы невольно проникаемся этим благоговейным поклонением святыне красоты. Пушкин всецело отдается чувству, охватившему его, и отметает мелкие житейские неурядицы, считая их незначительными и ненужными, если речь идет о любви.

Как ни удивительно, но самые привычные и обыкновенные слова, которые мы употребляем ежедневно, в произведениях Пушкина создают ощущение возвышенности, любви и радости.

Недаром композитор М. И. Глинка написал романс на стихи великого поэта. Примечательно, что посвящен он был дочери Анны Петровны Керн. Так стихи и музыка были соединены с помощью любви, это создало гимн высокому чувству.

Любовная лирика поэта являлась отражением его жизни, всего того, что было действительно пережито им и прочувствовано. Но каким бы это чувство ни было, оно всегда несет отпечаток нравственной чистоты и душевного благородства. Именно поэтому благодаря пушкинской лирике у многих поколений пробуждаются и будут пробуждаться «чувства добрые».

Больше всего я люблю лирику этого великого поэта за её искренность, которую ощущаешь в каждой строчке.

Вариант 2:

Оцените этот вариант сочинения: 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.91 [ 121 Голоса (ов)]

Поклонники творчества Александра Сергеевича Пушкина безошибочно узнают его произведения с первых строк. И дело не в том, что они знакомы нам еще со школьной поры. Дело в особой подаче мысли, в стремлении сердечных порывов и искреннем повествовании автора.

Многие стихотворения этого замечательного русского поэта звучат, как лирические песни. Переплетения боли и ликования, любви и отчаяния, логики и фантазии — в творениях автора каждый найдет для себя то, что неизменно затронет струны души.

«Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты. »

Слышите? Здесь звучат переливы колокольчика, и тихое шуршание снежинок, и чуть слышная песнь утренней пташки. А в сердце зарождается радость и хочется лететь навстречу к чему-то новому, прекрасному! Каждая строка произведений Пушкина изящна и прекрасна. Только безгранично талантливый человек может создать такое чудо, которое даже спустя века будет понятно и актуально!

Пушкину удавалось даже то, что не под силу другим именитым мастерам пера. Как можно творить, создавая лирические произведения, в которых затронуты различные темы? При этом каждое из них остается родственным по духу любому читателю.

Восточная мудрость веет от его «Фонтана Бахчисарайского дворца» и «Подражания Корану», поражают воображение философские размышления поэта на тему библейских персонажей в произведениях «Демон» и «Свободы сеятель. », «Пророк».

Бесценный талант А. С. Пушкина позволял ему создавать уникальные шедевры литературного искусства, где даже злободневные темы превращались в лирику и она по сей день находит отклик в сердцах наших современников.

Заказать сочинение
Мы можем написать 100% уникальное сочинение под любые ваши требования всего за 24 часа!

Лирика Пушкина – сочинение

При упоминании А.С. Пушкина перед нами встают стихи грустные и унылые, жизнеутверждающие и радостные. На какую только тему не писал поэт, что только его не волновало? Его произведения волновали сердца лучших людей России, призывали к борьбе за свободу. Его работы помогали увидеть красоту родного края, а в незатейливых пейзажах рассмотреть всю прелесть русских просторов.

Немало строк Пушкин написал на тему свободы и вольности. Этой темой он начал интересоваться в годы учебы в лицее, и пронес ее через все свое творчество, посвятив много замечательных стихотворений. В одном из стихотворений он призывает вести борьбу с тиранией.

Александр Сергеевич является истинным патриотом. Призывая молодое поколение русского дворянства самоотверженно служить Отечеству, он в тоже время говорил о том, что надо бороться против крепостного права. Особенно близки были стихи, посвященные декабристам. Они его боготворили, и поэтому поэт был в немилости у государя за эту дружбу. Пушкин был близок к народу. Жить в удовольствии и сытости, зная, что крестьяне подвержены мучениям, он не мог. С огромным негодованием поэт пишет в произведении “Деревня” о бесправии крепостного права.

Даже победа над французскими захватчиками не обрадовала поэта. Ведь люди, мужественно сражаясь на поле битвы, вернувшись, домой, часто влачили жалкое существование. В этом труде Александр Сергеевич призывал к свержению рабства и обретению свободы.

Лирические нотки пронизывают все крупные стихотворные формы. Такие труды, как «Евгений Онегин», «Руслан и Людмила» вызвали немало пересудов. Много было критики в том, что поэт не отразил в этих работах главную мысль. Много трудов поэт посвятил любовной тематике. Каждое из этих творений отличается своей музыкальностью и мелодичностью. Важным моментом в жизни Пушкина были дружеские отношения. Поэтому у поэта было множество работ, посвященных своим друзьям Языкову, Дельвигу. В стихотворении к «К Пущину» автор считает друга бесценным.

Пушкин был настоящим творцом и ценителем природы. Он воспринимал ее зорким взглядом художника и тонким чутьем музыканта. Символом пейзажа часто выступают вольнолюбивые порывы. Так, например, в творении «К морю» поэт образ моря связывает с вольной стихией свободы. Пушкин видел и понимал всю окружающую жизнь. Поэтому его произведения так близки и понятны читателям.

2 вариант

Лирические произведения Пушкина поражают своей глубиной. В них видно, что поэта беспокоят, такие темы, как свобода, дружба, любовь, природа, политика.

О свободе он пишет, когда его сослали в Молдавию. Самое громкое стихотворение этого периода – «Узник». Он написал его о себе, его посадили под полицейский надзор. Он сравнил себя с орлом, который призывает вырваться на волю.

У Пушкина было большое количество друзей. Он стал первооткрывателем такого жанра, как дружеского послания в литературе. Он писал в стихотворной форме обращения к своим друзьям по лицею.

Особенно хороши у Пушкина были лирические стихотворения о любви. Он обожал женщин и писал для них стихотворения. Многие из них потом были положены на музыку. Одно из таких стихотворений «Я помню чудное мгновенье …» он посвятил прекрасной женщине Анне Керн. Он видел её всего три раза, и все время испытывал разные чувства.

Стихотворение « Я вас любил…» стало одним из символов любви. Оно изложено доступным языком, который понятен всем, но зато, в него было вложено много чувств и душевных переживаний.

Он рассматривал тему роль поэта в жизни страны, о том, как он влияет на происходящие процессы в обществе.

Пушкин был достойным гражданином родного отечества. Он имел свою независимую гражданскую позицию. Он оказал поддержку декабристам, и его отослали подальше от столицы. Он поддерживает их моральный дух и посвящает этим людям своё стихотворение «Во глубине сибирских руд…».

Но самым сильным стихотворением поэта стало « Я памятник себе воздвиг нерукотворный». В нем он выразил надежду, что его стихотворения будут известны и после смерти. Что его творчество будут помнить потомки.

А. С. Пушкин был гением, он тонко чувствовал движение сердца, все полутона чувств и передавал их в своих произведениях.

Почти все стихотворения поэта звучат, как лирические песни. В них тесно переплетаются боль и ликование любви, отчаяние и фантастика. Каждый человек может найти в его стихотворениях то, что затронет именно его душу

Все кто знаком с творчеством поэта, всегда узнают его произведения с первых строк. У него особая подача смысла, передача сердечных порывов.

Талант А. С. Пушкина бесценный, он позволил создать шедевры литературного искусства, и до сих пор лирика поэта находит отклик в сердцах.

Также читают:

Картинка к сочинению Лирика Пушкина

Популярные сегодня темы

Действие рассказа «История одного города» развивается в городе Глупово, которого в действительности не существует. Его придумал автор произведения, Салтыков – Щедрин. Весь сюжет закручен вокруг градоначальников этого города

Всю свою жизнь я жил в большом городе, ни на шаг не отходя от цивилизации. За все эти годы я ни разу не был даже в деревне у бабушки, не то что в лесу или в горах.

Жили на даче в маленьком доме рядом с лесом. Родители ушли в гости. Наступил вечер. Как послушные мальчики, с приходом темноты стали самостоятельно умываться

Борис Михайлович Кустодиев (1878-1927) – известный русский художник и график. Родился в Астрахани в семье преподавателя духовной гимназии. Впервые проявил интерес к живописи в пятилетнем возрасте.

Я Петр Романов – парень из старшего класса нашей школы. Я бежал по улице. Шёл проливной летний дождь. Крупные капли струились по моему лицу и падали на землю

Поэзия А.С. Пушкина

Первое, что бросается в глаза при чтении стихов Пуш­кина, — это их удивительная прелесть, яркость и ясность образов, сила чувств, блеск ума, виртуозное владение словесными средствами — ритмом, звуками.

Стихи Пушкина надо читать очень внимательно, вду­мываясь в каждое слово, потому что каждое слово у него важно для понимания целого. Н.В.Гоголь писал в статье «Несколько слов о Пушкине»: «Здесь нет красноречия, здесь одна поэзия: никакого наружного блеска, все просто, все прилично, все исполнено внутреннего блеска, который раскрывается не вдруг; все лаконизм, каким всегда бывает чистая поэзия. Слов немного, но они так точны, что обозначают все. В каждом слове бездна пространства. »

Неисчерпаем материал, который впервые художест­венно внес в русскую литературу Пушкин: характерные образы сверстников поэта, европейски просвещенной и страдающей молодежи XIX века, мир униженных и оскор­бленных, стихия крестьянской жизни и национально-ис­торический мир; великие социально-исторические кон­фликты и мир переживаний уединенной человеческой души, охваченной всепоглощающей идеей, которая стала ее судьбой, и т.д. И каждая из этих областей находила в дальнейшем развитии литературы своих великих художни­ков — замечательных продолжателей Пушкина — Лермон­това, Гоголя, Тургенева, Гончарова, Некрасова, Салтыко­ва-Щедрина, Достоевского, Льва Толстого.

Метод Пушкина можно определить как высшую худо­жественную объективность. Поэт отказывается от навязы­вания изображаемой им действительности авторских вку­сов, пристрастий, желаний. Он дает обобщение законов развития самой действительности, независимо от того, отвечают ли они намерениям автора. Это сказывается уже в первых романтически окрашенных стихотворениях.

Но объективно отражая действительность, Пушкин не исключает и восприятие самого поэта-художника. Объек­тивность Пушкина — это пристальное внимание к другим людям, постоянно звучащее в его произведениях горячее сочувствие их радостям и страданиям.

Общественная тема, тема народа и его судьбы, зани­мала одно из главных мест в его творчестве.

В юношеском стихотворении «К Чаадаеву» (1818) Пушкин, говоря о страстном желании увидеть родину свободной, сравнивает силу и непосредственность этого желания с чувством страстного любовника:

Мы ждем с томлением упования

Минуты вольности святой,

Как ждет любовник молодой

Минуту верного свидания.

Поэта соединяло с Чаадаевым чувство дружбы и еди­номыслия еще со времен учебы Пушкина в Царскосель­ском лицее. Тема вольнолюбивой дружбы вызывала при­вычные со школьной скамьи образы героев Древнего Рима и Древней Греции. Эти герои вызывали чувство благого­вейного восторга, служили примером высокой добродете­ли, вызывали восхищение человечества пламенной любо­вью к своему отечеству:

Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,

Мой друг, отчизне посвятим

Души прекрасные порывы

Заключительные строки призывали к подвигу, кото­рый каждый понимал как революцию, как действие. Имен­но поэтому лучшее время жизни, самую сильную и само­отверженную пору надо посвятить Отчизне. Участие в подвиге, освобождающем Россию от самовластия, обеспе­чивало более прочную славу («И на обломках самовластья Напишут наши имена»).

Это послание для последующих поколений стало ли­тературным памятником истинной дружбы, вдохновлен­ной общностью политических идеалов.

В другом послании к Чаадаеву (1821) поэт выражает благодарность своему другу:

Во глубину души вникая строгим взором,

Ты оживлял ее советом иль укором.

Здесь звучит мотив принимания дружбы как высокой ответственности за моральную чистоту друга, здесь и при­знательность за строгость, за совет, но главная благодар­ность выражена в строке: «Твой жар воспламенял к высо­кому любовь. » А высокое во времена Пушкина — это любовь к свободе, к «вольности святой».

В духовной жизни поэта дружба играла огромную роль. Поэтому большое значение приобретали для него лирические послания к друзьям на празднование ежегодной годов­щины образования Лицея.

Поэт посвящает вдохновенные строки каждому из друзей — Пущину, Горчакову, Дельвигу, Кюхельбекеру, благодаря их за то, что они, верные дружбе, посетили «поэта дом опальный. » Все стихотворение — гимн дружбе. «Друзья мои, прекрасен наш союз!» — восклицает поэт («19 октября» (1825)).

Для лирического героя Пушкина любовь — это глубо­кое, нравственно чистое, нежное и самоотверженное чув­ство, это восторг перед духовной и физической красотой, это гимн в честь возвышенного, светлого чувства любви, это выражение безграничного уважения к женщине, это трогательная преданность любимой, это муки ревности.

Редкое стихотворение Пушкина обладает такой попу­лярностью, как «Я помню чудное мгновенье. », посвященное А.П.Керн, написанное поэтом в изгнании в 1825 году.

Пушкин начинает свое стихотворение с воспоминания о первой встрече с Керн и мысленно переносится в петер­бургскую обстановку 1817-1820 годов, в годы, проведен­ные:

В томлениях грусти безнадежной,

В тревогах шумной суеты.

События оборвали эту пору жизни поэта:

Шли годы. Бурь порыв мятежный

Рассеял прежние мечты.

Наступили тяжелые годы изгнания:

В глуши, во мраке заточенья

Тянулись тихо дни мои

Без божества, без вдохновенья,

Без слез, без жизни, без любви.

Слезы, любовь, вдохновение — вот спутники подлин­ной жизни. Но подавленное состояние поэта продолжалось недолго, и к новой встрече Пушкин приходит с ощущением полноты жизни:

Душе настало пробужденье:

И вот опять явилась ты,

Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

Последние два стиха повторяют начальное четверости­шие. Они знаменуют возврат к юности, преодоление тоски минувших лет.

И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли вновь

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

Пробуждение души открыло Пушкину возможность упоения творчеством, жизнью, любовью. Любовь в жизни и творчестве поэта всегда была страстью, в высшей степени воплощающей ощущение жизненной полноты.

Несколько нежных, поражающих своей трогательнос­тью стихотворений посвятил Пушкин Е.К.Воронцовой, о которой он помнил всю жизнь («Сожженное письмо», «Талисман», «Ненастный день потух. », «Прощание»). Эти стихи отличаются чувством большого уважения к женщине.

Очень часто тема любви сливается у Пушкина с лири­ческим пейзажем, гармонирующим с тем чувством, которое владеет поэтом. Пример тому — чудесные строки стихотво­рения «На холмах Грузии лежит ночная мгла. », написан­ного в мае 1829 года во время путешествия в Арзрум.

Говоря о любви, поэт не употребляет ни развернутых сравнений, ни ярких эпитетов. Он пишет, кажется, совсем просто, непринужденно. Поражает лаконизм и точность предложений. Ясно ощущается прохлада и свежесть летней ночи, глухой рокот набегающих волн в звонкой тишине и такое же непосредственное, чистое и прекрасное, как сама природа, чувство поэта.

Пейзажная лирика занимает особое место в творчестве Пушкина. Он был первым русским поэтом, который не только сам узнал и полюбил чудесный мир природы, но и открыл для читателей удивительную прелесть светлых, нежных красок пейзажа средней полосы России, величие седых снежных вершин Кавказа, своеобразную красоту морской стихии. На протяжении всего творчества Пушкин обращается к пейзажной лирике.

Своему излюбленному времени года поэт посвятил стихотворение «Осень». Простой и скромный пейзаж сред­ней России передан здесь во всей его поэтичности. Следует внимательно отнестись к эпиграфу: «Чего в мой дремлю­щий тогда не входит ум?», взятому из стихотворения Державина «Евгению. Жизнь званская». Этим эпиграфом Пушкин утверждает тесную связь своего стихотворения со знаменитым посланием Державина, в котором прославля­ется покой и уединение на лоне сельской природы.

У Пушкина мотив уединения, отхода от сует светской жизни также имеется, хотя и не играет такой большой роли, как у Державина. Пушкин восторгается видом русской природы, ее осенней пышностью и красотой, восприни­маемой им как знамение вечного обновления жизни:

Унылая пора! Очей очарованье!

Ощущение здоровья, душевной бодрости, полноты жизни, творческой силы наполняет это стихотворение, придает ему оптимистическое, жизнеутверждающее звуча­ние:

И с каждой осенью я расцветаю вновь.

Эмоциональная окрашенность предметов не нарушает точной и наглядной картины, словно запечатленной на полотне кистью художника: последние листья, осыпаю­щиеся с деревьев, промерзшая дорога, застывший пруд — скупые детали, отмечающие лишь главные перемены в природе.

По манере письма «Осень» во многом близка к «Евге­нию Онегину». Здесь та же разговорная интонация, непри­нужденная беседа автора с читателями, многочисленные отступления от темы, иронические замечания, необычная для лирики свобода повествования. Автор разговаривает с читателем. Он не только рисует картину осени, но и рассказывает о деревенской жизни, о себе самом.

За простым и естественным повествованием в стихо­творении стоит непосредственно сам автор, со своей умной, всепонимающей иронией, равно опасающийся и идиллии, и ложной патетики.

В то же время в «Осени» основной является тема возникновения творчества, рождения поэзии, которой за­вершается стихотворение. Поэзия, творческое вдохновение пробуждается в результате жизненных наблюдений. Пол­нота бытия, богатство впечатлений от природы и рождает творческий порыв. Пушкин говорит здесь не о простом воспроизведении действительности. Он противопоставляет рождение творческого вдохновения обычному состоянию поэта.

И забываю мир — ив сладкой тишине

Я сладко усыплен моим воображеньем,

И пробуждается поэзия во мне.

Тема поэзии, творческого вдохновения возникает в результате этого неисчерпаемого богатства впечатлений от действительности, окружающей природы, полноты бытия.

В окончательной редакции Пушкин завершает свое стихотворение вопросом: «Плывет. Куда ж нам плыть?», после которого ставит две строчки точек, означающих полную свободу ответа на этот вопрос. Тем самым сохра­няется возможность для поэта избрать любую тему, любой курс для своего поэтического корабля.

Для Пушкина одной из важных тем творчества была тема призвания поэта. Стихотворение «Пророк» было на­писано осенью 1826 года.

Библейский пророк прежде всего носитель правды, неподкупности, справедливости, обличитель владык мира сего, защитник интересов народа. Пророк Пушкина высту­пает как провозвестник истины: он «глаголом» должен «жечь сердца людей», но он прежде всего творец, охвачен­ный вдохновением. У Пушкина пророк несет людям муд­рость, знание природы и законов, управляющих вселенной и человеческими судьбами. Пушкин выражает не только свое понимание призвания поэта как обличителя пороков общества, как учителя жизни. Он показал в «Пророке» роль вдохновения, определяющего творчество подлинного поэта. Этот смысл стихотворения — рождение вдохновения — у Пушкина передан в библейской форме.

Пушкинский поэт — пророк, хотя и обретает высокий божественный дар всеведения, не отрывается от земли. Его проникновение в тайны природы лишь результат его вдох­новения, творческого познания.

«Пророк» Пушкина посвящен описанию рождения поэта, обретению им поэтического дара, свойственного не любому поэту, а лишь тому, кто, будучи «томим» «духовной жаждою», способен преодолеть в себе «малодушную» при­верженность к «заботам суетного света».

Стихотворение написано не от лица автора, а от имени библейского пророка.

Духовный жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился.

— так говорит о себе пророк. Автор, в сущности, устраня­ется: не он говорит о пророке, а сам пророк рассказывает о себе, о нисшедшем на него вдохновении. Поэтому рас­сказ его выдержан в том библейском стиле, которым напи­сана книга пророка Исайи. Пользуясь библейскими обра­зами и мотивами, Пушкин изображает творческое прозрение поэта. Томящийся «духовной жаждой», внутрен­ней, еще не осознанной потребностью творчества, поэт «влачится» в «пустыне мрачной» в духовном одиночестве. Явление серафима знаменует рождение того вдохновения, которое отличает пророков и поэтов. В «Пророке» передана не только библейская образность и лексика, но и суровая, торжественная интонация речей пророков, скупой библей­ский синтаксис кратких предложений.

Перечисление признаков и свойств ясновидения про­рока дано в нагнетании предложений, придает библейскую энергию интонации, гипнотизирует властность лаконичес­ки сжатых фраз:

Моих ушей коснулся он, —

И их наполнил шум и звон:

И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полет,

И гад морских подводный ход,

И дольней лозы прозябанье.

Стихотворение является монологом, чем и мотивиро­ван высокий, торжественный ораторский стиль.

Поэт в понимании Пушкина — пророк, который чуж­дается мнения «толпы», светской «черни», чья жизнь огра­ничена эгоистическими заботами о материальных благах, мнения людей, не понимающих его высоких целей. Поэт-пророк возвышается над обыденным, над разрозненными и внешними фактами жизни. Его поэтический взор, по мысли Пушкина, должен проникать в глубину явлений, не ограничиваясь их поверхностью.

Пушкин был в полном смысле слова законным и полновластным наследником всех богатств мировой поэ­тической культуры. В то же время Пушкин ничего не заимствовал механически, а создавал свою собственную, непохожую на предшествующую и невозможную в прежних условиях, неповторимо своеобразную художественную сис­тему, которая приобретала общенациональные характер и значение.

Стихотворение «Я памятник себе воздвиг нерукотвор­ный. » (1836) представляет своего рода поэтическое заве­щание Пушкина. По теме оно восходит к оде римского поэта Горация «К Мельпомене», откуда взят и эпиграф. Первый перевод этой оды был сделан М.В.Ломоносовым, ее основные мотивы развивал и Г.Р.Державин в своем стихотворении «Памятник» (1796). Но все поэты, подводя итог творческой деятельности, различно оценивали свои поэтические заслуги и смысл творчества, по-разному фор­мулировали свое право на бессмертие.

Гораций считал себя достойным славы за то, что хорошо писал стихи, Державин — за поэтическую искрен­ность и гражданскую смелость.

Пушкин говорит о себе не только как о национальном русском поэте, оставившем след в памяти народной (к его памятнику «не зарастет народная тропа»). Он как бы и очерчивает географические границы своей славы, проро­чески предсказывает, что его поэзия станет достоянием всех народов России:

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык,

И гордый внук славян, и финн, и ныне дикий

Тунгус, и друг степей калмык.

Свой «нерукотворный» памятник, свою будущую по­смертную славу Пушкин связывает с существованием поэ­зии:

И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит.

Эти строки, как и многие другие в стихотворении, вызывают ряд ассоциаций, образов, знакомых по ранней лирике Пушкина.

В четвертой, самой важной по содержанию строфе, Пушкин дает точную и лаконичную оценку идейного смыс­ла своего творчества. Он утверждает, что право на всена­родную любовь заслужил гуманностью своей поэзии, тем, что своей лирой он пробуждал «чувства добрые». Поэтому невольно вспоминаются слова В.Г.Белинского, сказанные всего через десять лет после написания Пушкиным этого стихотворения: «Общий колорит поэзии Пушкина, и в особенности лирической — внутренняя красота человека и лелеющая душу гуманность».

В этой же строфе Пушкин подчеркивает, что вся его поэзия была проникнута вольнолюбивыми настроениями, духом свободы, восславлять которую в «жестокий век» николаевского режима было неимоверно трудной и не всегда безопасной задачей.

Концовка стихотворения — традиционное обращение поэта к своей музе. Муза должна быть «послушна» только «веленью божию», т.е. голосу внутренней совести, голосу правды, и следовать собственному высокому предназначе­нию, не обращая внимания на «хвалу и клевету» невежест­венных глупцов. Разумеется, говоря о «невеждах» и «глуп­цах», Пушкин не был высокомерен, не отделял себя от других людей. Он лишь подчеркивал независимость своих суждений и мнений, свое право поэта идти туда, «куда влечет. свободный ум», подниматься все к новым и новым высотам творчества.

И это чувство личного достоинства, гордого самоут­верждения и нашло свое великолепное и полное воплоще­ние в торжественно-величавых заключительных строках «Памятника»:

Веленью божию, о муза, будь послушна,

Обиды не страшась, не требуя венца,

Лирическое начало как выражение эмоциональности в детских сказках и эпической поэзии А. С. Пушкина Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Чумакова Татьяна Викторовна

Статья посвящена проблеме представления эмоциональной семантики в художественном тексте на материале эпической поэзии А.С.Пушкина. Рассматриваются средства выражения субъективных языковых категорий в синтаксисе «Сказки о царе Салтане…». Анализируются структурно-семантические особенности риторических вопросов и восклицаний, функционирующих в речи автора и персонажей сказки.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Чумакова Татьяна Викторовна

The article is devoted to the problem of representation of emotional semantics in literary text on the material of the epic poetry by Alexander S. Pushkin. The means of expression of subjective language categories in the syntax of “The tale of tsar Saltan. “. Structural-semantic features of rhetorical questions and exclamations, functioning in the speech of the author and the characters in the tale are being analyzed.

Текст научной работы на тему «Лирическое начало как выражение эмоциональности в детских сказках и эпической поэзии А. С. Пушкина»

ЛИРИЧЕСКОЕ НАЧАЛО КАК ВЫРАЖЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ В ДЕТСКИХ СКАЗКАХ И ЭПИЧЕСКОЙ ПОЭЗИИ А.С.ПУШКИНА

Статья посвящена проблеме представления эмоциональной семантики в художественном тексте на материале эпической поэзии А.С.Пушкина. Рассматриваются средства выражения субъективных языковых категорий в синтаксисе «Сказки о царе Салтане. ». Анализируются структурно-семантические особенности риторических вопросов и восклицаний, функционирующих в речи автора и персонажей сказки.

Ключевые слова: экспрессивность, семантика эмоциональности, субъективная модальность, оценка, риторический вопрос, восклицательное предложение, эмоциональное обращение, авторская модальность в художественном тексте.

Tatyana V. Chumakova

EMOTIONAL LYRICAL EXPRESSION IN FAIRY TALES AND EPIC POETRY BY A.S.PUSHKIN

The article is devoted to the problem of representation of emotional semantics in literary text on the material of the epic poetry by Alexander S. Pushkin. The means of expression of subjective language categories in the syntax of “The tale of tsar Saltan. “. Structural-semantic features of rhetorical questions and exclamations, functioning in the speech of the author and the characters in the tale are being analyzed.

Key words: expressiveness, semantics of emotion, subjective modality, rhetorical question, exclamation sentence, emotional appeal, architectural modality in literary text.

Чумакова Татьяна Викторовна – кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и методики его преподавания ФГАОУВО «Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.И.Лобачевского» (Арзамасский филиал). 607220, г.Арзамас Нижегородской области, ул.Пландина, д.21/2, кв.24, тел.: +79030426569, e-mail: chum_2013@mail.ru

В современных филологических исследованиях в рамках антропоцентрического направления важное место занимает изучение «разветвленной системы актуализации фигуры говорящего в общении. Это и оценочные номинации и целые оценочные высказывания, оценочные коммуникативы, и специальные авторизующие конструкции, выражающие знания и мнения автора. » [3, с. 465]. В художественном тексте это, с одной стороны, выдвигает на первый план позицию говорящего (автора или персонажа), а с другой стороны, связано с одним из значимых качеств речи -выразительностью [2, с. 8]. Такое качество художественной речи создается на основе использования разнообразных средств системы языка: лексических, фразеологических, морфологических, синтаксических и других.

Актуальность изучения функционирования языковых единиц обусловлено развитием «целого ряда новых лингвистических дисциплин – прагматики, функциональной лингвистики, стилистики текста и др.» [5, с. 293]. Функциональный подход к явлениям языка и художественной речи соотносится с возрождением интереса к риторике во второй половине XX в., что вызвало появление термина «неориторика» [5, с. 293]. В рамках этой науки исследуются риторические фигуры (стилистические фигуры, фигуры речи), к которым относятся и такие синтаксические конструкции, как риторические вопросы, риторические обращения, риторические восклицания. Все они являются средствами выражения семантической категории экспрессивности, которая характеризуется различными формами проявления экспрессивной функции языка, его способностью выражать в содержании синтаксических единиц многообразие эмоциональных и оценочных отношений субъекта речи ко всему, что связано с процессом общения. Экспрессивность языковых единиц заключается в способности их содержательной стороны отражать эти отношения в виде особых, экспрессивных признаков. Будучи субъективными, они противостоят в языке объективному значению коммуникативных единиц [9, с. 403].

Антропоцентрический фактор, субъективная природа объединяет такие функционально-семантические категории, как экспрессивность, эмоциональность (эмотивность), оценочность, субъективная модальность [13]. На уровне художественного текста экспрессивные синтаксические конструкции оформляют авторскую модальность, отражающую позицию говорящего (автора текста или персонажа) [11].

В литературной сказке сочетаются два начала – эпическое, обусловленное жанром произведения, и лирическое, идущее от автора [6, с. 247]. Восклицательные предложения являются синтаксическим средством создания лирической экспрессии в тексте сказок А.С. Пушкина, которые по-своему выражают «полноту и динамику душевной жизни автора» [6, с.251]. Лирическое начало воплощается в различных формах выражения в художественном тексте авторской модальности, то есть авторской позиции, авторского отношения к героям [11; 13]. В этом аспекте рассматриваются риторические вопросы, восклицания, функционирующие в речевых структурах персонажей «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди» (1831).

По оценкам пушкиноведов, в 30-х годах Пушкина занимала тема Дома: вопросы общества, истории освещались им с позиций «домашнего» человека. Под таким углом зрения легко было отделять добро от зла, правду от лжи. Поэт использовал особую жанровую форму стихотворной «простонародной» сказки, чтобы включить и народную точку зрения на эти вопросы [1, с. 131 – 132]. «Сказка о царе Салтане. » по своему сюжету, концовке может быть названа сказкой исполненных желаний. Уже в начальном эпизоде три девицы загадывают заветные желания, которые без промедления исполняются. Счастливый случай (например, в лице батюшки-царя «позадь забора») помогает реализовать любое человеческое желание. Однако желание желанию — рознь [1, с. 133]. «Три девицы» приходятся друг другу сестрами («Вы ж, голубушки-сестрицы. »). Осуществление мечты молодой царицы порождает недобрые чувства у ее сестер: «В кухне злится повариха, / Плачет у станка ткачиха –

И завидуют оне / Государевой жене» [8, с. 607] . Именно поэтому у них возникает желание погубить царицу и ее сына: «А ткачиха с поварихой . /Извести ее хотят. » [8, с. 608]. Это желание становится основой развития сюжета, повествования о разлучении и воссоединении семьи царя Салтана.

Лирическое начало в тексте воплощается в разнообразном обозначении эмоций персонажей. Синтаксическим средством выражения эмоциональности выступают восклицательные предложения разных функциональных типов [4; 13]. В повествовательных предложениях-восклицаниях выражается эмоциональная реакция персонажа на то или иное событие, например, удивление и восхищение царицы при виде большого города, возникшего на острове за одну ночь: «Та как ахнет. » [8, с. 611]. Важным структурно-семантическим компонентом подобных предложений выступают «восклицательные слова» как, так, которые относятся к «сфере интенсификаторов», являющихся операторами субъективности и оценочности [4, с. 75].

Противоположное чувство передается в лукавой реплике поварихи, отрицающей чудо появления города на пустом острове: «Уж диковинка, ну право, – /Подмигнув другим лукаво, /Повариха говорит, – /Город у моря стоит!» [8, с. 614].

В тексте сказки сцены встреч корабельщиков, Гвидона и Салтана выстраиваются на основе использования риторического приема антитезы, связанной с выражением семантики противоположности в эмоциях и оценках персонажей [10]. Сначала сестры царицы и бабушка князя Гвидона рассказывают о белке, богатырях как о чуде, а затем они со злой иронией отрицают чудесный характер увиденного корабельщиками на острове. Экспрессивным синтаксическим средством выражения эмоционально-оценочных и субъективно-модальных значений выступают риторические вопросы, с которых начинаются монологи поварихи, ткачихи и сватьи Бабарихи: «Говорит царю ткачиха: / «Что тут дивного? ну, вот! / Белка камушки грызет.Этим нас не удивишь. » [8, с. 618]. С помощью вопроса во вторичной, невопросительной функции выражается уверенность говорящего в противоположном, которая эксплицируется в синонимической парадигме исходной конструкции, ср.: Ничего тут нет дивного!

В монологе своеобразным «ответом» говорящего на собственный риторический вопрос служит восклицательная конструкция, усиливающая эмоциональную негативную оценку: «Повариха и ткачиха / Ни гугу – но Бабариха, /Усмехнувшись, говорит: / «Кто нас эти удивит? / Люди из моря выходят / И себе дозором бродят!» [8, с. 622]. Утвердительному местоименному вопросу синонимично повествовательно-отрицательное восклицательное предложение, ср.: Никто нас этим не удивит! В тексте риторическое восклицание Бабарихи, подчеркнуто пренебрежительное, создает резкий контраст описанию поразившего купцов «дива», о котором они впервые услышали от ткачихи, а увидели на острове князя Гвидона: «Каждый день идет там диво: /Море вздуется бурливо. » [8, с. 621]. Контрастность, противоречивость оценок одного и того же явления подчеркивается композиционно: монолог ткачихи о тридцати трех богатырях («в чешуе, как жар, горя») заканчивается репликой – восклицанием: «Это диво, так уж диво, Можно молвить справедливо!» [8, с. 618]. В этом контексте особой экспрессивностью выделяется восклицательное предложение фразеологизированной структуры с частицей так [7; 14]. В целом фразеологизированные конструкции «характеризуются идиоматичным значением,

предполагающим асимметрию означаемого и означающего, и наличием дополнительных оценочных и субъективно-модальных смыслов» [7, с.83]. В данном случае употребляется предложение фразеологизированной структуры «со значением высокой оценки проявления признака (Книга – так книга. )» [7, с.83].

В тексте сказки в составе риторических вопросов и восклицаний часто используются эмоциональные обращения в преобразованных, осложненных функциях. В их употреблении тоже прослеживается противопоставление эмоций, оценок, характеров, желаний разных героев сказки. Так, в первый раз такое обращение звучит в речи маленького Гвидона: «А дитя волну торопит: «Ты, волна моя, волна! /.Не губи ты нашу душу: /Выплесни ты нас на сушу!» [8, с. 609]. Обращение – призыв ребенка к мощной природной стихии не осталось без ответа: «И послушалась волна.». Эмоционально-оценочным рефреном звучит обращение царевны Лебеди к Гвидону, имеющее фольклорный, народно-поэтический характер: «Здравствуй, князь ты мой прекрасный! Что ты тих, как день ненастный. » [8, с. 612, 614, 618]. Троекратное повторение этой конструкции в тексте обусловлено не только влиянием композиции традиционной народной сказки на литературное произведение, но и воздействием одной из смысловых доминант текста, связанной с функционально-семантической категорией желательности [12, с. 64-65]. Пушкин среди множества желаний персонажей выделяет первейшее — «видеть я б хотел отца» [1, с. 133]. Главный лирический мотив сказки связан с «грустью-тоскою» разлученных сына и отца. Это чувство тем более заметно на фоне внешнего благополучия, в котором оба пребывают. Ни «княжья шапка» или царский венец, ни богатства, ни свобода не дают полного счастья. Из желания видеть отца рождаются волшебные превращения князя Гвидона: с помощью «чудес» царевны он становится комаром, мухой и шмелем. Сцены встречи сына и отца описаны, казалось бы, в одних и тех же словах, но каждый раз с новой точки зрения Гвидона, который «испытывает все новые чувства: открытие знакомство; радость нового свидания, омрачаемая зрелищем отцовской печали; тоска, нетерпение, досада, наконец: что же это он все сидит и сидит в своем венце и не поддается ни на какие приманки, только и знает, что грустить да «дивиться чуду»! [6, с. 245]. В таком эмоциональном состоянии Гвидон не остается равнодушным свидетелем («А комар-то злится, злится. ») того, как его близкие родственницы (родные тетки и бабушка) не хотят пустить царя Салтана навестить «чудный остров». Это показано в скоморошно-комедийных сценах укусов комара, мухи, шмеля, сопровождающихся возмущенными восклицаниями «пострадавших»: И впился комар как раз /Тетке прямо в правый глаз. . Слуги, сватья и сестра / С криком ловят комара. / «Распроклятая ты мошка! /Мы тебя. » [8, с. 614].

Комплекс риторических вопросов и восклицания Салтана о решении ехать к князю Гвидону является ключевым в эмоционально-комедийной сцене, когда царь впервые проявляет настойчивость: «Что я? царь или дитя. Нынче ж еду!» – Тут он топнул, // Вышел вон и дверью хлопнул» [8, с. 627]. Примечательно, что это происходило без участия Гвидона: он стался дома, с женой. Сцена знакомства царицы с невестой сына показана в традициях национальной русской культуры: «И ведет ее скорей / К милой матушке своей. Князь ей в ноги, умоляя: / «Государыня – родная! / Выбрал я жену себе, /Дочь послушную тебе. / Просим оба разрешенья, / Твоего

благословенья. » [8, с. 624]. В эмоциональном обращении предстает не властительный удельный князь, а любящий и уважающий свою мать и царицу сын.

Развязка сказки, когда царь Салтан чудесным образом обретает и жену, и сына, и невестку-диво [1, с. 133], является кульминацией развития лирического сюжета произведения. В сцене встречи эмотивность получает выражение в речи автора и персонажа в серии риторических вопросов и восклицаний: «Царь глядит — и узнаёт. /В нем взыграло ретивое! / «Что я вижу? что такое? / Как!» — и дух в нём занялся. /Царь слезами залился. » [8, с. 628]. Восклицание «Как!» обладает особой интонацией, передающей эмоциональное состояние героя: узнавание, невозможность поверить своим глазам, вымолвить хоть что-нибудь. Надо отметить, что прибытие Салтана на остров описано в эмоционально нейтральной авторской речи. Это говорит о том, что те волшебные чудеса, что видел царь по дороге: остров Буян, белка в хрустальном доме, тридцать три богатыря во главе с дядькой Черномором, — были только «присказками» к настоящей сказке счастливой семьи [1, с. 133].

Наблюдения над функционированием риторических вопросов и восклицаний в тексте «Сказки о царе Салтане. » позволяют сделать вывод о том, что они являются синтаксическим средством воплощения лирической экспрессии в сказке, имеющей сложную жанровую природу: фольклорную, эпическую основу в сочетании с авторским, «открыто-личным, взволнованным рассказом» [6, с. 257]. В тексте литературной сказки эмотивные высказывания, синтаксически оформляющие авторскую модальность, раскрывают эмоциональность самого автора и его отношения к своим героям [13, с. 195].

1. Арзамасцева, И. Н., Николаева, С.А. Детская литература: Учебник /И.Н. Арзамасцева, С.А. Николаева. – 5-е изд., испр. – М.: Изд. центр «Академия», 2008. – 576 с.

2. Бондаренко, М.А. Выразительность речи: приемы работы на уроках в старших классах/ М.А. Бондаренко // Русский язык в школе. – 2013. – № 3. – С. 8-11.

3. Кормилицына, М.А. Усиление личностного начала в русской речи последних лет / М.А. Кормилицына // Русский язык сегодня. Вып. 2. Сб. статей /РАН. ИН-т рус. яз. Им. В.В. Виноградова. Отв. ред. Л.П. Крысин. – М.: «Азбуковник», 2003. – С. 465 – 475.

4. Лекант, П.А. Субъективная аналитическая категория интенсива в русском языке /П.А. Лекант // Русский язык в школе. – 2011.- № 7.- С. 74 – 80.

5. Матвеева, Т.В. Учебный словарь: русский язык, культура речи, стилистика, риторика / Т.В. Матвеева. – М.: Флинта: Наука, 2003. – 432 с.

6. Непомнящий, В.С. Пушкин. Русская картина мира. Добрым молодцам урок/ В.С. Непомнящий // Пушкин. Избранные работы 1960-х – 1990-х г.г. Т.1. Поэзия и судьба. – М.: «Жизнь и мысль», 2001. – 496 с.

7. Николина, Н.А. Предложения фразеологизированной структуры с частицей так / Н.А. Николина // Русский язык в школе. – 1995. – № 1. – С. 83 – 92/

8. Пушкин, А.С. Сочинения. В 3-х т. Т. 1. Стихотворения; Сказки; Руслан и Людмила. – М.: Художественная литература, 1985. – 735 с.

9. Русский язык. Энциклопедия /Гл. ред. Ф.П. Филин. – М.: Советская энциклопедия, 1979. – 432 с.

10.Чумакова Т. В., Тарасова, А.И. Парадигматический аспект изучения семантики противоположности в

начальной школе / Т. В. Чумакова, А. И. Тарасова // Молодой ученый. — 2014. — № 21 -1 (80). — С. 31-34.

11. Чумакова, Т.В. Синтаксические средства выражения авторской модальности в романе И.А. Бунина «Жизнь Арсеньева» / Т.В. Чумакова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов. Грамота. – 2014. – № 12 (42): в 3-х ч. Ч. 1. – С. 199- 201.

12. Чумакова, Т.В. Инфинитивные предложения с модальностью авторизованной желательности в поэтическом тексте / Т.В. Чумакова // Вестник Южно-Уральского профессионального института. – 2014. – № 2 (14). – С. 64 – 73

13. Чумакова, Т.В. Способы выражения эмоциональной семантики в синтаксисе романа «Евгений Онегин» / Т.В. Чумакова //Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов. Грамота. – 2015. – № 6 (48): в 2-х ч. Ч. 1. – С. 192 – 196.

14. Чумакова, Т.В. Парадигматика инфинитивных предложений фразеологизированной структуры /Т.В. Чумакова // Вестник Южно-Уральского профессионального института. – 2015. – № 1 (16) . – С. 76 – 84.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: