Аввакум: сочинение

Протопоп Аввакум – несгибаемый человечище

К 400-летию одного из столпов староверия

Об авторе: Валерий Викторович Вяткин – кандидат исторических наук, член Союза писателей России.

В Аввакуме сочетались и сила простого
мужика, и харизма русской интеллигенции…
Протопоп Аввакум. Икона XVII века

Протопоп Аввакум Петрович – имя, знакомое едва ли не каждому. Это не только великий религиозный деятель-бунтарь, но и маститый писатель. Своим обличительным гневом он чем-то напоминает итальянца Савонаролу, способностью к высокому творчеству – других героев эпохи Возрождения, чего не знала наша страна.

Да, он в числе корифеев. Не счесть писателей и поэтов, кто восторгался творчеством Аввакума. Благодаря переводам его «Жития» на иностранные языки известен он и за рубежом. Образом стойкости, силы духа, самозабвенного мужества и удивительного терпения – таким он стал в глазах миллионов.

Какие бы ни имелись вероисповедные или мировоззренческие разделения, Аввакум – наш общенациональный герой, громадная личность, способная объединять, один из символов русского народа. Величие протопопа неоспоримо, с чем согласятся носители разных идеологий. Пред ним склонят голову и откровенные западники. Аввакум огромен, как огромна территория России. Именно такие, как он, могли вести страну к нравственному обновлению, в чем та насущно нуждалась, как нуждается и теперь.

Более того, в Аввакуме видится та очевидная мощь, что помогала России в большом: освоить необъятные пространства, победить в многочисленных войнах, явить миру замечательных деятелей культуры. В Аввакуме и сила простого мужика, и харизма русской интеллигенции – удивительным способом сочеталось в нем это. Староверы называют его святым (священномучеником и исповедником). Но кажется порой, что и этих слов мало.

Темы, поднятые судьбой и учением Аввакума, по-прежнему актуальны: это роль государства в борьбе с религиозными диссидентами, конфликт клирика с патриархом, характер подлинного монашества и многое другое. Состраданием к несчастным простолюдинам – «горемыкам маленьким», как выражался сам протопоп, обличением власти за социальную несправедливость Аввакум наставляет и нынешнее духовенство, часто равнодушное к человеку.

Да, он по-своему современен, важность напоминания о нем не устаревает с веками. Не все еще книги написаны о протопопе, не все фильмы сняты.

Этот народ не победить, скажет, пожалуй, зарубежный исследователь, изучив жизнь Аввакума – беспримерного борца. Жизнь его и вправду стоит изучать. Приступая к работе над настоящей статьей, автор ее не слишком восторгался Аввакумом. Но в процессе знакомства с первоисточниками отношение к нему резко улучшилось.

Писатель на все времена

Литературное наследие, оставленное Аввакумом Петровичем, поистине масштабно: здесь не только созданное им автобиографическое «Житие», но и письма, челобитные, послания, беседы, толкования, полемические сочинения – специалисты приписали ему десятки трудов, относимых к крупным памятникам русской литературы, шедеврам на все времена. «Живую речь московскую… речь чисто русскую» нашел в произведениях Аввакума Иван Тургенев.

Личность протопопа столь грандиозна, что разысканием его литературных работ, имеющих мировое значение, усердно занимались и советские ученые, далекие от какой-либо религиозности, – в первую очередь археограф Владимир Малышев. Уже в 1927 и 1936 годах в СССР, в издательстве «Академия», вышли собрания сочинений протопопа.

Вершиной литературных трудов Аввакума слывет, конечно, его «Житие», написанное в Пустозерске, месте последних страданий протопопа. Имея исповедальный характер, оно стало новшеством в русской словесности.

«Житие» Аввакума – настоящая книга ужасов, близкая (в понятной мере) к экспрессионизму. Но внушать страх читателям Аввакум вовсе не собирался, желая внушить важное: все беды переносимы, если иметь неколебимую веру. К тому же, являясь автобиографией, «Житие» не заканчивается смертью.

Специфика «Жития» не в ужасах и мучениях, обильно отраженных в средневековой литературе – как европейской, так и российской. В отличие от иных авторов Аввакум описывает человеческий быт, являя себя и реалистом. Чувства людей, глубины их психологии тоже ему ведомы. Во внутренний мир своих врагов он тоже входит, часто врагов и оправдывая. Не только мрачные эмоции овладевают читателями «Жития». Разве не берет за живое, вызывая добрую улыбку, упоминание курочки, что несла протопопу по два яйца в день?

Особенности своих сочинений комментировал сам Аввакум: «Не ищите (в его сочинениях. – В.В.) риторики и философии…» В другой раз просил читателей: «…не позазрите просторечию нашему…» Но витийства и глубоких мыслей у него, конечно, немало. Выступил он и ярким оратором, способным вдохновлять массы людей.

Мужицкий, разговорный язык Аввакума, «многоцветный и сочный», по оценке упомянутого Владимира Малышева, придает его текстам сугубую выразительность. Увлечение иностранными языками Аввакум не считал важным, предпочитая «любовь с прочими добродетельми». «…Не уничижаю своего языка русского», – признался однажды он, как бы предостерегая читателя, предостерегая и нас от ненужных заимствований из других языков. Остается надеяться, что и авторы нынешней языковой реформы не станут «уничижать» русскую речь…

Наряду с Нестором-летописцем, монахом Киево-Печерского монастыря, епископом Игнатием (Брянчаниновым) и некоторыми другими Аввакум – крупнейший писатель, представляющий русское духовенство.

«К костру готовьтесь спозаранку»

Замечательный сын русского народа родился 5 декабря 1620 года под Нижним Новгородом, в селе Григорове. И стоит заметить: на той же Нижегородской земле появился на свет и его антагонист – патриарх Никон (Минов). Отец Аввакума – приходской священник – был продолжателем левитского рода. Но семья «левита» была бедной.

Именно в родных для себя краях Аввакум встретил верную спутницу своей жизни Анастасию Марковну, во многом разделившую с ним скорбную, мучительную судьбу. «Простой бабой» называл ее протопоп. Но среди женщин России, подобно знаменитым женам декабристов, Марковне принадлежит почетное место: она не просто разделяла с мужем великие тяготы, но являла образец высокой любви, «не ищущей своего».

В Григорове он жил до начала священнической стези. Рукоположенный в 1644 году в иереи, он поселился близ Макарьева, на Волге, в тех же Нижегородских пределах. С конца же 1640‑х годов в сане протопопа служил уже в Юрьеве-Польском, входя в знаменитый Кружок ревнителей благочестия, где состоял и будущий патриарх Никон.

Известный своей ученостью, примерно с 1651 года он участвовал в исправлении богослужебных книг, проводимом при патриархе Иосифе. Становился все более авторитетной личностью с растущим влиянием. С очевидностью представала его полезность для церкви.

Сколь многое в церковной жизни волновало его. В иночестве он находил уйму изъянов. «Всегда пиян и блуден» – неустаревающий образ монаха, начертанный Аввакумом. И видно, как меток язык проповедника, насколько, неравнодушный, болел он душой за церковь.

Читайте также:
Серебряный век русской поэзии: сочинение

Служа священником, он был нетерпим к человеческим порокам, что отразилось в его обличительных проповедях: «…нечева у вас и послушать доброму человеку: все говорите, как продавать, как куповать, как есть, как пить, как баб блудить…» Компромиссов с совестью он избегал. Принципиальность и честность Аввакума не всем приходились по нутру. Не случайно появлялись недовольные им, но почитателей было гораздо больше. Его выделяли из всех уже «по ревности, не знающей границ», подчеркнутой историком Сергеем Соловьевым.

Что до врагов протопопа, то те были безмерны в своих бесчинствах, нацеленных против него, так что однажды и «Евангелие, с аналоя сбив, затоптали». Тем более не жалели и Аввакума. «На хребте моем делаша язв беззакония за имя Христово», – скорбел он.

Главным его противником выступил патриарх Никон, с чьими реформами протопоп не согласился. В сентябре 1653 года за оппозицию Никону его подвергли первому тюремному заключению. Начался путь, полный мучений: ждало его одно – расправы, ссылки, узилища.

Тем не менее Аввакум желал патриарху лучшего – того, что в церкви называют спасением души: «Да не поставит ему Бог в грех…» В другой раз просил царя за воеводу Афанасия Пашкова, принесшего Аввакуму массу горя и страданий: «…не вели ему мстити!» Тем прославлялись христианские идеалы.

В мучителях своих он видел и добрые человеческие черты, молился за недругов, чем соответствовал образу действительного христианина, говорят его поклонники. Умел быть снисходительным к немощным духом: «Плакати о вас подобает, а не ругати…» Возвышался даже до жалости к своим палачам, называя их то «бедными», то «горюнами». Томясь в пустозерской тюрьме, взывал: «А которыя на нас строят, на тех нечего винить: диавол тому виновен, а они были братия наша». Великодушие и способность прощать он носил в себе как святыню.

Более того, при всех трудностях своей жизни оставался расположенным к юмору, что помогало выстоять, свидетельствуя о несгибаемом его характере. И есть тут особенности. Академик Дмитрий Лихачев писал о юморе Аввакума: «…как бы слегка светится и как бы подогревает воспоминания».

И вот лейтмотив: жизнь протопопа мучительна – но мир его по-своему светел. На нем подтвердилась знакомая истина: путь к красоте души часто лежит как раз чрез страдания.

Не случайно на примере Аввакума воспитывались последующие поколения староверов, что помогало им вынести жестокие гонения…

14 апреля (ст. ст.) 1682 года вместе со своими соузниками Аввакум был сожжен православными инквизиторами, что придало протопопу еще большую славу. Позади были 14 (!) лет сурового заключения в холодной сырой землянке, где жертвам давали лишь хлеб и воду. Терпение их и стойкость просто беспрецедентны.

В канун казни он укрепил духовно своих соузников. «К костру готовьтесь спозаранку», – передал ту беседу поэт Николай Клюев.

На фоне тюрьмы, где мучился Аввакум, и сталинские узилища покажутся не слишком страшными. Напрашивается параллель с фашистскими концлагерями.

Полным скорби путем прошли и последователи Аввакума: нередко лучшие сыны и дочери России – трудолюбивые, предприимчивые, талантливые, приверженные к высокой нравственности. На протяжении веков их немилосердно притесняли, упорно отодвигали на задний план. Страна неиспользованных возможностей – так хочется сказать о России, что приложимо, конечно, и к современности.

Касательно самого Аввакума, то вся его трагическая судьба вызывает в памяти отрывок из древнерусской «Повести о боярыне Морозовой»: «Се ли християнство, еже сице человека умучити?» И действительно: насколько близко к христианству официальное (государственное) православие? И уместно ли православию быть государственным?

Аввакум вызывает дискуссии и вопросы

Утверждается, что реформы патриарха Никона привели к сомнительным переменам. Но убедительны факты, не позволяющие восхищаться и дониконовской церковью. Сколько бы ни был колоссален Аввакум, идеализации не стоит и он. К сему выводу склоняют его челобитные монарху. «Свет-государь», «святая душа», «державный свет» – обращаясь к главе государства, Аввакум не скупился на эпитеты, представляя себя «безответным». Царя Алексея Михайловича называл и равноапостольным, как именуют, к примеру, крестителя Руси князя Владимира Святославовича, почитаемого в церкви святым. Лицо монарха характеризовал «светлоносным», уста его – «священнолепными». И что же здесь: грубая лесть или слепое следование этикету, возложенному на подданных, без чего к царю нельзя было обратиться?

Возможен и другой вопрос: не выступал ли автор челобитных типичным представителем православного духовенства, веками ориентированного больше на власть, чем на паству, что характерно и в наши дни? Не поспешим, однако, с выводами: уж очень неординарен Аввакум.

Ведь, осуждая государственную несправедливость, он мог позволить себе иное: «Бедной, бедной, безумной царишко…» Здесь требовалась отчаянная смелость, ведь за подобные откровения тогда казнили. Но это уже не из челобитной. Фактом истории стала и резкая критика, которой Аввакум подверг царя Федора Алексеевича в письме к нему. (Гневная отповедь была тогда дана и патриарху Иоакиму, продолжателю линии Никона.) Констатируется, что именно за это он поплатился жизнью. Известно также, что Аввакум объявил анафему архиереям – сторонникам Никона. Говоря о епископах, он мог прибавить нецензурное, по современным меркам, слово. Особо досталось от него иерарху Крутицкому, причинившему по горло зла староверам: «…явной любодей, церковной кровоядец и навадник (подстрекатель, искуситель. – В. В.), убийца и душегубец». Таким образом, следует отказаться от обвинений протопопа в сервилизме.

Другие яркие выражения искренности очень обычны в трудах его. Причем факты сильно впечатляют. Врагов своих он называл «заплутаями». Гонения, устроенные патриархом Никоном в союзе с «блюдолизами», клеймил как преследование христиан, не относя к таковым единомышленников патриарха. Последствия нововведений Никона виделись ему чудовищными. Даже эпидемию чумы 1654–1655 годов он связывал с «затейками» патриарха – его церковными реформами. Не все, конечно, согласны, с таким подходом. Есть, впрочем, и ныне такие, кто ищет духовные истоки свирепствующей сейчас пандемии. Повторов в истории предостаточно.

Что до богословских взглядов протопопа, то, по мнению иных исследователей, они не всегда строго ортодоксальны. В иных произведениях, приписанных ему, находят несоответствие догматическому богословию. Но он впечатляюще богословствовал жизнью, став более убедительным, чем келейные интеллектуалы, – богословствовал своей праведностью. Так что и в противоречиях ортодоксии вряд ли стоит его обвинять. Такая масштабная личность, как он, не могла не стать объектом дискуссий, порой ожесточенных споров, которые продолжаются и теперь. Сброс компромата против Аваакума, включая ложно приписанные ему тексты с догматическими погрешностями, тоже можно предполагать.

Читайте также:
Кондратьев: сочинение

Ряд важных вопросов возникает при раздумьях об Аввакуме: в какой же церкви больше христианства – старообрядческой или новообрядческой, и в которой из них лучшие из верующих?

И вот другой риторический вопрос: придание староверам официального церковного статуса – что бы дало оно? Могло же случиться такое. Но нет уверенности, что путь, пройденный Московским патриархатом, не был бы частью повторен – путь, приведший к таким абсурдным, далеким от христианства явлениям, как уголовное преследование за «оскорбление чувств верующих». Ведь и великое со временем вырождается.

Между тем продолжаются сейчас и религиозные гонения, печальные результаты которых известны из истории староверов.

Празднование 400-летия Аввакума, активно поддерживаемое нынешним государством, воспринимается актом покаяния светской власти, безмерно виновной по отношению к старообрядцам.

Как бы то ни было, Аввакум останется объектом восхищенного внимания.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Сочинения протопопа Аввакума и его роль как писателя-новатора

В XVII в. в искусстве все более весомо заявляет о себе индивидуальное начало. Литература превращается в арену борьбы идей, а писатель становится личностью — со своей, только ему присущей, неповторимой творческой манерой.

Ярче всего индивидуальное начало проявилось в творчестве протопопа Аввакума (1621-1682). Этот знаменитый вождь старообрядчества стал писателем уже в зрелом возрасте: по древнерусскому счету, на седьмой седмице своей жизни. До сорока пяти лет он брался за перо редко, от случая к случаю. Из разысканных до сей поры сочинений Аввакума (общим числом до девяноста) едва ли десяток приходится на эту раннюю пору. Все остальное, включая его знаменитое «Житие», эту первую в русской литературе развернутую автобиографию, написано в Пустозерске, маленьком городке в устье Печоры. Сюда, в заточение, Аввакума привезли 12 декабря 1667 г. Здесь он провел последние пятнадцать лет своей жизни. Здесь 14 апреля 1682 г. «за великие на царский дом хулы» его возвели на костер.

В молодые годы Аввакум не собирался посвятить себя литературному творчеству. Он избрал другое поприще — поприще борьбы со злоупотреблениями церкви и государства, поприще устной проповеди, живого и прямого общения с людьми. Сан священника (Аввакум получил его двадцати трех лет, когда жил еще на родине, «в нижегороцких пределах»), а затем сан протопопа давал ему возможность такого общения. Общение с людьми наполняло его жизнь.

Аввакум никогда не менял своих убеждений. По духу и темпераменту он был борцом, полемистом, обличителем. Эти качества он проявлял на всем своем многотрудном жизненном пути.

В 1664 г. после многолетних ссылок Аввакума вернули в Москву, царь попытался с ним примириться: ему важна была поддержка человека, в котором народ уже признал своего заступника. Но из этой попытки ничего не вышло. Аввакум надеялся, что удаление Никона означает и возврат к «старой вере». Но царь и боярская верхушка вовсе не собирались отказываться от церковной реформы, поскольку она была необходимым звеном в необратимом процессе европеизации России. Царь скоро понял, что Аввакум для него опасен, и у непокорного протопопа снова была отнята свобода. Последовали новые ссылки, монастырские тюрьмы, лишение священнического сана и проклятие церковного собора 1666-1667 г. и, наконец, заточение в Пустозерске.

Здесь проповедник и стал гениальным писателем. В Пустозерске у него не было слушателей, он не мог проповедывать своим «детям духовным», и ему не осталось ничего другого, как взяться за перо. Теперь идеи, к которым он пришел еще в молодости и которые внушал народу в «нижегороцких пределех», в Казанском соборе, в московском сенном «сушиле» или в Даурии, Аввакум непреклонно отстаивал в своих сочинениях.

Аввакум в Пустозерске написал множество челобитных, писем, посланий, а также такие обширные произведения, как «Книга бесед» (1669-1675), в которую входит 10 рассуждений на различные вероучительные темы; как «Книга толкований» (1673-1676) — она включает толкования Аввакума на псалмы и другие библейские тексты; как «Книга обличений, или Евангелие вечное» (1679), содержащая богословскую полемику Аввакума с его «соузником» дьяконом Федором. В Пустозерске Аввакум создал и свою монументальную автобиографию, свое замечательное «Житие» (1672), которое перерабатывал несколько раз.

Как по происхождению, так и по идеологии Аввакум принадлежал к «простецам», к социальным низам. Демократизм одушевлял и его проповедь, и его литературное творчество. Долгий и горький жизненный опыт убедил Аввакума в том, что простому народу живется на Руси тяжело. Идея равенства — одна из любимых идей Аввакума.

В русских людях он видел братьев и сестер «по духу», не признавая сословных различии. Для Аввакума «христианство» — это простой народ, а церковных пастырей и светских владык он очерчивает кругом «никонианства», утверждая, что они превратились в волков, пожирающих «горемык миленьких».

Демократизм пронизывает идеологию Аввакума. Но демократизм пронизывает и его эстетику — он определяет и языковые нормы, и изобразительные средства, и писательскую позицию в целом. И надо сказать, что во всех своих произведениях, и прежде всего в «Житии», Аввакум обнаруживает поразительный талант стилиста. Он владеет «русским природным языком» с какой-то особенной свободой и гибкостью. Одна из причин этого в том, что Аввакум ощущает себя не пишущим, а говорящим. Он беседует со слушателем, продолжая в далекой земляной тюрьме свое проповедническое служение. Он называет свою манеру изложения «вяканьем» и «ворчаньем».

Беседа Аввакума глубоко эмоциональна. Впервые в древнерусской литературе автор много пишет о своих переживаниях, о том, как он «тужит», «рыдает», «вздыхает», «горюет». Впервые русский писатель дерзает сравнивать себя с первыми христианскими писателями — апостолами. Создавая «Житие», Аввакум в известной мере пользовался агиографическим каноном.

И все же Аввакум решительно реформирует агиографическую схему. Он — впервые в русской литературе — объединяет автора и героя агиографического повествования в одном лице. С традиционной точки зрения это недопустимо, ибо прославление себя есть греховная гордыня. Символический слой «Жития» также индивидуален: Аввакум придает символическое значение таким «бренным», ничтожным бытовым деталям, какие средневековая агиография вообще, как правило, не отмечала.

Символическое толкование бытовых реалий крайне важно в системе идеологических и художественных принципов «Жития». Аввакум яростно боролся с реформой Никона не только потому, что Пикон посягнул на освященный веками православный обряд. В реформе Аввакум видел и посягательство на весь русский уклад, на весь национальный быт. Для Аввакума православие накрепко связано с этим укладом. Коль скоро рушится православие, значит, гибнет и Древняя Русь. Поэтому он так любовно, так ярко описывает русский быт, в особенности семейный.

Читайте также:
Софокл: сочинение

«Житие» Аввакума — не только проповедь, но также исповедь. Искренность — одна из самых поразительных черт этого произведения. Это не только писательская позиция, это позиция страдальца, «живого мертвеца», который покончил счеты с жизнью и для которого смерть — желанное избавление.

Изверившись не только в царе Алексее, но и в его наследнике, поняв, что московские государи навсегда отреклись от «древлего благочестия», Аввакум перешел к прямой антиправительственной пропаганде. За это его и сожгли — не только за раскол, но и за «великие на царский дом хулы».

Автобиографический характер “Жития протопопа Аввакума”

В результате процесса обмирщения жанра житие святого начинает все больше напоминать светскую биографическую повесть, в основе которой лежат реальные конфликты “бунташного” столетия. Они могут носить социальный характер, как в “Житии Юлиании Лазаревской”, когда в результате мятежа “рабов” погиб старший сын святой, или семейнобытовой, как в “Повести о Марфе и Марии”, где любящие сестры были разлучены из-за ссоры мужей. “Брань о местех” свояков на пиру имела под собой и социально-историческую основу, отражая процесс оскудения старинных родов и возникновения новой знати, характерный для русского общества XVII в. Основной конфликт в житии мог передавать трагизм эпохи церковного раскола и носить религиозно-политический характер, как в “Повести о боярыне Морозовой”, героиня которой приняла мученическую смерть за идеалы старообрядчества.

Из старообрядческой среды вышли многие самобытные писатели XVII в., и прежде всего протопоп Аввакум (1620/1621 – 1682), автор знаменитого жития-автобиографии. Таким же “самосвидетельством” являлось

“Житие Епифания”, духовного отца Аввакума. Оба писателя обладали общностью взглядов, широкой литературной образованностью, были связаны многолетней дружбой и близостью судьбы (будучи узниками земляной тюрьмы в Пустозерске, они в апреле 1682 г. погибли на костре), однако их жизнеописания существенно отличались друг от друга. Согласно исследованию А. Н. Робинсона, Аввакум всегда изображал себя в семье и в обществе, в жестокой и вполне реальной борьбе за свои идеалы, в то время как Епифанию была присуща созерцательность; он затворник, и главное в его “Житии” – самоанализ, внутренняя борьба за чистоту души.

Сын сельского священника из Нижегородской земли, начавший службу дьяконом в селе Лопатицы и через 10 лет ставший протопопом Вознесенской церкви в Юрьсвцс Повольском, Аввакум рано оказался вовлечен в религиозно-политическую борьбу эпохи. Вступая в конфликт то с местными начальниками, то с прихожанами, недовольными строгим пастырем, он не раз был вынужден бежать в Москву. В столице Аввакум сблизился с членами кружка “ревнителей древлего благочестия”, который возглавляли царский духовник Стефан Вонифатьев и протопоп московского Казанского собора Иван Неронов. Главная задача кружка – возрождение былого нравственного авторитета церкви, а также борьба с пережитками язычества в народной среде. Не приняв церковной реформы патриарха Никона, защищая веру отцов и дедов, Аввакум большую часть жизни провел в тюрьмах и ссылках. Сосланный в Сибирь, а затем в Даурию, протопоп почти 11 лет (1653–1664) терпел невероятные лишения и голод, видел, как страдает его семья. Дух бунтаря и правдоискателя не смогли сломить ни жестокие расправы с ним воеводы Пашкова, ни смерть детей. В сибирской ссылке родилась его слава мученика за веру, развился талант проповедника. Попытки склонить Аввакума лестью и богатыми дарами к примирению с властями после его возвращения в Москву окончились неудачей. В 1667 г. мятежный священник был лишен церковного сапа, предан проклятию и сослан в Пустозерск, где произошло становление его как писателя.

Аввакум – автор более 80 произведений, часть из которых до пас не дошла. Среди его сочинений “Книга бесед” и “Книга толкований”, челобитные царям Алексею Михайловичу и Федору Алексеевичу, письма и послания, адресатами которых являлись родные и близкие Аввакума, его духовные дети и страдальцы за веру, в том числе боярыня Морозова. Будучи традиционалистом в области церковной жизни, Аввакум стал новатором в литературном деле, о чем свидетельствует самое знаменитое из его сочинений – “Житие протопопа Аввакума, им самим написанное”.

Оно создано в период заключения Аввакума в последней земляной тюрьме в Пустозерске, куда протопоп был выслан вместе с друзьями-единомышленниками (Епифанием, Федором и Лазарем) и где через 15 лет погиб вместе с ними на костре. Текст “Жития” помогает восстановить атмосферу, в которой рождалось произведение: “Таже осыпали нас землею: струбъ въ зѣмле, и паки около земли другой струбъ, и паки около всѣхъ общая ограда за четырми замъками; стражие же пред дверми стрежаху темницы. запечатлены в живом аде плотно гораздо; ни очию возвести на небо возможно, едина скважина, сиречь окошко. В него пищу подают, что собаке. Сперва зело тяжко от дыму было: иногда, на земле валяясь, удушисься, насилу отдохнешь. А на полу там воды но колено, – все беда. А сижу наг, нет на мне ни рубашки, лишь крест”. Утратив все иные связи с миром, кроме литературных, Аввакум создает свое жизнеописание, “понуждаемый” к этому духовным учителем Епифанием, и тем самым продолжает борьбу за свои идеалы.

Устойчивый в “Житии” мотив телесной наготы – не только реалия тюремного быта, по и символ обнаженной души, неподдельной искренности чувств. Повествование постоянно сопровождают эмоциональные авторские ремарки типа “Ох, горе мне!”, “Увы мне, грешному!” Традиционная в агиографии сцена искушения святого блудницей для Аввакума интересна не тем, как герой преодолевает зов плоти (положил руку на пламя свечи), а тем, что он переживает в процессе грехопадения и нравственного очищения. Обостренное внимание к внутреннему миру человека приводит Аввакума к психологизации описания героя, которому “горко было” впасть в искушение, “зело скорбен” пришел он домой, “падох на землю на лицы своем, рыдаше горце”, до полуночи “плакався” пред образом, “яко и очи опухли”. Акцентируя внимание на глаголах внутреннего действия, словах экспрессивноэмоционального характера, писатель создает особую лирическую атмосферу сопереживания, что отражает близость как автора к герою, так и героя к читателю, делая стиль произведения похожим на исповедальный.

Аввакум вышел за рамки житийной традиции односложной трактовки образа: либо грешник, либо праведник. Схематизм и безликость неприемлемы для автора, когда он рисует образ верной спутницы – Анастасии Марковны, которая многие годы делила с ним все тяготы жизни. Если образ своей матери, “молитвенницы” и “постницы”, оказавшей определяющее влияние на нравственное становление сына, Аввакум дает больше портретно, описательно, то характер жены он раскрывает через действие, яркие диалогические сцены. Во время бури на Тунгуске, когда дощаник “налилъся среди реки полон воды, и парус изорвало, – одны полубы над водою, а то все в воду ушло”, она, простоволосая, “на полубы из воды робят кое-как вытаскала”, пока ее муж-священник, “на небо глядя”, кричал: “Господи, спаси! Господи, помози!” Возвратившись в Москву, Аввакум делает мучительный выбор между семейным покоем и служением вере: “Жена, что сотворю? Зима еретическая на дворѣ; говорить ли мнѣ, или молчать? – связали вы меня!” Анастасия Марковна благословляет мужа на трудный путь: “. дерзай проповѣдати слово Божие по-прежнему, а о нас не тужи. Поди, поди в церковь, Петровичь, – обличай блудню еретическую!”

Читайте также:
Ахмадуллина: сочинение

Образ Марковны исторически, социально и психологически конкретен, он не очищен от сомнений и колебаний. “Долъго ли муки сея, протопоп, будет?” – пеняет она мужу, когда силы покинули ее во время многодневного перехода по льду Нерчи-реки. “Протопопица бѣдная бредетъ-бредетъ, да и повалится – кользко гораздо! В ыную пору, бредучи, повалилась, а иной томной же человѣк на нея набрелъ, тут же и повалился: оба кричатъ, а встать не могут. Мужикъ кричитъ: “Матушка-государыня, прости!” А протопопица кричитъ: “Что ты, батько, меня задавилъ?”” Этот эпизод позволяет открыть еще одну грань новаторства “Жития” Аввакума – совме- щение двух разнородных планов: комического и трагического. Смех сквозь слезы – характерное явление литературы Нового времени – пронизывает и сцену заточения Аввакума в Братском остроге, где он “сидѣлъ до Филипова поста в студеной башне”: “..ламъ зима в тѣ поры живетъ, да Богъ грелъ без платья! – вспоминал автор. – Что собачка, в соломке лежу: коли накормятъ, коли нѣтъ. Мышей много было, я их скуфьею билъ, – и батошка не дадутъ дурачки! Все на брюхе лежалъ: спина гнила”. Способность в экстремальных ситуациях сохранять чувство юмора по отношению к себе (“что собачка, в соломке лежу”) и к врагам (“и батошка нс дадутъ дурачки”) свидетельствует об огромной силе духа героя, убеждает, что человек, живущий в ладу со своей совестью, непобедим.

“Житие” насыщено сатирическими портретами врагов Аввакума, прежде всего его идейных противников – патриарха Никона и сторонников церковных нововведений. Нарушая закон евангельского всепрощения, Аввакум грозил мучителям: “Воли мне нет да силы – перерезал бы. мирских жрецов всех, что собак. развешал бы по дубью”. Когда, вернувшись в Москву из ссылки, он, обласканный милостями царя, услышал в свой адрес от недавних гонителей уважительное “батюшка”, то с едкой иронией отметил: “Чюдно! давеча был блядин сын, а топерва батюшко!” Аввакум допускал сатирические выпады и в адрес царя. Из Пустозерска он писал “тишайшему” Алексею Михайловичу: “Бедной, бедной, безумной царишко! Что ты над собой сделал? Ну, сквозь землю пропадай! Полно христиан тех мучить!” Аввакум был сожжен на костре не только за проповедь старой веры, но и “за великие на царский дом хулы”. Страстный правдоискатель и народный заступник, он был убежден, что за “мирскую правду. подобает душа своя положить”. С горечью признавая, что найти правду можно лишь в огне или в тюрьме, он доказал это своей жизнью, где не было расхождения между словом и делом.

Аввакум поразил современников смелостью своих богословских и обрядовых новаций. Он выступил за перенесение богослужения в крестьянский быт (из церкви – в “сушило”, “избу”, “куст”); по его представлениям, Святая Троица – это своеобразный совет, который сидит рядком и правит миром. Опрощение традиционных представлений религиозного порядка, бытовая разработка чудес характерны для Аввакума-агиографа. Таково описание чудесного насыщения героя “Жития” – узника Андроникова монастыря, где Аввакум три дня и три ночи сидел на цепи в темноте и полном одиночестве, без питья и еды. Бытовые реалии чуда (кусок хлеба, “шти”, деревянная ложка) снижают высокое религиозно-символическое звучание сцены. Аввакум затрудняется в ответе на вопрос, кто спас сто от голодной смерти: ангел, посланный Богом, или человек – сочувствующий его бедам стражник. И напротив, конкретная деталь низкой действительности – черная курочка, несущая по два яичка в день и не дающая умереть с голоду детям ссыльного протопопа, – возводится в ранг чудесного, толкуется как “небесная помощь”. Понятно, почему Д. С. Лихачев определял стиль “Жития” Аввакума как стиль патетического опрощения, предполагающий “заземлениевысокого и поэтизацию низкого.

Аввакум выступил в “Житии” сразу в двух ролях: как “списатель” и как герой, утверждая в русской литературе новый тип – “святого грешника”, образ внутренне противоречивый, но до боли жизненный. Вождь старообрядцев, Аввакум наделял себя чертами пророка, нового апостола веры, ставил в один ряд с авторитетными святыми: “. аще ли в воду посадят, и ты, Владыко, яко Стефана Пермского, освободишь мя!” В то же время он прибегал к крайней форме самоуничижения: “Рекох, и паки реку: аз есмь человек грешник, блудник и хищник, тать и убийца, друг мытарем и грешникам, и всякому человеку лицемерен, окаянной”. Традиционное идеализированное изображение святого сталкивалось с традиционным изображением автора как условно многогрешного человека. Новаторство писателя, опираясь на глубокую литературную традицию, приходило в противоречие с ней.

Двойственная структура образа Аввакума в “Житии” (“пророк” и “грешник”) приводила к сочетанию в произведении двух планов повествования: торжественной авторской проповеди и покаянной исповеди. В стиле “Жития” высокое, книжно-библейское соседствовало с низким, народно-бытовым. Аввакум нс “уничижал природного русского языка”, а брал на вооружение весь арсенал его средств – от церковнославянизмов до площадной брани. Яркий в своей безыскусности стиль Аввакума противостоял риторически холодному слогу барочных писателей школы Симеона Полоцкого, где “красиоглаголание”, по мнению “огнепального” протопопа, убивало мысль, в то время как Бог “не словес красных. слушает, но дел наших хощет”.

Образы Аввакума-автора и Аввакума-героя, несмотря на автобиографизм “Жития”, нельзя отождествлять. Автор и герой живут и действуют в разных временных планах: художественное время героя – прошедшее для автора, которому, в отличие от героя, известно будущее. Не совпадают и круги общения героя и автора. Первый окружен членами семьи, духовными детьми, единомышленниками и врагами; второй общается с читателями и слушателями. От авторской воли зависит отбор и интерпретация биографического материала. Герой в конце “Жития” остается жив, но его скорую кончину предчувствует автор, создавая вокруг него ореол мученика за веру.

Читайте также:
Про любовь: сочинение

Появление “Жития” – закономерный результат развития автобиографического начала в русской литературе, где предтечами Аввакума выступают Владимир Мономах и Иван Грозный. Новаторство писателя-старообрядца сказалось в том, что он создал не публицистическое сочинение с вкраплением автобиографических элементов, а цельное жизнеописание. Автор-герой “Жития” – не представитель княжеского или царского рода, а сын сельского священника, что свидетельствует о процессе демократизации литературы и эмансипации творческой личности. Следует также учесть, что автобиографизм был противопоказан житию как жанру, и потому до Аввакума он обычно развивался в недрах других жанровых образований – в литературе поучений и посланий.

История жизни человека, поднявшегося на борьбу за свои убеждения, превращается в историю старообрядческого движения, в историю России второй половины XVII в. “Житие” Аввакума нс одногсройно, как того требовал канон, оно густо “населено”: протопоп изображается в семье и в обществе, в окружении “ревнителей” и врагов “древлего благочестия”. Поражают пространственно-временные границы повествования, когда оно переносится из села Григорова в Москву, из Тобольска в Братск, из Мезени в Пустозерск. Склонность к художественному обобщению выводит рассказ опального старообрядческого священника за грань частного интереса к частной биографии, делает его достоянием отечественной истории и иллюстрацией вечного сюжета “хождения по мукам” в поиске истины и справедливости.

Литературная история памятника

Около двух веков “Житие” Аввакума распространялось в списках и было известно ограниченной читательской аудитории. После публикации текста произведения в 1861 г. произошел качественный переворот: из книги подпольной, сохраняемой в основном в крестьянской и купеческой старообрядческой среде, оно стало объектом читательского и научного интереса в высших слоях русской интеллигенции. Эта книга сопровождала И. С. Тургенева за границей, являясь для него частицей родины, образцом “живой речи московской”. Ф. М. Достоевский в личности и судьбе Аввакума видел преломление исконных черт национального русского характера, был убежден, что никакой иностранный перевод не в состоянии передать самобытный стиль “Жития”. О большом воспитательном потенциале произведения говорил Л. Н. Толстой, полагая, что оно обязательно должно войти в учебники. Стиль сочинений Аввакума А. М. Горький считал “непревзойденным образцом пламенной и страстной речи бойца”. Личность и творчество Аввакума привлекали внимание В. М. Гаршина, Н. С. Лескова, И. А. Бунина, Д. Н. Мамина-Сибиряка, С. В. Максимова, Л. М. Леонова, А. Н. Толстого и многих других русских писателей XIX–XX вв.

В широкий научный оборот “Житие” Аввакума введено благодаря трудам таких исследователей истории отечественной словесности, как Н. С. Тихонравов, В. И. Малышев, А. Н. Робинсон, В. Е. Гусев, Н. С. Демкова, Н. В. Понырко. Ими были выявлены и изучены списки и редакции памятника, в том числе и три авторские, что является уникальным для древнерусской литературы и позволяет проследить становление и развитие замысла писателя. “Житие” переведено на многие языки мира, среди исследователей творчества Аввакума много иностранных имен (Р. Паскаль, С. Матхаузерова, П. Хант, Л. Боева и др.). В последнее время существенно изменился интерес ученых к писателю: если раньше он привлекал внимание прежде всего как стилист, то теперь больше как оригинальный философ-богослов и вождь крупнейшего оппозиционного движения на Руси XVII в. “Житие” изучается не только как духовное завещание старообрядца, имеющее непреходящую историческую ценность, но и как художественное явление, поэтому современные исследователи уделяют большое внимание проблемам жанра и композиции, пространства и времени, соотношения реального и вымышленного в произведении протопопа Аввакума, значения памятника в истории житийного жанра и развитии русской литературы.

Одной из дискуссионных проблем современного литературоведения является вопрос о жанровой природе “Жития” протопопа Аввакума. В научной литературе накоплен большой опыт исследования текста памятника под этим углом зрения. Значительная часть ученых не сомневаются в агиографической основе произведения, отмечая, что она претерпела процесс “реформирования”. Ряд исследователей в сложной синтетической форме произведения, вобравшей в себя элементы многих жанров средневековой письменности и устной прозы, видят истоки русского романа (В. Е. Гусев, В. В. Кожинов), другие сближают “Житие” Аввакума с традициями литературы хождений (Б. Илек), духовных грамот (Н. В. Понырко), апостольских посланий (Н. М. Герасимова). По мнению Н. С. Демковой, сложности точного определения жанра “Жития” протопопа Аввакума заключаются в противоречии между старой агиографической композиционной схемой и новыми стилистическими принципами повествования, свободным использованием автором “обломков” рухнувшего в XVII в. здания средневековой жанровой системы.

История24

Готовые сочинения по истории

  • Главная страница
  • Содержание
  • Контакты

Поиск

Никон. Историческое сочинение

Патриарх является главой православной церкви. В 1652 году Святейшим Патриархом Московским и Всея Руси стал Никон (Никита Минин). С его именем принято связывать такие события как церковная реформа патриарха Никона и церковный раскол Русской православной церкви.

С начала своего патриаршества Никон начал проводить церковную реформу, направленную на восстановление влияния церкви на общество. Причиной церковной реформы некоторые историки, такие как (Л. Гумилев, В. Вышегородцев) считали кризис прежней историософской доктрины «Москва – Третий Рим», ставшей в начале XVI в. официальной государственной идеологией Московского царства. Но концепция «Москва – третий Рим» способствовала появлению самозванцев в период Смуты (1604-1618, иногда 1598-1613), так как массы населения всерьёз считали, что царь является «наместником Бога на земле, а значит, династия Рюриковичей не может пресечься, ведь ей благоволит сам Бог! Авторитет церкви был подорван, поэтому нужно было придумать новую идеологическую концепцию, чтобы церковная организация восстановила свое значение.

Мозговым центром церковной реформы стал «кружок ревнителей древнего благочестия». Вследствие кружок распалось на две части из-за разногласий. Одна часть, возглавляемая протопопом Аввакумом, предлагала взять за основу церковного служения древнерусские церковные книги. Другая часть, возглавляемая Никоном, считала, что в качества руководства к действию надо брать греческие церковные книги и правила. В итоге патриарх Никон провел церковную реформу, целями которой стали унификация обрядов и установление единообразия церковной службы. Никон разослал в монастыри новые правила богослужения («Память»): писать имя Христа Иисус, креститься тремя перстами и т.д. Никон заручился поддержкой царя Алексея Михайловича, который считал патриарха своим «собинным» другом. Главным противником Никона в проведении реформ по преобразованию церковного служения стал протопоп Аввакум. Вместе со своими приверженцами, он не признавал реформу Никона. Аввакум написал «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное», в котором осуждал и бранил реформу Никона и самого патриарха. Аввакум призывал широкие слои населения восстать против Никона, рассылал по всей стране послания – «грамотки», в которых обличал никониан, ругал «бедного безумного царишку». Следствием реформ Никона стал раскол Русской православной церкви и общества в целом.

Читайте также:
Музыка и кино: сочинение

Еще одно событие, произошедшее при жизни Никона – это раскол Русской православной церкви. Одной из главных причин стала анафема собора 1656 года на всех крестящихся двумя перстами. Кроме того, многим не нравилось стремление Никона к власти не только в духовной, но и политической жизни. Официально раскол как религиозно-общественное движение существовал с принятия собором 1667 года решения об осуждении и отлучении приверженцев старых обрядов. Староверы отстаивали традиционную систему культурных ценностей, были противниками светского образования и культуры. Например, Аввакум отрицал науки, крайне негативно отзывался о новых веяниях в живописи. Старообрядцев поддерживали все слои населения (духовенство, бояре, казачество, крестьяне и другие), несмотря на крайние меры, предпринимаемые старообрядцами. Например, раскольники объявили, что для противостояния со «злом» нужно очищать свою душу с помощью огня – добровольно сжигать себя заживо. Последствием раскола русской православной церкви стало Соловецкое восстание, длившееся около 8 лет.

Историческое значение этих событий заключается в том, что, благодаря реформам Никона произошло укрепление международного положения Русской православной церкви, поскольку усилились ее связи с автокефальными православными церквями. Реформы способствовали возвращению епархий Украины в лоно Русской православной церкви. Последствия реформы Никона для общества наглядно демонстрирует художник Суриков В.И. на картине «Боярыня Морозова». Василий Иванович показывает, как широкие слои населения по разному относятся к аресту боярыни, которая показывает свое причастие к старообрядцам, подняв два перста. Петр первый, пользуясь падением авторитета церкви вследствие церковного раскола, упразднил патриаршество. Только Петр третий разрешил свободу вероисповедания, в результате чего преследования старообрядцев прекратились.

Разный и единый Арагон

Т. Любимова

Арагон. Поэзия. Перевод с французского. – М.: «Художественная литература», 1980.

«Поэзия» — так назывался французский патриотический журнал, издававшийся в годы Сопротивления и не раз публиковавший стихи Луи Арагона. Так же назван сборник поэтических произведений Арагона, выпущенный недавно издательством «Художественная литературах. Столь весомое и всеобъемлющее название сборника в высшей степени оправданно. Впервые в одну антологию вошли стихи, так далеко отстоящие друг от друга по времени их создания. В книге представлены двадцать поэтических сборников Арагона. Помимо широкоизвестных поэтических циклов, опубликованных в девятом томе советского издания собрания сочинений Арагона («Ура, Урал!», «Нож в сердце», «Французская заря» и др.), а также в сборнике «Арагон. Стихи и поэмы», выпущенном издательством «Прогресс» в 1975 году («Эльза», «Поэты», «Меджнун Эльзы»), в рецензируемую антологию вошли ранние стихи поэта (из циклов «Фейерверк», «Вечное движение», «Великое веселье») и стихи последних лет. В сборнике напечатаны не переводившиеся ранее фрагменты из циклов «Поэты», «Комнаты», монолог Актера из «Театра романа», последнего из экспериментальных романов Арагона (часть этих стихов была опубликована в журнале «Иностранная литература» в 1979 году).

Более полувека отделяют сюрреалистический «Фейерверк» от исповеди Актера, героя «Театра романа». «Не откроются ли читательскому взору совсем разные поэты? Не будут ли резать слух диссонирующие голоса?» — задает вопрос автор предисловия и составитель книги Т. В. Балашова, известный исследователь творчества поэта.

Перед нами действительно предстанут словно бы разные поэты, а порой и прозвучат диссонирующие ноты — это по-своему закономерно. Ведь жизнь Арагона в поэзии менее всего отличается плавным и спокойным течением. Ему в острой степени свойственно то «чувство пути», которое Александр Блок считал первым и главным признаком того, что «данный писатель не есть величина случайная и временная». В поэме «Неоконченный роман» поэт скажет о себе:

Я общепринятых истин не выношу.
Я отрицаю полдень при звуке колоколов,
И если в сердце услышу звучание заученных слов,
Я сердце своими руками вырву и разорву.
(Перевод М. Алигер)

В свое время в статье «Об исторической точности в поэзии», открывающей сборник «В странной стране», Арагон выступал против диктатуры каких бы то ни было поэтических форм. И этому принципу он был неизменно верен. Противник тирании и засилья верлибра, Арагон вместе с тем создал совершенные его образцы. Учинявший вместе с другими сюрреалистами «суд» над классиками, поэт возродил «старый александрийский стих, восьмисложник, примелькавшийся, как улыбка, и традиционную для средневековья дециму». Он слагает «певучий стих в конце строки» и отказывается от рифмы как одной из форм «скованности поэзии». Вводит прозаизмы в поэзию и по законам поэзии пишет прозу, так что поэзия и проза, взаимопроникая и сливаясь, образуют новый синтез, принципиально новое явление, которое французский критик Пьер Абраам считает этапным для всей современной французской литературы.

Но при всей сложности эволюции Арагона, отразившейся в поэтических циклах сборника, в его стихах есть некое целостное, неделимое начало, есть своя константа. Автор предисловия и составитель книги видит ее в «доверии к силе поэтического слова»: «Никогда Арагона не покидала уверенность, что поэзия нужна людям, «способна мир изменить, его переделать». Эта уверенность — неотъемлемая черта лирического героя Арагона. Именно в лирическом герое, за которым просматривается образ самого поэта, видится нам самая прочная константа, скрепляющая воедино все тома его поэтических книг. Лики его многообразны, и все-таки это единый лирический герой.

Обратимся к одному сравнению. В книге «Анри Матисс, роман» Арагон рассказывает о том, как в 1942 году художник сделал 34 вариации его портрета. Не во всех рисунках было передано портретное сходство в обыденном понимании. Одни поражали чрезмерной правильностью черт, другие, наоборот, асимметрией лица. На одних рисунках рука Матисса вернула Арагону молодость, на других он старше своих лет. И все-таки каждый из них схватывал сущность характера, нес в себе что-то «арагоновское», а в целом они создавали как бы «киноленту» жизни поэта. Сам Арагон убежден, что именно таким, каким увидел его художник, он и останется в памяти других.

Так же и в поэзии. Лирический герой сюрреалистических стихов Арагона, наивно сокрушающий каноны; переполненный болью за преданную родину, герой поэзии Сопротивления; предельно усложненные образы «экспериментального» периода, двоящиеся и теряющие реальные очертания в бесконечных зеркалах, — все они не укладываются, конечно, в одни параметры. Но за ними видится образ самого Арагона, человека, прошедшего через две мировые войны, борца французского Сопротивления, «поэта родины», как называл его Морис Торез, поэта, чьи стихи высечены на плитах кладбища Пер-Лашез. Это единство, эту цельность прекрасно раскрывают стихи анализируемого сборника: даже в самых «трудных» стихах поэта не исчезает, не иссякает тема света, который надо нести людям, как бы трудно, невыносимо трудно ни было.

Читайте также:
Хлебников: сочинение

И еще одна константа отчетливо прослеживается в сборнике, скрепляя воедино поэтические циклы двадцатых, сороковых, шестидесятых и начала семидесятых годов. Это верность Арагона поэтическому образу. В статье 1971 года «Творческий процесс» Арагон говорит, что никогда не кончит вести войну «со стерилизаторами, возрождающими старую практику антипоэзии», с пуристами, «утверждающими с патрицианским спокойствием, что образ в поэзии отжил свое». Сам поэт продолжает «чеканить образы», «чеканить так, чтобы быть понятным людям», «помня при этом и о тех, кто глух», — читаем мы во фрагменте из «Неоконченного романа», опубликованном в сборнике.

Во французской критике последних лет много пишут о том, что в творчестве Арагона 60-70-х годов складывается новая концепция поэмы. Если ранние поэтические циклы Арагона содержали относительно самостоятельные, законченные стихотворения, то начиная с книги «Глаза и память» можно говорить о поэмах, которые становятся все более цельными, «неразложимыми», созданными словно на одном дыхании. Как пишет французский критик Марк Алин, Арагон «идет от лирической исповеди к универсальным обобщениям, от монолога к полифонии, от страницы к тому».

Конечно, в сборнике избранной поэзии практически невозможно дать место таким объемным поэмам целиком: каждая из них уже книга. Тем важнее отбор фрагментов, отдельных «песен», по которым читатель сможет получить представление о поэме в целом, ее строении, развитии поэтической идеи, движении сюжета. Это особенно важно по отношению к поэмам поздним, не вошедшим в 11-томное собрание сочинений, таким, как «Эльза», «Поэты», «Комнаты» и др.

Фрагменты из поэм отобраны со вкусом и любовью. Обратимся, например, к «Поэтам» — глубокой, во многом итоговой, хотя и не совсем бесспорной книге. Это книга о судьбах поэзии поэтов, судьбах возвышенных и трагичных, как трагичен и возвышен удел Прометея, несущего людям свет. И, как Прометей, поэт верит, что его «свет» будет нужен всегда. Но этого мало: поэзия — залог того, что человеческое начало неистребимо на земле.

. и все же и все же когда-нибудь даже
Если радары заменят людей
Все равно никогда механизм
не заменит поэта (Перевод Е. Кассировой)

Этапная для поэта книга представлена в сборнике достаточно полно: более десяти фрагментов, семь из них опубликованы впервые. В подборку вошли самые яркие, на наш взгляд, фрагменты. Среди них — «Пролог», где, словно звезды, далекие и близкие, вспыхивают имена поэтов, древних и современных — Омар Хайям, Данте, Гейне, Пушкин, Маяковский, Деснос, Элюар. ; «Огни Парижа» — здесь движение стремительного восьмисложника рождает образ города; полный боли «Плач по Незвалу». Жаль только, что в подборку не вошел монолог Прометея из «Сна молодого человека».

Однако ощущение дробности, фрагментарности от состава сборника все же остается. Из каждого поэтического цикла отобраны, несомненно, лучшие отрывки, но подчас их все же недостаточно, чтобы составить целостное представление о поэме или цикле. Бывает, что фрагменты нелегко вычленить из почти неразложимого поэтического целого. К примеру, из четырех фрагментов поэмы «Меджнун Эльзы» вряд ли сложится цельное представление о грандиозной сшибке эпох и цивилизаций в Гренаде XV века, куда переносит нас поэт, о широком эпическом замысле, в котором сопрягаются история и современность.

Особо хочется сказать о фрагменте из «Театра романа» как о несомненной удаче сборника. Сам Арагон писал, что эта книга — последний его роман, роман-исповедь. Как и более ранние книги («Гибель всерьез», «Бланш, или Забвение»), он написан в экспериментальной манере, включающей ломку традиционной романной структуры и введение новых средств художественной выразительности. Это сложная лиро-эпическая структура, где прозаическое повествование перемежается поэтическими фрагментами. Стихами роман начинается, ими же он завершается. Есть в романе и поэтические миниатюры — в несколько строф, и большие главы в стихах — целые эпические поэмы. Одна из глав — «Актер перед обманчивым зеркалом» — включена в рецензируемый сборник. На суд отечественного читателя представлен только один фрагмент из экспериментального романа Арагона, о чем можно только пожалеть.

В оглавлении сборника девятнадцать стихотворений отмечены звездочкой, знаком нового перевода, специально выполненного для настоящего издания. Известно отношение самого Арагона к переводу поэзии, которое он высказал, находясь в гостях в редакции журнала «Иностранная литература» в 1978 году: «Плохие стихотворные переводы губят поэзию. Лучше давать читателю честное переложение в прозе поэтических шедевров. По-моему, большие поэты не должны браться за переводы. Кстати, у них здесь редко бывают удачи. Я бы предпочел, чтобы мои стихи переводил профессиональный переводчик, которому будет интересно работать над моей поэзией, а не выражать самого себя. Простите за откровенность, но у вас опубликовано немало посредственных переводов моих стихотворений. Я при этом не отрицаю, что были и удачи. »

Нельзя сказать, чтобы настоящее издание было свободно от переводов посредственных — это было бы слишком оптимистично. Но вот что любопытно: счастливо опровергая мысль самого автора, составитель и редакция включили в книгу талантливые переводы, принадлежащие как поэтам — М. Алигер, П. Антокольскому, Б. Слуцкому, Д. Самойлову, так и профессиональным переводчикам — М. Кудинову, В. Левику, Н. Разговорову, М. Ваксмахеру. При отборе переводов для сборника (некоторые стихи переводились у нас неоднократно) предпочтение отдано смысловой точности, близости к поэтическому оригиналу.

Л-ра: Литературное обозрение. – 1981. – № 8. – С. 75-77.

Арагон Луи

«Орельен» — имя главного героя и название произведения — «роман итогов», роман о Франции не просто 20-х годов, но и всего двадцатилетия, так называемой «эпохи между двух войн». Наплывом, как на.

Роман “Страстная неделя” появился на стендах книжных магазинов в 1958 году, когда Луи Арагону исполнился 61 год. В романе всего одна мартовская неделя 1815 года, но по существу в нем полтора.

В книгу вошли рассказы разных лет выдающегося французского писателя Луи Арагона (1897–1982).

Читайте также:
Заболоцкий: сочинение

В сборник избранной прозы крупнейшего современного писателя Франции входят его исторический роман «Страстная неделя» и рассказы разных лет, начиная с книги 20-годов «Вольнодумство», рассказы из.

Опубликовано: L’Avant-Garde N°477, 17 fevrier 1954; La Nouvelle Critique, N°53, mars 1954.Перепечатано: Арагон. Собрание сочинений, т. 11. М. Гослитиздат. 1961. С. 645-653.

Опубликовано: Les Lettres francaises, N°334, 26 octobre 1950.Перепечатано: Арагон. Собрание сочинений, т. 11. М. Гослитиздат. 1961. С. 512-514.

Морис Торез. Из книги «Человек—коммунист» (L’Homme communiste).Рассказывая о руководителях Коммунистической партии Франции Морисе Торезе и Жаке Дюкло в статьях «Жак Дюкло» и «Морис Торез» (впервые.

Написано для районного партийного собрания. Париж, 1946. Из книги «Человек—коммунист» (L’Homme communiste). Опубликовано: Арагон. Собрание сочинений, т. 11. М. Гослитиздат. 1961. С. 317-345.

Выступление Арагона на собрании в защиту мира, демократии и прав личности, состоявшемся 13 мая 1939 года в Доме Химии. Опубликовано: Арагон. Собрание сочинений, т. 11. М. Гослитиздат. 1961. С.

В статье «Истинная Германия» («Коммюн», 15 февраля 1939 г.) Арагон страстно и убедительно доказывает читателю, что в любой стране душители демократии, выступающие под фальшивым знаменем национализма.

Речь Арагона на заключительном заседании II Конгресса писателей в защиту культуры (1937).Конгресс проходил с 4 по 17 июля 1937 г. в Испанской Республике. Опубликовано: Арагон. Собрание сочинений, т.

В книгу вошли рассказы разных лет выдающегося французского писателя Луи Арагона (1897–1982).

В книгу вошли рассказы разных лет выдающегося французского писателя Луи Арагона (1897–1982).

В книгу вошли рассказы разных лет выдающегося французского писателя Луи Арагона (1897–1982).

В книгу вошли рассказы разных лет выдающегося французского писателя Луи Арагона (1897љ 1982).

Краткое изложение Арагон Л

Луи Арагон родился 3 октября 1897 г. в Париже. Он был внебрачным сыном Маргариты Тука, которая записала его как приемного сына своей матери и отчима, политического деятеля Андрие. Впоследствии Луи выбрал себе псевдоним Арагон по названию испанской исторической области.
С 1915 года учился на медицинском факультете в Париже. Участвовал в Первой мировой войне санитаром.
В молодости был близок к кругу дадаистов и сюрреалистов.
В 1927 поэт вступил во Французскую коммунистическую партию и начал активно заниматься журналистикой.
В августе

Осуждает процессы против писателей в СССР, в частности дело Синявского-Даниэля в 1966 году. В 1968-м резко протестует против ввода войск в Чехословакию.
Поэт скончался 24 декабря 1982 г. в Париже.

Related posts:

Арагон Л. биографияЛуи Арагон – французский поэт и прозаик, член Гонкуровской академии; деятель Французской коммунистической партии, лауреат Международной Ленинской премии “За укрепление мира между народами” (1957). Луи Арагон родился 3 октября 1897 г. в Париже. Он был внебрачным сыном Маргариты Тука, которая записала его как приемного сына своей матери и отчима, политического деятеля Андрие. Впоследствии Луи выбрал […].

Краткое изложение Барбюс ААнри Барбюс (фр. Henri Barbusse; 17 мая 1873 – 30 августа 1935, Москва) – французский писатель, журналист и общественный деятель в международном коммунистическом движении. Иностранный почетный член АН СССР (1933). Член Французской коммунистической партии с 1923. Известность к Анри Барбюсу пришла благодаря антивоенному роману “Огонь” (Le Feu, 1916), посвященному революционизации сознания масс во время Первой […].

Краткое изложение Айтматов Ч. ТЧингиз Торекулович Айтматов (кирг. Чынгыз Торэкулович Айтматов) (12 декабря 1928, село Шекер, Киргизия – 10 июня 2008, Нюрнберг, Германия) – киргизский советский писатель, писавший на киргизском и русском языках, народный писатель Киргизской ССР (1974), Герой Социалистического Труда (1978). Член КПСС с 1959 года. Родился в 1928 году в селе Шекер, ныне Таласской области Киргизии. Его […].

Краткое изложение Обручев Владимир АфанасьевичВладимир Афанасьевич Обручев (28 сентября (10 октября) 1863, село Клепенино, Тверская губерния – 19 июня 1956, Москва) – русский геолог, палеонтолог, географ, писатель-фантаст (автор знаменитых романов “Земля Санникова” и “Плутония”), надворный советник, академик АН СССР (1929), Герой Социалистического Труда (1945), лауреат Сталинской премии (1941, 1950). Владимир Обручев после окончания реального училища в городе Вильно в […].

Краткое изложение Иванов В. ВВсеволод Вячеславович Иванов (12 (24) февраля 1895, пос. Лебяжье Семипалатинской губернии, ныне Казахстан – 15 августа 1963, Москва) – советский писатель. Родился в семье учителя. Юность Иванова прошла в Западной Сибири; он не закончил школу, рано был вынужден зарабатывать на жизнь, освоил различные профессии (рабочий-наборщик в типографии, матрос, цирковой клоун). Публиковался с 1915. В 1921 […].

Краткое изложение Зегерс ААнна Зегерс (нем. Anna Seghers, настоящие имя и фамилия Нетти Радваньи (Netty Radvanyi), урожденная Рейлинг (нем. Reiling); 19 ноября 1900, Майнц – 3 июня 1983, Берлин) – немецкая писательница. Зегерс родилась в еврейской семье, отец – антиквар и художественный эксперт. Училась в Кельнском и Гейдельбергском университетах. В 1925 г. Зегерс вышла замуж за венгерского писателя […].

Краткое изложение Дудинцев В. ДВладимир Дмитриевич Дудинцев (1918-1998) – русский советский писатель. Родился 16 (29) июля 1918 в городе Купянске Харьковской области. Отец Дудинцева Семен Николаевич Байков, штабс-капитан царской армии, погиб во время Гражданской войны (расстрелян в Харькове красными), и Владимира воспитывал отчим, Дмитрий Иванович Дудинцев, по профессии землемер. Мать Клавдия Владимировна Жихарева была артисткой оперетты. В 1940 г. […].

Краткое изложение Жеромский ССтефан Жеромский (польск. Stefan Zeromski; 14 октября 1864, Стравчин недалеко от Кельц – 20 ноября 1925, Варшава) – польский писатель, драматург, публицист. Родился в обедневшей шляхетской семье. Отец за причастность к восстанию 1863 года был лишен имущества и арендовал фольварк. Жеромский учился в гимназии в Кельцах, где, среди прочих, его учителем был литературный критик Антони […].

Краткое содержание Залыгин С. ПСергей Павлович Залыгин (23 ноября (6 декабря) 1913 – 19 апреля 2000) – русский советский писатель. Редактор журнала “Новый мир”, по его инициативе в СССР в 1988 году вновь начали печатать А. И. Солженицына. Залыгин родился 6 декабря 1913 (23 ноября по старому стилю) в селе Дурасовка Стерлитамакского уезда Уфимской губернии в семье интеллигентов, в […].

Краткое изложение Горький ММаксим Горький (при рождении Алексей Максимович Пешков; 16 (28) марта 1868, Нижний Новгород, Российская империя – 18 июня 1936, Горки, Московская область, СССР) – русский писатель, прозаик, драматург. Один из самых популярных авторов рубежа XIX и XX веков, прославившийся изображением романтизированного деклассированного персонажа (“босяка”), автор произведений с революционной тенденцией, лично близкий социал-демократам, находившийся в оппозиции […].

Читайте также:
Мопассан: сочинение

Краткое изложение Чехов А. ПАнтон Павлович Чехов (17 (29) января 1860, Таганрог, Екатеринославская губерния (теперь – Ростовская область) – 2 (15) июля 1904, Баденвайлер, Германия) – русский писатель, драматург, врач. Автор рассказов, повестей и пьес, признан одним из величайших писателей в мировой литературе. Почти всю взрослую жизнь Чехов был практикующим врачом. “Медицина – моя законная жена, а литература – […].

Краткое изложение Джоаккино РоссиниДЖОАККИНО РОССИНИ 1792-1868 Россини – выдающийся итальянский композитор прошлого столетия, творчеством которого был ознаменован расцвет национального оперного искусства. Он сумел вдохнуть новую жизнь в традиционные для Италии виды оперы – комическую (буффа) и “серьезную” (сериа). Особенно ярко талант Россини раскрылся в области оперы-буффа. Реалистичность жизненных зарисовок, меткость в изображении характеров, стремительность действия, мелодическое богатство и […].

Краткое изложение Тихон Николаевич ХренниковТИХОН НИКОЛАЕВИЧ ХРЕННИКОВ Род. в 1913 г. Хренников – видный советский композитор, автор опер, симфонических произведений, массовых песен, музыки к кинофильмам и театральным постановкам. Музыка Хренникова жизнерадостна, полна светлых, бодрых настроений, согрета искренней сердечностью и мягким юмором. Простота и свежесть роднят ее с народнопесенным творчеством. Органичное сочетание черт нового с заветами мастеров прошлого определило продолжительный […].

Краткое содержание Искандер Ф. АФазиль Абдулович Искандер (6 марта 1929, Сухум, Абхазия, СССР) – выдающийся советский и российский прозаик и поэт абхазского происхождения. Родился в семье бывшего владельца кирпичного завода иранского происхождения. В 1938 г. отец писателя был депортирован из СССР. Воспитывался родственниками матери в селе Чегем. Окончил русскую школу в Абхазии с золотой медалью. Поступил в Библиотечный институт […].

Краткое изложение романа Мартина Вальзера “Болезнь Галлистля”Творчество Мартина Вальзера (род. в 1921 г.) обращено главным образом к проблемам Федеративной республики Германии, хотя и затрагивает вопросы, связанные с жизнью немцев во времена гитлеризма. В его произведениях сильно выражено социально-критическое начало. Нескрываем интерес Мартина Вальзера к идеям социализма. В романе “Браки в Филиппсбурге” (1957) писатель рассказывает о карьере Ганса Боймана, молодого человека из […].

Краткое изложение Зингер И. БИсаак (Ицхок, Айзек) Башевис-Зингер (англ. Isaac Bashevis Singer; 14 июля 1904, Леончин, Царство Польское, Российская империя – 24 июля 1991, Майами, штат Флорида, США) – американский еврейский писатель, жил и работал в Нью-Йорке. Лауреат Нобелевской премии по литературе за 1978. Писал на идише. Родился в 1904 году в маленькой деревне Леончин под Варшавой. Дата его […].

Краткое изложение Ирвинг ВВашингтон Ирвинг (англ. Washington Irving; 3 апреля 1783, Нью-Йорк – 28 ноября 1859, Тарритаун, штат Нью-Йорк) – выдающийся американский писатель-романтик. Некоторое время он готовился к адвокатской деятельности. Во время войны с Англией, в 1812 г., был адъютантом при генерале Томпкинсе, потом принял участие в одном торговом предприятии, но так неудачно, что лишился всего своего состояния. […].

Краткое изложение Дюрренматт ФФридрих Дюрренматт родился 5 января 1921 года в Конольфингене, деревне в швейцарском кантоне Берн. Его дед Ульрих Дюрренматт был консервативный политик, отец Рейнгольд Дюрренматт – протестантский священник в деревне. Спустя 3 года родилась сестра Врони. В 1935 году предположительно из-за экономических соображений семья переехала в Берн. Мировой экономический кризис к этому времени достаточно ощущался также […].

Биография К. Симонова. Краткое изложение текстаРусский писатель, поэт, драматург, сценарист, журналист, общественный деятель. Родился Константин Симонов 28 ноября (по старому стилю – 15 ноября) 1915 в Петрограде. Детские годы прошли в Рязани и Саратове. Воспитывался отчимом – преподавателем военного училища. В 1930, после окончания семилетки в Саратове, пошел учиться на токаря. В 1931 вместе с семьей отчима переехал в Москву. […].

Краткое изложение сожета романа Анны Зегерс “Мертвые остаются молодыми”В 1949 г. вышел роман Анны Зегерс “Мертвые остаются молодыми” – большое эпическое произведение, обозревающее историю Германии с 1919 до 1945 г., с дней, когда было подавлено восстание союза “Спартак” и до кануна крушения гитлеровского рейха. Роман построен на густом сплетении и противопоставлении судеб нескольких семей, принадлежащих к разным социальным слоям немецкого общества. Тут и […].

Краткое изложение Довлатов С. ДСергей Довлатов Родился 3 сентября 1941 года в Уфе, в семье театрального режиссера, еврея по происхождению Доната Исааковича Мечика (1909-1995) и литературного корректора, армянки по национальности Норы Сергеевны Довлатовой (1908-1999). С 1944 года жил в Ленинграде. В 1959 году поступил на отделение финского языка филологического факультета Ленинградского университета имени Жданова и учился там два с […].

Краткое изложение Золя ЭЭмиль Золя (фр. Émile Zola; 2 апреля 1840, Париж – 29 сентября 1902, там же) – французский писатель. Один из самых значительных представителей реализма второй половины XIX века – вождь и теоретик так называемого натуралистического движения, Золя стоял в центре литературной жизни Франции последнего тридцатилетия XIX века и был связан с крупнейшими писателями этого времени […].

Краткое изложение сюжета романа “Железный Густав”В романе “Железный Густав” (1938) Фаллада поведал трагическую историю рядовой немецкой семьи. Глава ее, Густав Хакендаль, в прошлом вахмистр, а ныне берлинский – извозчик, хозяин извозного дела и отец пятерых детей, переносит и. в свое предприятие и в свою семью дух армейской субординации, тиранию системы железного подчинения установленному им домостроевскому порядку. Он пытается сохранить нерушимость […].

Краткое изложение Нагие и мертвыеНорман Мейлер Нагие и мертвые Вторая мировая война. Тихоокеанский театр военных действий. История высадки и захвата американцами вымышленного острова Анапопей, где сосредоточились японцы, развивается как бы на нескольких уровнях. Это хроника боевых действий, подробное воссоздание атмосферы будней войны, это психологический портрет человека на войне, данный через сочетание изображений отдельных представителей американского десанта, это вырастающий на […].

Краткое изложение романа Зегерс “Транзит”В июне 1940 г. гитлеровские войска, быстрым маршем пройдя по Франции, заняли Париж. Французские правители предали свою родину, отдали ее захватчикам. Большая часть страны была оккупирована. Анна Зегерс, находившаяся в Париже вместе с двумя детьми, очутилась в смертельной опасности. Несколько недель она скрывалась от полиции, наконец, с помощью друзей ей удалось организовать побег и переправиться […].

Читайте также:
Андерсен: сочинение

Биография Бориса Леонидовича Пастернака. Краткое изложение текстаБорис Леонидович Пастернак (10.02.1890 – 30.05.1960) – родился в Москве в семье академика живописи Л. О. Пастернака и Р. И. Пастернак (урожденной Кауфман), до замужества бывшей профессором Одесского отделения Императорского русского музыкального общества. Наиболее важными для духовного становления будущего поэта явились три события: приобщение к Христианству, увлечение музыкой и философией. Родители исповедовали Ветхий Завет, а […].

Краткое изложение романа Дитера Нолля “Приключения Вернера Хольта”В романе Дитера Нолля (род. в 1927 г.) “Приключения Вернера Хольта” действие длится около двух лет. Оно начато в пору, когда гитлеровские войска уже отступали на всех фронтах второй мировой войны, и завершается в дни полного разгрома рейха. Начало сознательной жизни героя, 16-летнего подростка, брошенного со школьной скамьи в горнило войны, совпадает с крахом нацистского […].

Краткое изложение Семья БуссардельФилипп Эриа Семья Буссардель Роман представляет собой семейную хронику с продолжением. События, описываемые в романе, разворачиваются в Париже в XIX в. и начинаются с того, что в 1815 г., отслужив во французской Национальной гвардии, в лоно семьи возвращается Флоран Буссардель, сын незадолго перед тем скончавшегося видного таможенного чиновника. Он поступает на службу в контору биржевого […].

Краткое изложение Коридоры власти СноуЧ. П. Сноу Коридоры власти Действие романа Ч. П. Сноу “Коридоры власти” происходит в Великобритании в 1955-1958 гг. Главный герой романа – молодой политик-консерватор, представляющий левое крыло своей партии, Роджер Куэйф. Повествование ведется от лица его сослуживца, а впоследствии друга Льюиса Элиота Весной 1955 г. партия консерваторов побеждает на парламентских выборах и получает возможность сформировать […].

Краткое изложение романа Германа Гессе “Степной волк”Роман представляет собой записки Гарри Галлера, найденные в комнате, где он жил, и опубликованные племянником хозяйки дома, в котором он снимал комнату. От лица племянника хозяйки написано и предисловие к этим запискам. Там описывается образ жизни Галлера, дается его психологический портрет. Он жил очень тихо и замкнуто, выглядел чужим среди людей, диким и одновременно робким, […].

Краткое изложение Ерофеев В. ВВенедикт Ерофеев родился в поселке Нива-2 (пригород Кандалакши). Отец – начальник железнодорожной станции, репрессированный и отбывавший лагерный срок в 1939-1954. По другим данным, отец Венедикта Ерофеева добровольно отправился на север как переселенец, на условиях льготного проезда, больших подъемных, с предоставлением бесплатного жилья[источник не указан 243 дня]. После окончания курсов путейцев Мурманской железной дороги Василий Васильевич […].

Краткое изложение Джакомо МейерберДЖАКОМО МЕЙЕРБЕР 1791-1864 Мейербер вошел в историю музыкальной культуры как крупнейший представитель романтического музыкального театра Франции. Он утвердил тип пятиактной “большой оперы”, рассчитанной на пышность постановки и зрелищную эффектность. В основе музыкальной драматургии Мейербера лежит принцип впечатляющих контрастов, исторический фон служит красочной декорацией для лирической драмы, в развитии же драмы преобладают сценически выигрышные, живописно-картинные ситуации […].

Краткое изложение Баньян ДДжон Баньян (Беньян, Бэньян, Буньян, англ. John Bunyan; 28 ноября 1628, Элстоу – 31 августа 1688, Лондон) – английский писатель, протестантский проповедник. Джон Буньян, которого называли “Шекспиром среди проповедников”, родился в Эльстоу (небольшое село в центре Англии), в Бедфорде, где он провел большую часть своей жизни. Формальное образование Буньяна было невелико. В шестнадцать лет он […].

Краткое изложение Назиб Гаязович ЖигановНАЗИБ ГАЯЗОВИЧ ЖИГАНОВ Род. в 1911 г. Жиганов – талантливый советский композитор, крупнейший представитель татарской музыкальной культуры. Его творчество характерно тесной связью с поэтическим и музыкальным фольклором татарского народа, идеями современности, глубоким интересом к духовному строю, нравственным идеалам советского человека. Композитор плодотворно соединяет народно-национальные традиции с традициями русской музыки, в первую очередь Чайковского, Мусоргского, Римского-Корсакова. […].

Краткое изложение Амаду ЖЖоржи Амаду (порт. Jorge Amado; 10 августа 1912, Итабуна, штат Баия – 6 августа 2001, Салвадор, штат Баия) – знаменитый бразильский писатель, общественный и политический деятель. Родился в 1912 на фазенде Аурисидиа в штате Баия. Через год из-за эпидемии оспы его семья вынуждена была переехать в город Ильеус, где Амаду провел все свое детство, и […].

Краткое изложение Степной волкГерман Гессе Степной волк Роман представляет собой записки Гарри Галлера, найденные в комнате, где он жил, и опубликованные племянником хозяйки дома, в котором он снимал комнату. От лица племянника хозяйки написано и предисловие к этим запискам. Там описывается образ жизни Галлера, дается его психологический портрет. Он жил очень тихо и замкнуто, выглядел чужим среди людей, […].

Краткое изложение Хроника царствования Карла IXПроспер Мериме Хроника царствования Карла IX 1572-й г. Во Франции – в разгаре религиозные войны между католиками и гугенотами. Идет жестокая борьба за власть, в которой сталкиваются интересы трех основных партий – протестантов или гугенотов (ее после смерти принца Конде возглавляет доблестный адмирал Гаспар де Колиньи), королевской партии, слабейшей из трех, и партии ультрароялистов герцогов […].

Краткое изложение Комедианты Грэм ГринГрэм Грин Комедианты Действие романа происходит на Гаити в первые годы правления диктатора Франсуа Дювалье. Главный герой романа, мистер Браун, от лица которого ведется повествование, возвращается в Порт-о-Пренс из поездки в США, где пытался найти покупателя на свой отель под названием “Трианон”: после прихода к власти Дювалье с его тонтонмакутами (тайной полицией) Гаити совсем перестал […].

Краткое изложение Пнин Владимир НабоковВ. В. Набоков Пнин Герой романа, Тимофей Павлович Пнин, родился в 1898 г. в Санкт-Петербурге, в семье врача-окулиста. В 1917 г. его родители умерли от тифа. Тимофей вступил в Белую армию, где служил сначала телефонистом, а потом в Управлении военной разведки. В 1919 г. из взятого Красной Армией Крыма бежал в Константинополь. Окончил университет в […].

Краткое изложение Олесь Семенович ЧишкоОЛЕСЬ СЕМЕНОВИЧ ЧИШКО Род. в 1895 г. Чишко – видный советский композитор, много и успешно работающий в разные областях музыкального искусства. Будучи профессиональным певцом, Чишко большое внимание уделял вокальным жанрам – опере, романсу, песне. Его творчество отличается напевностью, простотой и доступностью выражения. С 1948 по 1964 год он вел педагогическую работу в Ленинградской консерватории. Чишко […].

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: