Анализ 2022 строфы второй главы романа А. С. Пушкина Евгений Онегин: сочинение

“Евгений Онегин” – анализ 2 главы 38-40 строфы.

“Евгений Онегин” – анализ 2 главы 38-40 строфы.

  • Санек
  • Литература 2019-06-15 15:53:26 1 1

2-ая глава романа Пушкина Евгений Онегин, написанного в жанре романа в стихах, начинается описанием деревни, где тосковал Евгений. Деревенская природа описывается творцом с трогательной любовью к ней. Далее Пушкин обрисовывает хозяйский дом, нареченный Пушкиным на европейский манер, замком. В произведениях большого российского стихотворца нет ничего лишнего и случайного, в каждой строке заложен глубокий смысл. Это можно увидеть, анализируя вторую главу романа.

К образцу, нарекая замком господское имение, автор хотел выделить основательность и прочность дома, в котором поселился Евгений. Описание дома характеризует его бывшего собственника. Выстроив имение единожды, дядя на протяжении сорока лет в нем ничего не менял. Вел без особых нововведений свое помещичье хозяйство и лет 40 с ключницей ругался.

Дальше Пушкин показывает, как живет Онегин в дядином имении, его отношения с соседями. Это еще одна черточка к характеристике Онегина. Соседи поначалу устремлялись сдружиться с юным помещиком из Петербурга. Кто-то лелеял мечту сделать его своим зятем, кто-то разыскивал общения с новым человеком, хотел узнать петербургские новинки и сплетни. Но поначалу все к нему езжали. Только сам Онегин не искал ни с кем дружбы и как только лицезрел на дороге кибитку с очередным гостем, дословно удирал на коне через задний двор.

Правда, тут следует сказать о том, что приняв наследие, он поменял крестьянам барщину легким оброком. Чем еще больше оттолкнул от себя соседей. В этом его поступке отразилось настроение дворянской молодежи того медли, рвение самого Онегина к прогрессу.

Во 2-ой главе Пушкин вводит еще 1-го героя Владимира Ленского, тоже прибывшего в свою деревню практически в одно время с Онегиным. Ленский во всем противопоставляется Онегину. Если Евгений мастер лицемерия, то Ленский честен с людьми и чистосердечен. Того же он ждет от окружающих, а поэтому легковерен и доверчив, как ребенок. Онегин остыл и все ему скучновато, Ленский глядит на мир обширно раскрытыми глазами, влюблен в жизнь, в природу, окружающую его. Его душа не успела развратиться, как душа Онегина, он лишен скептицизма, любит людей и саму жизнь.

Образование Онегина семейное, знания разрозненные, не имеющие логической системы. Ленский выпускник Германского института, имеет тонкие знания, которые он готов применить на деле. По собственному нраву, складу разума и пылкости души образ Ленского похож на самого Пушкина. К тому же он, как и Пушкин, пишет стихи. Но Ленского Пушкин тоже писал не с себя.

Посещение могил Дмитрия Ларина и родителей это еще один штришок к портрету Ленского. Этот эпизод свидетельствует о тонкости и искренней чуткости юного стихотворца.

Ленский, как и Онегин, был завидным женихом в российской глубинке, и желая дискуссии соседей о сенокосе, о вине, о псарне, о собственной родне не вызывали в Ленском энтузиазма, он не избегал общения с ними. От соседей Ленский вызнал об Онегине, и захотел познакомиться с ним.

Они сошлись. Волна и камень, Стихи и проза, лед и пламень.

Юные помещики стали часто встречались. Противоположность их натур притягивала их друг к другу, им вместе было занимательно. Катаясь на лошадях, Онегин и Ленский спорили на экономические и политические темы, обговаривали вопросы науки, религии, разговаривали о поэзии.

Анализ 2 главы романа Пушкина Евгений Онегин указывает, что она построена на противоположностях. Онегину противопоставляется Ленский. В этой же главе Пушкин знакомит читателя с Ольгой, которую любит Ленский. Наивной и общительной Ольге противопоставляется ее старшая сестра диковатая, неразговорчивая Татьяна. Печальная и задумчивая девушка является антиподом собственной младшей сестры живой и энергичной.

Любовь Ленского и Ольги в веской степени была им внушена родителями и публичным суждением. Ольга и Владимир росли вместе. Возможно, предки меж собою были дружны, и нередко наезжали друг к другу вместе с детками. Родители мечтали поженить собственных малышей. Эти разговоры и внушили покорным детям чувство привязанности, принимаемое ими за любовь. У Ольги не было иных объектов почтенья. Но она была способна просто увлечься иным, появись на ее небосводе новое симпатичное личико. А Ленский, выросший, как и Татьяна, на романах, был мечтательной натурой, и за любовь принимал желание обожать и быть возлюбленным.

Читайте также:
Жизнь Пушкина в период «каменного» режима Николая I: сочинение

Татьяна обожала читать романы, была мечтательной, склонной к мистике, натурой. Даже Онегин после знакомства с сестрами, увидел Ленскому, что поэтической душе юного друга больше подходит мечтательная и задумчивая Татьяна. А Ольга приятна, прелестна, и похожа на куколку. Краса ее способна живо надоесть, как надоела творцу.

Так почему не Татьяна, а Ольга стала любовью Владимира Ленского? Ответ кроется в этих строках: и были детские проказы ей чужды. Когда приезжали гости с детками, она предпочитала уединяться в комнате, либо где-нибудь в саду. И зная склонность Татьяны к одиночеству, благие предки ей не докучали, предоставив ее самой для себя.

Глава вторая

Глава вторая состоит из сорока строф, две строфы (VIII и XXXV) не закончены, в одной содержатся только первые девять стихов, в другой — первые четыре и последние три. Время действия — июнь 1820 г.; место — район лесостепи, расположенный примерно в 250 милях к юго-востоку от Петербурга и в 200 милях к западу от Москвы, приблизительно на пересечении 32° восточной долготы и 56° северной широты (то есть примерно в 150 милях к юго-востоку от Михайловского, куда Пушкину в августе 1824 г. суждено было приехать на два года из Одессы и сочинить там следующую песнь) <1>. Вымышленные поместья в ЕО — это четыре имения (с деревнями, населенными крепостными), каждое из которых расположено в нескольких милях от другого: богатое имение Ленского (Красногорье, как оно названо в главе шестой), в 3 милях от него имение Зарецкого (преобразившегося буяна из той же шестой главы), «замок» Онегина с обширными земельными угодьями и сравнительно скромное имение Лариных с господским домом, который называют «бедным жилищем» и в котором легко размещаются на ночлег пятьдесят гостей.

Пушкину вторая глава виделась посвященной Ленскому, выпускнику Геттингенского университета и посредственному поэту; и действительно, вся песнь раскручивается вокруг деревенского соседа Онегина, но в структурном плане ее центральная часть — пусть связанная с Ленским, исходящая от Ленского и вновь к нему возвращающаяся — повествует не о самом Ленском, а о семействе Лариных. Пятнадцать строф (VI–XX) отведены характеристике Ленского и его дружбе с Онегиным, за ними, как по ступенькам, читатель идет по ряду из семнадцати строф (XXI–XXXVII): от возлюбленной Ленского к ее сестре Татьяне; от любимых романов Татьяны к характеристике ее родителей; от сентиментального образования ее матери к жизни Лариных в деревне; от нее к смерти бригадира Ларина; от этой смерти к посещению Ленским кладбища; что, в свою очередь, ведет к эсхатологическому и «профессиональному» эпилогу в три строфы. Вся эта замысловатая сюжетная вязь, трактующая тему Лариных и Ленского, связывающая Аркадию со смертью и мадригалы с эпитафиями (таким образом предвещая сквозь туманный, но отшлифованный кристалл смерть самого Ленского в главе шестой), предваряется идиллическим описанием пребывания Онегина в деревне (I–V).

Развитие тем второй главы

I–V: Рассказ о переезде Онегина в деревню (гл. 1, LII–LIV) продолжается; обобщенная «rus»[43] (гл. 1, XLIV–XLVI) незаметно приобретает теперь приметы стилизованной Руси. Строфы I–II приводят нас в «замок»; III характеризует покойного дядю Онегина; IV описывает попытки Онегина улучшить положение крестьян и тем самым излечить свою хандру; далее следует V, в которой говорится об отношении соседских помещиков к молодому столичному франту и его новомодному либерализму.

VI–XX: Столь же суровая критика (так происходит переход к следующей теме) относится и к Ленскому, другому молодому либералу, который только что вернулся в свое имение из немецкого университета. В строфах VII–XII описываются его характер, образ жизни, занятия в той же среде мелкопоместного сельского дворянства. В строфах XIII–XVIII Онегин и Ленский сводятся вместе и сравниваются. А в строфах XIX–XX Пушкин воспевает любовь Ленского, подражая стихотворной манере молодого поэта, что подводит нас к Ольге и ее семье — центральной теме главы. Пушкинское участие в этой главе в основном философично: по духу он близок Онегину; они оба ведут себя как пресыщенные, эксцентричные светские львы по отношению к тому, что трогает Ленского. В XIII, 13–14 и XIV, 1–8 дружба, излюбленная тема того времени, характеризуется голосом Пушкина. Споры Ленского с Онегиным в XV–XVII приводят Пушкина к философскому пассажу о страстях (XVII–XVIII). Интонации XVII, 6—14 повторятся еще раз в шестой главе в авторском надгробном слове на смерть Ленского. Ряд «профессиональных» ремарок о луне, о героинях романов и женских именах служит средством переключения на центральную тему главы — семейство Лариных. Кроме рассуждений, связанных с игрой в куклы, в конце строфы XXVI и двустишия о привычке в конце строфы XXXI, авторский голос почти не слышен до самого конца этой песни.

Читайте также:
Многогранное творчество Пушкина важнейший рубеж в развитии литературы: сочинение

XXI–XXXIII: Структурная сердцевина второй главы состоит из тринадцати последовательно расположенных строф, изображающих семейство Лариных.

XXI: Восемнадцатилетний Ленский влюблен в девушку шестнадцати лет по имени Ольга, подругу своих детских игр. Их отцы, которые умерли, когда Ленский был в Геттингене, давно прочили детям свадьбу.

XXII: Строфа в элегической манере Ленского описывает внушенную Ольгой поэтическую любовь.

XXIII: Тип Ольгиной красоты наводит на Пушкина тоску в главе второй, как и на Онегина в главе третьей. В строфе пародируется стиль, которым романист мог бы приняться за описание своей героини. Затем следует риторический переход.

XXIV: Переключение от сентиментализма к романтизму, от розовощекой веселой Ольги к бледной, задумчивой Татьяне. Несмотря на офранцуженность сознания, Татьяна, благодаря своему душевному складу, оправдает (в главе пятой) те фольклорные ассоциации, которые рождает ее имя.

XXV–XXVII: Описывается полное мечтаний детство Татьяны. (Обратите внимание на перенос из XXVI в XXVII строфу, прием, который воспринимается Пушкиным как характерная черта новой, то есть «романтической» манеры.) Еще более дивные межстрофические переносы не раз встретятся при описании Татьяны в гл. 3, XXXVIII–XXXIX, когда она летит в сад, дабы избежать встречи с Онегиным, и в гл. 5, V–VI, в технически безупречно выполненном переносе, когда небесное знамение повергает ее в дрожь.

XXVIII: Хотя упоминание «балкона» не несет здесь особой смысловой нагрузки, эта строфа подготавливает формирование образа Татьяны (который позже, в конце 8, XXXVII, будет ретроспективно возникать перед Онегиным: она сидит у окна, погруженная в мечты, и вглядывается в туманную даль).

XXIX: Здесь начинает пульсировать тема, которая будет полностью раскрыта в гл. 3, IX, — любимые книги Татьяны. Ее библиотека, хоть и не отнесенная впрямую к определенному времени, наверняка включает книги добайроновского периода, особенно сентиментальные эпистолярные романы XVIII в. Тут Пушкин вводит тему романов, но для того лишь, чтобы перейти от Татьяны к ее матери, которая хоть и не была столь жадна до чтения, как дочь, тоже когда-то искала в «реальной жизни» героев Ричардсона. Переход-перенос ведет нас к следующей строфе.

XXX: Описывается юность госпожи Лариной. Она была влюблена в лихого молодого гвардейца.

XXXI: Но ее выдали замуж за более прозаическую личность — мирного помещика.

XXXII: Деревенские заботы…

XXXIII:…сменили увлечения московской юности. Преображение манерной девицы в помещицу в чепце сравнимо с потенциальным будущим Ленского (покойное погружение в сельскую рутину после идиллической молодости), подсказанным Пушкиным в гл. 4, L и особенно в гл. 6, XXXIX.

XXXIV–XXXV: Описание старинных привычек и обычаев Лариных.

XXXVI: «И так они старели оба». Эта интонация ведет нас через восхитительный переход к теме смерти и рока, лейтмотиву образа Ленского. Ларин умирает, и по надгробной надписи мы узнаем его имя. Надпись эту читает Ленский.

Читайте также:
Образ Татьяны в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» (2): сочинение

XXXVII: Внутренний круг замкнулся. Посредством ряда структурных переходов (от Ленского к его возлюбленной Ольге, от Ольги к Татьяне, от Татьяниных книг к красавцу, в которого была влюблена ее мать, от красавца к мужу, от зрелости к смерти, от умершего Ларина к еще живущему Ленскому) мы вновь возвращаемся к Ленскому. Он цитирует строчку из французского переложения «Гамлета» и пишет Ларину «надгробный мадригал», последнее словосочетание идеально передает слияние двух связанных с Ленским тем: ранней смерти и недолговечных стихов.

XXXVIII, 1–3: Он также сочиняет надпись на могилу своих родителей.

XXXVIII, 4—XL: Эти строфы, завершающие главу на личной высокоэмоциональной ноте, связаны с темами рока и забвения, которые придают трансцендентальный пафос пресному образу Ленского.

Читайте также

Глава вторая

Глава вторая Наследственные и конституциональные константы психологического характера. Габитус Лермонтова. Основа темперамента и конституционные наслоения. Их отражение в творчестве поэта. Циклотимический темперамент Лермонтов был едва ли не единственным русским

Глава вторая

Глава вторая На другой день поехали государь с Платовым в кунсткамеры. Больше государь никого из русских с собою не взял, потому что карету им подали двухсестную[46].Приезжают в пребольшое здание – подъезд неописанный, коридоры до бесконечности, а комнаты одна в одну, и,

ГЛАВА ВТОРАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ …Закатил я себе нарочно непосильную задачу.…Дрессирую себя по возможности.Чехов I Был в России строгий и придирчивый критик, который с упрямой враждебностью относился к гениальному творчеству Чехова и в течение многих лет третировал его как плохого

ГЛАВА ВТОРАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ …Закатил я себе нарочно непосильную задачу.…Дрессирую себя по возможности.Чехов I Был в России строгий и придирчивый критик, который с упрямой враждебностью относился к гениальному творчеству Чехова и в течение многих лет третировал его как плохого

ГЛАВА ВТОРАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ …Закатил я себе нарочно непосильную задачу.…Дрессирую себя по возможности.Чехов I Был в России строгий и придирчивый критик, который с упрямой враждебностью относился к гениальному творчеству Чехова и в течение многих лет третировал его как плохого

Глава вторая

Глава вторая Глава вторая состоит из сорока строф, две строфы (VIII и XXXV) не закончены, в одной содержатся только первые девять стихов, в другой — первые четыре и последние три. Время действия — июнь 1820 г.; место — район лесостепи, расположенный примерно в 250 милях к

Вторая глава

Вторая глава Юнкер Оленин мечтает о флигель-адъютантстве. Мы знаем, что юнкер артиллерии, гр. Л. Н. Толстой, также мечтал о флигель-адъютантстве и георгиевском кресте. «Во время службы на Кавказе, – рассказывает Берс, – Лев Николаевич страстно желал получить георгиевский

Вторая глава

Вторая глава Тургенев писал по поводу «Войны и мира»: «Роман Толстого – вещь удивительная, но самое слабое в нем именно то, чем восторгается публика: историческая сторона и психология. История его – фокус, битье тонкими мелочами по глазам… Где характерная черта эпохи?

Глава вторая

Глава вторая «Я хотел Наполеоном сделаться, оттого и убил. – Я задал себе один раз такой вопрос: что, если бы, например, на моем месте случился Наполеон, и не было бы у него, чтобы карьеру начать, ни Тулона, ни Египта, ни перехода через Монблан, а была бы, вместо всех этих

ГЛАВА ВТОРАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ Мои незначительные мысли о цветеДидро, великий духом и разумом, изощренный во всех поворотах мысли, показывает в этом разделе, что, рассматривая эти предметы, он сознает и свою силу, и свою слабость. Уже самим заголовком он дает понять, что мы не должны ждать

Глава вторая

Глава вторая «Борис Годунов» начат Пушкиным в декабре 1824-го и закончен в ноябре 1825 года, за месяц до восстания декабристов. Он написан в то время, когда оскорбленный, оглушенный, вырванный из всех своих жизненных и творческих планов Пушкин оказался во второй своей ссылке

Читайте также:
Гринев и Швабрин в романе А. С. Пушкина Капитанская дочка: сочинение

ГЛАВА ВТОРАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ Мои незначительные мысли о цветеДидро, великий духом и разумом, изощренный во всех поворотах мысли, показывает в этом разделе, что, рассматривая эти предметы, он сознает и свою силу, и свою слабость. Уже самим заголовком он дает понять, что мы не должны ждать

Глава вторая

Глава вторая Особенно было в моде пугать новичков или так называемых «малышей», которые, попадая в замок, вдруг узнавали такую массу страхов о замке, что становились суеверными и робкими до крайности. Более всего их пугало, что в одном конце коридоров замка есть комната,

Зачем нашим детям Пушкин. Отвечают писатели

О самом Пушкине мы знаем порою больше, чем о биографиях своих родных. Он — наша гордость и любовь, и эти чувства мы стараемся передать нашим детям.

Редакция сайта «Русское поле» задала вопрос популярным авторам детской литературы, почему, на их взгляд, современным детям интересно читать Александра Сергеевича Пушкина – и вот что они ответили.

Наталья Щерба:

– Александр Сергеевич Пушкин написал много замечательных произведений, среди которых есть и чудесные сказки, и прекрасные лирические поэмы.

У него лёгкий, увлекательный слог и особенный самобытный стиль, его произведения давно вошли в наш быт и были разобрали на цитаты, которые используются по сей день.

И каждый, кто читал его произведения, обязательно находит «своего Пушкина». Моё самое любимое произведение Александра Сергеевича – это «Барышня-крестьянка». Кстати, есть фильм, снятый по этой книге, который настоятельно рекомендую вам посмотреть!

– Я придаю большое значение тому, что знакомство с Пушкиным у наших детей, благодаря родителям, начинается в раннем детстве, когда они еще и читать не умеют.

Они слушают Пушкина. В первую очередь сказки. Их веселая пестрота, яркость, юмор, их складность легко входят в ребенка. Сватья баба Бабариха – разве можно ее не запомнить?

Никаких барьеров между автором и маленьким слушателем вообще не возникает, одно доверие.

Я думаю тогда закладывается интерес к творчеству Пушкина. И потом, когда они уже сами читают, к примеру, «Капитанскую дочку» или «Повести Белкина» или «Зима. Крестьянин, торжествуя…» и другие вещи, они видят, как он разнообразен, познавателен, как он современен, наконец. И при этом читается так легко, как дышится.

И я думаю, юный читатель чувствует, как велик, высок его собеседник, (то есть автор) и сам при этом растет.

– За что вы любите Пушкина?

– За то же, что любят дети, о чем написала выше, но еще за неисчерпаемость, за внезапные открытия, которые совершаешь всякий раз, когда читаешь его. И – возьми любой том, начни читать – светлое гармоничное настроение тебе обеспечено.

Он твой искренний, остроумный друг, твой великолепный поэт, он твой гений. Люблю.

– Юрий у вас две книги о Пушкине детям: «Пушкин, кто такой» и «Плыви, силач!». Что для вас стало новым в биографии Пушкина?

– С Днём рождения поэта! Я узнал много нового об взаимоотношениях Пушкина с отцом, о семье Пушкина и о его главном наставнике и друге – поэте Жуковском.

Ребенку может быть интересно, как талантливый человек находит призвание и добивается высших успехов в своей профессии (сочинителя), какие опасности его поджидают на этом пути и как ему могут помочь родители и друзья.

Сейчас я считаю, что лучшая книга на русском языке – “Сказка о царе Салтане”. Но в детстве и юности я этого не знал. Чтобы это понять, мне надо было прочитать не только Марк Твена, Александра Дюма и Ярослава Гашека, но и Данте, Гёте, Рильке, Музиля, Воннегута, Сэлинджера, Ивлина Во, Олдоса Хаксли, Владимира Набокова и Сашу Соколова, Ивана Бунина, Гайто Газданова, Андрея Платонова и ещё десятка два великих авторов.

Читайте также:
Мастерство в построении диалога. (По одному из произведений русской литературы XIX века. А. С. Пушкин. Моцарт и Сальери.): сочинение

Уже после завершения такого самообразования, после “Сказания о Гильгамеше”, после того, как я сам начал писать про Гоголя, Ломоносова и Пушкина, тут-то до меня дошло, где наше сокровище зарыто. Да не зарыто оно, а стоит почти во всех домашних библиотеках на видном месте, но оно относится к разряду детских, поэтому всерьёз его почти никто на воспринимает.

Конечно, нам подавай Ницше и Шопенгауэра, Толстого и Достоевского, вопросы вечные и неразрешимые. А царя Салтана не хотите? Вот она, наша сокровенная, вошедшая в кровь и плоть культуры, и потому незаметная ценность! Позволю себе цитату из книги “Плыви, силач!”

“В творчестве Пушкина тема семьи была исключительно важна, а семейные отношения были для него так же важны в жизни. Вспомним 1824 год, когда поэт был на волосок от катастрофы: после высылки из Одессы под надзор в Михайловское произошла ссора Александра с отцом…

Прошло шесть лет – и судьба Александра оказалась в руках отца, для свадьбы понадобились деньги. Сергей Львович делает великодушный жест – отписывает сыну село Кистенёвку, и на средства от заложенного имения, сорок тысяч рублей, Пушкин смог жениться. После свадьбы Пушкин написал «Сказку о царе Салтане».

Сочинял он её летом 1831 года в Царском Селе, где соревновался в сочинении сказок с другом и учителем – Жуковским – и длил медовые месяцы после свадьбы с Натальей Гончаровой. Вся радость этого чудесного счастья – семьи восстановленной, большой и дружной, и семьи новой, с её огромной любовью и воплощёнными надеждами, сбывшимся счастьем, есть в «Сказке о царе Салтане»”.

Чего и вам желаю!

– Пушкин действительно ВЕЛИКИЙ поэт, потому что умеет разговаривать образным языком на вечные темы. Он не пыжится, выискивая тему. Он ЖИВЁТ и ДЫШИТ поэзией. Это редкое качество уметь сказать просто, но при этом образно и в стихах.

Во всяком времени есть те темы, которые никуда не исчезают: дружба и любовь, коварство и хитрость, жадность и злость, борьба за мир и честь. В любой эпохе это актуально. Даже простое любование природой. У него нет сложной мысли, к которой нужно пристроиться и привыкнуть. У него есть великий дар сказать о том, что все думают, но как поэт.

Пушкин и правда “воздвиг” себе нерукотворный памятник. С присущим ему юмором он адекватно оценил своё умение. Как много авторов уходят в небытие. А Пушкин будет ВСЕГДА. Так же, как и всё вечное на Земле, то о чём он писал.

У Пушкина мне нравится почти всё! Но самая любимая сказка “О рыбаке и рыбке”.

– А какие цитаты Пушкина вы часто вспоминаете?

– Чаще из Евгения Онегина что-то. “Я Вам пишу, чего же боле. ” Или из стихотворения: “Мороз и солнце – день чудесный!” Или из “Руслана и Людмилы”: “О, Боже. То была Наина!” Это засело в повседневную жизнь и говорится от себя)).

Мороз и солнце очень нравится. Такое русское настроение, светлое. Очень вдохновляет. Кстати, мои первые стихи в детстве, мне года четыре было “Мороз и солнце” и Лермонтов: “Белеет парус одинокий”.

Татьяна Бокова:

– Мое любимое стихотворение, как ни странно, “Сказка о рыбаке и рыбке”. По трем причинам. Во-первых, эта сказка очень жизненная: в ней очень просто объясняются один из главных законов: “умерь свои желания”.

Если сказать по-другому, радуйся подаркам судьбы, но при этом все равно веди себя скромно, оставайся трудолюбивым и уважительным ко всему, что с тобой происходит. Во-вторых, это одна из самых волшебных, мистических сказок Пушкина, основанных на народных притчах, а притча, как известно, это концентрированная мудрость многих поколений людей из народа.

И в третьих, мне интересно это произведение Александра Сергеевича, как писателю: язык простой, но глубокий, повествование насыщенное, но не сложное, а еще, заметьте, что сказка начинается и заканчивается одной и той же сценкой про старуху, которая сидит у разбитого корыта.

Читайте также:
Размышления А. С. Пушкина о судьбах молодого поколения в романе Евгений Онегин: сочинение

Вот чтобы нам с вами не остаться у пустого корыта, нужно много читать и проявлять любознательность ко всему, что нас окружает. А еще глубоко всматриваться в самые простые и обычные вещи, чтобы разглядеть в них что-то особенное.

Беседовала Елена Еременко

Иллюстрации: личный архив авторов

Изображение на заставке: использована иллюстрация художника Евгения Подколзина из ниги “Плыви, силач!”

ПОЧЕМУ ДОЛЖНО ИЗУЧАТЬ ПУШКИНА?

В.Я. Брюсов

ПОЧЕМУ ДОЛЖНО ИЗУЧАТЬ ПУШКИНА?

Последнее время замечается новое оживление в изучении Пушкина. Появился ряд очень интересных, частью весьма ценных работ о Пушкине, его биографии, его творчестве, его рукописях. Таково издание “Атенея”, под заглавием “Неизданный Пушкин”, где впервые опубликованы пушкинские рукописи, хранящиеся в Париже, в “Онегинском музее”; таково новое издание “Гавриилиады”, тщательно проредактированное по всем известным спискам поэмы Томашевским; таковы материалы, собранные А. С. Поляковым “О смерти Пушкина”; таковы работы М. Гофмана – “Пропущенные строфы “Евгения Онегина”, “Посмертные произведения Пушкина” и “Пушкин, вступительная глава науки о Пушкине”; таковы и еще несколько менее значительных книжек.

В наши дни никто более не сомневается, что Пушкин – величайший из наших поэтов, что его влияние на русскую литературу было и остается огромным, что поэтому историко-литературное изучение Пушкина необходимо и плодотворно. Но в новейших работах о Пушкине, не только перечисленных выше, но всех вообще, появлявшихся за последние два десятилетия, сказывается одно определенное направление: исследователи, отказываясь временно от обобщающих выводов, заняты преимущественно мелочами, деталями, огромное, подавляющее место отдавая изучению рукописей Пушкина. В печати постепенно воспроизводятся все черновики Пушкина, причем исследователи стараются прочесть буквально каждое слово, написанное Пушкиным, хотя бы и зачеркнутое им.

Читатель-неспециалист естественно может задать вопрос: да нужны ли все эти мелочи? Пусть они полезны, даже необходимы редакторам и издателям сочинений Пушкина для установления правильного текста его произведений или немногим пушкинистам, изучающим поэтическую и стихотворную технику поэта. Пусть для этих специалистов существуют и специальные издания в ограниченном числе экземпляров, точно воспроизводящие рукопись Пушкина, предпочтительнее всего – фотомеханически.

Можно на эти вопросы отвечать общими словами, что Пушкин – великий поэт, что “каждая его строка драгоценна” и т.д. Но такой ответ вряд ли будет убедителен. Неужели тем же методом должно изучать всех вообще “великих” и даже просто значительных, выдающихся писателей, полностью воспроизводя в печати все их черновые рукописи, сравнивая все их сохранившиеся “варианты”, в том числе зачеркнутые, уничтоженные самим автором? (И подобные попытки уже делаются, притом иногда именно по отношению к писателю определенно “средней величины”.) Ведь для этого потребуются целые армии исследователей, а читатели окажутся перед целым океаном печатной бумаги, в котором потонут самые произведения писателей. Отброшенные редакцией варианты, разночтения и все подобное заслонят самый текст.

По счастью, дело обстоит не так страшно. Во-первых, лишь у немногих поэтов найдется такое количество черновых, как у Пушкина. Во-вторых, по нашему глубокому убеждению, не все черновые рукописи, вернее – рукописи не всех поэтов, заслуживают того, чтобы их изучать. Пушкин и среди великих поэтов составляет исключение.

Есть два метода творческой работы писателя. Некоторые сначала долго обдумывают свое будущее произведение, пишут его, так сказать “в голове”, переделывая, поправляя мысленно, может быть, десятки раз каждое выражение; на бумаге они записывают только уже готовые строки, которые впоследствии, конечно, могут быть еще раз изменены. Так писал, например, Лермонтов. Другие, и таких меньшинство, берутся за перо при первом проблеске поэтической мысли; они творят “на бумаге”, отмечая, записывая каждый поворот, каждый изгиб своей творческой мысли, весь процесс создания запечатлевается у таких писателей в рукописи; рукопись отражает не только техническую работу над стилем, но и всю психологию поэта в моменты творчества. Так писал Пушкин.

Читайте также:
Лирическое начало в поэзии Пушкина: сочинение

Понятно после этого, какой огромный интерес – и не только для специалистов-пушкиноведов – представляют рукописи Пушкина; по ним мы знакомимся с работой гениального ума: читая их, мы как бы становимся причастны интимнейшим мыслям великого поэта. По рукописям Пушкина мы можем следить, как постепенно вырастали в нем те образы, которые поражают, пленяют нас в его произведениях, а попутно видим бесконечное богатство других образов и мыслей, которым не суждено было воплотиться в законченном поэтическом создании. Мы как бы присутствуем в лаборатории гения, который при нас совершает чудо превращения неясного контура в совершенную художественную картину, темного намека – в глубокую, блистающую мысль.

Вот почему мы думаем, что и читатель-неспециалист, “рядовой” читатель, должен не пренебрегать новыми работами о Пушкине. Мы решаемся рекомендовать читателям и “Неизданного Пушкина”, и “Пропущенные строфы “Евгения Онегина”, и “Посмертные стихотворения Пушкина”. Вдумчивое чтение этих книг покажет, что значение их – больше, чем, может быть, думали сами их составители.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

В. Я. Брюсов. Почему должно изучать Пушкина?

ПОЧЕМУ ДОЛЖНО ИЗУЧАТЬ ПУШКИНА?

Последнее время замечается новое оживление в изучении Пушкина. Появился ряд очень интересных, частью весьма ценных работ о Пушкине, его биографии, его творчестве, его рукописях. Таково издание “Атенея”, под заглавием “Неизданный Пушкин”, где впервые опубликованы пушкинские рукописи, хранящиеся в Париже, в “Онегинском музее”; таково новое издание “Гавриилиады”, тщательно проредактированное по всем известным спискам поэмы Томашевским; таковы материалы, собранные А. С. Поляковым “О смерти Пушкина”; таковы работы М. Гофмана – “Пропущенные строфы “Евгения Онегина”, “Посмертные произведения Пушкина” и “Пушкин, вступительная глава науки о Пушкине”; таковы и еще несколько менее значительных книжек.

В наши дни никто более не сомневается, что Пушкин – величайший из наших поэтов, что его влияние на русскую литературу было и остается огромным, что поэтому историко-литературное изучение Пушкина необходимо и плодотворно. Но в новейших работах о Пушкине, не только перечисленных выше, но всех вообще, появлявшихся за последние два десятилетия, сказывается одно определенное направление: исследователи, отказываясь временно от обобщающих выводов, заняты преимущественно мелочами, деталями, огромное, подавляющее место отдавая изучению рукописей Пушкина. В печати постепенно воспроизводятся все черновики Пушкина, причем исследователи стараются прочесть буквально каждое слово, написанное Пушкиным, хотя бы и зачеркнутое им.

Читатель-неспециалист естественно может задать вопрос: да нужны ли все эти мелочи? Пусть они полезны, даже необходимы редакторам и издателям сочинений Пушкина для установления правильного текста его произведений или немногим пушкинистам, изучающим поэтическую и стихотворную технику поэта. Пусть для этих специалистов существуют и специальные издания в ограниченном числе экземпляров, точно воспроизводящие рукопись Пушкина, предпочтительнее всего – фотомеханически. Но стоит ли читателям более широкого круга, которых интересует поэзия, а не техника писательского дела и не вопрос “критики текста”, вникать в те издания, вся сущность которых состоит в перепечатке пушкинских черновиков? – а таково, повторяем, большинство из новых работ по Пушкину.

“великих” и даже просто значительных, выдающихся писателей, полностью воспроизводя в печати все их черновые рукописи, сравнивая все их сохранившиеся “варианты”, в том числе зачеркнутые, уничтоженные самим автором? (И подобные попытки уже делаются, притом иногда именно по отношению к писателю определенно “средней величины”.) Ведь для этого потребуются целые армии исследователей, а читатели окажутся перед целым океаном печатной бумаги, в котором потонут самые произведения писателей. Отброшенные редакцией варианты, разночтения и все подобное заслонят самый текст.

По счастью, дело обстоит не так страшно. Во-первых, лишь у немногих поэтов найдется такое количество черновых, как у Пушкина. Во-вторых, по нашему глубокому убеждению, не все черновые рукописи, вернее – рукописи не всех поэтов, заслуживают того, чтобы их изучать. Пушкин и среди великих поэтов составляет исключение.

Есть два метода творческой работы писателя. Некоторые сначала долго обдумывают свое будущее произведение, пишут его, так сказать “в голове”, переделывая, поправляя мысленно, может быть, десятки раз каждое выражение; на бумаге они записывают только уже готовые строки, которые впоследствии, конечно, могут быть еще раз изменены. Так писал, например, Лермонтов. Другие, и таких меньшинство, берутся за перо при первом проблеске поэтической мысли; они творят “на бумаге”, отмечая, записывая каждый поворот, каждый изгиб своей творческой мысли, весь процесс создания запечатлевается у таких писателей в рукописи; рукопись отражает не только техническую работу над стилем, но и всю психологию поэта в моменты творчества. Так писал Пушкин.

Читайте также:
Дружеская и любовная лирика Пушкина: сочинение

интимнейшим мыслям великого поэта. По рукописям Пушкина мы можем следить, как постепенно вырастали в нем те образы, которые поражают, пленяют нас в его произведениях, а попутно видим бесконечное богатство других образов и мыслей, которым не суждено было воплотиться в законченном поэтическом создании. Мы как бы присутствуем в лаборатории гения, который при нас совершает чудо превращения неясного контура в совершенную художественную картину, темного намека – в глубокую, блистающую мысль.

Вот почему мы думаем, что и читатель-неспециалист, “рядовой” читатель, должен не пренебрегать новыми работами о Пушкине. Мы решаемся рекомендовать читателям и “Неизданного Пушкина”, и “Пропущенные строфы “Евгения Онегина”, и “Посмертные стихотворения Пушкина”. Вдумчивое чтение этих книг покажет, что значение их – больше, чем, может быть, думали сами их составители.

Эссе Читая Пушкина.

«Читая Пушкина, можно великолепным образом воспитать в себе человека» (В.Г. Белинский).

Приближается 6 июня – Пушкинский день в России. Вновь хочется читать стихи поэта, смотреть кинофильмы, снятые по его произведениям, перечитывать воспоминания современников и писателей другого, XX века, влюбленных в его творчество и покоренных мощью его личности. В этом ряду стоят К. Вересаев, А. Ахматова, М. Цветаева…
В очерке «Чувство истории» К.Г. Паустовский писал, что его любимая историческая эпоха – первая половина XIX века, потому что это время Пушкина. «А всё, что связано с именем Пушкина, с людьми, которые его окружали или были его современниками, с местами, где он жил, полно для меня живого интереса и прелести», – отмечал писатель. Эти слова так созвучны моим мыслям, что « пальцы просятся к перу, перо к бумаге» – хочется говорить о Пушкине!
«Читая Пушкина, можно великолепным образом воспитать в себе человека», – утверждал В.Г. Белинский.
Действительно, самое нужное и самое трудное для семьи и для страны – это воспитать человека. Кажется, это звучит странно: воспитать в человеке человека. Мы же от рождения уже люди!
Слово «воспитать» издревле имело значение «питати», т.е. вскормить.Однако не хлебом единым жив человек! Позднее это понятие приобрело новый смысл: «вырастить, привив какие-либо навыки, повлиять на развитие».
«Человек должен быть умён, прост, справедлив, смел и добр. Только тогда он имеет право носить это высокое звание – Человек», – писал К.Г. Паустовский. Как же воспитать в себе человека, читая Пушкина?
Во-первых, я считаю, поэзия Пушкина учит откликаться на прекрасное, например, мы видим глазами поэта зимнее утро («Мороз и солнце; день чудесный!»), зимний вечер («Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя»), «пышное природы увяданье, в багрец и золото одетые леса».
Во-вторых, в произведениях Пушкина всегда много солнца, света, радости, вопреки всему плохому и трудному, что бывает в жизни. А насколько известно, жизнь великого поэта была достаточно трудной: ссылки, гонения, борьба с цезурой… Но, несмотря на это, поэт по-доброму советует другу или просто читателю:
Если жизнь тебя обманет,
Не печалься, не грусти,
День веселья, верь, настанет…
В-третьих, поэзия Пушкина подарила нам прекрасные образцы лирики дружбы, верности, преданности. Среди большого количества стихотворений-посланий тема дружбы занимает особое место. Поэт обращается к А. Дельвигу, В.А. Жуковскому, В. Кюхельбекеру… А после посещения Иваном Пущиным Михайловского, напишет знаменитое послание, в котором даст оценку этому поступку друга и признается ему в дружбе, назвав «бесценным другом»:
Мой первый друг,
Мой друг бесценный!
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил.
В-четвертых, никто не мог так восторженно писать о любви, быть таким «незлобливым», даже если она оказывалась неразделенной:
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам Бог любимой быть другим.
В-пятых, А.С. Пушкин, по выражению Н.В. Гоголя, « это русский человек, который явится нам через 200 лет», т.е. поэт опередил время. И действительно, его интересовали очень многие вопросы: и литературные, и общественные, и политические, и философские, и исторические… Он всегда «хотел быть с веком наравне»:
Ищу вознаградить в объятиях свободы
Мятежной младостью утраченные годы
И в просвещении стать с веком наравне.
В-шестых, Пушкин учит нас проявлению чувства доброты и благодарности к тем людям, которые тебя воспитали, окружали трогательной заботой. Примером могут быть строки, обращенные к няне: «подруга дней моих суровых», «голубка».
И, наконец, на постаменте главного памятника великому поэту в Москве начертаны слова из знаменитого литературного завещания – стихотворения «Памятник»:
И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал!
Это ли не есть великая миссия великого поэта?!
Итак, только беглый взгляд на поэзию А.С. Пушкина позволяет с уверенностью сказать, что, читая его произведения, можно воспитать в себе лучшие человеческие качества.
В заключение хочется привести воспоминания С.Я. Маршака: «Помню, лет шестьдесят тому назад замечательный русский композитор Анатолий Константинович Лядов спросил меня:
– Любите ли вы Пушкина?
Мне было в то время лет четырнадцать, и я ответил ему так, как ответило бы тогда большинство подростков, имеющих пристрастие к стихам:
– Я больше люблю Лермонтова!
Лядов наклонился ко мне и сказал убедительно и ласково:
– Милый, любите Пушкина!
Это отнюдь не значило: “Перестаньте любить Лермонтова”.
И все же я до сих пор благодарен ему за доброе напутствие и полагаю, что дети нашего времени будут не менее благодарны своим педагогам и родителям за столь же своевременный совет:
– Милые, любите Пушкина!

Читайте также:
Нравственная проблематика повести А. С. Пушкина Капитанская дочка: сочинение

Сочинение по творчеству А.С. Пушкина «ЧИТАЯ ЕГО ТВОРЕНИЯ, МОЖНО ПРЕВОСХОДНЫМ ОБРАЗОМ ВОСПИТАТЬ В СЕБЕ ЧЕЛОВЕКА»

Перед вами сочинение-рассуждение по творчеству великого поэта А.С Пушкина. Сочинение озаглавлено словами литературного критика В.Г. Белинского.

«ЧИТАЯ ЕГО ТВОРЕНИЯ, МОЖНО ПРЕВОСХОДНЫМ ОБРАЗОМ ВОСПИТАТЬ В СЕБЕ ЧЕЛОВЕКА» (В. Г. Белинский)

Сочинение-рассуждение по творчеству А.С. Пушкина. «ЧИТАЯ ЕГО ТВОРЕНИЯ, МОЖНО ПРЕВОСХОДНЫМ ОБРАЗОМ ВОСПИТАТЬ В СЕБЕ ЧЕЛОВЕКА»

Более ста восьмидесяти лет прошло со дня гибели поэта, а его творения находят все новых и новых поклонников в нашей стране и за рубежом. В чем же сила творений поэта?

Большая часть современников поэта не принимала его, ведь вместо популярных тогда назиданий и нравоучений, как следует жить и как не следует, стихи Пушкина заставляли думать, чувствовать. «О, если б голос мой умел сердца тревожить», — мечтал поэт. Он «жег сердца людей», «не позволял душе лениться».

Жизнь и поэзия для Пушкина слились в одно целое. Его творения не имели бы такой силы и значимости, если бы были в изоляции от жизни. А. С. Пушкин воспевал свободу, но считал, что честные правители и справедливый закон, это то, что необходимо стране для обеспечения свободы, равенства и братства.

Под сень надежного закона,

И станут вечной стражей трона

Народов вольность и покой.

Пушкин был дружен с декабристами, и если бы не стечение ряда обстоятельств: ссылка, желание его друзей-декабристов защитить его бесценный дар, возможно он встал бы в рады на Сенатской площади.

После событий на Сенацкой площади, когда даже имена декабристов было запрещено произносить, Пушкин пишет послание декабристам «Во глубине сибирских руд…».

Его муза — «гроза царей, свободы гордая певица».

«Его стихи пронизаны глубоким уважением к тем, кто борется -с деспотизмом, за свободу ума и сердца, за утверждение правды и справедливости ка земле», — писал В. Г. Белинский.

Стремление к жизни, свободной от зла, насилия, жестокости возникает при чтении вольнолюбивых стихотворений Пушкина. Один из декабристов — Рылеев так сказал о себе: «Я не поэт, а гражданин». Пушкин же предстает перед читателем как поэт- гражданин. Размышления о назначении поэта, его долге, волнуют Пушкина еще с лицейских лет. Он спорил с Дельвигом и Кюхельбекером о том, что нельзя воспевать «цветочки и лепесточки», когда народ бесправный и угнетенный.

Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный

И Рабство, падшее по мановении царя,

Читайте также:
Дружеская и любовная лирика Пушкина: сочинение

И над отечеством Свободы просвещенной

Взойдет ли наконец прекрасная Заря?

Пушкин мечтает об отмене крепостничества, что находит отражение в его стихотворении «Деревня». Своими произведениями он подводит читателя к необходимости бороться за счастье окружающих людей, как бы ни было трудно.

Гражданственность Пушкина проявляется и в его произведениях о войне 1812 года. Он искренне жалеет, что не мог внести личного вклада в борьбу за освобождение для Родины.

И в жертву не принес я мщенья вам и жизни;

Вотще лишь гневом дух пылал.

Поэт прославляет русский народ в стихотворение «Воспоминания в Царском Селе», понимая, что именно народ одержал победу над врагом. Пушкин сравнивает русских воинов с богатырями. Лирика Пушкина народна, она заставляет задуматься о силе простого человека, о его значении в исторических событиях.

Пушкин в своем творчестве выделяет огромное место любви и дружбе. Белинский так описывал черты, свойственные Пушкину:

«…живость, впечатлительность, пылкость, способность увлекаться и увлекать сердца, жажда любви, дружбы, способность привязываться к человеку, пылкий, горячий темперамент, влечение к жизни, жизненным удовольствиям и тревогам. Пушкин — это певец дружбы, благородного чувства, истоки которого были заложены в самой натуре этого человека».

У Пушкина было много друзей, он считал дружбу — идейным сплочением людей. Необыкновенное чувство дружбы объединяло Пушкина и Чаадаева. Поэт уважал этого человека за необыкновенный ум, мужество, пламенное сердце.

Пушкин доносит до нашего понимания, что дружба познается и проверяется в беде, когда плечо и помощь друга особенно необходимы, дороги. Поэт пытается поднять дух друзей, сосланных в Сибирь, после неудачного восстания декабристов, рискуя навлечь на себя гнев власть имущих. Он верит, что их дело не пропадет, что его продолжат другие поколения.

Через всю жизнь Пушкина проходит тема любви. Он воспевает в своих стихах духовную и физическую красоту человека. Стихотворение «Я помню чудное мгновенье» пронизано грустью, воспоминанием, горестным сознанием утраты, счастьем встречи. Слова:

И жизнь, и слезы, и любовь —

раскрывают красоту, полноту внутреннего мира человека, когда он любит. Стихотворение «Я вас любил…» поражает силой человеческих чувств, достоинства, самопожертвования во имя любимого человека. Пушкин — тонкий художник, с какой искренностью, правдивостью смог он передать чувства молодой девушки в письме Татьяны к Онегину.

Пушкин любил не только своих героев, но и все, что их окружало — Родину, русскую природу.

Пред ним пестрели и цвели

Луга а нивы золотые,

Творчество Пушкина было, есть и будет близко людям, т.к. оно затрагивает самое сокровенное в человеке. Его поэзия современна и сейчас в пору духовной черствости. Его размышления о роли общества и человека в нем, проблемы нравственности в отношениях между людьми, истинных ценностей, отношение к Родине — все это делает творчество Пушкина живым и жизненно необходимым и в наше время.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: