Тема борьбы и свободы в лирике А.С. Пушкина: сочинение

Тема свободы в лирике Пушкина: сочинение. Эволюция темы свободы в лирике Пушкина. Тема свободы и рабства в лирике Пушкина

Вариант 2

Если речь заходит о русской поэзии, то в итоге разговор, непременно, сводится к самому известному представителю этого направления – Александру Сергеевичу Пушкину. Это был действительно сильный поэт. Недаром век, в который он творил, и поныне считается веком Пушкина, Золотым веком поэзии. Александр Сергеевич написал невероятно большое количество действительно красивых, воодушевляющих, побуждающих к действиям, стихов. Особое место, как и в творчестве каждого поэта, у Александра Сергеевича занимают стихи, основной темой которых является свобода, стремление к воле. Да и вообще, у любого поэта в творчестве прослеживается красной нитью эта линия, если он истинный творец слова.

Перу Александра Сергеевича Пушкина принадлежит много стихов, посвященных теме свободы. Взять, к примеру, оду под названием «Вольность», написанную в 1817 году. Сотворил это поэт, будучи на старте своего творчества. В ней автор присягает в верности общественной идее и возвышает закон Божий. В этом стихотворении Александр Сергеевич Пушкин следует правилам классицизма, он применяет такой прием, как одушевление абстрактных понятий. Ода насыщена большим количеством архаизмов, а также риторическими оборотами, вопросами. Пушкин призывает подчиняться Божьему закону всех: и царей, и поэтов, и народ. По сравнению с Радищевым, поэт не поднимает народ к свержению действующей власти, а при помощи аллегории описывает все преимущества конституционной монархии.

Еще одним довольно известным стихотворением Александра Пушкина является «К Чаадаеву». Написано это произведение в форме обращения к реально существовавшему другу поэта – Петру Яковлевичу Чаадаеву. В этом случае автор отступил от канонов классицизма и повел себя более вольно. Пушкин выступил в роли новатора, соединив личные мотивы с гражданскими. А еще были сравнены гражданские мотивы с любовными.

«Деревня» — очередное стихотворение Александра Сергеевича Пушкина, посвященное деревне, народу. При этом в нем прослеживается тема рвения к свободе. В этом стихотворении поэт выступает против крепостного права. «Деревня» делится на две части, первая из которых напоминает по типу написания и философским рассуждениям элегию. Мирная жизнь, прелестное единение с природой – вот, что описано в этой части «Деревни». Во второй части Александр Сергеевич выражает свои надежды, что народ когда-нибудь станет вольным, избавится от гнета царя. Автор обращается к монарху, чтобы тот поменял что-то, внес какие-то реформы в пользу крестьян, как-то облегчил им жизнь.

Три выше описанных стихотворения – одни из самых известных поэтических творений Александра Сергеевича, посвященных теме воли и свободы.

Сочинение Свобода в лирике Пушкина

А.С. Пушкин жил в непростые времена попытки изменить ход истории, что отразилось на его творчестве. Одна из тем его поэзии – свобода. Она очень близка поэту. Движению за освобождение он посвятил лучшие свои произведения: «Вольность», «К Чаадаеву», «К морю», «Во глубине Сибирских руд…». В этих стихотворениях прослеживается пушкинское понимание событий тех времен и его нескрываемая ненависть к тиранам.

Свободолюбивые мысли Пушкин формулирует в оде «Вольность», написанной сразу после завершения обучения в лицее в 1817 году. В ней он высказывает недовольство правящим монархом. Он возмущен:

«Стоите выше Вы народа, но вечный выше Вас закон».

Совсем юный Пушкин обращает внимание тиранов на историю, чтобы показать возможное их будущее на примерах Павла I и Людовика XVI, расплатившихся за свою тиранию жизнью.

А.С. Пушкин с лицейских лет дружил с декабристами. Спустя год после сочинения оды «Вольность», он пишет замечательное произведение, адресованное одному из своих друзей – стихотворение «К Чаадаеву». Мотивы произведения те же – свободолюбие. Уже смелее звучит протест против монархии и уверенность в неминуемом исходе:

«Товарищ, верь: взойдет она, Звезда пленительного счастья, Россия вспрянет ото сна, И на обломках самовластья Напишут наши имена!»

Все стихотворение пронизано яркими переживаниями за декабристов, которые переполняли душу Пушкина. Автор явно причисляет себя к прогрессивной молодежи и готов нести наказание за свои стихи.

Спустя шесть лет Пушкин пишет еще одно вольнодумное произведение – стихотворение «К морю». Море здесь символ свободы. В противовес свободе — берег, где царствует рабство. Оно пронизано грустью автора, от того, что все написанное им ранее не дошло до царя, восстание декабристов подавлено. Пушкин видит выхода и, прощаясь со стихией, остается лишь с мечтой о свободе.

По прошествии трех лет поэт пишет к отбывающим ссылку своим друзьям не менее «громкое» произведение «Во глубине Сибирских руд…». Он не предал их дело, дело не погибло. Весь текст пронизан вновь обретенной уверенностью в неминуемом торжестве свободы. Именно ей Пушкин теперь дорожит, как ничем.

Анализ всех указанных выше произведений в хронологическом порядке их написания говорит о том, что А.С. Пушкин обрел понимание огромного значения свободы. Душевный рост поэта характеризуют его стихи. Написанные в разные периоды жизни они рисуют четкую картину тех дней и пропитаны борьбой за свободу.

Переосмыслив годы событий, Пушкин почувствовал в себе пророка, осознал силу слова. У поэта всегда остается возможность воспевать волю, клеймить рабство и беззаконие. Пушкин продолжил дело декабристов. Все его произведения полны любовью к свободе и справедливости. Тема свободы для Александра Сергеевича приобретает особую ценность. Она прошла красной линией через всю его лирику. Воспевание свободы автор считает своей заслугой и, подводя итог творчества, в стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» пишет: «…в мой жестокий век восславил я свободу…».

Тема свободы и рабства в лирике А.С.Пушкина


Тема свободы и рабства в лирике А.С.Пушкина

10 класс группа №3

Тема свободы всегда была для Пушкина одной из важнейших. Поэт прошел несколько этапов в осознании своего идеала свободы, о чем свидетельствует его творчество. Большинство стихотворений, посвященных свободе были написаны Пушкиным с 1817 по 1820 год. В эти годы даже важнейшая для Пушкина любовная тема отходит на второй план в его лирике. Причиной этого было влияние окружения поэта, куда входили люди, придерживающиеся самых прогрессивных взглядов, и само состояние общества, охваченного в тот момент жаждой самых радикальных перемен.

В послелицейский период Пушкин пишет программное стихотворение-оду «Вольность», одно из самых первых вольнолюбивых стихотворений Пушкина.Рабство противно поэту, и он мечтает видеть свою страну свободной. Это стихотворение создавалось под влиянием декабристов и отражает их идею договора между властью и народом

Пушкин считает, что все люди изначально равны перед Высшим законом, и знать и рабы-крепостные, а любое беззаконие приводит к трагедии. Поэт призывает царей подчиниться закону. Но Пушкин не призывает к свержению царской власти, а лишь говорит о преимуществах конституционной монархии.

Везде неправедная Власть В сгущенной мгле предрассуждений Воссела — Рабства грозный Гений И Славы роковая страсть.

Склонитесь первые главой Под сень надежную Закона, И станут вечной стражей трона Народов вольность и покой.

Отрывки из оды А.С.Пушкина “Вольность”

Особую роль в формировании мировоззрения поэта сыграли лекции Куницына о «естественном праве» каждого человека на свободу и равенство. В стихотворении «Лицинию» звучит главная идея всего творчества Пушкина- протест против рабства. Некий гражданин пишет письмо своему другу Лицинию, в котором призывает его удалиться из рабствующего города в деревенскую тишину. Попутно он разоблачает нравы императорского Рима и осуждает граждан, утративших гордость. В финале стихотворения лирический герой доказывает, что рабство губит целые государства: «Свободой Рим возрос, а рабством погублён».

Читайте также:
Тема чести и бесчестия в творчестве Пушкина: сочинение

Алекса́ндр Петро́вич Куни́цын-русский
юрист, профессор.В 1811—1820 годах преподавал в Царскосельском лицее нравственные, политические и юридические науки. пушкин писал:
Куницыну дань сердца и вина!

Он создал нас, он воспитал наш пламень,

Поставлен им краеугольный камень,

Им чистая лампада возжена…

Но мысль ужасная здесь душу омрачает Среди цветущих нив и гор Друг человечества печально замечает Везде невежества убийственный позор.

Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный И рабство, падшее по манию царя, И над отечеством свободы просвещенной Взойдет ли наконец прекрасная заря?

Отрывки из стихотворения А.С.Пушкина “Деревня”

Идеал общества живущего под властью закона проповедуется и в стихотворении «Деревня». В первой части стихотворения нарисован мирный сельский пейзаж, противостоящий порочному городу. А во второй части автор рисует позорные картины «барства дикого» и «рабства тощего».

В финале Пушкин выражает надежду на то, что сможет своими глазами увидеть отмену крепостного права, совершенную «по манию царя», а не в результате кровавого восстания

Одна из составляющих свободы для Пушкина – это свобода поэтического слова. Немало стихотворений посвятил Пушкин этой теме. Одно из них — «Я памятник себе воздвиг…». В этом стихотворении Пушкин как бы подводит итог всей своей деятельности. Автор без ложной скромности пророчит себе мировую известность, признание и любовь среди простых людей потому, что его поэзия была направлена на пробуждение «чувств добрых» и прославлял «жестокий век свободу».

Спасибо за внимание!

Образец 4

Свобода, была очень значима для Пушкина, не только для его личной жизни, но и для творчества. Которому он и посвятил свою жизнь. На протяжении его жизни, понятие свободы было не однозначно. С каждым прожитом годом поэт, понимал ее совершенно по разному. Это было заметно по эго работам. Проанализировав, свободолюбивую лирику Александра Сергеевича, становится понятно, что тема свободы выражена абсолютно различным языком. Несмотря на то, что общество и политика были переплетены между собой, свобода была безграничной и современной.

В период с 1817-20годы, на тему свободы А.С. Пушкиным, было написано очень большое количество произведений. Пушкин даже готов был пожертвовать своей любимой любовной тематикой, дабы уступить место свободе. Именно в эти года, на поэта так повлияло его окружение, которое отличалось своей прогрессивностью о современностью.

Александр вместе с тем поколением в котором жил мечтал о свободе, об обществе в котором можно было позволить себе все что угодно. Разумеется в рамках законности. Но свободы им хотелось не только в политическом плане но и в духовном. Своими произведениями писатель хотел донести, что неправомерные ограничения со стороны государства должны убрать.

В некоторых произведениях этого автора, свобода была преподнесена как вольность. Например в произведении «Вольность» Пушкин предполагает, что в жизни нет ни чего важнее Божьего закона. Для него каждый человек был равноправен другому, несмотря на его статус и положение в обществе. Рабство он считал огромным грехом, общество в котором н жил должно быть защищено он рабства. Среди декабристов были очень популярны его произведения на данную тематику.

С возвратом, писатель повидавший жизнь, понимает свободу совершенно иначе. Ценность бытия теперь считалось для него свободой. Он показывает в своих произведениях, как власть одного человека имеет пагубное воздействие на других людей. Вольность в поэзии, так же считалось для Александра Сергеевича свободой.

В некоторых произведениях этого поэта, он ставит акцент на том, что человек не должен поддаваться лести. Он хотел донести что человек должен быть верен своим собственным идеалам. И не должен сворачивать с пути который он себе выбрал.

Пушкин не мог представить свою жизнь без свободы. Для него, жизнь была бы скучной и мрачной. Одно из самым известных произведений этого великого русского поэта было произведение «Я памятник себе воздвиг…». По сути это было итогом творчество поэта, а само произведение выводом. Он абсолютно без стеснения подводил итоги. Он говорил о том что будет известен на весь мир, и каждый будет вспоминать его как выдающегося писателя.

Другие сочинения: ← Мой любимый литературный герой Татьяна (из Евгения Онегина)↑ ПушкинАнализ Сказки о попе и о работнике его Балде →

Тема свободы

Что же такое “свобода в лирике Пушкина”? Давайте для начала вообще расшифруем данное слово. Свобода – это действия, которые не кем не контролируются. Это то, что человек может говорить всё что хочет, и всё что захочет. Именно данная тема хорошо проявляется в лирике Пушкина. На мой взгляд это вообще одна из единственных тем, которая так нравилась Пушкину, ведь он её преподносил по истине грамотно и поучительно. Тема свобода в лирике Пушкина является одной из самых важных и актуальных тем. Ведь Пушкин себя преподносит нам себя как свободный человек. Он хочет отметить, что свобода это одна из самых интересных жизненных ценностей. Ведь без свободы не реально представить своё прошлое. Если бы мы с самых лет были введены в правила, если бы мы были введены в кучу правил связанных с ограничением и упреканием нас в чём-то, то чтобы мы делали мой дорогой друг? Мы бы не жили. Серьёзно, мы бы попросту были в страхе жить и существовать, мы бы не понимали всё суть нашей жизни, мы бы не знали что такое веселье и конечно же, что такое свобода?!

Без свободы невозможно представить нашу жизнь. Ведь наша бы жизнь без свободы стала мрачной, скучной и максимально не интересной. Согласись, жизнь наша окрашивается в зловещие тона как только мы становимся мрачными и угрюмыми, становясь мрачными и угрюмыми мы можем задеть чувства других, огорчить человека попросту и сами мы этого конечно не заметим, ведь мы не замечаем своих так сказать косяков, когда мы находимся в таком ужасном по истине состоянии.

В стихах Пушкина в 1817 годах можно было увидеть, как свобода становиться жизненной ценностью. Свобода даже в каком-то аспекте может стать похвальным словом. А точнее она стало им, именно в те времена. Свободой оценивалась наша жизнь, она должна была быть интересным таким наукам как история и общество. Свобода – это ценность человека, это высшая спутница нашей жизни, которая всегда с нами!

Есть такие некие жанры свободы. Например, свобода в произведении Пушкина “Кинжал”. Как говорилось в произведении, она является тайным стражем свободы. Так же во многих произведениях Пушкина были обоснованы такие факты как произведения, которые пронизывают мотив свободы. Чем же являлась по сути свобода для Пушкина в те времена? Она являлась чем-то особенным. Ведь свобода для него была неким политическим символом.

В 20-е и 30-е годы свобода являлась личной независимостью. Это было достоинство каждого человека.

Сочинение на тему: Тема свободы в лирике Пушкина.

Сочинение.
Тема свободы в лирике Пушкина.

Тема свободы — одна из важнейших тем в лирике Пушкина. Свобода для Пушкина — высшая жизненная ценность, без нее он уже в юности не мог бы представить своего существования. Свобода — основа дружбы. Свобода — условие творчества. Жизнь без свободы окрашивалась в мрачные и зловещие тона. Даже судьба, которая у поэта всегда связывалась с представлением о несвободе, ибо человек, по Пушкину, зависит от ее всевластия, становилась «святым провиденьем», когда сквозь ее тучи брезжил луч свободы («И.И. Пущину»). Представления о свободе всегда были основой пушкинского мировоззрения.
Уже в стихах 1817-1819 свобода становится то высшим общественным благом — предметом «похвального слова» («Хочу воспеть Свободу миру»), то целью, к которой устремлен поэт вместе с друзьями-единомышленниками («звезда пленительного счастья»), то шагом от заблуждений и суетной жизни к «блаженству» истины и мудрости («Я здесь, от суетных оков освобожденный, / Учуся в Истине блаженство находить»), то смыслом поэтической «жертвы» («Свободу лишь учася славить, / Стихами жертвуя лишь ей») и обозначением душевного состояния поэта («тайная свобода»).
Именно свобода стала главным критерием оценки жизни, отношений между людьми, общества и истории.
Петербургский период. Свобода — абсолютная, общечеловеческая ценность, она вне времени и пространства, это высшее благо и спутница Вечности. В ней Пушкин нашел масштаб для оценки общества и перспективу преодоления его несовершенств.
Аллегории свободы противопоставлены аллегорическим образам «Тиранов мира», «Неправедной власти», «увенчанного злодея»… «Вольность» — весь мир, а не только Россия лишен свободы, а поэтому нигде нет радости, счастья, красоты и блага. Но это также взгляд просвещенных дворян.
Прославляя Закон как прочную основу Свободы, поэт с негодованием пишет о тиранах. В ни хон видит источник несвободы… …с апелляцией к разуму монарха…
Поэт — противник насилия, свобода не может быть достигнута в рез-те революции (акт возмездия тиранам).
В «Деревне» свобода не абстрактная идея всеобщего блага, а конкретно — свобода русского крестьянства
В «К Чаадаеву» на первый пан выходит внутренняя свобода, без которой не мыслится свобода общественная. Свобода связана с жизнью сердца, с представлениями о чести и долге.
Романтическая лирика 1820-1824. Тема свободы — центральная. Кинжал — «тайный страж свободы» («Кинжал»), «Наполеон», «К морю» — пронизывает мотив свободы. «К Дельвигу» — «одна свобода мой кумир». Свобода для Пушкина в годы изгнанничества — один из политических символов, готовился к дороге «в дыму, в крови, сквозь тучи стрел», ведущей к торжеству свободы.
В 1823 — разочарование, пессимистические настроения из-за: 1) поражение европейских революций; 2)в заговорщиках, которые не решались посвятить…3) сомнения в возможности скорой революции. «Свободы сеятель пустынный…» — кризис веры в возможность скорого достижения общественной свободы (люди оказались не готовы к восприятию «живительного семени» свободы.)
Ведущим стал мотив личной свободы. «Узник» — на воле есть все, что ассоциируется с личной свободой — тучи, гора, «морские края», ветер. Узник — это поэт-изгнанник, уставший от неволи, но не сломленный, не сдавшийся. «К морю» — море, как и океан, стихия, буря, гроза, шторм, всегда ассоциировались со свободой. Пушкин уподобляет море живому существу, одержимому мятежными порывами духа. Море — еще и символ человеческой жизни, которую может «вынести» куда угодно, к любой «земле». Но теперь его понимание свободы стало другим — т.к. свобода — благо, неугодное тиранам, он жаждет свободы стихийной, ее идеал всегда живет в сердце человека.
«Во глубине…» — послание написано языком политических аллегорий, близких и понятных декабристам.
Конец 20-х — 30-е. Свобода — личная независимость, «достоинства личного». Любое нарушение прав личности, какими обстоятельствами оно бы ни было вызвано, расценивалось поэтом как подавление личности человека, стремление унизить его, низвести до положения раба.
Свобода для Пушкина — это свобода иметь собственное мнение об обществе, об историческом прошлом своего народа, возможность критически оценивать «громкие права, от коих не одна кружится голова». К личной неприкосновенности относятся и семья, дом творческий путь.
Итог. «Я памятник…». Отмежевавшись от всего, что способно только унизить человека, Пушкин пришел к новому пониманию свободной жизни. В ней спутниками человека, ничем не ограниченного в своих передвижениях по земле, будут природа, красота которой создана творческим гением Бога, и произведениями искусства, созданные художниками — людьми, вдохновленными Богом.

Читайте также:
Анализ писем Татьяны и Онегина: сочинение

ОН ВЫСШИЙ КРИТЕРИЙ ДЛЯ НАШИХ ДУШ

Академик РАН Д. С. Лихачев.

Пушкин – наше величайшее национальное достояние, он всегда с нами, он высший критерий для наших душ, нашей нравственности.

В чем же причина нашей веры в то, что тема “Пушкин и мы” бессмертна, в то, что процесс расширения знания Пушкина, углубления любви к нему безграничен?

В том, что Пушкин – это лучшее, что есть в каждом из нас. Это доброта и талант, смелость и простота, демократичность и жизнелюбие, верность в дружбе и бескрайность в любви, уважение к труду и к людям труда. И еще мы нежно любим и постоянно оплакиваем Пушкина потому, что он погиб за свои убеждения, за честь, за любовь. Погиб в бою, с оружием в руках.

Говоря про честь, я в первую очередь имею в виду бой за честь поэта, ибо не может ни уважать себя, ни жить, ни быть уважаемым и любимым читателями поэт с замаранной честью. Этот закон в полной мере действует и сегодня.

Я думаю о Бородине, о героях 1812 года. Современники Пушкина, многие из них – его близкие друзья. И в то же время никому из нас не придет на ум считать Багратиона и Кутузова, Раевского и Ермолова, Дениса Давыдова и Надежду Дурову своими современниками. Они наша славная, величавая, героическая, прекрасная история.

А Пушкин – нет! Он наш, сегодняшний, современный. Это не столько можно объяснить, сколько понять душой, всем существом своим. Однако хочу попытаться выразить, высказать это словами. Вся короткая жизнь Пушкина нам известна с детства не только по школьному курсу, по биографическим книгам – главным образом по его собственным произведениям.

Думаю, что тайна безмерного обаяния Пушкина в том, что он в каждое мгновение жизни, в каждой ее песчинке видел, ощущал, переживал огромный, вечный вселенский смысл. И потому он не просто любил жизнь во всех ее проявлениях, жизнь была для него величайшим таинством, величайшим действом. И потому он был велик во всем: и в своих надеждах, и в своих заблуждениях, и в своих победах, и в своей любви к людям, к природе, в любви к Родине, к ее истории, ее будущему.

Даже самые закоренелые циники, самые отъявленные мещане и обыватели, самые легкомысленные вертопрахи ближе или глубже в душе своей сознают – или всегда, или со временем – свою ничтожность.

А все простые хорошие люди на планете или знают, или догадываются, или смутно ощущают, что жизнь вокруг нас и в каждом из нас есть величайшая тайна, требующая серьезного, глубокого отношения, полной отдачи, и что жизнь за это дарит нам ощущение счастья, гармонии, полноты существования. В конечном счете это и есть идеал каждого из нас. И в Пушкине этот идеал был воплощен в полной мере. Потому он и есть наш идеал, вечно живой, вечно с нами. Николай Васильевич Гоголь, поклонник, ученик, друг Пушкина, сказал о нем, пожалуй, самые точные слова: “Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет”.

Это философская сторона вопроса. А бытовое ее воплощение оказывает на нас, людей восьмидесятых годов ХХ века, не меньшее, если не большее воздействие.

Читайте также:
Онегин в Петербурге: сочинение

Мы уважаем труд, знаем цену труду, ценим людей по их труду. Пушкин был первым профессиональным литератором России, он жил своим трудом, боролся против произвола издателей, добивался достойной оплаты за труд поэтов, писателей, драматургов.

Он был верным другом и добрым товарищем.

Он не боялся царей и презирал карьеристов-вельмож.

Он был другом декабристов, их учеником и их учителем.

Он был нежным, заботливым мужем, заботился о чести и покое жены до последней минуты жизни.

Наконец, он был просто здоровым, нормальным, веселым, смелым и сильным человеком.

– И все эти простые, земные, общечеловеческие превосходные качества никогда не будут забыты, всегда будут залогом его бессмертия в наших сердцах.

Много пишут о Пушкине – величайшем поэте, гении. Но народ любит гениев простых в своем величии и великих в своей простоте. И потому я подчеркиваю здесь именно простые, общечеловеческие черты в образе Пушкина.

Размышляя о Пушкине, люди невольно сравнивают себя с ним. А сделал ли бы и я так? А поступил бы так же? А что я думаю об этом?

Это очень полезные размышления и очень важные. Они способствуют пробуждению в наших душах и умах самых лучших, самых высоконравственных мыслей и устремлений.

В конечном счете это и есть самовоспитание добром и красотой человеческой души.

В Михайловское ежегодно ездит до миллиона экскурсантов. Конечно же, среди них еще очень большое число людей едет потому, что едут “все”. Михайловское, Пушкинские праздники, как и пушкиноведческие издания, тоже “модны”. Пусть! Процесс духовного совершенствования хотя и длителен, но необратим.

Именно в этом и состоит значение юбилейных дат. Они побуждают нас заново осмыслить эту связь.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ПУШКИНЕ

При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте. В самом деле, никто из поэтов наших не выше его и не может более назваться национальным; это право решительно принадлежит ему. В нем, как будто в лексиконе, заключилось все богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более показал все его пространство. Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла.

Самая его жизнь совершенно русская. Тот же разгул и раздолье, к которому иногда, позабывшись, стремится русский и которое всегда нравится свежей русской молодежи, отразились на его первобытных годах вступления в свет. Судьба, как нарочно, забросила его туда, где границы России отличаются резкою, величавою характерностью, где гладкая неизмеримость России перерывается подоблачными горами и обвевается югом. Исполинский, покрытый вечным снегом Кавказ, среди знойных долин, поразил его; он, можно сказать, вызвал силу души его и разорвал последние цепи, которые еще тяготели на свободных мыслях. Ничья слава не распространяется так быстро. Все кстати и некстати считали обязанностию проговорить, а иногда исковеркать какие-нибудь ярко сверкающие отрывки его поэм. Его имя уже имело в себе что-то электрическое, и стоило только кому-нибудь из досужих марателей выставить его на своем творении, уже оно расходилось повсюду.

Он при самом начале своем уже был национален, потому что истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа. Поэт даже может быть и тогда национален, когда описывает совершенно сторонний мир, но глядит на него глазами своей национальной стихии, глазами всего народа, когда чувствует и говорит так, что соотечественникам его кажется, будто это чувствуют и говорят они сами. Если должно сказать о тех достоинствах, которые составляют принадлежность Пушкина, отличающую его от других поэтов, то они заключаются в чрезвычайной быстроте описания и в необыкновенном искусстве немногими чертами означить весь предмет. Его эпитет так отчетист и смел, что иногда один заменяет целое описание; кисть его летает. Его небольшая пьеса всегда стоит целой поэмы. Вряд ли о ком из поэтов можно сказать, чтобы у него в коротенькой пьесе вмещалось столько величия, простоты и силы, сколько у Пушкина.

ЛИТЕРАТУРНЫЕ МЕЧТАНИЯ

В. Г. Белинский

Пушкин был совершенным выражением своего времени. Одаренный высоким поэтическим чувством и удивительною способностию принимать и отражать все возможные ощущения, он перепробовал все тоны, все лады, все аккорды своего века; он заплатил дань всем великим современным событиям, явлениям и мыслям, всему, что только могла чувствовать тогда Россия, переставшая верить в несомненность вековых правил, самою мудростию извлеченных из писаний великих гениев, и с удивлением узнавшая о других правилах, о других мирах мыслей и понятий, и новых, неизвестных ей дотоле, взглядах на давно известные ей дела и события. Несправедливо говорят, будто он подражал Шенье, Байрону и другим: Байрон владел им не как образец, но как явление, как властитель дум века, а я сказал, что Пушкин заплатил свою дань каждому великому явлению. Да – Пушкин был выражением современного ему мира, представителем современного ему человечества; но мира русского, но человечества русского.

Ф. М. Достоевский

Произнесено 8 июня 1880 г. в заседании Общества любителей российской словесности

“Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа”, – сказал Гоголь. Прибавлю от себя: и пророческое. Да, в появлении его заключается для всех нас, русских, нечто бесспорно пророческое. Пушкин как раз приходит в самом начале правильного самосознания нашего, едва лишь начавшегося и зародившегося в обществе нашем после целого столетия с петровской реформы, и появление его сильно способствует освещению темной дороги нашей новым направляющим светом.

В “Онегине”, в этой бессмертной и недосягаемой поэме своей, Пушкин явился великим народным писателем, как до него никогда и никто. Он разом, самым метким, самым прозорливым образом отметил самую глубь нашей сути, нашего верхнего над народом стоящего общества. Отметив тип русского скитальца, скитальца до наших дней и в наши дни, первый угадав его гениальным чутьем своим, с историческою судьбой его и с огромным значением его и в нашей грядущей судьбе, рядом с ним поставив тип положительной и бесспорной красоты в лице русской женщины, Пушкин, и, конечно, тоже первый из писателей русских, провел пред нами в других произведениях этого периода своей деятельности целый ряд положительно прекрасных русских типов, найдя их в народе русском. Главная красота этих типов в их правде, правде бесспорной и осязательной, так что отрицать их уже нельзя, они стоят, как изваянные. Еще раз напомню: говорю не как литературный критик, а потому и не стану разъяснять мысль мою особенно подробным литературным обсуждением этих гениальных произведений нашего поэта. О типе русского инока-летописца, например, можно было бы написать целую книгу, чтоб указать всю важность и все значение для нас этого величавого русского образа, отысканного Пушкиным в русской земле, им выведенного, им изваянного и поставленного пред нами теперь уже навеки в бесспорной, смиренной и величавой духовной красоте своей, как свидетельство того мощного духа народной жизни, который может выделять из себя образы такой неоспоримой правды. Тип этот дан, есть, его нельзя оспорить, сказать, что он выдумка, что он только фантазия и идеализация поэта. Вы созерцаете сами и соглашаетесь: да, это есть, стало быть, и дух народа, его создавший, есть, стало быть, и жизненная сила этого духа, и она велика и необъятна. Повсюду у Пушкина слышится вера в русский характер, вера в его духовную мощь, а коль вера, стало быть, и надежда, великая надежда за русского человека.

Читайте также:
Взаимоотношения главного героя и общества в романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин».: сочинение

В надежде славы и добра

Гляжу вперед я без боязни, –

сказал сам поэт по другому поводу, но эти слова его можно прямо применить ко всей его национальной творческой деятельности. И никогда еще ни один русский писатель, ни прежде, ни после его, не соединялся так задушевно и родственно с народом своим, как Пушкин.

Мы не враждебно (как, казалось, должно бы было случиться), а дружественно, с полною любовию приняли в душу нашу гении чужих наций, всех вместе, не делая преимущественных племенных различий, умея инстинктом, почти с самого первого шагу различать, снимать противоречия, извинять и примирять различия, и тем уже выказали готовность и наклонность нашу, нам самим только что объявившуюся и сказавшуюся, ко всеобщему общечеловеческому воссоединению со всеми племенами великого арийского рода. Да, назначение русского человека есть бесспорно всеевропейское и всемирное. Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только (в конце концов, это подчеркните) стать братом всех людей, всечеловеком , если хотите. О, вс? это славянофильство и западничество наше есть одно только великое у нас недоразумение, хотя исторически и необходимое. Для настоящего русского Европа и удел всего великого арийского племени так же дороги, как и сама Россия, как и удел своей родной земли, потому что наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей. Если захотите вникнуть в нашу историю после петровской реформы, вы найдете уже следы и указания этой мысли, этого мечтания моего, если хотите, в характере общения нашего с европейскими племенами, даже в государственной политике нашей. Ибо, что делала Россия во все эти два века в своей политике, как не служила Европе, может быть, гораздо более, чем себе самой? Не думаю, чтоб от неумения лишь наших политиков это происходило. О, народы Европы и не знают, как они нам дороги! И впоследствии, я верю в это, мы, то есть, конечно, не мы, а будущие грядущие русские люди поймут уже все до единого, что стать настоящим русским и будет именно значить: стремиться внести примирение в европейские противоречия уже окончательно, указать исход европейской тоске в своей русской душе, всечеловечной и всесоединяющей, вместить в нее с братскою любовию всех наших братьев, а в конце концов, может быть, и изречь окончательное слово великой, общей гармонии, братского окончательного согласия всех племен по Христову евангельскому закону! Знаю, слишком знаю, что слова мои могут показаться восторженны ми, преувеличенными и фантастическими. Пусть, но я не раскаиваюсь, что их высказал. Этому надлежало быть высказанным, но особенно теперь, в минуту торжества нашего, в минуту чествования нашего великого гения, эту именно идею в художествен ной силе своей воплощавшего. Да и высказывалась уже эта мысль не раз, я ничуть не новое говорю. Главное, все это покажется самонадеянным: “Это нам-то дескать, нашей-то нищей, нашей-то грубой земле такой удел? Это нам-то предназначено в человечестве высказать новое слово?” Что же, разве я про экономическую славу говорю, про славу меча или науки? Я говорю лишь о братстве людей и о том, что ко всемирному, ко всечеловечески-братскому единению сердце русское, может быть, изо всех народов наиболее предназначено, вижу следы сего в нашей истории, в наших даровитых людях, в художественном гении Пушкина. Пусть наша земля нищая, но эту нищую землю “в рабском виде исходил благословляя” Христос. Почему же нам не вместить последнего слова Его? Да и сам Он не в яслях ли родился? Повторяю: по крайней мере, мы уже можем указать на Пушкина, на всемирность и всечеловечность его гения. Ведь мог же он вместить чужие гении в душе своей, как родные. В искусстве, по крайней мере, в художественном творчестве, он проявил эту всемирность стремления русского духа неоспоримо, а в этом уже великое указание. Если наша мысль есть фантазия, то с Пушкиным есть, по крайней мере, на чем этой фантазии основаться. Если бы жил он дольше, может быть, явил бы бессмертные и великие образы души русской, уже понятные нашим европейским братьям, привлек бы их к нам гораздо более и ближе, чем теперь, может быть, успел бы им разъяснить всю правду стремлений наших, и они уже более понимали бы нас, чем теперь, стали бы нас предугадывать, перестали бы на нас смотреть столь недоверчиво и высокомерно, как теперь еще смотрят. Жил бы Пушкин долее, так и между нами было бы, может быть, менее недоразумений и споров, чем видим теперь. Но Бог судил иначе. Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унес с собою в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем.

Тайна безмерного обаяния Пушкина

Тайна безмерного обаяния Пушкина

в любви, уважения к труду и людям труда. Он «в каждое мгновение жизни, в каждой ее песчинке видел, ощущал, переживал огромный, вечный вселенский смысл. И потому он не просто любил жизнь во всех ее проявлениях, жизнь была для него величайшим таинством, величайшим действом. И потому он был велик во всем: и в своих надеждах, и в своих заблуждениях, и в своих победах, и в своей любви к людям, к природе, в любви к Родине, к ее истории, ее будущему».

требующей серьезного, глубокого к ней отношения, полной отдачи. Это залог ощущения счастья, гармонии, полноты существования. И если это есть в конечном счете идеал каждого человека, то в Пушкине он был воплощен в полной мере, потому он и есть наш идеал, вечно живой.

Многие качества и свойства пушкинской натуры притягательны для наших современников. Это и “всеотзывчивость” поэта, феноменальная разносторонность интересов, творческих проявлений, энциклопедизм, широта кругозора, вулканическая созидательная энергия.

Все отчетливее осознается, что «вечно растущее явление» – Пушкин не только не замкнут рамками его наследия, но и что современная культура впитывает его личный жизненный опыт, преподанные им идеалы нравственного, творческого поведения.

У каждого поколения, открывающего образ поэта, оказываются преимущественные пристрастия к истории его жизни, к тем или иным эпизодам биографии, которые воспринимаются как наиболее показательные для понимания его личности. Так, в первые годы советской власти, на заре становления новой культуры, в центре внимания оказывались чаще всего юность Пушкина, периоды ссылок и возвращение, то есть время приблизительно до второй половины 20-х годов ХIХ века. Последнему десятилетию жизни поэта уделялось сравнительно мало внимания.

После второй половины 60-х годов нашего столетия, а точнее, в начале 70-х акценты несколько сместились. Теперь ширится интерес к последнему периоду жизни поэта, к сложной эволюции его характера и творчества, к тому времени, когда закаленный в житейских невзгодах и испытаниях, Пушкин создавал произведения, не увидевшие печати при его жизни и даже после гибели. «Мой бог – Пушкин, – говорил писатель Федор Абрамов. – Мой Пушкин – это опекушенский Пушкин, который пророчески, с великим и горьким раздумьем смотрит в очи России. В нем все начал и, кажется, все концы. ». Опекушенский памятник представляет поэта именно в годы его зрелости, в последний период творчества.

Читайте также:
Характеристика Татьяны Лариной: сочинение

Нам кажется справедливым разрешение этого вопроса, предложенное критиком С. Чуприным, утверждавшим, что облик Пушкина естественно должен складываться с учетом всей его истории. Образ поэта неполон без «Вольности», южных поэм, «Гаврилиады», как неполон он без «Стансов», «Медного всадника», без поздней лирики. Но вместе с тем само «время разворачивает нас относительно поэта, и тот факт, что. мы так скоро повзрослели. и ныне осознаем свое преимущественное родство со стихами 30-х годов говорит, естественно, прежде всего о нас самих, о свойствах переживаемого нами исторического момента. »

Мы испытываем влечение к позднему периоду жизни и творчества поэта, к мудрому, зрелому Пушкину в пору, когда «томимое духовной жаждой» поколение наше стало ощущать дефицит нравственности, справедливости, когда не выдержали испытания бытовавшие критерии оценки человеческих поступков, совести, чести. По-новому вглядываемся мы теперь в жизнь Пушкина, прочитываем ее, акцентируя нравственно-этический урок.

Такой подход вовсе не означает невнимания к ранним периодам жизни и творчества. Полнота представлений о поэте достижима лишь при учете всей его истории, всей сложной эволюции и логики творческого развития. И все же заметен обостренный интерес именно к этому этапу жизни, в котором характер, личность, натура – человеческая и творческая – отразились наиболее полно и глубоко. Потому-то наш современник скажет, что если выбирать сейчас, какой памятник поэта нам ближе – московский опекушенский, где поэт в глубокой задумчивости погружен в нелегкие размышления, или ленинградский, где Пушкин изображает торжествующим, – то многие предпочтут первый. Потому что «Пушкин-юноша прекрасен в своих порывах, но еще прекраснее мужественная печаль и выстраданная мудрость зрелого Пушкина».

Есть и другие причины, объясняющие особый интерес к последним годам жизни и творчества поэта. Годы эти были полны событиями, которые слишком долго получали разноречивые трактовки и объяснения. Они и действительно трудны для понимания, тем более что были мотивированы условиями и представлениями далекого от нас времени.

Тайна безмерного обаяния Пушкина: сочинение

10 февраля — День памяти Александра Сергеевича Пушкина. Сегодня исполняется 180 лет со дня смерти великого русского поэта

Академик РАН Дмитрий Сергеевич Лихачев — о великом классике мировой литературы.

Пушкин — наше величайшее национальное достояние, он всегда с нами, он высший критерий для наших душ, нашей нравственности.

В чем же причина нашей веры в то, что тема «Пушкин и мы» бессмертна, в то, что процесс расширения знания Пушкина, углубления любви к нему безграничен?
В том, что Пушкин — это лучшее, что есть в каждом из нас. Это доброта и талант, смелость и простота, демократичность и жизнелюбие, верность в дружбе и бескрайность в любви, уважение к труду и к людям труда… И еще мы нежно любим и постоянно оплакиваем Пушкина потому, что он погиб за свои убеждения, за честь, за любовь. Погиб в бою, с оружием в руках.

Говоря про честь, я в первую очередь имею в виду бой за честь поэта, ибо не может ни уважать себя, ни жить, ни быть уважаемым и любимым читателями поэт с замаранной честью. Этот закон в полной мере действует и сегодня.

Я думаю о Бородине, о героях 1812 года. Современники Пушкина, многие из них — его близкие друзья. И в то же время никому из нас не придет на ум считать Багратиона и Кутузова, Раевского и Ермолова, Дениса Давыдова и Надежду Дурову своими современниками. Они наша славная, величавая, героическая, прекрасная история.

А Пушкин — нет! Он наш, сегодняшний, современный. Это не столько можно объяснить, сколько понять душой, всем существом своим. Однако хочу попытаться выразить, высказать это словами. Вся короткая жизнь Пушкина нам известна с детства не только по школьному курсу, по биографическим книгам — главным образом по его собственным произведениям.

Думаю, что тайна безмерного обаяния Пушкина в том, что он в каждое мгновение жизни, в каждой её песчинке видел, ощущал, переживал огромный, вечный вселенский смысл. И потому он не просто любил жизнь во всех её проявлениях, жизнь была для него величайшим таинством, величайшим действом. И потому он был велик во всем: и в своих надеждах, и в своих заблуждениях, и в своих победах, и в своей любви к людям, к природе, в любви к Родине, к её истории, её будущему.

Даже самые закоренелые циники, самые отъявленные мещане и обыватели, самые легкомысленные вертопрахи ближе или глубже в душе своей сознают — или всегда, или со временем — свою ничтожность.

А все простые хорошие люди на планете или знают, или догадываются, или смутно ощущают, что жизнь вокруг нас и в каждом из нас есть величайшая тайна, требующая серьезного, глубокого отношения, полной отдачи, и что жизнь за это дарит нам ощущение счастья, гармонии, полноты существования. В конечном счёте это и есть идеал каждого из нас. И в Пушкине этот идеал был воплощен в полной мере. Потому он и есть наш идеал, вечно живой, вечно с нами. Николай Васильевич Гоголь, поклонник, ученик, друг Пушкина, сказал о нём, пожалуй, самые точные слова:

«Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет».

Это философская сторона вопроса. А бытовое её воплощение оказывает на нас не меньшее, если не большее воздействие.

Мы уважаем труд, знаем цену труду, ценим людей по их труду. Пушкин был первым профессиональным литератором России, он жил своим сочинительством, своим творческим трудом, боролся против произвола издателей, добивался достойной оплаты за труд поэтов, писателей, драматургов.

Он был верным другом и добрым товарищем.
Он не боялся царей и презирал карьеристов-вельмож.
Он был другом декабристов, их учеником и их учителем.
Он был нежным, заботливым мужем, заботился о чести и покое жены до последней минуты жизни.
Наконец, он был просто здоровым, нормальным, веселым, смелым и сильным человеком.
И все эти простые, земные, общечеловеческие превосходные качества никогда не будут забыты, всегда будут залогом его бессмертия в наших сердцах.

Много пишут о Пушкине — величайшем поэте, гении. Но народ любит гениев простых в своём величии и великих в своей простоте. И потому я подчеркиваю здесь именно простые, общечеловеческие черты в образе Пушкина.

Размышляя о Пушкине, люди невольно сравнивают себя с ним. А сделал ли бы и я так? А поступил бы так же? А что я думаю об этом?
Это очень полезные размышления и очень важные. Они способствуют пробуждению в наших душах и умах самых лучших, самых высоконравственных мыслей и устремлений. В конечном счёте это и есть самовоспитание добром и красотой человеческой души.

В Михайловское ежегодно ездит до миллиона экскурсантов. Конечно же, среди них еще очень большое число людей едет потому, что едут «все». Михайловское, Пушкинские праздники, как и пушкиноведческие издания, тоже «модны». Пусть! Процесс духовного совершенствования хотя и длителен, но необратим.
Именно в этом и состоит значение юбилейных дат. Они побуждают нас заново осмыслить эту связь.

Читайте также:
Краткая характеристика произведения Капитанская дочка Пушкина А.С.: сочинение

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ПУШКИНЕ

Н. В. Гоголь

При имени Пушкина тотчас осеняет мысль о русском национальном поэте. В самом деле, никто из поэтов наших не выше его и не может более назваться национальным; это право решительно принадлежит ему. В нем, как будто в лексиконе, заключилось все богатство, сила и гибкость нашего языка. Он более всех, он далее раздвинул ему границы и более показал все его пространство. Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет. В нём русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла.

Самая его жизнь совершенно русская. Тот же разгул и раздолье, к которому иногда, позабывшись, стремится русский и которое всегда нравится свежей русской молодежи, отразились на его первобытных годах вступления в свет. Судьба, как нарочно, забросила его туда, где границы России отличаются резкою, величавою характерностью, где гладкая неизмеримость России перерывается подоблачными горами и обвевается югом. Исполинский, покрытый вечным снегом Кавказ, среди знойных долин, поразил его; он, можно сказать, вызвал силу души его и разорвал последние цепи, которые еще тяготели на свободных мыслях. Ничья слава не распространяется так быстро. Все кстати и некстати считали обязанностию проговорить, а иногда исковеркать какие-нибудь ярко сверкающие отрывки его поэм. Его имя уже имело в себе что-то электрическое, и стоило только кому-нибудь из досужих марателей выставить его на своем творении, уже оно расходилось повсюду.

Он при самом начале своем уже был национален, потому что истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа. Поэт даже может быть и тогда национален, когда описывает совершенно сторонний мир, но глядит на него глазами своей национальной стихии, глазами всего народа, когда чувствует и говорит так, что соотечественникам его кажется, будто это чувствуют и говорят они сами. Если должно сказать о тех достоинствах, которые составляют принадлежность Пушкина, отличающую его от других поэтов, то они заключаются в чрезвычайной быстроте описания и в необыкновенном искусстве немногими чертами означить весь предмет. Его эпитет так отчетист и смел, что иногда один заменяет целое описание; кисть его летает. Его небольшая пьеса всегда стоит целой поэмы. Вряд ли о ком из поэтов можно сказать, чтобы у него в коротенькой пьесе вмещалось столько величия, простоты и силы, сколько у Пушкина.

1832

ЛИТЕРАТУРНЫЕ МЕЧТАНИЯ

В. Г. Белинский

Пушкин был совершенным выражением своего времени. Одаренный высоким поэтическим чувством и удивительною способностию принимать и отражать все возможные ощущения, он перепробовал все тоны, все лады, все аккорды своего века; он заплатил дань всем великим современным событиям, явлениям и мыслям, всему, что только могла чувствовать тогда Россия, переставшая верить в несомненность вековых правил, самою мудростию извлеченных из писаний великих гениев, и с удивлением узнавшая о других правилах, о других мирах мыслей и понятий, и новых, неизвестных ей дотоле, взглядах на давно известные ей дела и события. Несправедливо говорят, будто он подражал Шенье, Байрону и другим: Байрон владел им не как образец, но как явление, как властитель дум века, а я сказал, что Пушкин заплатил свою дань каждому великому явлению. Да — Пушкин был выражением современного ему мира, представителем современного ему человечества; но мира русского, но человечества русского.

1834

АЛЕКСАНДР ПУШКИН

Ф. М. Достоевский

Произнесено 8 июня 1880 г. в заседании Общества любителей российской словесности

«Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа», — сказал Гоголь. Прибавлю от себя: и пророческое. Да, в появлении его заключается для всех нас, русских, нечто бесспорно пророческое. Пушкин как раз приходит в самом начале правильного самосознания нашего, едва лишь начавшегося и зародившегося в обществе нашем после целого столетия с петровской реформы, и появление его сильно способствует освещению тёмной дороги нашей новым направляющим светом.

В «Онегине», в этой бессмертной и недосягаемой поэме своей, Пушкин явился великим народным писателем, как до него никогда и никто. Он разом, самым метким, самым прозорливым образом отметил самую глубь нашей сути, нашего верхнего над народом стоящего общества. Отметив тип русского скитальца, скитальца до наших дней и в наши дни, первый угадав его гениальным чутьем своим, с историческою судьбой его и с огромным значением его и в нашей грядущей судьбе, рядом с ним поставив тип положительной и бесспорной красоты в лице русской женщины, Пушкин, и, конечно, тоже первый из писателей русских, провёл пред нами в других произведениях этого периода своей деятельности целый ряд положительно прекрасных русских типов, найдя их в народе русском. Главная красота этих типов в их правде, правде бесспорной и осязательной, так что отрицать их уже нельзя, они стоят, как изваянные. Еще раз напомню: говорю не как литературный критик, а потому и не стану разъяснять мысль мою особенно подробным литературным обсуждением этих гениальных произведений нашего поэта. О типе русского инока-летописца, например, можно было бы написать целую книгу, чтоб указать всю важность и всё значение для нас этого величавого русского образа, отысканного Пушкиным в русской земле, им выведенного, им изваянного и поставленного пред нами теперь уже навеки в бесспорной, смиренной и величавой духовной красоте своей, как свидетельство того мощного духа народной жизни, который может выделять из себя образы такой неоспоримой правды. Тип этот дан, есть, его нельзя оспорить, сказать, что он выдумка, что он только фантазия и идеализация поэта. Вы созерцаете сами и соглашаетесь: да, это есть, стало быть, и дух народа, его создавший, есть, стало быть, и жизненная сила этого духа, и она велика и необъятна. Повсюду у Пушкина слышится вера в русский характер, вера в его духовную мощь, а коль вера, стало быть, и надежда, великая надежда за русского человека.

В надежде славы и добра
Гляжу вперед я без боязни, —

сказал сам поэт по другому поводу, но эти слова его можно прямо применить ко всей его национальной творческой деятельности. И никогда ещё ни один русский писатель, ни прежде, ни после его, не соединялся так задушевно и родственно с народом своим, как Пушкин.

Мы не враждебно, как, казалось, должно бы было случиться, а дружественно, с полною любовию приняли в душу нашу гении чужих наций, всех вместе, не делая преимущественных племенных различий, умея инстинктом, почти с самого первого шагу различать, снимать противоречия, извинять и примирять различия, и тем уже выказали готовность и наклонность нашу, нам самим только что объявившуюся и сказавшуюся, ко всеобщему общечеловеческому воссоединению со всеми племенами великого арийского рода. Да, назначение русского человека есть бесспорно всеевропейское и всемирное. Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только (в конце концов, это подчеркните) стать братом всех людей, всечеловеком , если хотите. О, всё это славянофильство и западничество наше есть одно только великое у нас недоразумение, хотя исторически и необходимое. Для настоящего русского Европа и удел всего великого арийского племени так же дороги, как и сама Россия, как и удел своей родной земли, потому что наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей. Если захотите вникнуть в нашу историю после петровской реформы, вы найдете уже следы и указания этой мысли, этого мечтания моего, если хотите, в характере общения нашего с европейскими племенами, даже в государственной политике нашей. Ибо, что делала Россия во все эти два века в своей политике, как не служила Европе, может быть, гораздо более, чем себе самой? Не думаю, чтоб от неумения лишь наших политиков это происходило. О, народы Европы и не знают, как они нам дороги! И впоследствии, я верю в это, мы, то есть, конечно, не мы, а будущие грядущие русские люди поймут уже все до единого, что стать настоящим русским и будет именно значить: стремиться внести примирение в европейские противоречия уже окончательно, указать исход европейской тоске в своей русской душе, всечеловечной и всесоединяющей, вместить в нее с братскою любовию всех наших братьев, а в конце концов, может быть, и изречь окончательное слово великой, общей гармонии, братского окончательного согласия всех племен по Христову евангельскому закону! Знаю, слишком знаю, что слова мои могут показаться восторженны ми, преувеличенными и фантастическими. Пусть, но я не раскаиваюсь, что их высказал. Этому надлежало быть высказанным, но особенно теперь, в минуту торжества нашего, в минуту чествования нашего великого гения, эту именно идею в художествен ной силе своей воплощавшего. Да и высказывалась уже эта мысль не раз, я ничуть не новое говорю. Главное, всё это покажется самонадеянным: «Это нам-то дескать, нашей-то нищей, нашей-то грубой земле такой удел? Это нам-то предназначено в человечестве высказать новое слово?» Что же, разве я про экономическую славу говорю, про славу меча или науки? Я говорю лишь о братстве людей и о том, что ко всемирному, ко всечеловечески-братскому единению сердце русское, может быть, изо всех народов наиболее предназначено, вижу следы сего в нашей истории, в наших даровитых людях, в художественном гении Пушкина. Пусть наша земля нищая, но эту нищую землю «в рабском виде исходил благословляя» Христос. Почему же нам не вместить последнего слова Его? Да и сам Он не в яслях ли родился? Повторяю: по крайней мере, мы уже можем указать на Пушкина, на всемирность и всечеловечность его гения. Ведь мог же он вместить чужие гении в душе своей, как родные. В искусстве, по крайней мере, в художественном творчестве, он проявил эту всемирность стремления русского духа неоспоримо, а в этом уже великое указание. Если наша мысль есть фантазия, то с Пушкиным есть, по крайней мере, на чём этой фантазии основаться. Если бы жил он дольше, может быть, явил бы бессмертные и великие образы души русской, уже понятные нашим европейским братьям, привлек бы их к нам гораздо более и ближе, чем теперь, может быть, успел бы им разъяснить всю правду стремлений наших, и они уже более понимали бы нас, чем теперь, стали бы нас предугадывать, перестали бы на нас смотреть столь недоверчиво и высокомерно, как теперь ещё смотрят. Жил бы Пушкин долее, так и между нами было бы, может быть, менее недоразумений и споров, чем видим теперь. Но Бог судил иначе. Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унёс с собою в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем.

Читайте также:
Тема любви в творчестве А. С. Пушкина: сочинение

Умирая, Пушкин получил записку от Императора Николая I. Он написал:

«Если Бог не велит нам уже свидеться на здешнем свете, посылаю тебе моё прощение и мой последний совет умереть христианином.
О жене и детях не беспокойся, я беру их на свои руки».

Император Николай I всё обещание Пушкину исполнил:

1) Заплатил все долги Пушкина из своих личных сбережений, а не из государственной казны.
2) Заложенное имение отца Пушкина освободил от долга.
3) Вдове Пушкина Наталье Николаевне был назначен пенсион и дочерям по замужество.
4) Сыновья Пушкина были пожалованы в пажи, им назначено 1500 руб. на образование и воспитание каждого по вступление на службу.
5) Сочинение Александра Пушкина были изданы в России на государственный счёт в пользу вдовы и детей.
6) Единовременно семье Пушкина выплачено 10 тысяч рублей.

Тайна безмерного обаяния Пушкина

Со стен, потолка тогда были сняты многие слои краски, извести, обоев, чтобы восстановить тот слой стенных покрытий, который соответствовал времени жизни в этих комнатах Пушкина. На закрытых для посетителей дверях музея табличка: «Музей закрыт на капитальный ремонт». Хранитель музея Н. И. Попова и академик Д. С. Лихачев показывают зрителям квартиру в первозданно-обнаженном виде, и зрителя по особому трогает по-особому трогает прикосновение к тайне поэта. Отчего так ? Д. С. Лихачев объясняет это себе и зрительской аудитории тем, что при взгляде на музей в таком виде усиливается ощущение безыскусственности: в этих вот стенах резонировал голос поэта, звучала его речь. Подключение прежних впечатлений от «встреч» с поэтом помогает преодолеть временной барьер, и более зримыми, конкретными становятся представления об образе поэта. В этом же фильме Д. С. Лихачев подтверждает признанный факт обостренного интереса к наиболее сложным и переломным моментам жизни поэта. В частности, это относиться к дуэли. «По существу, – по словам Д. С. Лихачева в фильме «Дома у Пушкина», – в истории русской литературы это самый трагический момент.» Эти слова произносятся в кабинете поэта, куда внес его раненного, Никита Тимофеевич Козлов, дядька, верно служивший ему и любивший его искренно. Хранитель музея-квартиры в этом фильме говорит о том, что многие приходящие сюда люди задают один и тот же вопрос: «зачем Пушкин пошел на эту дуэль? Ведь сколько бы он смог написать, если бы он остался жив.» Иные полагают, что какие-то события внешнего порядка могли бы предотвратить трагедию, если бы были в то время в Петербурга. Это страшный эпизод из жизни поэта переживается не как старая рана, не как происшествие полутора вековой давности, а как событие, с которым все еще не может свыкнуться сознание, как впечатление, которое острой занозой саднит сердце. .Последние, последние мгновения – он умирал, – он тихо умирал. Сто лет тому назад и даже прежде. а боль такая, будто бы вчера. С поэтическими строчками перекликается настроение, переданное Е. Е. Моисеенко в картине «Памяти поэта». Это полотно заслуживает особого внимания, как свидетельство нынешнего отношения к трагедии поэта и эволюции восприятия этого события. .После поединка с Дантесом на Черной речке смертельно раненный Пушкин в карете Геккерна был привезен в дом на набережную Мойки. Никита Тимофеевич Козлов, слуга, бесконечно преданный поэту, на руках внес его в дом. «Грустно тебе нести меня?» – произнес тогда Пушкин. Сто лет тому назад, в 1885 году, этот момент был запечатлен П. Ф. Борелем на рисунке «Прибытие раненого Пушкина». В 1985 году завершил свою работу над картиной «Памяти поэта» наш современник, народный художник СССР, лауреат Ленинской премии РСФСР Е. Е. Моисенко. Его картина – перекличка и вместе с тем своеобразный спор с былыми трактовками дуэльных событий. Тематическая связь между двумя изобразительными версиями трагического прибытия поэта после дуэли очевидна. И даже в деталях много общего: и там и здесь Никита Козлов несет Пушкина из кареты в дом. Но как различаются и способы видения, и осмысления момента. У Бореля на переднем плане карета с распахнутой дверцей. «Дядька» поэта (как было принято, в камзоле, в белых чулках.) подхватил Пушкина. Тревога охватила слуг.

Читайте также:
Честь и долг - главное для семьи капитана Миронова (по повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка»): сочинение

В последнем четверостишии объединены оценка пушкинского отношения к свободе, наше понимание пушкинской свободы творчества, отношение поэта к свободе, которую было у него не отнять как кредо «самостояния» человека. Пушкинское самоуважение и достоинство, умение преодолевать все преграды на своем пути, способность являть образец стойкости в труднейших жизненных обстоятельствах воспринимаются как доминирующие свойства натуры поэта. В наши дни, по замечанию критика и литературоведа, «Пушкин воспринимается как пример не столько раскрепощения всех жизненных сил, сколько сохранения их на том пределе, где жизнь становиться тягостное и невыносимой и все-таки требует: живи!». Не менее притягательно для наших современников и то, что поэт оказался «свободным» еще в одном смысле – в преодолении сковывающих человека рамок и условий конкретно – исторического существования. Намного опередивших своих современников в духовном развитии, Пушкин на личном примере показал, что «человек вовсе не обречен на свое время, не заточен в нем весь, его душа свободна и тысячу раз представит себе иную, достойную Эпштейн М. Н. Новое в классике. – М., с. 22 человека жизнь, до которой он не доживет». Представления о личности поэта, л масштабах и глубине его художественной вселенной вовсе не исчерпаны. Они становятся все более разносторонними и раскрываются в той многозначности, которая таиться в творчестве Пушкина и в уроках его личной истории. Кушнер А. «Иные, лучше мне дороги права.» // Новый мир. – 1987. № 1. С.228.

Чуприным, утверждавшим, что облик Пушкина естественно должен складываться с учетом всей его истории. Образ поэта неполон без «Вольности», южных поэм, «Гаврилиады», как неполон он без «Стансов», «Медного всадника», без поздней лирики. Но вместе с тем само «время разворачивает нас относительно поэта, и тот факт, что. мы так скоро повзрослели. и ныне осознаем свое преимущественное родство со стихами 30- х годов говорит, естественно, прежде всего о нас самих, о свойствах переживаемого нами исторического момента.» 1. Мы испытываем влечение к позднему периоду жизни и творчества поэта, к мудрому, зрелому Пушкину в пору, когда «томимое духовной жаждой» 2 поколение наше стало ощущать дефицит нравственности, справедливости, когда не выдержали испытания бытовавшие критерии оценки человеческих поступков, совести, чести. По-новому вглядываемся мы теперь в жизнь Пушкина, прочитываем ее, акцентируя нравственно-этический урок. Такой подход вовсе не означает невнимания к ранним периодам жизни и творчества. Полнота представлений о поэте достижима лишь при учете всей его истории, всей сложной эволюции и логики 1 Чупринин С. На ясный огонь // Новый мир. – 1985. 2 Непомняший В. Пророк: Художественный мир Пушкина и современность // Новый мир. – 1987. творческого развития. И все же заметен обостренный интерес именно к этому этапу жизни, в котором характер, личность, натура – человеческая и творческая – отразились наиболее полно и глубоко. Потому-то наш современник скажет, что если выбирать сейчас, какой памятник поэта нам ближе – московский опекушенский, где поэт в глубокой задумчивости погружен в нелегкие размышления, или ленинградский, где Пушкин изображает торжествующим, – то многие предпочтут первый. Потому что «Пушкин-юноша прекрасен в своих порывах, но еще прекраснее мужественная печаль и выстраданная мудрость зрелого Пушкина». Есть и другие причины, объясняющие особый интерес к последним годам жизни и творчества поэта. Годы эти были полны событиями, которые слишком долго получали разноречивые трактовки и объяснения. Они и действительно трудны для понимания, тем более что были мотивированы условиями и представлениями далекого от нас времени. Собственно, наслоение легенд, вымыслов касается периода жизни поэта после декабрьского восстания. Если сказать, что жизнь поэта развеяла все легенды и мифы, дала точные и исчерпывающие доказательные ответы на многочисленные вопросы, то останется неясным, отчего же так живы неоднозначные толкования в обыденном сознание. Но в том-то и дело, что пушкиноведение само встречается здесь с трудными вопросами, что отражается здесь с трудными вопросами, что отражается в дискуссиях, к примеру, о политической биографии Пушкина после декабря, о мотивах Эпштейн М. Новое в классике. 1982. – с. 18. написания «Стансов» и «К друзьям», о преддуэльных других событиях. Быть может, как раз реальная сложность исторической обстановки второй половины 20-х годов прошлого века, неоднозначность политических условий, в которых оказался поэт по возвращении из ссылки, подталкивают порой к поверхностным суждениям и поспешным оценкам.

Знакомства же я имел со всеми товарищами моими по службе и по корпусу колонновожатых, в котором обучался у генерала Муравьева. – Какое ваше было употребление по службе? – спросил вдруг Чернышев. – Я находился в школе юнкеров, где читал лекции математические. – Знали вы, что брат ваш принадлежит тайному обществу? Павел придал лицу удивленное выражение. – Я от брата моего ничего не слыхал, могущее мне дать мысль об его участии в тайном обществе. Чернышев медленным движением руки взял со стола два листа: – 1826 года, марта 16-го дня, от высочайше учрежденного Комитета брату вашему поручику Бобрищеву-Пушкину 1-му сделан дополнительный вопросный пункт. В данных им ответах, исчисляя известных ему членов тайного общества, именует таковым и вас. На вопрос: когда, кем и где именно был принят в общество брат его Пушкин 2-й, пояснил: “Когда, кем и где именно был принят он в общество, не знаю, но, как мне помнится, узнал я об этом от князя Барятинского”. Не глядя на изумленного Павла, Чернышев положил этот лист на стол и поднес ближе к глазам второй: – Того же дня дополнительный вопросный пункт сделан был и штабс-ротмистру князю Барятинскому: “Когда, где и кем именно был принят в тайное общество поручик Пушкин 2-й?” Вот его ответ: “Никак не припомню, в котором году он вступил в общество

Это подкупало, внушало доверие, располагало к откровенности; собеседник чувствовал себя легко и непринужденно, словно разговаривал сам с собой. К тому же наперекор обычной наклонности людей замечать чужие слабости, чтобы пользоваться ими во вред другим, Екатерина предпочитала изучать сильные стороны других, которые при случае можно обратить в свою пользу, и умела указать их самому обладателю. Люди вообще не любят чужих поисков в своей душе, но не сердятся, даже бывают тронуты, когда в них открывают достоинства, особенно малозаметные для них самих. В этом умении дать человеку почувствовать, что есть в нем лучшего, – тайна неотразимого обаяния, какое, по словам испытавшей его на себе княгини Дашковой, Екатерина производила на тех, кому хотела нравиться, а она хотела нравиться всем и всегда, считая это своим ремеслом. Усвоенная ею манера обхождения с людьми сослужила ей неоценимую службу в правительственной деятельности. Она обладала в высокой степени искусством, которое принято называть даром внушения, умела не приказывать, а подсказывать свои желания, которые во внушаемом уме незаметно перерождались в его собственные идеи и тем усерднее исполнялись

Читайте также:
Литературно-эстетические взгляды А. С. Пушкина: сочинение

Казанова не походил на Дон Жуана. Мстительные командоры, ревнивые мужья и озлобленные отцы не преследовали его. Осчастливленные женщины не осаждали Джакомо письмами и жалобами. В чем же тайна его обаяния? Казанова был хорош собой, внимателен и щедр. Но, главное, он говорил, говорил, говорил обо всем на свете: о любви, о медицине, о политике, о сельском хозяйстве. Он будто бы знал все и вся и всегда следовал принципу, который много раньше сформулировал Ф. Ларошфуко: умный человек может быть влюблен как безумный, но не как дурак. Если же общего языка не было, то он отказывался от любви. Ему однажды предложили провести ночь со знаменитой куртизанкой Китти Фишер, которая от обыкновенного клиента требовала тысячу дукатов за ночь. Казанова отказался, так как не знал английского, а для него любовь без общения не стоила и гроша. Уже в середине жизни он почувствовал пресыщение. Все чаще его подстерегали неудачи. В Лондоне молоденькая куртизанка Шарпильон изводила его, беспрестанно вытягивая деньги и отказывая в ласках, и великий соблазнитель выдохся. «В тот роковой день в начале сентября 1763 года я начал умирать и перестал жить

Ведь Швабрин был всегда «камнем» на пути Гринёва. Однако судьба не обделила Швабрина своим вниманием за содеянные грехи. Ему досталось по заслугам. Швабрин примкнёт к Пугачёву, и его осудят как придавшего присягу офицера. Мне кажется, что Александр Сергеевич Пушкин хотел показать, что внешняя культура мало влияет на становление личности и характера человека. Ведь Швабрин был образованнее Гринёва. Он читал французские романы, стихию Был умным собеседником. Швабрин даже пристрастил Гринёва к чтению. Видимо решающее значение имеет то, в какой семье воспитывается человек. В жизни каждого человека бывает пересечение двух дорог, и на перепутье лежит камень с надписью: « С честью пойдешь по жизни- умрёшь. Против чести пойдешь-жив будешь». Именно перед этим камнем стояли сейчас обитатели крепости, в том числе Гринёв и Швабрин. Во время Пугачёвского бунта особенно проявились нравственные качества одних героев повести и низость чувств других. Я узнала, что капитан Миронов и его жена предпочли смерть, но не сдались на милость восставших. Честь и долг в их понимании превыше всего. Понятие чести и долга у Мироновых не выходят за рамки устава, но на таких людей всегда можно положиться. Они по- своему правы.

Фофанова считают одним из предшественников русских символистов; может быть и отсюда некоторый налёт мистики, переплетение реального и воображаемого. В стихотворении “Смуглый отрок бродил по аллеям ” А.Ахматовой, жизнь которой была связана с Царским Селом, встречи с Пушкиным не происходит, но всё в Царскосельском парке напоминает о “смуглом отроке”, появляются какие-то биографические детали: Здесь лежала его треуголка И растрёпанный том Парни В творчестве А.А.Ахматовой можно выделить особый “пушкинский слой”, который со временем становится всё более насыщенным, превращается в особый принцип построения поэтического мира, где собственная поэтика начинает строиться и по-настоящему пониматься только в связи с пушкинской, пушкинская биография накладывается на биографию самой поэтессы, и в этом соотношении выявляется истинная сущность поэтического творчества. Ориентация на поэзию Пушкина сказалась и на изменении внешних тем Ахматовой, вызвала в её стихах появление открытых откликов на события современности, в том числе и на политические.

Поэт понимает, что его время наполнено великими событиями, и поэтому видит истинное назначение поэзии в служении на­роду: Восстань, пророк, и вяждь, и внемли, Исполнись волею моей И, обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей. Пушкин сравнивал поэта с эхом, которое от­кликается на всякий призывный звук жизни. По-своему решает тему поэта и поэзии М. Ю. Лермонтов. Подхватив эстафету своего предшественника, он создал более широкий и сложный образ поэта. Сложность эта объясняется теми условиями жизни, которые были связаны с последствиями разгрома декабристов. «Нет двух поэтов столь существенно различных, — писал В. Г. Белинский, — как Пушкин и Лермонтов. Пушкин — поэт внутреннего чувства души; Лер­монтов — поэт беспощадной мысли, истины. Пафос Пушкина заключается в сфере самого ис­кусства как искусства; пафос поэзии Лермонтова заключается в нравственных вопросах о судьбе и нравах человеческой личности». Благородная и светлая поэзия Пушкина развивалась на почве на­дежд и доверия к жизни, веры в безграничные силы и возможности человека. И напряжение на­родных сил в Отечественной войне 1812 года, и подъем национального самосознания питали эту надежду и веру.

Лицеистам, по их возрасту, этого не было дано. Но и сам Пушкин, и его ближайшие товарищи, такие как Пущин, Кюхельбекер, Вольховский, всем существом своим рвались к этому: Вы помните текло за ратью рать, Со старшими мы братьями прощались И в сень наук с досадой возвращались Завидуя тому, кто умирать, шел мимо нас Но вернемся к пушкинскому дебюту – «Воспоминаниям в Царском Селе». В патриотический контекст «Воспоминаний», наряду с гордостью поэта своим народом, не только отстоявшим Родину, но и освободившим от тиранического ига Наполеона Европу, вошло, отражая господствовавшие тогда настроения широких общественных кругов, несколько восторженных строк в адрес торжественно возвращающегося в отечество царя – героя, который «взял Париж» и «основал лицей» (несмотря на последующее резчайшее отрицательное отношение к Александру I, Пушкин в основном считал эти два события объективно историческими его заслугами); восторженные ноты в адрес «грозного ангела» – Александра снова зазвучали после попытки захвата Наполеоном былой власти («сто дней») в стихотворениях «Наполеон на Эльбе» и «На возвращение государя императора из Парижа в 1815 году».

В октябре 1815 года образовалось литературное общество “Арзамас” и просуществовало оно до конца 1817 года. Помимо “Арзамаса” и “Беседы” были еще литературные общества. Одним из них был кружок писателей, собиравшихся у Оленина. Там собирались противники “Беседы” но и не сторонники “Арзамаса”. Предводителями этого кружка были баснописец Крылов и Гредич. Пушкин ценил обоих этих людей и впоследствии посещал Оленинский кружок. Но в лицейское время Пушкин находился под влиянием Арзамаса, вдохновленный сатирой Батюшкова на борьбу с “Беседой” Пушкин разделял все симпатии и антипатии “Арзамаса”. Срок пребывания в лицее кончился летом 1817 года. 9 июня состоялись выпускные экзамены, на которых Пушкин читал заказанное стихотворение “Безверие”. Арзамасец Ф. Вигель писал в своих воспоминаниях: “На выпуск молодого Пушкина смотрели члены “Арзамаса” как на счастливое для них происшествие, как на торжество. Сами родители его не могли принимать в нем более нежного участия; особенно Жуковский, восприемник его в “Арзамасе”, казался, счастлив, как будто бы сам бог послал ему милое чадо.

Критик указывает на реализм “Евгения Онегина” “Пушкин взял эту жизнь, как она есть, не отвлекая от нее только одних поэтических ее мгновений; взял ее со всем холодом, со всею ее прозою и пошлостию”,- отмечает Белинский. “Онегин” есть поэтически верная действительности картина русского общества в известную эпоху.” В лице Онегина, Ленского и Татьяны, по мнению критика, Пушкин изобразил русское общество в одном из фазисов его образования, его развития. Критик говорит об огромном значении романа для последующего литературного процесса. Вместе с современным ему гениальным творением Грибоедова- “Горе от ума”, стихотворный роман Пушкина положил прочное основание новой русской поэзии , новой русской литературе. Вместе с “Онегиным” Пушкина. “Горе от ума”. положили основание последующей литературе, были школою, из которой вышли Лермонтов и Гоголь. Белинский дал характеристику образам романа. Так характеризуя Онегина, он замечает: “Большая часть публики совершенно отрицала в Онегине душу и сердце, видела в нем человека холодного, сухого и эгоиста по натуре. Нельзя ошибочнее и кривее понять человека!.

Читайте также:
Белинский о романе А. С. Пушкина Евгений Онегин: сочинение

Сочинение: Тайна обаяния Пушкина

Тайна безмерного обаяния Пушкина, по мнению Д. С. Лихачева, в том, что он по сей день является образцом доброты и таланта, смелости и простоты, демократичности, жизнелюбия, верности в дружбе, бескрайности в любви, уважения к труду и людям труда. Он “в каждое мгновение жизни, в каждой ее песчинке видел, ощущал, переживал огромный, вечный вселенский смысл. И потому он не просто любил жизнь во всех ее проявлениях, жизнь была для него величайшим таинством, величайшим действом. И потому он был велик во всем: и в своих надеждах, и в своих заблуждениях, и в своих победах, и в своей любви к людям, к природе, в любви к Родине, к ее истории, ее будущему”*1. Продолжая объяснение истоков неутолимого влечения к поэту в наши дни, Д. С. Лихачев говорит об открывшейся перед нашим поколением ценности восприятия жизни вокруг нас и в каждом из нас величайшей тайны, требующей серьезного, глубокого к ней отношения, полной отдачи. Это залог ощущения счастья, гармонии, полноты существования. И если это есть в конечном счете идеал каждого человека, то в Пушкине он был воплощен в полной мере, потому он и есть наш идеал, вечно живой.

Многие качества и свойства пушкинской натуры притягательны для наших современников. Это и “все отзывчивость” поэта, феноменальная разносторонность интересов, творческих проявлений, энциклопедизм, широта кругозора, вулканическая созидательная энергия.*2

*1 Лихачев Д. С. Слово о Пушкине // Театральная жизнь. – 1987.

*2 Кушнер А. “Иные, лучшие мне дороги права. ” // Новый мир. -1987.

Все отчетливее осознается, что “вечно растущее явление” – Пушкин не только не замкнут рамками его наследия, но и что современная культура впитывает его личный жизненный опыт, преподанные им идеалы нравственного, творческого поведения.

У каждого поколения, открывающего образ поэта, оказываются преимущественные пристрастия к истории его жизни, к тем или иным эпизодам биографии, которые воспринимаются как наиболее показательные для понимания его личности. Так, в первые годы советской власти, на заре становления новой культуры, в центре внимания оказывались чаще всего юность Пушкина, периоды ссылок и возвращение, то есть время приблизительно до второй половины 20-х годов ХIХ века. Последнему десятилетию жизни поэта уделялось сравнительно мало внимания.

После второй половины 60-х годов нашего столетия, а точнее, в начале 70-х акценты несколько сместились. Теперь ширится интерес к последнему периоду жизни поэта, к сложной эволюции его характера и творчества, к тому времени, когда закаленный в житейских невзгодах и испытаниях, Пушкин создавал произведения, не увидевшие печати при его жизни и даже после гибели. “Мой бог – Пушкин, – говорил писатель Федор Абрамов. – Мой Пушкин – это опекушенский Пушкин, который пророчески, с великим и горьким

раздумьем смотрит в очи России. В нем все начал и, кажется, все концы. ”*. Опекушенский памятник представляет поэта именно в годы его зрелости, в последний период творчества.

* Абрамов Ф. Отец наших душ // Литературная газета. – 1985. – 5 июня.

Обоснована ли предпочтительность интереса к тому или иному отрезку биографии, приближает ли происшедшая смена интереса к пониманию главного, доминирующего в пушкинской личности ? А к проникновению в суть творчества ?

Нам кажется справедливым разрешение этого вопроса, предложенное критиком С. Чуприным, утверждавшим, что облик Пушкина естественно должен складываться с учетом всей его истории. Образ поэта неполон без “Вольности”, южных поэм, “Гаврилиады”, как неполон он без “Стансов”, “Медного всадника”, без поздней лирики. Но вместе с тем само “время разворачивает нас относительно поэта, и тот факт, что. мы так скоро повзрослели. и ныне осознаем свое преимущественное родство со стихами 30-х годов говорит, естественно, прежде всего о нас самих, о свойствах переживаемого нами исторического момента. ”*1.

Мы испытываем влечение к позднему периоду жизни и творчества поэта, к мудрому, зрелому Пушкину в пору, когда “томимое духовной жаждой”*2 поколение наше стало ощущать дефицит нравственности, справедливости, когда не выдержали испытания бытовавшие критерии оценки человеческих поступков, совести, чести. По-новому вглядываемся мы теперь в жизнь Пушкина, прочитываем ее, акцентируя нравственно-этический урок.

Такой подход вовсе не означает невнимания к ранним периодам жизни и творчества. Полнота представлений о поэте достижима лишь при учете всей его истории, всей сложной эволюции и логики

*1 Чупринин С. На ясный огонь // Новый мир. – 1985.

*2 Непомняший В. Пророк: Художественный мир Пушкина и современность // Новый мир. – 1987.

творческого развития. И все же заметен обостренный интерес именно к этому этапу жизни, в котором характер, личность, натура – человеческая и творческая – отразились наиболее полно и глубоко. Потому-то наш современник скажет, что если выбирать сейчас, какой памятник поэта нам ближе – московский опекушенский, где поэт в глубокой задумчивости погружен в нелегкие размышления, или ленинградский, где Пушкин изображает торжествующим, – то многие предпочтут первый. Потому что “Пушкин-юноша прекрасен в своих порывах, но еще прекраснее мужественная печаль и выстраданная мудрость зрелого Пушкина”.*

Есть и другие причины, объясняющие особый интерес к последним годам жизни и творчества поэта. Годы эти были полны событиями, которые слишком долго получали разноречивые трактовки и объяснения. Они и действительно трудны для понимания, тем более что были мотивированы условиями и представлениями далекого от нас времени.

Собственно, наслоение легенд, вымыслов касается периода жизни поэта после декабрьского восстания. Если сказать, что жизнь поэта развеяла все легенды и мифы, дала точные и исчерпывающие доказательные ответы на многочисленные вопросы, то останется неясным, отчего же так живы неоднозначные толкования в обыденном сознание. Но в том-то и дело, что пушкиноведение само встречается здесь с трудными вопросами, что отражается здесь с трудными вопросами, что отражается в дискуссиях, к примеру, о политической биографии Пушкина после декабря, о мотивах

* Эпштейн М. Новое в классике. 1982. – с. 18.

написания “Стансов” и “К друзьям”, о преддуэльных других событиях.

Быть может, как раз реальная сложность исторической обстановки второй половины 20-х годов прошлого века, неоднозначность политических условий, в которых оказался поэт по возвращении из ссылки, подталкивают порой к поверхностным суждениям и поспешным оценкам. Появляются аттестации Пушкина, в которых подчас смешаются акценты при оценки мировоззрения поэта, доминирующих черт его личности. Вот как, к примеру, Т. Глушкова раскрывает мотивы создания потом “Стансов”:

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: