«Может быть Пушкин даже лучше бы сделал если бы назвал свою поэму именем Татьяны а не Онегина ибо бесспорно она главная героиня поэмы»: сочинение

««Может быть Пушкин даже лучше бы сделал если бы назвал свою поэму именем Татьяны а не Онегина ибо бесспорно она главная героиня поэмы»»

Образ Татьяны — один из самых пленительных и глубоких в истории русской литературы. Татьяна открывает галерею портретов прекрасных женщин с истинно русским характером. Она — духовный предшественняк поэтичных, самобытных, самоотверженных «тургеневских женщин». А.С. Пушкин вложил в этот образ свои представления о женской добродетели, духовности, внутренней красоте, искренне влюбился в свою героиню:

Простите мне: я так люблю

Татьяну милую мою.

Столь же искренне он сопереживает душевному беспокойству, тревогам и разочарованиям своего любимого создания:

Татьяна, милая Татьяна!

С тобой теперь я слезы лью…

Чем же привлекателен этот образ, почему другой великий писатель считает ее главной героиней?

Поэт не идеализирует Татьяну, не рисует образ совершенной, классической красоты популярных романов:

Ни красотой сестры своей,

Ни свежестью ее румяной

Не привлекла она очей.

Больше внешность героини в романе не описывается, но зато очень подробно А.С. Пушкин воссоздает особенности ее характера, поведения:

Дика, печальна, молчалива,

Как лань лесная боязлива,

Она в семье своей родной

Казалась девочкой чужой.

С детства Татьяну отличали задумчивость, созерцательность, серьезность, мечтательность, отрешенность от ребяческих игр и забав, увлекали ее завораживающей поэзией наивные и загадочные рассказы няни («…страшные рассказы зимою в темноте ночей пленяли больше сердце ей»), романтические песни дворовых девушек, чудесные картины природы («Она любила на балконе предугадать зари восход…»), сентиментальные романы иностранных писателей о любовных переживаниях героев («Ей рано нравились романы; они ей заменяли все…»). Девушка живет в органической связи с миром природы и народным миром, то есть жизнью естественной и гармоничной, черпая душевную силу в стихии природы и народном творчестве.

Татьяна (русская душою,

Сама не зная почему)

С ее холодною красою

Любила русскую зиму.

В этих строках подчеркнута органическая общность русской души и среднерусской природы, неразрывная связь «мглы крещенских вечеров» с «преданиями простонародной старины» — короткие зимние дни и отсутствие крестьянской страды способствовали общению в долгие темные вечера, гаданию, рассказыванию под звук прялки передающихся из поколения в поколение загадочных историй, выражающих священный трепет перед грозным и таинственным миром.

И вот эта одухотворенная, погруженная в свой внутренний мир, тонко чувствующая девушка (тип характера, который современные психологи называют «интровертом») встречает блестящего молодого человека, столь непохожего на окружающих ее людей, — образованного, загадочного, отрешенного от бытовых хлопот, со следами высоких переживаний и разочарований — и, разумеется, влюбляется без памяти со всей страстностью самососредоточенной натуры:

Пора пришла, она влюбилась.

Так в землю падшее зерно

Весны огнем оживлено.

Давно ее воображенье,

Сгорая негой и тоской,

Алкало пищи роковой…

Теперь все ее мысли «…и дни и ночи, и жаркий одинокий сон, все полно им…»

Теперь с каким она вниманьем

Читает сладостный роман,

С каким живым очарованьем,

Пьет обольстительный обман! …

Своих возлюбленных творцов…

Как точно и тонко передает поэт смятение неопытной души, и жар ее тайных помыслов, и надежду на взаимность, и смущение, и стыд, и отчаяние! Только эта кристальной чистоты и беспредельной честности, с убежденностью в святости традиционных народных представлений о девичьей чести и правилах приличия и в то же время жаждущая облагораживающих жизнь высоких чувств девушка могла написать столь искреннее, одновременно и сумбурное, и гармоничное, прекрасно выражающее и глубину любви, и бездну противоречивых мыслей, чувств, сомнений письмо. Поразительно трогательно передана поэтом глубина переживаний, каждое слово кажется единственно верным выражением малейшего движения души, идет от сердца автора к сердцу читателя:

Другой. Нет, никому на свете

Не отдала бы сердца я!

То в вышнем суждено совете…

То воля неба: я твоя;

Вся жизнь моя была залогом

Свиданья верного с тобой;

Я знаю, ты мне послан Богом,

До гроба ты хранитель мой…

Избранник Татьяны, высоко оценив «души доверчивой признанья», ее искренность и чистоту, не ответил ей взаимностью, и «увы, Татьяна увядает, бледнеет, гаснет и молчит…». Убийство Онегиным на дуэли по пустяшчному поводу жениха сестры, посещение покинутого хозяином дома возлюбленного, осмотр его библиотеки, хоть «и в одиночестве жестоком сильнее страсть ее горит», заставили Татьяну более критически, объективно взглянуть на избранника своего сердца.

Татьяна мучительно ищет ответа на вопрос: что же такое Евгений Онегин? — и ее нелицеприятные предположения свидетельствуют о духовном становлении, взрослости девушки, гармонии души и разума. Татьяну выдают замуж за генерала, и героиня пассивно, безвольно повторяет жизненный путь своей матери, няни, исполняя свой христианский, дочерний, женский долг.

Став блестящей светской дамой, Татьяна вдруг возбуждает мучительное чувство почти безнадежной любви у Онегина, еще более разочаровавшегося в жизни, уставшего «притворным хладом вооружать и речь и взор…». Онегин пишет ей письмо, не уступающее по накалу чувств и кричащей искренности письму Татьяны к нему. Молодая женщина глубоко тронута, хоть и упрекает Онегина в неестественности, несвоевременности его чувства. С горечью и умилением вспоминает она свою первую любовь, как самое светлое и значительное, что у нее было в жизни:

Читайте также:
Анализ стихотворения Пушкина Деревня: сочинение

А счастье было так возможно,

Татьяна столь же искренне, как в юности, признается Онегину в любви, но столь же неискренне, как и искренне, отвергает его любовь:

Я вас люблю (к чему лукавить?),

Но я другому отдана;

Я буду век ему верна.

Что же мешает героине, пробудившей наконец ответное чувство у своего возлюбленного, обрести счастье, исполнить заветную мечту, осуществить то, к чему стремится ее сердце?

Конечно же, не боязнь обывательского осуждения света — ведь Татьяна признается, что готова отдать «всю эту ветошь маскарада, весь этот блеск, и шум, и чад» за уединенную жизнь в глуши, где когда-то встретила большую любовь. Татьяна живет не только сердцем, но и душою, и не может предать человека, который верит ей и любит ее. Долг, честь, добродетель для нее выше личного счастья, которое сейчас можно построить только на несчастье близкого человека.

Этот исход продиктован верой героини в святость устоев народной морали, освященной веками, которую она чтила с детства. Поступок Татьяны выражает и взгляд поэта на призвание, идеал настоящей русской женщины: самоотверженной, преданной, верной.

ЛитЛайф

Жанры

Авторы

Книги

Серии

Форум

Достоевский Федор Михайлович

Книга “Записки о русской литературе”

Оглавление

Читать

Помогите нам сделать Литлайф лучше

  • «
  • 1
  • 2
  • .
  • 63
  • 64
  • 65
  • 66
  • 67
  • 68
  • 69
  • .
  • 85
  • 86
  • »
  • Перейти

Онегин приезжает из Петербурга – непременно из Петербурга, это несомненно было необходимо в поэме, и Пушкин не мог упустить такой крупной реальной черты в биографии своего героя. Повторяю опять, это тот же Алеко, особенно потом, когда он восклицает в тоске:

Но теперь, в начале поэмы, он пока еще наполовину фат и светский человек, и слишком еще мало жил, чтоб успеть вполне разочароваться в жизни. Но и его уже начинает посещать и беспокоить

В глуши, в сердце своей родины, он, конечно, не у себя, он не дома. Он не знает, что ему тут делать, и чувствует себя как бы у себя же в гостях. Впоследствии, когда он скитается в тоске по родной земле и по землям иностранным, он, как человек бесспорно умный и бесспорно искренний, еще более чувствует себя и у чужих себе самому чужим. Правда, и он любит родную землю, но ей не доверяет. Конечно, слыхал и об родных идеалах, но им не верит. Верит лишь в полную невозможность какой бы то ни было работы на родной ниве, а на верующих в эту возможность, – и тогда, как и теперь, немногих, – смотрит с грустною насмешкой. Ленского он убил просто от хандры, почем знать, может быть, от хандры по мировому идеалу, – это слишком по-нашему, это вероятно. Не такова Татьяна: это тип твердый, стоящий твердо на своей почве. Она глубже Онегина и, конечно, умнее его. Она уже одним благородным инстинктом своим предчувствует, где и в чем правда, что и выразилось в финале поэмы. Может быть, Пушкин даже лучше бы сделал, если бы назвал свою поэму именем Татьяны, а не Онегина, ибо бесспорно она главная героиня поэмы. Это положительный тип, а не отрицательный, это тип положительной красоты, это апофеоза русской женщины, и ей предназначил поэт высказать мысль поэмы в знаменитой сцене последней встречи Татьяны с Онегиным. Можно даже сказать, что такой красоты положительный тип русской женщины почти уже и не повторялся в нашей художественной литературе – кроме разве образа Лизы в «Дворянском гнезде» Тургенева. Но манера глядеть свысока сделала то, что Онегин совсем даже не узнал Татьяну, когда встретил ее в первый раз, в глуши, в скромном образе чистой, невинной девушки, так оробевшей пред ним с первого разу. Он не сумел отличить в бедной девочке законченности и совершенства и действительно, может быть, принял ее за «нравственный эмбрион». Это она-то эмбрион, это после письма-то ее к Онегину! Если есть кто нравственный эмбрион в поэме, так это, конечно, он сам, Онегин, и это бесспорно. Да и совсем не мог он узнать ее: разве он знает душу человеческую? Это отвлеченный человек, это беспокойный мечтатель во всю его жизнь. Не узнал он ее и потом, в Петербурге, в образе знатной дамы, когда, по его же словам, в письме к Татьяне, «постигал душой все ее совершенства». Но это только слова: она прошла в его жизни мимо него не узнанная и не оцененная им; в том и трагедия их романа. О, если бы тогда, в деревне, при первой встрече с нею, прибыл туда же из Англии Чайльд-Гарольд или даже, как-нибудь, сам лорд Байрон и, заметив ее робкую, скромную прелесть, указал бы ему на нее, – о, Онегин тотчас же был бы поражен и удивлен, ибо в этих мировых страдальцах так много подчас лакейства духовного! Но этого не случилось, и искатель мировой гармонии, прочтя ей проповедь и поступив все-таки очень честно, отправился с мировою тоской своею и с пролитою в глупенькой злости кровью на руках своих скитаться по родине, не примечая ее, и, кипя здоровьем и силою, восклицать с проклятиями:

Читайте также:
Художественный разбор стихотворения Пушкин А. С. «К Чаадаеву»: сочинение

Это поняла Татьяна. В бессмертных строфах романа поэт изобразил ее посетившею дом этого столь чудного и загадочного еще для нее человека. Я уже не говорю о художественности, недосягаемой красоте и глубине этих строф. Вот она в его кабинете, она разглядывает его книги, вещи, предметы, старается угадать по ним душу его, разгадать свою загадку, и «нравственный эмбрион» останавливается наконец в раздумье, со странною улыбкой, с предчувствием разрешения загадки, и губы ее тихо шепчут:

Да, она должна была прошептать это, она разгадала. В Петербурге, потом, спустя долго, при новой встрече их, она уже совершенно его знает. Кстати, кто сказал, что светская, придворная жизнь тлетворно коснулась ее души и что именно сан светской дамы и новые светские понятия были отчасти причиной отказа ее Онегину? Нет, это не так было. Нет, это та же Таня, та же прежняя деревенская Таня! Она не испорчена, она, напротив, удручена этою пышною петербургскою жизнью, надломлена и страдает; она ненавидит свой сан светской дамы, и кто судит о ней иначе, тот совсем не понимает того, что хотел сказать Пушкин. И вот она твердо говорит Онегину:

Высказала она это именно как русская женщина, в этом ее апофеоза. Она высказывает правду поэмы. О, я ни слова не скажу про ее религиозные убеждения, про взгляд на таинство брака – нет, этого я не коснусь. Но что же: потому ли она отказалась идти за ним, несмотря на то, что сама же сказала ему: «Я вас люблю», потому ли, что она, «как русская женщина» (а не южная или не французская какая-нибудь), не способна на смелый шаг, не в силах порвать свои путы, не в силах пожертвовать обаянием честей, богатства, светского своего значения, условиями добродетели? Нет, русская женщина смела. Русская женщина смело пойдет за тем, во что поверит, и она доказала это. Но она «другому отдана и будет век ему верна». Кому же, чему же верна? Каким это обязанностям? Этому-то старику генералу, которого она не может же любить, потому что любит Онегина, и за которого вышла потому только, что ее «с слезами заклинаний молила мать», а в обиженной, израненной душе ее было тогда лишь отчаяние и никакой надежды, никакого просвета? Да, верна этому генералу, ее мужу, честному человеку, ее любящему, ее уважающему и ею гордящемуся. Пусть ее «молила мать», но ведь она, а не кто другая, дала согласие, она ведь, она сама поклялась ему быть честною женой его. Пусть она вышла за него с отчаяния, но теперь он ее муж, и измена ее покроет его позором, стыдом и убьет его. А разве может человек основать свое счастье на несчастье другого? Счастье не в одних только наслаждениях любви, а и в высшей гармонии духа. Чем успокоить дух, если назади стоит нечестный, безжалостный, бесчеловечный поступок? Ей бежать из-за того только, что тут мое счастье? Но какое же может быть счастье, если оно основано на чужом несчастии? Позвольте, представьте, что вы сами возводите здание судьбы человеческой с целью в финале осчастливить людей, дать им наконец мир и покой. И вот представьте себе тоже, что для этого необходимо и неминуемо надо замучить всего лишь одно человеческое существо, мало того – пусть даже не столь достойное, смешное даже на иной взгляд существо, не Шекспира какого-нибудь, а просто честного старика, мужа молодой жены, в любовь которой он верит слепо, хотя сердца ее не знает вовсе, уважает ее, гордится ею, счастлив ею и покоен. И вот только его надо опозорить, обесчестить и замучить и на слезах этого обесчещенного старика возвести ваше здание! Согласитесь ли вы быть архитектором такого здания на этом условии? Вот вопрос. И можете ли вы допустить хоть на минуту идею, что люди, для которых вы строили это здание, согласились бы сами принять от вас такое счастие, если в фундаменте его заложено страдание, положим, хоть и ничтожного существа, но безжалостно и несправедливо замученного, и, приняв это счастие, остаться навеки счастливыми? Скажите, могла ли решить иначе Татьяна, с ее высокою душой, с ее сердцем, столь пострадавшим! Нет: чистая русская душа решает вот как: «Пусть, пусть я одна лишусь счастия, пусть мое несчастье безмерно сильнее, чем несчастье этого старика, пусть, наконец, никто и никогда, а этот старик тоже, не узнают моей жертвы и не оценят ее, но не хочу быть счастливою, загубив другого!» Тут трагедия, она и совершается, и перейти предела нельзя, уже поздно, и вот Татьяна отсылает Онегина. Скажут: да ведь несчастен же и Онегин; одного спасла, а другого погубила! Позвольте, тут другой вопрос, и даже, может быть, самый важный в поэме. Кстати, вопрос: почему Татьяна не пошла с Онегиным, имеет у нас, по крайней мере в литературе нашей, своего рода историю весьма характерную, а потому я и позволил себе так об этом вопросе распространиться. И всего характернее, что нравственное разрешение этого вопроса столь долго подвергалось у нас сомнению. Я вот как думаю: если бы Татьяна даже стала свободною, если б умер ее старый муж и она овдовела, то и тогда бы она не пошла за Онегиным. Надобно же понимать всю суть этого характера! Ведь она же видит, кто он такой: вечный скиталец увидал вдруг женщину, которою прежде пренебрег, в новой блестящей недосягаемой обстановке, – да ведь в этой обстановке-то, пожалуй, и вся суть дела. Ведь этой девочке, которую он чуть не презирал, теперь поклоняется свет – свет, этот страшный авторитет для Онегина, несмотря на все его мировые стремления, – вот ведь, вот почему он бросается к ней ослепленный! Вот мой идеал, восклицает он, вот мое спасение, вот исход тоски моей, я проглядел его, а «счастье было так возможно, так близко!» И как прежде Алеко к Земфире, так и он устремляется к Татьяне, ища в новой причудливой фантазии всех своих разрешений. Да разве этого не видит в нем Татьяна, да разве она не разглядела его уже давно? Ведь она твердо знает, что он в сущности любит только свою новую фантазию, а не ее, смиренную, как и прежде, Татьяну! Она знает, что он принимает ее за что-то другое, а не за то, что она есть, что не ее даже он и любит, что, может быть, он и никого не любит, да и не способен даже кого-нибудь любить, несмотря на то, что так мучительно страдает! Любит фантазию, да ведь он и сам фантазия. Ведь если она пойдет за ним, то он завтра же разочаруется и взглянет на свое увлечение насмешливо. У него никакой почвы, это былинка, носимая ветром. Не такова она вовсе: у ней и в отчаянии и в страдальческом сознании, что погибла ее жизнь, все-таки есть нечто твердое и незыблемое, на что опирается ее душа. Это ее воспоминания детства, воспоминания родины, деревенской глуши, в которой началась ее смиренная, чистая жизнь, – это «крест и тень ветвей над могилой ее бедной няни». О, эти воспоминания и прежние образы ей теперь всего драгоценнее, эти образы одни только и остались ей, но они-то и спасают ее душу от окончательного отчаяния. И этого не мало, нет, тут уже многое, потому что тут целое основание, тут нечто незыблемое и неразрушимое. Тут соприкосновение с родиной, с родным народом, с его святынею. А у него что есть и кто он такой? Не идти же ей за ним из сострадания, чтобы только потешить его, чтобы хоть на время из бесконечной любовной жалости подарить ему призрак счастья, твердо зная наперед, что он завтра же посмотрит на это счастье свое насмешливо. Нет, есть глубокие и твердые души, которые не могут сознательно отдать святыню свою на позор, хотя бы и из бесконечного сострадания. Нет, Татьяна не могла пойти за Онегиным. Итак, в «Онегине», в этой бессмертной и недосягаемой поэме своей, Пушкин явился великим народным писателем, как до него никогда и никто. Он разом, самым метким, самым прозорливым образом отметил самую глубь нашей сути, нашего верхнего над народом стоящего общества. Отметив тип русского скитальца, скитальца до наших дней и в наши дни, первый угадав его гениальным чутьем своим, с историческою судьбой его и с огромным значением его и в нашей грядущей судьбе, рядом с ним поставив тип положительной и бесспорной красоты в лице русской женщины, Пушкин, и, конечно, тоже первый из писателей русских, провел пред нами в других произведениях этого периода своей деятельности целый ряд положительно прекрасных русских типов, найдя их в народе русском. Главная красота этих типов в их правде, правде бесспорной и осязательной, так что отрицать их уже нельзя, они стоят, как изваянные. Еще раз напомню: говорю не как литературный критик, а потому и не стану разъяснять мысль мою особенно подробным литературным обсуждением этих гениальных произведений нашего поэта. О типе русского инока-летописца, например, можно было бы написать целую книгу, чтоб указать всю важность и все значение для нас этого величавого русского образа, отысканного Пушкиным в русской земле, им выведенного, им изваянного и поставленного пред нами теперь уже навеки в бесспорной, смиренной и величавой духовной красоте своей, как свидетельство того мощного духа народной жизни, который может выделять из себя образы такой неоспоримой правды. Тип этот дан, есть, его нельзя оспорить, сказать, что он выдумка, что он только фантазия и идеализация поэта. Вы созерцаете сами и соглашаетесь: да, это есть, стало быть, и дух народа, его создавший, есть, стало быть, и жизненная сила этого духа есть, и она велика и необъятна. Повсюду у Пушкина слышится вера в русский характер, вера в его духовную мощь, а коль вера, стало быть, и надежда, великая надежда за русского человека.

Читайте также:
Основные особенности лирики А. С. Пушкина: сочинение

Пушкин и его читатели: сочинение

Пушкин вобрал в свое творчество все предшествующие эпохи литературы и определил дальнейшие пути развития русского искусства.

И мир фольклора, и античность («Египетские ночи», «Роман о Петронии», антологические стихотворения «Муза» «Юноша и дева» и многое другое), и средневековье («Борис Юдунов», «Сцены из рыцарских времен», «Жил на свете рыцарь бедный », «Скупой рыцарь», «Пир во время чумы»), и Возрождение («Каменный гость», «Анджело»), и век Просвещения («Сцены из Фауста», «Моцарт и Сальери») — все прошлые лики культуры были родными Пушкину и свободно освоены им. И хотя считают, по логике Сальери («Как некий херувим, он несколько занес нам песен райских. »), что Пушкин после себя школы не оставил, но Лермонтов и Гоголь выросли в восхищении им и отталкивании от него, Тургенев и Гончаров зачарованно стремились к его гармонии и стройности, Достоевский молился на него и проклинал далекость жизни от пушкинской высоты, Л. Толстой, читая «голую» пушкинскую прозу, начинал писать свои романы и явно продолжал мотив пушкинской влюбленности в жизнь. Чехов достиг пушкинской благородной сдержанности, художественного целомудрия, столь свойственного русскому писателю, если он свободен от фанатических идей. И заблуждением было бы считать, как это делают сегодня многие критики, что Пушкин вернулся в русскую литературу лишь в начале XX в. в поэзии А. Ахматовой, М. Кузмина, А. Блока, Н. Гумилева. Пушкин и не уходил из литературы, всегда оставаясь солнцем нашей жизни, мерилом красоты.

Но бурные времена часто оглушены собой и не замечают вечности. Поэтому 60-е гг. XIX в. и эпоха революций XX в. «сбрасывала Пушкина с парохода современности». Однако все эти попытки оканчивались бесславно, ибо Пушкин предвидел и предрек:

И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит.

Пока живо искусство, пока в душе человеческой есть жажда безграничности и высоты, Пушкин необходим. Он знал о своем всеобщем признании:

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой.

И знал, «какой ценой купил он право» на бессмертие:

Читайте также:
Образ Татьяны в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» (2): сочинение

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу

И милость к падшим призывал.

В России нет поэта, слава которого была бы громче пушкинской. И это понятно, Пушкин приобщил к чтению стихов всю Россию. Столичная молодежь распевала «Ноэль», школьники наслаждались «Русланом и Людмилой», простонародье любило сказки и баллады, высший свет был увлечен «Пиковой дамой». В любом поместье знали южные поэмы и «Онегина», а «Черная шаль» стала почти народным романсом. Этот всесословный интерес к Пушкину объясняется не только широтой диапазона его творчества, но той открытостью его высокой поэзии, которая никого из читателей не отторгает высокомерно.

Характерна одна из последних строф восьмой главы «Онегина»:

Кто б ни был ты, о мой читатель,

Друг, недруг, я хочу с тобой

Расстаться нынче как приятель.

Прости. Чего бы ты со мной

Здесь ни искал в строфах небрежных,

Воспоминаний ли мятежных,

Отдохновенья от трудов,

Живых картин, иль острых слов,

Иль грамматических ошибок,

Дай Бог, чтоб в этой книжке ты

Для развлеченья, для мечты,

Для сердца, для журнальных сшибок

Хотя крупицу мог найти.

За сим расстанемся, прости!

Андрей Синявский в «Прогулках с Пушкиным» пытается объяснить это восприятие Пушкина равнодушием, непредпочтенностью чего-либо, непогружением ни во что. Современному читателю трудно даже представить себе цельность Пушкина, безграничность его любви к миру. Но, сам открытый всему, Пушкин хотел и стих свой сделать открытым читателю. Постоянно Пушкин вовлекает читателя в разговор, в сотворчество. «О чем теперь ее мечтанье?» — спрашивает поэт в восьмой главе о Татьяне, которая читает письмо Онегина и «слезы льет рекой, опершись на руку щекой». Пушкин сам не отвечает, а предоставляет возможность читателю войти в роман и продолжать его. Композиция, не имеющая конца, характерная для лирики, драм и прозы Пушкина, также призвана вовлечь читателя в сотворчество. Это лирическое присоединение, предусмотренное пушкинской художественной манерой, создает опасность совершенного читательского произвола. И тому тьма примеров. Но Пушкин, защищаясь от ложных истолкований читателей-современников, не сердится, а ведет себя, как Моцарт в отношении к слепому скрипачу.

Читайте также:
Москва и Петербург в романе А.С.Пушкина Евгений Онегин: сочинение

Многослойность содержания пушкинских произведений делает их внешне доступными любому читателю. При этом аристократический такт и снисходительность или демократический гуманизм Пушкина не позволяют читателю заметить своей ограниченности. Напротив, каждый убежден в добром расположении поэта к себе и горд полнотой своего понимания. Пушкин дарует щедро счастливую легкость присоединения к высокому, ощущение благородства, полета. Однако иллюзия вседоступности Пушкина вызывала иронию уже среди его современников.

Когда мы читаем письмо незнакомки Чичикову, даже школьники замечают искаженное сходство претенциозных и сентиментальных признаний гоголевской героини с письмом Татьяны, со строками из пушкинских «Цыган».

Творчество Пушкина в моей жизни

«Укажет будущий невежда На мой прославленный портрет И молвит: то-то был поэт!» А.С.Пушкин «Евгений Онегин»

Александр Сергеевич Пушкин – это имя понятно на любом языке. Весь мир благоговейно склоняет голову перед творчеством этого грандиозного человека. Пушкина в каждом доме нашей необъятной страны исповедуют как национальную святыню. Произнесите его имя в кругу друзей, знакомых или даже незнакомых людей и вы увидите, как потеплеют их глаза.
В них загорится огонёк любви, теплоты и уважения к великому поэту. Пушкин жил втрое быстрее, чем все мы живём. Он прошёл такой огромный коридор жизненного пространства и столько всего накопил, что иному человеку хватило бы на несколько жизней. За свой короткий век гениальный творец создал множество произведений во многих литературных жанрах – поэзия, проза (рассказы, повести, романы), драматургия, и во всех он был непревзойденным мастером. Такое разнообразие может вызвать только искреннее восхищение. Из-под пера великого русского художника слова рождались величайшие произведения, ставшие настоящим золотом мировой литературы. По пушкинским творениям ставились спектакли, кинематографисты были счастливы снимать фильмы по сюжетам его произведений, для детишек делались мультфильмы. Александр Сергеевич открыл всему миру красоту и могучую силу русского слова. Как известно, творчество Пушкина весьма существенно представлено в русской музыке. К его произведениям обращались такие композиторы как Глинка, Мусоргский, Римский-Корсаков, Чайковский. Оперы «Евгений Онегин» и «Пиковая дама» по праву считаются шедеврами мировой оперной сцены. Пушкин давно и прочно вошёл в жизнь и сердца людей всех возрастов и народов.
Моё первое знакомство с поэтом состоялось ещё в раннем детстве, когда мама прочитала мне первую книжку. В моё сознание, как волшебное заклинание вошло: « У лукоморья дуб зелёный, златая цепь на дубе том…», я чистосердечно восхищался храбростью и смекалкой царя Гвидона, от всей души сочувствовал молодой царевне из «Сказки о мертвой царевне и семи богатырях», искренне сопереживал бедному старику из «Сказки о рыбаке и рыбке», которого третировала злобная старуха. Хоть в жизни не всегда бывает счастливый конец, не всегда добро побеждает зло, но сказки тем и хороши, что в них добро побеждает зло, почти всегда – счастливое окончание. Сказочный мир Пушкина яркий, колоритный. Герои пушкинских сказок тронули мою чистую душу, став моими друзьями, они учили меня добру, состраданию, честности, справедливости. Именно по его сказкам я научился читать и с тех пор творения поэта стали неотъемлемой частью моей жизни. Я взрослел, и у меня появлялись новые любимые герои: я присоединился к союзу «друзей Людмилы и Руслана», став добрым «приятелем» Онегина. И вот уже, меня пронзает непреходящая точность строк:
Я знаю: век уж мой измерен,
Но чтоб продлилась жизнь моя,
Я утром должен быть уверен,
Что с вами днём увижусь я…
Для меня каждое произведение Пушкина – это небольшая энциклопедия. Например, рассказ «Выстрел». Это целая сокровищница старинных слов, военных терминов, а также мыслей, над которыми мне раньше не приходилось задумываться. Автор показал нам, что человек может стать выше жажды мести, может простить даже самую тяжёлую обиду. Читая «Выстрел», понимаешь, что жажда первенства не должна превращаться в страсть, и мы не должны ради неё вредить другим людям. «Дубровский» учит нас благородству, честности, чувству долга. «Капитанская дочка» предлагает поразмышлять над историческими событиями, оценить бессмысленность и беспощадность русского бунта, помыслить о главных человеческих качествах. Удивительный язык «Евгения Онегина», лирические отступления, созданный типичный образ дворянства девятнадцатого века позволяют лучше понять внутренний мир поэта. В произведениях Александра Сергеевича Пушкина, передо мной всё оживает – слова, звуки, образы. Народному языку Пушкин с детства учился у своей няни Арины Родионовны. «Подруга дней моих суровых» называл её поэт. Простая крепостная женщина стала его самым близким другом. Она приобщила его к устному народному творчеству, пробудила в нем интерес к песням и сказкам родного народа. И вот, читая стихотворение «Няне», передо мной предстаёт такая картина: зимний вечер, ветхий домик, Арина Родионовна, как и в детстве, рассказывает поэту сказки, и сказочный мир расцветает передо мной: золотая рыбка, царевна Лебедь, Черномор и морские богатыри, золотой петушок и затейница–белка. И как-то спокойно и радостно становится на душе.
Именно Пушкин научил меня любить родную природу, замечательны его стихи о ней.
В стихотворениях мастерски описаны все четыре времени года. Поэт открыл для меня родную землю в её неповторимой красоте. Он с такой нежностью и любовью передал все краски природы, что невозможно не проникнуться ощущением красоты. Приходит золотая осень, и я мысленно повторяю:
Унылая пора! Очей очарование!
Приятна мне твоя прощальная краса…
Моя любимая пора – зима, наверное, потому что я родился в студеном январе. И мне ближе пушкинские строки о зиме:
Под голубыми небесами,
Великолепными коврами,
Блестя на солнце, снег лежит…
И речка подо льдом блестит.
Когда читаешь эти незабываемые строчки, хочется самому почувствовать на ладонях приятную свежесть молодого снега, со свистом промчаться по горному склону на борде. Разве можно сказать ещё точнее, ещё прекраснее?!
Пушкинские строки всегда рядом. Его творчество возникает передо мной в самых разных жизненных ситуациях. Когда на душе тяжесть и обида я просто беру в руки томик сочинений гениального автора, и сразу становится легче:
Если жизнь тебя обманет,
Не печалься, не сердись!
В день уныния смирись:
День веселья, верь, настанет.
Когда моё сердце поёт от любви, я снова беру в руки заветный томик и вместе с поэтом переживаю:
Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолётное виденье,
Как гений чистой красоты…
или
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединённый,
Печальным снегом занесённый,
Твой колокольчик огласил…
или
Глазами следовать за ней и в тишине
Благословлять её на радость и на счастье,
И сердцем ей желать всё благо жизни сей,
Весёлый мир души, беспечные досуги…
Каким душевным теплом согреты эти строки!
Первой клятвой верности Родине я вслед за Пушкиным повторяю бессмертные слова:
Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, Отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!
Я становлюсь взрослее, и мне открываются в творчестве Пушкина такие глубины, такие красоты, о которых раньше и не подозревал, снова и снова я нахожу что-то новое и неведомое. Произведения Пушкина учат меня понимать жизнь и друг друга. Пушкин помогает мне не утратить понятия чести и достоинства, сострадания к ближнему. Уже наступил двадцать первый век – век Интернета и электронных технологий, но я по-прежнему продолжаю любить творчество Александра Сергеевича Пушкина – «Солнца русской поэзии»!
Я горд и счастлив, что этот великий человек мой соотечественник, что я дышу тем же воздухом, что и он, вижу те же небо и звёзды, любуюсь теми же красками природы, что и он.
Нам сегодня нужна новая эпоха Возрождения, возрождения духовных ценностей. Чтобы мы жили сообразно натуре нашей национальной и по законам, данным Богом, природой, самой землёй, жизнью, в которой естественно присутствие Пушкина – чтобы мы жили русскими. Пушкин показывает нам путь к этому, ведь он величайший поэт, а настоящий поэт, как никто другой, может раскрыть тайну человеческого сердца и указать людям путь добра и света. Каждый из нас сам решает, идти по этому пути или нет. Одно очевидно для меня сегодня: там, где Пушкин отсутствует, – там исчезает всё, что мы зовём русским. И тогда эти люди начинают задыхаться, озлобляться и проклинать свою жизнь, становящуюся пустой, пошлой и бессмысленной. Люди, живущие без Пушкина, могут быть кем угодно – только не русскими людьми.
Я думаю, что меня еще ждет много открытий на пути знакомства с творчеством этого гениального поэта. Жизнь Пушкина и его произведения останутся в моей памяти навсегда.
Благодаря произведениям Пушкина я научился мечтать и фантазировать, замечать красоты родной земли, писать стихи. Может быть, благодаря творчеству Пушкина родились и эти строки:
Вам, книги, спасибо – меня вы растили,
Во все времена со мною вы были.
Вы, даже, отчасти меня воспитали
Во взрослую жизнь мы вместе вступали.
Лишь стоить взять в руки мудрую книгу,
И день мой становится равным мигу.
Истории будто меня обнимают,
Знакомые лица повсюду встречают.
Герои из книжек вдруг оживают,
Меня за собою они увлекают.
Я с ними легко борозжу океаны
И открываю разные страны,
Спасаю друзей, убиваю драконов,
Иль выступаю на страже законов
Влюбляюсь, страдаю и тщетно мечусь,
С героями книги я жизни учусь.
Век целый прожить я могу лишь за вечер.
Хорошая книга морально излечит
И вытащит разум с подвала на крышу,
За повесть одну я душевно стал выше.
А память моя состоит из фрагментов,
В моей голове целый мир из моментов:
Истории, песни, символы, фразы
Не только жизни моей, но и рассказов.

Читайте также:
Художественное своеобразие прозы Пушкина: сочинение

Сочинение по творчеству А.С. Пушкина «ЧИТАЯ ЕГО ТВОРЕНИЯ, МОЖНО ПРЕВОСХОДНЫМ ОБРАЗОМ ВОСПИТАТЬ В СЕБЕ ЧЕЛОВЕКА»

Перед вами сочинение-рассуждение по творчеству великого поэта А.С Пушкина. Сочинение озаглавлено словами литературного критика В.Г. Белинского.

«ЧИТАЯ ЕГО ТВОРЕНИЯ, МОЖНО ПРЕВОСХОДНЫМ ОБРАЗОМ ВОСПИТАТЬ В СЕБЕ ЧЕЛОВЕКА» (В. Г. Белинский)

Сочинение-рассуждение по творчеству А.С. Пушкина. «ЧИТАЯ ЕГО ТВОРЕНИЯ, МОЖНО ПРЕВОСХОДНЫМ ОБРАЗОМ ВОСПИТАТЬ В СЕБЕ ЧЕЛОВЕКА»

Более ста восьмидесяти лет прошло со дня гибели поэта, а его творения находят все новых и новых поклонников в нашей стране и за рубежом. В чем же сила творений поэта?

Большая часть современников поэта не принимала его, ведь вместо популярных тогда назиданий и нравоучений, как следует жить и как не следует, стихи Пушкина заставляли думать, чувствовать. «О, если б голос мой умел сердца тревожить», — мечтал поэт. Он «жег сердца людей», «не позволял душе лениться».

Жизнь и поэзия для Пушкина слились в одно целое. Его творения не имели бы такой силы и значимости, если бы были в изоляции от жизни. А. С. Пушкин воспевал свободу, но считал, что честные правители и справедливый закон, это то, что необходимо стране для обеспечения свободы, равенства и братства.

Под сень надежного закона,

И станут вечной стражей трона

Народов вольность и покой.

Пушкин был дружен с декабристами, и если бы не стечение ряда обстоятельств: ссылка, желание его друзей-декабристов защитить его бесценный дар, возможно он встал бы в рады на Сенатской площади.

После событий на Сенацкой площади, когда даже имена декабристов было запрещено произносить, Пушкин пишет послание декабристам «Во глубине сибирских руд…».

Его муза — «гроза царей, свободы гордая певица».

«Его стихи пронизаны глубоким уважением к тем, кто борется -с деспотизмом, за свободу ума и сердца, за утверждение правды и справедливости ка земле», — писал В. Г. Белинский.

Стремление к жизни, свободной от зла, насилия, жестокости возникает при чтении вольнолюбивых стихотворений Пушкина. Один из декабристов — Рылеев так сказал о себе: «Я не поэт, а гражданин». Пушкин же предстает перед читателем как поэт- гражданин. Размышления о назначении поэта, его долге, волнуют Пушкина еще с лицейских лет. Он спорил с Дельвигом и Кюхельбекером о том, что нельзя воспевать «цветочки и лепесточки», когда народ бесправный и угнетенный.

Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный

И Рабство, падшее по мановении царя,

Читайте также:
Сравнительная характеристика образов Онегина и Ленского: сочинение

И над отечеством Свободы просвещенной

Взойдет ли наконец прекрасная Заря?

Пушкин мечтает об отмене крепостничества, что находит отражение в его стихотворении «Деревня». Своими произведениями он подводит читателя к необходимости бороться за счастье окружающих людей, как бы ни было трудно.

Гражданственность Пушкина проявляется и в его произведениях о войне 1812 года. Он искренне жалеет, что не мог внести личного вклада в борьбу за освобождение для Родины.

И в жертву не принес я мщенья вам и жизни;

Вотще лишь гневом дух пылал.

Поэт прославляет русский народ в стихотворение «Воспоминания в Царском Селе», понимая, что именно народ одержал победу над врагом. Пушкин сравнивает русских воинов с богатырями. Лирика Пушкина народна, она заставляет задуматься о силе простого человека, о его значении в исторических событиях.

Пушкин в своем творчестве выделяет огромное место любви и дружбе. Белинский так описывал черты, свойственные Пушкину:

«…живость, впечатлительность, пылкость, способность увлекаться и увлекать сердца, жажда любви, дружбы, способность привязываться к человеку, пылкий, горячий темперамент, влечение к жизни, жизненным удовольствиям и тревогам. Пушкин — это певец дружбы, благородного чувства, истоки которого были заложены в самой натуре этого человека».

У Пушкина было много друзей, он считал дружбу — идейным сплочением людей. Необыкновенное чувство дружбы объединяло Пушкина и Чаадаева. Поэт уважал этого человека за необыкновенный ум, мужество, пламенное сердце.

Пушкин доносит до нашего понимания, что дружба познается и проверяется в беде, когда плечо и помощь друга особенно необходимы, дороги. Поэт пытается поднять дух друзей, сосланных в Сибирь, после неудачного восстания декабристов, рискуя навлечь на себя гнев власть имущих. Он верит, что их дело не пропадет, что его продолжат другие поколения.

Через всю жизнь Пушкина проходит тема любви. Он воспевает в своих стихах духовную и физическую красоту человека. Стихотворение «Я помню чудное мгновенье» пронизано грустью, воспоминанием, горестным сознанием утраты, счастьем встречи. Слова:

И жизнь, и слезы, и любовь —

раскрывают красоту, полноту внутреннего мира человека, когда он любит. Стихотворение «Я вас любил…» поражает силой человеческих чувств, достоинства, самопожертвования во имя любимого человека. Пушкин — тонкий художник, с какой искренностью, правдивостью смог он передать чувства молодой девушки в письме Татьяны к Онегину.

Пушкин любил не только своих героев, но и все, что их окружало — Родину, русскую природу.

Читайте также:
Осуждение произвола в повести Пушкина «Дубровский»: сочинение

Пред ним пестрели и цвели

Луга а нивы золотые,

Творчество Пушкина было, есть и будет близко людям, т.к. оно затрагивает самое сокровенное в человеке. Его поэзия современна и сейчас в пору духовной черствости. Его размышления о роли общества и человека в нем, проблемы нравственности в отношениях между людьми, истинных ценностей, отношение к Родине — все это делает творчество Пушкина живым и жизненно необходимым и в наше время.

Сочинение по творчеству Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин, родился в самом конце 18 века, а точнее 6 июня 1799 года и является одним из ярчайших представителей Российской литературной классики. Будучи поэтом и писателем он внес неоценимый вклад в русскую и мировую литературу. Наверное, нет таких людей, которые бы не слышали о творчестве Пушкина. Всем с детства знакомы персонажи Александра Сергеевича, такие как: царь Додон; бедный рыбак и золотая рыбка; князь Гвидон и другие. В произведениях классика добро всегда побеждает зло, они наполнены глубоким смыслом и красотой. Русская народная пословица говорит о том, что «сказка ложь, да в ней намек». Об этом нас учат и произведения писателя, в которых он всегда пытался донести до своего читается, что не следует давать обещаний, которых невозможно выполнить. Соблазнов вокруг много, но не стоит их ставить выше родных, друзей и родины. Богатство и волшебство не приведут к счастью, а вот доброта всегда будет вознаграждена.

Все творения Пушкина представлены в абсолютной художественной форме и заставляют верить в дружбу, преданность, честь и любовь. Они проникнуты народным духом, гуманизмом и человеческим отношением к окружающим.

Отдельно надо сказать о стихах Пушкина, в которых достаточно изящно и тонко отражены красота и великолепие того мира, в котором он жил. Стихотворения переполнены нежностью, искренностью и сопереживанием к описанным поэтом героям. Читая стихи Пушкина начинаешь переживать вместе с персонажами произведений, волнуя свою душу трепетными словами автора, которые полны любви, света и спокойствия. Одним из моих любимых стихотворений является – «Зимний вечер». Это произведение, как все гениальное – просто. Не каждый может в такой грациозной форме передать любовь автора к своей няне. В стихал чувствуется и отношение поэта к окружающей его природе. Во всех произведениях Пушкин ее воспевает и упивается ею, описывая простыми и доступными словами, которые делают лирику незабываемой. Читая описания природы автора можно почувствовать грусть или радость, которая присутствовала в душе поэта, когда он творил эти строки.

Следует отметить, что в мировую культуру классик также внес неоценимый вклад. Только гениальные люди могут так оригинально выразить все национальные особенности русской культуры, не стыдясь при этом своей родины. Пушкин, сочувствовал декабристам и тема свободы и независимости, была в его творчестве не на последнем месте. Переживая за родную отчизну писатель создал оду “Вольность», в которой описал судьбу простого русского народа.

Творчество по этапам

Наверное, не существует в России человека, не знакомого с творчеством Пушкина. Его гениальность распространилась и за границу, многие люди высоко оценивают его произведения, считая Александра Сергеевича – лучшим российским писателем и поэтом. Однако не многие знают путь его творческих побед.

Творчество писателя можно разделить на несколько периодов. Первый период – лицейские годы. В это время мальчик только начинает писать стихи, он пишет о своих лицейских друзьях, им же и читает свои творения. Следующий период – петербургский, в это время Пушкин уже начинает формироваться как писатель, создаёт более осмысленные произведения. Ещё один важный период был у Пушкина во время ссылки на юг. Там он знакомится с восточной культурой и пишет такие известные произведения как «Цыганы» и «Кавказский пленник». Эти рассказы отразили мятежные настроения тогдашней дворянской молодёжи.

После ссылки писатель живёт в Одессе, где и начинает создавать первые главы «Евгения Онегина».

Следующий период – период села Михайловское. Именно там рождаются «Русалка» и «Борис Годунов. Однако, самый важный период – болдинский. Переехав почти в конце жизни в село Болдино, Пушкин успокаивается и жадно начинает писать. Это самый продуктивный и серьёзный период в его жизни. Он пишет там такие пьесы как «Моцарт и Сальери», «Каменный гость», а также дописывает «Евгения Онегина».

Творчество Пушкина многогранно. В своих произведениях писатель затрагивает очень много разных тем, но основные – это тема поэта и поэзии, любви, свободы, дружбы и родины. Именно этим вещам Александр Сергеевич придаёт очень большое значение. Поэта он считает пророком, несущим свет и знания, что видно в одноимённом стихотворении, друзей очень любит и уважает, как и женщин, коих в его жизни было много, а свобода и вовсе является для поэта главной ценностью. Он готов на всё, чтобы достичь её и помочь вырваться из оков другим людям. Писатель поддерживает декабристов, многие его стихотворения полны бунтарского духа и желаний что-то изменить.

Читайте также:
История жизни Владимира Дубровского (по повести Пушкина Дубровский): сочинение

Итак, творчество Пушкина – это огромная ценность. Именно его романы, рассказы, сказки сопровождают российского человека на протяжении всей жизни. В своих произведениях писатель затрагивает вечные темы, что позволяет сделать вывод о том, что его творения имеют воспитательную функцию.

Также читают:

Картинка к сочинению По творчеству Пушкина

Популярные сегодня темы

Жанровая направленность произведения представляет собой прозаический очерк, отличающийся реалистичностью, подлинностью повествовательного сюжета, опирающегося на факты из реальной действительности.

Пьеса М. Горького «На дне» известна и актуальна и по сей день. Автор смог создать оригинальный мир низшего слоя общества. Он честно описал представителей этого класса, но при этом у читателя

В своём произведении Пушкин изображает передовую часть дворянской молодёжи, их искания и устремления. Это – главный герой романа Евгений Онегин и его друг Владимир Ленский.

Эта комедия написана по классическим канонам. В основу положен конфликт – страсти противостоят здравому смыслу. Главный герой, буржуа, имеет всё, о чём может пожелать человек.

орький Максим – великий русский писатель, который подарил миру множество интересных произведений, таких, как «На дне», «Детство», а также такого персонажа как Старуха Изергиль. Многие люди любят его творчество, но не все из них знают о самом писателе.

Пушкин и его читатели: сочинение

Влияние А.С. Пушкина на развитие русской и мировой литературы

Уже современники Пушкина, люди, лично его знавшие, первыми после гибели поэта произнесут слова о Пушкине как о грандиозном, стихийном и безусловном явлении. «Солнце нашей поэзии» – навсегда запомнила Россия слова Владимира Одоевского.

А позднее Белинский сравнит Пушкина с Волгою, поящею на Руси миллионы людей. (6)

Пушкин – первый русский национальный поэт, родоначальник всей последующей русской литературы.

Его творческое развитие было стремительным. Не менее существенно, что оно было осознанным: поэт ясно ощущал рубежи своего творчества. Эти моменты, как правило, отмечены итоговыми пересмотрами написанного и созданием суммирующих сборников. (4)

Творчество Пушкина отличается единством. Оно много жанрово. И хотя в сознании читателей он был прежде всего поэт, но и проза, и драматургия сопровождали его художественное воображение от первых опытов до последних страниц. А к этому следует добавить литературную критику, публицистику, эпистолярий, историческую прозу, вспомнить, насколько разнообразной была его поэзия, вмещающая и все жанры лирики, и поэмы, и роман в стихах, и сказки. (4)

Жанры развивались в тесном взаимодействии. При постоянной перекличке жанров, их взаимном вторжении отменялся иерархический, ценностный подход к ним. Перенесение норм одного жанра в пределы другого оказывалось важным средством пушкинского стиля и источником его динамики. Отсюда поражавшее современников ощущение новизны и необычности пушкинского стиля. Благодаря этому же Пушкин смог отказаться от принципиального деления средств языка на «низкие» и «высокие». Это явилось существенным условием решения им важнейшей национально-культурной задачи – синтеза языковых стилей и создания нового литературного языка. (4)

Говоря о Пушкине как о создателе национального литературного языка, А.И. Куприн в своей статье «Солнце русской поэзии» пишет: «Пушкин взял этот великолепный язык у народа и отдал его народу очищенным от плевел, прекрасным и выразительным, светлым, чистым и прозрачным, как горный источник, упругим, как сталь, звонким, как золото, и бодрящим и ароматным, как старое доброе вино». (3)

Пушкин установил национальный литературный язык, чтобы создавать на нём шедевры искусства слова, во всех отношениях (и интеллектуальном, и эстетическом) не уступающие западным образцам. Но чтобы осуществить это высокое предназначение, одного, даже такого, как у Пушкина, гения было недостаточно. Нужно было освоить великие художественные достижения наиболее развитых западных литератур, выросших на почве того культурно-исторического развития, которого у русского поэта в его родной стране не было. А.И. Куприн тонко подметил удивительную способность Пушкина впитывать в себя накопленный веками опыт: Пушкин «одним из первых открыл нам богатства чужой поэзии. Он никогда не являлся ни переводчиком, ни подражателем: слишком самобытен, кипуч, страстен и стремителен был для этого его чудный гений. Но Пушкин, так удивительно умевший отождествлять себя с самыми несходными, с самыми крайними образами, Пушкин – Протей весь целиком проникался поэзией великих мастеров, впитывал в себя её аромат и сохранял это в новом творении, так же прекрасном, как и то, что послужило первообразом…». (3)

Уже в южной ссылке – на пороге творческой зрелости – Пушкин осознаёт в качестве своей жизненно важной и неотложной задачи необходимость стать самому и поставить тем самым русскую литературу на уровень наиболее передовых явлений своей современности – «в просвещении стать с веком наравне». Именно так, языком поэтической формулы, определяя основную тенденцию всего хода прогрессивного развития России со времени Петра I, говорит он об этом в послании к Чаадаеву 1821 года.

Пушкин выполнил свой высокий жребий: всего за пятнадцать с небольшим (считая от послания к Чаадаеву) лет своего творческого пути, шагая через века по вершинам мирового искусства слова (Вольтер, Байрон, Гёте, Данте), он эстетически освоил то, что в истории развития западных стран заняло, если начать отсчёт от Данте, свыше пяти столетий. (1)

Читайте также:
Сравнительная характеристика образов Онегина и Ленского: сочинение

Продолжая говорить об эстетическом освоении Пушкиным культурного наследия зарубежных стран, необходимо отметить универсальность художественного мышления поэта, его способность интуитивно проникать в дух различных культур и эпох и его широкую осведомлённость в мировой литературе.

Органически связанный с традициями отечественной культуры, он одновременно был прекрасным знатоком французской, ориентируясь в ней не хуже, чем любой французский писатель его эпохи, имел широкие сведения в области итальянской и английской литератур, проявлял интерес к немецкой и испанской литературам. Предметом его постоянного внимания на протяжении всей жизни была античная культура. Фольклор самых различных народов привлекал его внимание. Существенно при этом, что все эти интересы складывались в сознании поэта в единую концепцию мировой культуры. (4)

Универсальность художественного мышления Пушкина, богатство его духовного мира, неисчерпаемая глубина мысли в его творениях – всё это позволяет говорить о нём как о первом писателе, участвующем не только в русском, но и в мировом литературном (и шире – культурном) процессе. Говоря о том, что «бесспорных гениев, с бесспорным «новым словом» во всей литературе нашей было всего только три: Ломоносов, Пушкин и частию Гоголь», Достоевский настаивал на том, что вся последующая великая русская литература «вышла из Пушкина». (2) Мировое значение Пушкина связано с осознанием мирового значения созданной им литературной традиции. Пушкин проложил дорогу литературе Гоголя, Тургенева, Достоевского и Чехова, литературе, которая по праву считалась не только фактом русской культуры, но и важнейшим моментом духовного развития человечества. А творчество этих писателей, осмысленное в единстве, неизбежно потребовало внимания к Пушкину и проникновения в глубины его творчества. Хотя отдельные писатели (например, Мериме, Мицкевич) и раньше называли Пушкина гением и писателем мирового значения, осознание его роли за пределами России пришло ретроспективно, сквозь призму последующих судеб России и русской литературы.

Именно творчество Пушкина было тем поворотным пунктом, когда приём русским народом мирового культурного опыта сменился передачей, когда русская культура сделалась ведущим голосом, к которому вынужден был прислушаться весь культурный мир. Европейская культура заметила эту смену ролей, лишь услышав Толстого, Достоевского и Чехова, но сам переворот произошёл при Пушкине и, в значительной мере, благодаря его гению. (4)

В заключение, подводя итог сказанному о неоценимом вкладе Александра Сергеевича Пушкина в сокровищницу национальной и мировой культур, хочется процитировать отрывок из статьи Даниила Гранина «Доколь в подлунном мире…»:

«Каждый народ фокусирует свои чувства на одном избранном им гении. У англичан это Шекспир, у немцев это Гёте, у итальянцев Данте, у испанцев – Сервантес. Как происходит такой выбор, трудно сказать… Среди прочих звёзд русской словесности был избран Пушкин. И бессменно остаётся средоточием народной любви всё растущей. Любовь эта не подвержена моде… Это большое счастье для нашего народа, что появился Пушкин. Он украсил жизнь многих поколений, придал ей духовность, совестливость и, наконец, наградил красотой и наслаждением. Он скрепил цельность национального самосознания.

При этом Пушкин писал об испанцах, итальянцах, австрийцах, его герои – поляки, литовцы, цыгане, разноязычный яркий мир страдает и любит в его произведениях, где способность постигать и принимать другие народы не знает равных. Это, может, единственное явление в мировой литературе…

Духовность читающего человека начинается в школе с Пушкина и кончается тоже Пушкиным, ибо приходит пора, когда из всех друзей он оказывается самым верным, самым нужным, хлебом насущным, который никогда не приедается». (5)

Список использованной литературы

  1. Благой, Д.Д. Мастерство Пушкина. – М.: Сов. писатель, 1955.
  2. Достоевский, Ф.М. Полн. собр. соч.: В 30 т. – Л., 1983. – Т. 25. – С. 199.
  3. Куприн, А.И. Солнце поэзии русской // «Жизнь и искусство» (Киев). – 1899. – 26 мая. – № 144.
  4. Лотман, Ю.М. В школе поэтического слова: Пушкин, Лермонтов, Гоголь: Кн. для учителя. – М.: Просвещение, 1988.
  5. Пушкинист: Сборник Пушкинской комиссии ИМЛИ им. А.М. Горького Вып. 1 /Сост. Г. Красухин. – М.: Современник, 1989.
  6. Скатов, Н.Н. Пушкин: Очерк жизни и творчества / Оформ л. А. Г асникова. – Л.: Дет. лит., 1991.
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: