Сумароков: сочинение

Александр Сумароков — о поэте

Информация

Биография

Русский поэт, писатель, драматург и издатель XVIII в. Один из основных теоретиков русского классицизма.

Краткая биографическая справка

Александр Петрович Сумароков — выходец из старинной дворянской фамилии. Родился в Финляндии. В 1732 году попадает в Сухопутный шляхетный корпус — учебное заведение для родовитых дворян. Первые литературные опыты относятся к периоду студенчества. Был в военной службе на адьютантских должностях.

С 1756 года стал директором новосозданного Российского театра и его режиссером. В 1761 году после столкновений с начальством подал в отставку и сделался первым русским профессиональным писателем. Развелся с женой- дворянкой и, бросая вызов дворянскому общественному…

Русский поэт, писатель, драматург и издатель XVIII в. Один из основных теоретиков русского классицизма.

Краткая биографическая справка

Александр Петрович Сумароков — выходец из старинной дворянской фамилии. Родился в Финляндии. В 1732 году попадает в Сухопутный шляхетный корпус — учебное заведение для родовитых дворян. Первые литературные опыты относятся к периоду студенчества. Был в военной службе на адьютантских должностях.

С 1756 года стал директором новосозданного Российского театра и его режиссером. В 1761 году после столкновений с начальством подал в отставку и сделался первым русским профессиональным писателем. Развелся с женой- дворянкой и, бросая вызов дворянскому общественному мнению, женился на крепостной девушке. После ее смерти женился в третий раз — опять на крепостной, ее племяннице.

Творчество Сумарокова развивалось в рамках классицизма, в том виде, какой он принял во Франции XVII — нач. XVIII вв. Современные почитатели поэтому не раз провозглашали Сумарокова «наперсником Буало», «северным Расином», «Мольером», «российским Лафонтеном».

Умер в крайней бедности и похоронен московскими актерами на кладбище Донского монастыря. Точное местоположение его захоронения до сих пор не известно.

Литературная деятельность

Сумароков был одним из теоретиков русского классицизма — им были написаны «Эпистола о стихотворстве» и «Эпистола о русском языке». В них он поднимал вопрос подражания образцовым писателям, создал строгую систему жанров, утвердил необходимость подчинения формы содержанию.

Непосредственно за Тредиаковским и Ломоносовым Сумароков принял участие в реформировании русского стихосложения, обосновав роль в стихе пиррихиев и спондеев. Сумароковская школа особо точной рифмовки («рифмы, гладкие, как стекло») была новаторским антиподом ассонансной рифмовки русского барокко.

Оказал важнейшее влияние на русскую драматургию эпохи классицизма, фактически был автором основного тогдашнего театрального репертуара, создав каноническую трагедию, опирающуюся на традиции Расина. Был автором девяти трагедий («Хорев» (1747), «Гамлет» (1748) «Синав и Трувор» (1750), «Димитрий Самозванец» (1771) и др.) В своих трагедиях уделял внимание духовному миру героев, усиливал воспитательные функции театра.

Комедии (написал 12 комедий – «Тресотиниус» (1750), «Опекун» (1764—1765), «Рогоносец по воображению» (1772) и др.) писал в прозе, ориентируясь на приемы Гольдберга и Мольера. Наряду с критикой социальных явлений высказывал в комедиях и политическое недовольство.

Известность ему принесла напечатанная в 1747 году и сыгранная при дворе его первая трагедия «Хорев». Пьесы его игрались при дворе выписанной из Ярославля труппой Ф. Г. Волкова. Когда же в 1756 году был учреждён постоянный театр, Сумарокова назначили директором этого театра и он долго оставался главным «поставщиком» репертуара, за что его по праву называют «отцом русского театра».

Сумароков-лирик творил в различных жанровых формах и обращался к самой разнообразной тематике: еще в студенчестве он пишет стихотворения на любовную тематику — это разнообразные элегии, романсы, сонеты, рондо, стансы. Песни Сумарокова были чрезвычайно популярны среди студентов. В более зрелом возрасте он обращается к философским и нравственным темам, создав для этих целей собственную традицию одописания, соперничавшую с «ломоносовской» одой. Ближе к концу жизни поэт обращается к тренической тематике и создает различные оды, послания и элегии.

Сумароков — крупный поэт-переводчик, создавший вслед за Симеоном Полоцким и Василием Тредиаковским свое новое стихотворное переложение Псалтыри. Работал также в жанре сатиры в традиция Кантемира (сатиры «О французском языке», «О худых рифмотворцах» и др.) и басни (свои басни именовал притчами — например, «Коловратность», «Ворона и Лиса», «Шалунья», «Посол Осел», «Ось и Бык», «Жуки и Пчелы» и др.)

В лирике Сумарокова можно найти черты не только классицизма, но и зарождавшегося уже в то время сентиментализма, а также предромантизма.

В 1755—1758 годах он был активным сотрудником академического журнала «Ежемесячные сочинения», в 1759 году издавал собственный журнал сатирико-нравоучительного оттенка «Трудолюбивая пчела» (первый частный журнал в России).

Со смертью Сумарокова из литературы ушел писатель, который в значительной мере персонифицировал, воплощал в себе русский классицизм, ибо именно Сумароков разработал литературную теорию нашего классицизма и именно он наиболее последовательно в практике творчества воплощал ее принципы.

Поэтическое творчество Сумарокова

Поэтическое творчество Сумарокова

Сочинение на тему: Поэтическое творчество Сумарокова

Поэтическое творчество Сумарокова

Поэтическое творчество Сумарокова.

Поэзия Сумарокова, басни Сумарокова, эллегии Сумарокова .
Поэтическое творчество Сумарокова поражает своим разнообразием, богатством жанров, тем, форм. Считая себя создателем русской литературы, Сумароков стремился показать своим современникам и оставить потомкам образцы всех видов литературы, допущенных в теории классицизма в том ее объеме; который он сам, Сумароков, принял за основу своей творческой работы. С лихорадочной поспешностью он переходил от одного жанра к другому, от месяца к месяцу открывая все новые стороны своего необычайно разнообразного дарования. Он писал вообще исключительно много и, по-видимому, быстро. За один год он написал 75 стихотворений, свободно перелагающих библейские псалмы. Многие из этих переложений принадлежали к шедеврам поэзии середины XVIII столетия.
Сумароков писал песни, элегии, идиллии, эклоги, притчи (басни), сатиры, эпистолы, сонеты, стансы, эпиграммы, мадригалы, оды торжественные, оды философические., “оды разные”, – не говоря о трагедиях, комедиях, операх, статьях и речах в прозе и др. Он использовал все широчайшие возможности русского стиха, писал всеми размерами, античными строфами, создавал сложнейшие ритмические сочетания, писал вольно-тоническим стихом без размеров. Полтораста лет развития русского стиха после Сумарокова прибавили лишь немного новых ритмических форм к запасу тех, которые он разрабатывал. Из всех жанровых форм классицизма XVIII века Сумароков не использовал лишь несколько, в первую очередь различные виды эпоса, поэмы; правда, он начал писать эпическую поэму “Дмитриада” о Дмитрии Донском, но до нас дошла только первая страница ее; вероятно, больше Сумароков и не написал.
Басни. В самых общих чертах все поэтическое наследие Сумарокова может быть разделено на две большие группы: на лирику в собственном смысле слова и на сатирическую поэзию, включая и притчи (басни). Пожалуй, именно притчи занимают центральное место в этом втором отделе. Сумароков писал басни в течение почти всей своей творческой жизни. Первые басни его были опубликованы в 1755 году. В 1762 г. вышли две книги: “Притчи Александра Сумарокова”. В 1769 г. – третья; после его смерти были опубликованы еще две книги басен и еще несколько басен, не вошедших в эти две книги. Всего Сумароков написал 374 притчи. Современники не находили слов для прославления их. Многочисленные ученики Сумарокова – В. Майков, Херасков, Ржевский, Богданович и другие – усердно подражали ему в басенном творчестве.
В самом деле, басни Сумарокова принадлежат к лучшим завоеваниям русской поэзии XVIII столетия. Именно Сумароков открыл жанр басни для русской литературы. Он многое позаимствовал у Лафонтена (немало басен он перевел из него – впрочем, вольно). Однако было бы совершенно неправильно считать Сумарокова подражателем Лафонтена. Басни Сумарокова и по содержанию, и по стилю характерно отличаются от произведений великого французского баснописца.
Жанр басен был известен русской литературе и до Сумарокова. Прозаический перевод Эзопа издавался еще при Петре I. В 1752 г. Тредиаковский напечатал “Несколько Эзоповых басенок”, переведенных равностопными хореями и ямбами. В “Риторике” Ломоносова в 1748 г. были помещены три басни (на заимствованные сюжеты). Но все эти стихотворения были лишены того строя живого сатирического рассказа, как и того размера, вольного разностопного ямба, которые стали неотъемлемой особенностью русской басни, начиная от Сумарокова. Сам Сумароков некоторые из ранних своих басен также написал еще равностопным шестистопным ямбом (александрийским стихом), в манере суховатого повествования, продолжавшей прежнюю традицию. Можно думать, что чтение лафонтеновых басен натолкнуло Сумарокова на создание новой манеры басенного стиха и изложения. Потом Сумароков познакомился с баснями Геллерта и других, французских и немецких баснописцев, мотивы которых он использовал в своих притчах наравне с мотивами Эзопа и Федра. Однако многие из басен Сумарокова не имеют никаких иностранных сюжетных мотивов; некоторые построены на русском анекдотическом фольклоре; сюжет одной, например, заимствован из анекдота, рассказанного в проповеди Феофаном Прокоповичем (“Кисельник”).
Вопрос об источниках басен Сумарокова исследован в обстоятельной работе К. Заусцинского “Басни Сумарокова” (Варшавские университетские известия 1884 г., № 3-5.) Источник басни “Кисельник” указан М. И. Сухомлиновым в “Заметке о Сумарокове” (Известия Академии наук, 1855, вып. 4.)
Притчи Сумарокова, как и другие его сатирические произведения, часто злободневны, направлены на осмеяние конкретных неустройств русской общественной жизни его времени. Тематический охват их очень велик, как и количество сатирических образов, созданных в них Сумароковым. Далеко не все басни Сумарокова иносказательны, т. е. далеко не во всех из них действующими лицами являются животные или предметы. Недаром сам Сумароков называл свои басни притчами. Очень часто притча Сумарокова – это маленький очерк или фельетон в стихах, остроумная и злая сатирическая сценка-шутка, иногда совсем маленькая по объему: при этом действуют в таких притчах люди, типические сатирические маски, обобщающие пороки определенных социальных групп времени Сумарокова. Все русское общество проходит перед нами в беглых зарисовках сумароковских притчей. Его львы – это цари, как впоследствии у Крылова, или же великие люди; при этом о царях Сумароков умеет говорить достаточно свободно. Он дает озлобленные враждебные характеристики русских бюрократов, вельмож, подьячих, взяточников, зазнавшихся и грабящих население страны. Неустройство аппарата монархии вызывает у него целый ряд ядовитых выпадов. Затем Сумароков нападает на откупщиков, разбогатевших торгашей. Нередко он говорит в притчах о крестьянах, которые выглядят у него довольно безобидными, но совершенно дикими существами, нуждающимися в присмотре, в руководстве, в суровом управлении ими. Наконец, важнейшая тема басен Сумарокова – российское дворянство. Он не находит достаточно энергичных слов, чтобы заклеймить некультурных помещиков, жестоко обращающихся со своими крепостными и выжимающих из них последние соки,
Вообще Сумароков в своих притчах достаточно смело излагает свои взгляды: он прямолинеен в своих нападках на своих социальных врагов, он изъясняется независимо, свободно, даже резко. Но он не ограничивается в них социальной сатирой остро политического характера; он дает множество зарисовок быта, схватывая типические смешные детали, возмущаясь отталкивающими чертами бескультурья нравов дворянства, “подьяческой” среды, российского купечества. Перед читателем проходит ряд живых сценок, в которых уродливости быта осмеяны быстрыми, острыми чертами. То это жена, изводящая мужа упрямой сварливостью и спорами против очевидности (“Спорщица”), то трусливый муж, дрожащий перед свирепой женой (“Боярин и боярыня”), то это дикий обычай кулачного боя, возмущающий Сумарокова (“Кулашный бой”), то ханжество и скупость купеческой вдовы (“Безногий солдат”), то спесь “скота”, который гордится пышной шубой (“Соболья шуба”) и т. д.
Необыкновенная живость басен Сумарокова, пестрота их содержания, то именно, что они переполнены бьющими через край современными интересами, – все это делало их по-особенному интересными для современных читателей и в то же время это делает их для потомства ярким документом времени во всей его сложности и пестроте, в кричащих противоречиях старозаветной дикости и новой европейской цивилизации. При этом Сумароков, желчный и озлобленный сатирик, в то же время обладал в высшей степени дарованием комическим: он умел смешить, и самый жанр басни-притчи он истолковывал как жанр комический; однако смех в его понимании и творческой интерпретации – вовсе не безобидный смех “развлекательного” типа, а острое оружие борьбы с социально-враждебными ему явлениями.

Читайте также:
Про книги: сочинение

Лебедева О. Б.: История русской литературы XVIII века
Драматургия и лирика А. П. Сумарокова (1717-1777)

Драматургия и лирика А. П. Сумарокова (1717-1777)

Жанровый универсализм литературного наследия Сумарокова и его эстетические тенденции – Основы жанровой типологии трагедии и комедии – Поэтика жанра трагедии в его преемственных связях с одой. Стилистика, атрибутика, пространственная организация текста – Типология художественной образности, природа конфликта, жанровое своеобразие трагедии – Поэтика жанра комедии в его генетических связях с сатирой и трагедией – Каламбурное слово и функция двоящихся понятий в комедийном конфликте – Типология художественной образности: люди – вещи и люди – идеи – Типология развязки как показатель жанрового синкретизма комедий Сумарокова – Жанровый состав лирики Сумарокова. Поэтика жанра песни: песня и трагедия – Поэтика жанра басни: басня и комедия –

Место литературной пародии в творчестве Сумарокова и в русском литературном процессе

Время жизни и творчества Александра Петровича Сумарокова охватывает почти все крупные события в истории России XVIII в. Сумароков родился за 8 лет до смерти Петра I, а умер через 2 года после подавления крестьянского восстания под предводительством Емельяна Пугачева. Таким образом, А. П. Сумароков стал очевидцем и современником практически всех царствований XVIII в.; на его жизнь пришлись все дворцовые перевороты, узурпации, крупные военные мероприятия и культурные события этой русской исторической эпохи, драматизм которой, остро ощущаемый ее современниками, сделал Сумарокова «отцом русского театра», создателем национального театрального репертуара. Однако при несомненном преобладании драматургических жанров в творческом наследии Сумарокова смысл его литературной позиции гораздо шире. Как ни один из его старших современников-литераторов Сумароков универсален в своем творчестве, и в этом отношении как писатель он, несомненно, является одной из ключевых фигур русского литературного процесса в целом.

Жанровый универсализм литературного наследия. Сумарокова и его эстетические тенденции

Сумароков был принципиальным универсалистом, создателем целого литературного арсенала жанровых моделей: сатира и ода, дидактическая поэма, элегия, песня и басня, баллада, эклога, идиллия, героида (послание), сонет, пародия – практически все жанры классицистической иерархии представлены в его литературном наследии. И даже в сфере творчества, наиболее адекватной его литературной личности – в драматургии – он тоже был универсален, поскольку явился не только первым русским трагиком, но и первым русским комедиографом, тогда как мировая драматургическая традиция более тяготеет к профессиональной специализации драматургов, достаточно четко придерживающихся одного направления – или трагедии, или комедии.

Читайте также:
По: сочинение

На протяжении XVIII в. моменты подвижки в жанровой системе русской литературы связаны с моментами развития отношений между двумя старшими жанровыми традициями – сатирической и одической. Каждый раз, когда сатирическая и одическая установки оживают в литературе как этико-социальная категория (пафос утверждения и отрицания) или как эстетическая система (пластический вещный и понятийно-идеологический мирообразы), они вступают во взаимодействие, перекрещиваются, обмениваются своими элементами и создают, таким образом, новые литературные явления и жанровые модели.

После того, как вне зависимости друг от друга, но на одной и той же жанровой почве ораторского Слова Кантемир создал сатирическую словесную модель русского мира, а Ломоносов – одическую, для взаимодействия этих моделей стали возможны два варианта. Во-первых, они могли совместиться в пределах одной творческой системы, испытав взаимное влияние, но оставшись самостоятельными. Во-вторых, они могли скреститься в пределах одного произведения. Творчество Сумарокова, ориентированное на создание универсальной жанровой системы во всем диапазоне классицистической иерархии – от низких до высоких жанров, как раз и явилось реализацией первого варианта перекрещивания одической и сатирической установок. Сам факт того, что Сумароков был жанровым универсалом, наложил отпечаток и на высокие, и на низкие жанры в его творчестве, поскольку они оказались рядом в пределах одной индивидуальной творческой системы и впервые начали испытывать взаимное влияние, сохраняя видимость принадлежности к одному – высокому или низкому ряду.

Однако именно в недрах жанровой системы Сумарокова формируется тенденция, которая определяет все дальнейшее протекание русского литературного процесса XVIII в. – тенденция к взаимопроникновению ранее изолированных и чистых жанровых моделей, определяющая во многом национальное своеобразие новой русской литературы. Более всего эта тенденция очевидна в тех жанрах, в которых Сумароков был бесспорным лидером и которые более всего ассоциативны его литературной личности – в жанрах драматургических. Но прежде чем обратиться непосредственно к вопросу о своеобразии драматургии Сумарокова, необходимо сделать несколько предварительных замечаний об эталонных жанровых моделях трагедии и комедии, какими они сложились в европейской литературной традиции.

Основы жанровой типологии трагедии и комедии

Трагедия и комедия как жанры сформировались в литературе Древней Греции, постепенно выделившись из единого синкретического обрядно-культового действа, которое включало в себя элементы трагики и комики. Поэтому в своих внутриродовых отношениях трагедия и комедия являются жанрами-перевертышами. Они соотносятся между собой примерно так же, как ода и сатира. Это значит, что трагедия и комедия имеют общий набор структурных признаков, но смыслы жанрообразующих понятий, входящих в этот набор, каждый раз противоположны. Любое жанрообразующее понятие трагедии является полным антонимом соответственного жанрообразующего понятия комедии.

Эта противоположность очевидна в том эмоциональном ощущении, которое вызывают трагедия и комедия: слезы как проявление сопереживания в горе и смех как выражение сопереживания в радости. Типологический финал трагедийного действия – гибель героя; типологический финал комедийного действия – брак влюбленных; в своем общем, высшем содержании трагедия – это действо о пути человека к смерти, комедия же – действо о пути человека к жизни.

Сюжетосложение трагедии и комедии определено типологией героя. По определению Аристотеля, трагедийный герой – это человек с противоречивым характером, в котором общее нравственное достоинство соединено с трагической ошибкой, виной и заблуждением. Как человек достойный, он вызывает сочувствие зрителя, трагическая же вина является мотивировкой его финальной гибели. Кроме того, герой трагедии как правило архаист, он привержен установленному обычаю и связан с идеей прошлого – и это тоже мотивирует его финальную гибель, подобно тому, как прошлое неотвратимо обречено на уход [54] . В комедии же этот противоречивый характер как бы распадается на свои простые составляющие, и в центре комедийного сюжета как правило находятся два героя: протагонист – воплощение добродетели, объект сочувствия зрителя, и антагонист – воплощение зла и порока. Комедийный герой – протагонист является новатором; он связан с идеей будущего и опережает свое время, приближая будущее в своей личности и в своем поведении [55] . Это обстоятельство – мотивировка его финальной победы, поскольку будущее неотвратимо наступит, так же как прошлое должно уйти.

Читайте также:
Клюев: сочинение

Типология героя комедии и трагедии обусловливает конфликтную структуру обоих жанров. Источник противоречия, формирующего конфликт трагедии, находится в характере героя, в его трагической ошибке, заставляющей его преступить универсальные законы мироздания. Поэтому второй стороной конфликта в трагедии является некая надличностная сила – судьба, нравственный закон, закон социума. Таким образом, в трагедии сталкиваются между собой две правды – индивидуальная правда личности и правда надличностной силы, которые не могут существовать одновременно – в противном случае трагедия не могла бы вызвать сострадания. Поэтому и уровень реальности, на котором развивается трагедийное действие, можно обозначить понятием «бытийный».

Что же касается комедии, то в ней, в связи с наличием двух героев, один из которых является носителем истины, а другой – носителем лжи, источником конфликта становится противостояние характеров. Комедийный конфликт проистекает, следовательно, из нравственных и социальных условий человеческого существования, он носит более частный и приземленный характер и может быть определен как бытовой.

Отсюда – разные движущие силы, которые стимулируют развитие сюжета, поступательное движение действия и развертывание конфликта в трагедии и комедии. В конфликте человека и рока более могущественной оказывается надличностная сила: именно ее волей для человека создается безвыходная ситуация, при которой любой шаг во избежание судьбы оказывается шагом к ее осуществлению. В конфликте же человека с человеком возможности противоборствующих сторон равны – и тут дело решает личная инициатива и случай. И как следствие активности судьбы – движущей силы трагедии и случая – генератора комедийного действия, оно складывается для каждого жанра по определенной устойчивой схеме. Для трагедийного героя действие оборачивается утратой – к финалу он последовательно лишается всего, чем обладал в завязке, часто включая в это «все» и саму жизнь; для комедийного героя-протагониста, напротив, действие развивается по схеме обретения: в финале он получает то, чего был лишен в исходной ситуации [56] .

Таким образом, в древней литературе складывается классическая дихотомия жанров: для трагедии жанрообразующими понятиями становятся смерть, архаика (прошлое), судьба, утрата; для комедии – жизнь, новаторство (будущее), случай, обретение; то есть в своих внутриродовых соотношениях трагедия и комедия связываются симметрией зеркального типа: каждое трагедийное жанрообразующее понятие является полным антонимом комедийного. Эта классическая дихотомия древнегреческих жанров была полностью реконструирована в драматургии французского классицизма, под влиянием которой Сумароков начинал свое драматургическое творчество, но его глубинное национальное своеобразие определено тем фактом, что Сумароков был в той же мере комедиографом, что и трагиком, а трагедия и комедия, будучи в его творчестве синхронны, испытывали постоянное взаимное влияние.

Всего Сумароков написал 9 трагедий; наиболее продуктивными были конец 1740 – начало 1750-х гг.

(«Хорев» – 1747, «Гамлет» – 1748, «Синав и Трувор» – 1750, «Артистона» – 1750, «Семира» – 1751) и рубеж 1760 – 1770-х гг. («Ярополк и Димиза» – 1768, «Вышеслав» – 1768, «Димитрий Самозванец» – 1770 и «Мстислав» – 1774).

Во всех трагедиях он соблюдает формальные признаки, канонизированные эстетикой классицизма: обязательное пятиактное построение, единства времени, места и действия. Все трагедии Сумарокова – стихотворные и написаны каноническим высоким метром – александрийским стихом (шестистопный ямб с парной рифмой). Но, пожалуй, на этом следование трагедий Сумарокова французской классицистической схеме и кончается. Важнейший признак сознательной ориентации писателя на создание национальной жанровой модели – это типология сюжетосложения трагедии: из 9 текстов 7 написаны на сюжеты из русской истории. Но русский сюжет – это только внешний признак национального своеобразия жанровой модели сумароковской трагедии. Больше всего оно (своеобразие) выразилось в особенностях поэтики и структуры жанра, четко ориентированных на русскую литературную традицию.

К 1747 г., когда Сумароков написал свою первую трагедию «Хорев», которая положила основание типологии высокого трагедийного жанра, русское литературное сознание располагало сложившимися критериями высокого стиля, сформированными в поэтике ломоносовской торжественной оды. К концу 1740-х гг. ода успела оформиться в устойчивую литературную систему и была практически единственным целостным высоким жанром.

Зависимость поэтики трагедии от одической поэтики в чисто эстетических способах выражения категорий высокого и возвышенного заметна прежде всего в той сфере, в которой Сумароков и Ломоносов были антагонистами: в принципах поэтического словоупотребления. Метафорическому, ассоциативному и напряженно-образному слову Ломоносовской оды Сумароков в своей поэзии противопоставлял терминологически точное, суховатое, употребляемое в единственно прямом значении слово. Тем более показателен отход от этих принципов в слове трагедии, изначально замышлявшейся Сумароковым как высокий жанр.

Ломоносовский «треск и блеск», неоднократно осмеянные Сумароковым в критических статьях и пародийных «вздорных одах», самым серьезным образом оживают в трагедиях Сумарокова в прямых реминисценциях тех самых словосочетаний, против которых Сумароков теоретически восставал особенно рьяно. Вот лишь несколько примеров:

Школьная Энциклопедия

Nav view search

Навигация

Искать

Сумароков – один из крупнейших представителей русской литературы XVIII века

Подробности Категория: Русская поэзия XVIII века Опубликовано 17.02.2020 14:58 Просмотров: 1201

Его считают первым профессиональным русским литератором.

Поэтическое наследие Сумарокова весьма обширно.
Он писал в различных жанрах лирики – едва ли не во всех, существовавших в его время. Его перу принадлежат торжественные, духовные, философские и анакреонтические оды, эпистолы, сатиры, элегии, песни, эпиграммы, мадригалы (небольшие музыкально-поэтические произведения, обычно любовно-лирического содержания), эпитафии (надгробные надписи или небольшие поэтические сочинения по поводу чьей-то смерти).
В своей стихотворной технике он использовал все существовавшие тогда размеры, экспериментировал в области рифмы, строфы.
Сумарокова также считают «отцом русского театра», создателем национального театрального репертуара. Несмотря на то, что лирика занимает большое место в его литературном наследии, всё-таки именно драматургия была наиболее близка его литературной личности. В этой области он явился одновременно первым русским трагиком и комедиографом.

Читайте также:
Новый год: сочинение

Алекса́ндр Петро́вич Сумаро́ков (1717-1777)

А. Лосенко. Портрет А. Сумарокова
Принадлежал к дворянскому роду Сумароковых. Родился на территории Финляндии, где тогда находился его отец по делам службы.
Первым его учителем был отец. Сумароков очень рано стал сочинять стихи и «размышления» в духе христианского смирения. В 1732 г. вместе с братом Василием был принят в первый набор Сухопутного шляхетского кадетского корпуса. Здесь он получил отличное по меркам своего времени образование, овладел немецким и французским языками и началами итальянского.
Окончил корпус в 1740 г. в чине поручика. Сначала поступил в военно-походную канцелярию графа Миниха, а затем адъютантом к вице-канцлеру графу М.Г. Головкину. В дальнейшем несколько раз менял места службы, получал чины, был директором Российского театра, сотрудничал в журналах. В 1759 г. издавал собственный журнал сатирико-нравоучительного оттенка «Трудолюбивая пчела», который был первым частным журналом в России.

В 1761 г. оставил службу.

Сумароков получил признание за границей и был избран почётным членом Лейпцигской академии свободных искусств.
Вершиной чиновничьей и придворной карьеры Сумарокова стал чин действительного статского советника.

Ф. Рокотов. Портрет А. Сумарокова (1762)
По отзывам и воспоминаниям современников, А.П. Сумароков был тяжёлым в общении и малоприятным в личностном плане человеком.
Его личная, семейная и общественная жизнь нередко омрачалась различными скандалами и разборками, из-за чего Сумароков постоянно страдал ипохондрией (постоянное беспокойство по поводу возможности заболеть) и постепенно стал слепнуть. Скончался всеми забытый. Был похоронен на кладбище Донского монастыря, но место захоронения потерялось в начале XIX в. Существующий памятник был установлен лишь в 1951 г.

Памятник Сумарокову в Донском монастыре

Поэтическое творчество А.П. Сумарокова

Как мы уже заметили выше, Сумароков писал в различных поэтических жанрах.
Ода (торжественная песнь) была известна с античных времён. Сумароков писал торжественные, духовные и др. оды. В торжественных одах он поздравлял царей с различными значительными датами (по случаю дня рождения, тезоименитства, на день памятных сражений и др.). Например, Ода «Государыне императрице Елисавете Перьвой на день ея рождения 1755 года декабря 18 дня», Ода «Государю цесаревичу Павлу Петровичу в день его тезоименитства июня 29 числа 1771 года», Ода «Государыне императрице Екатерине Второй на взятие Хотина и покорение Молдавии, 1769» и др.

А. Сумароков. Ода «Государыне императрице Елисавете Перьвой на день ея рождения 1755 года декабря 18 дня» (отрывок)

Благословенны наши лета.
Ликуй, блаженная страна!
В сей день тебе Елисавета
Всевышним и Петром дана.
Источник празднуя судьбине,
Возрадуйтесь, народы, ныне,
Где сей царицы щедра власть.
О день, исполненный утехи!
Великого Петра успехи
Тобою славят нашу часть.

Не ищешь ты войны кровавой
И подданных своих щадишь,
Довольствуясь своею славой,
Спокойства смертных не вредишь.
Покойтесь, Русских стран соседы;
На что прославленной победы
И грады превращати в прах?
Седящия на сем престоле
Нельзя хвалы умножить боле,
Ни света усугубить страх.

Духовные оды должны были напомнить человеку о бренности земной жизни, о неизбежной смерти, чтобы человек не погружался только в бытовые проблемы, о Страшном суде и т.д.

А. Сумароков. Ода «Плачу и рыдаю»

Плачу и рыдаю,
Рвуся и страдаю,
Только лишь воспомню смерти час
И когда увижу потерявша глас,
Потерявша образ по скончаньи века
В преужасном гробе мертва человека.
Не постигнут, боже, тайны сей умы,
Что к такой злой доле
По всевышней воле
Сотворенны мы
Божества рукою.
Но, великий боже! ты и щедр и прав:
Сколько нам ни страшен смертный сей устав,
Дверь – минута смерти к вечному покою.
1760

А. Сумароков. Ода «На суету человека»

Суетен будешь
Ты, человек,
Если забудешь
Краткий свой век.
Время проходит,
Время летит,
Время проводит
Всё, что ни льстит.
Счастье, забава,
Светлость корон,
Пышность и слава –
Всё только сон.
Как ударяет
Колокол час,
Он повторяет
Звоном сей глас:
«Смертный, будь ниже
В жизни ты сей;
Стал ты поближе
К смерти своей!»
1759

А. Сумароков всецело следовал принципам поэтической реформы Тредиаковского, одиннадцати- и тринадцатисложным стихам, перешёл на новую систему стихосложения (силлабо-тоническую). Его творчество быстро политизировалось: он позволял себе давать советы от имени российского дворянства Елизавете Петровне, Екатерине II, цесаревичу Павлу Петровичу.

В эпической поэме «Димитрияды» (1769) Сумароков воспевает подвиг Дмитрия Донского, после которого

Великий град Москва сияти начала
И силы будущей надежду подала.

К лирике Сумароков предъявлял следующие требования:

Слог песен должен быть приятен, прост и ясен,
Витийств не надобно; он сам собой прекрасен;
Чтоб ум в нём был сокрыт и говорила страсть;
Не он над ним большой – имеет сердце власть.
Не делай из богинь красавице примера
И в страсти не вспевай: «Прости, моя Венера. »

Любовные стихи Сумарокова в 1750-1770-е годы были широко распространены и стали основой для воспитания манеры выражения чувств молодыми людьми. Сумароков представил некоторые модели поведения влюблённых: знакомство, открытие чувства, радость его взаимности, неожиданная разлука, неверность, ревность, примирение. Образцом для него служили любовные отношения пастухов и пастушек (идиллии). Пушкин осуждал эти стихи Сумарокова и называл их «цинической свирелью», но Белинский считал, что Сумароков заботился о нравственности молодого поколения, а это необходимо.

А. Сумароков. Идиллия «Мучительная мысль, престань меня терзати. » (отрывок)

Мучительная мысль, престань меня терзати,
‎И серца больше не смущай:
‎Душа моя позабывай,
Ту жизнь, которой мне вовеки не видати!
Но ах! драгая жизнь, доколе буду жить,
‎В прекрасной сей пустыне,
Всё буду унывать, как унываю ныне;
Нельзя мне здесь нельзя любезныя забыть.
‎Когда я в роще сей гуляю,
‎Я ту минуту вспоминаю,
Как в первый раз ее мне случай видеть дал.
При токе сей реки любовь моя открылась,
Где слыша то она хотя и посердилась,
Однако за вину, в которую я впал,
Казать мне ласки стала боле.
‎В сем часто я гулял с ней поле.
‎В сих чистых ключевых водах,
‎Она свои мывала ноги.
‎На испещренных сих лугах,
Все ею мнятся быть протоптаны дороги;
‎Она рвала на них цветы,
Подобие своей прелестной красоты.

Читайте также:
Сологуб: сочинение

Излюбленными жанрами Сумарокова являлись песни, басни (притчи) и пародии, которые он, по сути, заново создал в русской литературе. Его басни собраны в 6 книг.

А. Сумароков «Волк и Журавль»

Волк ел – не знаю, что, – и костью подавился,
Метался от тоски, и чуть он не вздурился.
Увидел журавля и слезно стал просить,
Чтоб он потщился в том ему помощник быть,
И всю он на него надежду полагает.
Журавль свой долгий нос в гортань ему пускает
И вынимает кость. Потом он просит мзды,
Что он от таковой спас злой его беды.
«Довольствуйся ты тем, – зверь хищный отвечает, –
Что Волк тебя в таком здоровье оставляет,
Какое до сея услуги ты имел,
И радуйся тому, что нос остался цел».

Тот права честности немало собрегает,
Кто людям никогда худым не помогает.

Песенный жанр Сумароков любил за то, что он был удобен для выражения личных переживаний и чувств. За 40 лет своей творческой деятельности он создал около 160 песен. Темы его песен – измена и разлука, связанные с этим переживания, а также любовь, которую он считал высшим проявлением человеческого начала в человеке.

А. Сумароков. Песня «Летите, мои вздохи, вы к той, кого люблю. »

Летите, мои вздохи, вы к той, кого люблю,
И горесть опишите, скажите, как терплю;
Останьтесь в ея сердце, смягчите гордый взгляд
И после прилетите опять ко мне назад;
Но только принесите приятную мне весть,
Скажите, что еще мне любить надежда есть.
Я нрав такой имею, чтоб долго не вздыхать,
Хороших в свете много, другую льзя сыскать.
1755

Значение творчества А.П. Сумарокова

Творчество Сумарокова (мы сейчас говорим только о поэзии) при его жизни ценилось высоко. Отношение современников к Сумарокову исчерпывающим образом было выражено М. Херасковым в «надписи» под портретом, которым открывалось полное собрание сочинений 1781 и 1787 годов:

Изображается потомству Сумароков,
Парящий, пламенный и нежный сей творец,
Который сам собой достиг Пермесских токов,
Ему Расин поднёс и Лафонтен венец.

В 1807 г. к 90-летию Сумарокова Академия Российская почтила в торжественном собрании его память «похвальным словом», прочитанным его другом И.А. Дмитревским.
Но ввиду того, что в России быстро распространялся романтизм, изменялись языковые и культурные предпочтения, сочинения Сумарокова быстро устарели, и в XIX в. их собрание не переиздавалось.
Лишь в 1957 г. в большой серии «Библиотеки поэта» были изданы избранные сочинения Сумарокова, в них вошли образцы всех жанров, в которых он работал, включая переводы. Была дана высокая оценка его роли в становлении русского языка и литературы. В.Г. Белинский оценивал наследие Сумарокова так: «. Поэтические сочинения Сумарокова, и не будучи читаемы, должны остаться навсегда фактом истории русской литературы и образования русского общества. Что же касается до собственно литературных статей Сумарокова, они чрезвычайно интересны и для нашего времени, как живой отголосок давно прошедшей для нас эпохи, одной из интереснейших эпох русского общества. Сумароков обо всём судил, обо всём высказывал своё мнение, которое было мнением образованнейших и умнейших людей того времени. Плохой поэт, но порядочный по своему времени стихотворец, характер мелкий, завистливый, хвастливый, задорный и раздражительный, – Сумароков всё-таки был человек умный и притом высокообразованный в духе того времени».

В этом доме в Москве жил А.П. Сумароков

Забытая слава

A. A. Астахова

«Забытая слава». Так назвал свою историческую повесть о жизни и творческом пути Сумарокова известный литературовед, знаток русской литературы XVIII века А. В. Западов. И действительно, слава Сумарокова, поэта и драматурга, давно ушла в прошлое. Последний ее всплеск был связан с изданным в 1781 году Н. И. Новиковым (уже после смерти автора) «Полным собранием всех сочинений А. П. Сумарокова». Под портретом Сумарокова в нем была помещена «подпись», сочиненная одним из крупнейших тогдашних поэтов М. М. Херасковым, своеобразная оценка творческого наследия писателя:

Изображается потомству Сумароков,
Парящий, пламенный и нежный сей творец,
Который сам собой достиг Пермесских токов,
Ему Расин поднес и Лафонтен венец.

Слава прошла и забылась, но остались произведения и тот вклад, который внес Сумароков в развитие русской литературы, особенно драматургии и поэзии. Со временем его имя стало ассоциироваться лишь с жанром трагедии. Практически не было такого литературного жанра классицизма, в котором бы Сумароков не испробовал своих сил. И целью своей жизни он считал создание русской литературы, достойной занять равное место среди других европейских литератур.

Именно Сумарокову обязаны особенностями своей поэтической структуры русская элегия, стихотворная сатира и русская басня. Он перенес на национальную почву жанры эклоги и идиллии, эпиграммы и станса. Поэзию, особенно такие жанры, как ода и сатира, подобно А. Кантемиру и М. Ломоносову, он превратил в средство выражения своих политических взглядов. Поэт адресует свои сатиры и оды дворянству и монарху. Он признает равенство людей по природе, но образованных и воспитанных дворян он считает «первыми членами общества», «сынами Отечества». Свое особое положение в обществе дворянин должен оправдывать своим отношением к делу, к интересам общества:

. во дворянстве всяк, с каким бы ни бил чином,
Не в титле — в действии быть должен дворянином.

В торжественных одах последнего периода своего творчества, обращаясь к наследнику престола, будущему императору Павлу I, Сумароков рисует образ монарха- тирана, который «сан свой отличает» тем, «что льзя разити и пленять, // Что все пред ним стоят со страхом, // Что властвует людьми, как прахом, // Что он может жизнь отнять» / «Ода государю цесаревичу Павлу Петровичу в день его тезоименитства июня 29 числа 1771 года»), А через три года в «Оде государю цесаревичу Павлу Петровичу на первый день 1774 года» Сумароков адресует будущему монарху такие слова:

Без общей пользы никогда
Нам царь не может быти равен.
Короны тмится блеск тогда,
Не будет царь любим и славен,
И страждут подданны всегда.

Читайте также:
Бодлер: сочинение

Сумароков выступал с пародиями на стиль од своего «учителя» Ломоносова. Он назвал их «вздорными одами». П. Н. Берков справедливо считает эти оды одновременно и своеобразными автопародиями; Сумароков так же, как и Ломоносов, подчинялся «законам жанра» и пользовался в своих одах и теми приемами, которые осуждал у другого автора.

Сходные с сатирами идеи отражены и в духовных одах. Сумароков, как и многие поэты его времени, пользуясь формой перевода или переложения псалмов или молитв, касался таких тем, которые в других случаях могли вызвать возражение цензуры, так как носили обличительный характер, например, оду «Молитва» поэт начинает так:

Не терпи, о боже, власти
Беззаконных ты людей.
Кои делают напасти
Только силою своей!

В то же время Сумароков существенно обновляет и дополняет содержание духовных од. Он касается в них вечных, философских проблем жизни и смерти, бренности человеческой жизни. Эти оды становятся для поэта средством выражения его душевных переживаний, которые чаще всего вызваны страхом смерти. Сумарокову удается очень лаконично передать смятение человеческих чувств:

О мысли люты!
Кончается мое
На свете бытие,
Переходит житие,
Пришли последние минуты.
(«Час смерти»)

Плачу и рыдаю,
Рвуся и страдаю,
Только лишь воспомню смерти час.
(«Плачу и рыдаю»)

Характерной особенностью лирической поэзии Сумарокова стало именно это особое внимание к внутреннему миру человека, к его переживаниям, смене чувств. Он был противником холодной рассудочной поэзии и писал об этом в стихотворении «Недостаток изображения», которое можно считать в определенном смысле программным:

. Не стихотворец тот еще,
Кто только мысль изображает.
Холодную имея кровь;
Но стихотворец тот, кто сердце заражает
И чувствие изображает,
Горячую имея кровь.

«Любовь — источник и основание всякого дыхания: а вдобавок сему источник и основание поэзии», — пишет поэт в предисловии к «Эклогам». Как перекликается эта мысль со строками пушкинского «Я помню чудное мгновенье. »

Возвращается любимая, и с ней
Душе настало пробужденье.
И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

Характеризуя жанр песен в своих эпистолах, он писал:

Слог песен должен быть приятен, прост и ясен,
Витийств не надобно; он сам собой прекрасен;
Чтоб ум в нем был сокрыт и говорила страсть.

Сам поэт следовал именно этим требованиям. Его лирика обращена к человеку, отражает его природные чувства, хотя образ лирического героя все еще условен. В песнях Сумароков стремится раскрыть внутренний мир человека, глубину и искренность чувств героя или героини. Как и народные, песни, как правило, имеют монологическую форму. В них использованы образы и лексика народных песен, характерные для них прием антитезы, слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами, постоянные эпитеты, разнообразные виды повторов: «молода», «ночь темная», «войска храброго», «калина ли моя, малина ли моя», «день красный», «месяцясный», «нарву цветочков. сплету веночков», «сердцу тошно», «красны девки», «верного друга», «муж ревнивый». В одной из песен молодая женщина обращается к возлюбленному с жалобой на жизнь за нелюбимым мужем:

Не грусти, мой свет! Мне грустно и самой,
Что давно я не видалася с тобой, —
Муж равнивый не пускает никуда;
Отвернусь лишь, так и он идет туда.

Этот мотив очень характерен для народных песен. В другой песне «Где ни гуляю, ни хожу. » девушка рассказывает о своей любви и о гадании на любимого. Чтобы узнать, любит ли он ее, она пускает на воду венок «из лазуревых цветов». В народном духе и стиле написаны и песни «В роще девки гуляли. », «Отчего трепещет сердце, отчего пылает кровь. », «Прости, моя любезная, мой свет, прости. ». Встречаются у Сумарокова и песни, написанные в несколько ином, пасторальном или книжном духе и стиле. Одной из лучших среди них по глубине и искренности чувств, тонкому психологизму является песня «Тщетно я скрываю. »:

Тщетно я скрываю сердца скорби люты,
Тщетно я спокойною кажусь,
Не могу спокойна быть я ни минуты.
Сердце тяжким стоном, очи током слезным
Извлекают тайну муки сей;
Ты мое страданье сделал бесполезным,
Ты, о хищник вольности моей!
Стыд из сердца выгнать страсть мою стремился,
А любовь стремится выгнать стыд.

В сей жестокой брани мой рассудок тмится, Сердце рвется, страждет и горит.

В этом стихотворении Сумарокову удалось передать тончайшие переживания человеческого сердца, борьбу страсти и рассудка. Стремясь раскрыть внутренний мир человека, передать его душевное состояние, поэт предвосхищает последующую психологическую лирику. Сумароков первым показал, что мир человеческих чувств, как и сам человек, сложен и противоречив.

Песни Сумарокова предназначались для музыкального исполнения и писались на какой-нибудь известный мотив, что сказалось на их поэтической структуре. Именно поэтому форма его песен поражает своим разнообразием. Они отличаются чрезвычайным богатством строфического рисунка, разнообразием применяемой системы рифмовки и интонационно-метрического строя.

По сравнению с песнями, эклоги более каноничны и в традициях жанра раскрывают лишь тему любви. Эклога — это одна из разновидностей буколической поэзии, в центре которой находится бытовая сценка из жизни пастухов и пастушек. Интересно, что в эклогах Сумарокова присутствуют и ярко выраженные черты идиллии, раскрывающей внутренние переживания автора или лирического героя. Это сказалось и в структуре эклог, основная и центральная часть которых — это по сути идиллия.

Все эклоги, написанные Сумароковым, довольно однообразны. Каждая из них начинается с пейзажной зарисовки: источник, дубрава, густой кустарник в солнечном или лунном сиянии, веющий ветерок:

Зефир по камешкам на ключевых водах
Журчал и пенился в пологих берегах.
Леса, поля, луга сияньем освещались
И горы вдалеке Авророй озлащались.
(«Дориза»)

С высокия горы источник низливался
И чистым хрусталем в долине извивался,
Он мягки муравы, играя орошал;
Брега потоков сих кустарник украшал.
(«Клариса»)

Далее герой или героиня раскрывают друзьям или природе свою тайну — любовь к пастуху или пастушке. В героях борются два чувства: страсть и стыд. Эклога завершается «цитерскими утехами», о которых, хотя и кратко, говорит поэт в последних стихах. В эклогах любовь изображается как земное чувство, которое приносит земные «утехи». Именно это дало право Пушкину назвать свирель Сумарокова «цинической» («свирель в поэтическом языке XVIII — начала XIX века — условное обозначение «пастушеских» жанров). Но, очевидно, так упрощать содержание и смысл эклог Сумарокова все же не следует. Надо иметь в виду, что, во-первых, в какой-то мере обращение к этому жанру было для поэта данью моде и отвечало литературным потребностям светского общества. «Пасторальная живопись, росписи дворцовых стен и потолков сценами из античной и французской идиллической поэзии, гобелены на пастушеские темы, статуэтки, изображавшие условных пастухов и пастушек, — все это делало жанр эклоги очень популярным в дворянском столичном обществе», — отмечал П. Н. Берков. Во-вторых, эклоги и идиллии с описаниями мирной жизни пастухов и пастушек, их любви, радостей и печалей на лоне природы были для Сумарокова средством воспевания условного идеального царства свободы и естественности, своеобразного возврата к счастливым временам «аркадского» золотого века. В этом смысле Сумароков был предтечей сентименталистов, одной из характерных тем которых стало противопоставление продажности и разврата городской жизни чистоте и непорочности нравов деревни, а человека «цивилизованного» — человеку естественному.

Читайте также:
Алексиевич: сочинение

Мироощущение своего поколения воплотил Сумароков и в жанре элегии. Это проявилось в самом подходе к печальному или трагическому событию, лежащему в основе стихотворения. Отражая скорбь о часто безвременной кончине какого-либо достойного человека, сокрушаясь из-за измены своей возлюбленной или страдая в разлуке с ней, поэт все же убежден, что мир, хотя и не совершенен, но в основе своей хорош и устои его разумны. Элегии Сумарокова отражают сознание исконной гармонии мироустройства, удовлетворение жизнью и веру в грядущее счастье. «Поэтому любая элегия. по справедливому замечанию Л. Т. Фризмана. может быть названа стихотворением на случай. На случай, который вторгается в жизнь и нарушает присущую ей гармонию». Именно такое мироощущение и определяет структуру и поэтику элегий Сумарокова, в которых ключевым словом становится слово «случай», или, как он иногда писал, «случай».

Часто встречающиеся местоимения «я», «мя», «мне» подчеркивают, что несчастья преследуют лишь героя — «меня». Так сложилась моя участь, «такой мне век судьбою учредился». Не жизнь плоха, а то, что выпало в мире на мою долю. Но все же вслед за античными авторами Архилохом и Горацием Сумароков утверждает, что, как бы ни казалась тяжка данная судьбою «часть», не следует терять надежды. Счастье существует, оно вернется, поэтому «и в сокрушении надежды не теряй! // Претерпевай тоску, напасть и время скучно. »

Такое восприятие жизни и ее «злых случаев» обусловило и один из наиболее характерных стилистических элементов в элегиях Сумарокова: просьбу, мольбу избавить от мук и горестей.

Но Сумарокову в его элегиях удалось и опередить время, предвосхитить мотивы, характерные для будущей элегии. В этом смысле показательно стихотворение «Все меры превзошла теперь моя досада». Его поэт написал в день премьеры трагедии «Синав и Трувор» и отправил Екатерине II. Он молил защитить его от произвола графа П. С. Салтыкова, который против воли автора заставил играть не готовую к постановке трагедию. На первый взгляд, эта элегия, как и все другие, кажется элегией на случай. Но в ней автор не только стремится изобразить «досаду», «скорбь», «отчанияние», но обличить своего обидчика, его «варварство», «невежество», «грубость». Автор воспринимает его как «гонителя художеств», т. е. в элегии нарушает «чистоту» жанра, включая в нее элементы сатиры.

А в элегии «Уже ушли от нас играния и смехи» мы встречаем метафору, которая свидетельствует о принципиально ином подходе к жизни, вступающем в противоречие с мировоззренческой основой сумароковской элегии как произведения классического искусства. «Случаи лютые» он сравнивает с ветрами:

Так ветры шумные на гордом океане
Ревущею волной в корабль пресильно бьют
И воду с пеной, злясь, в него из бездны льют.

Это сравнение, как и многие другие, восходящее к античной традиции, позволяет увидеть в описываемом лирическом событии нечто большее, чем отдельный факт, а именно — нечто повторяющееся, типичное, закономерное. Подобное мироощущение отражено и в сонете «На отчаяние»:

Жестокая тоска, отчаяния дочь!
Не вижу лютыя я жизни перемены, — с горечью восклицает поэт.

В одной из своих элегий («Страдай прискорбный дух! Терзайся, грудь моя!») Сумароков одним из первых в русской поэзии обращается к теме творчества (точнее, мук творчества), которое у него ассоцируется с образами муз:

Хочу оставить муз и с музами прощаюсь.
Прощуся с музами и к музам возвращаюсь.
Превредоносна мне, о музы, ваша власть,
О бесполезная и пагубная страсть,
Которая стихи меня писать учила!
Спокойство от меня ты вечно отлучила.

Сходные мотивы мы обнаружим гораздо позднее в цикле А. Ахматовой «Тайны ремесла». Это ли не свидетельство достоинств поэзии Сумарокова! Даже этот небольшой набросок в форме статьи убеждает, на наш взгляд, в том, что русская поэзия многим обязана Сумарокову и его музе. И прав был В. Г. Белинский, когда писал: «Сумароков был не в меру превознесен своими современниками и не в меру унижен нашим временем. Мы находим, что как ни сильно ошибались современники Сумарокова в его гениальности и несомненности его прав на бессмертие, но они были к нему справедливее, чем потомство, Сумароков имел у своих современников огромный успех, а без дарования, воля ваша, нельзя иметь никакого успеха ни в какое время».

Будем же благодарны Сумарокову за все то, что он стремился сделать и сделал для становления и развития русской литературы.

Л-ра: Русский язык и литература в учебных заведениях. – 2002. – № 2. – С. 12-15.

Сочинение по литературе. Творчество М. А. Булгакова

Сочинения по творчеству Булгакова

  • Сочинения
  • Булгаков
    • Актуальность повести Собачье сердце
    • По роману Мастер и Маргарита
    • Собачье сердце
    • Мастер и Маргарита — тема любви
    • Собачье Сердце — анализ
    • Образ Мастера в романе Мастер и Маргарита
    • Образ Маргариты
    • Анализ произведения Мастер и Маргарита
    • Воланд в романе Мастер и Маргарита
    • Берлиоз в романе Мастер и Маргарита
    • Мастер и Маргарита — верность и измена
    • Азазелло в произведении Мастер и Маргарита
    • Понтий Пилат в романе Мастер и Маргарита
    • Доктор Борменталь
    • Профессор Преображенский в повести Собачье сердце
    • Коровьев в романе Мастер и Маргарита
    Читайте также:
    Некрасов Н. А.: сочинение

    Михаил Афанасьевич Булгаков родился в интеллигентной семье в городе Киев. Он был доктором по первому образованию, и некоторое количество времени работал по профессии и даже служил в период войны тоже в качестве доктора.

    Только переезд в Москву, который состоялся в 20-х годах предыдущего века, сделал из Булгакова литератора. Возможно, на творческие порывы также повлияло и увлечение морфием, которое, кстати, было довольно подробно описано в романе Морфий. Сначала Булгаков писал фельетоны для журналов, после начал писать пьесы: Зойкина квартира, Собачье сердце, Роковые яйца, Дни Турбиных и другие.

    Автор пользовался существенной популярностью и получил возможность ставить собственные произведения в театрах. Довольно рано (ближе к 30-м годам) он задумывает роман Мастер и Маргарита, который пишет до окончания своих дней, некоторые части даже остаются недописанными. Тем не менее, в его теперешней форме роман считается оконченным.

    В тридцатые годы писатель довольно много работает в театре и в качестве ассистента режиссера и как актер. В частности он сыграл в Мхате в спектакле Пиквикский клуб. Некоторый творческий спад в определенный период также обуславливался цензурой и тяжелыми временами, но при этом Булгаков был весьма ценим властью, и есть сведения о его известном письме Сталину.

    Одной из характерных деталей его произведений является использование образов и характеров, которые автор встречал в действительности. К примеру, прототипом профессора Преображенского является его дядя-гинеколог. Записки покойника во многом основаны на опыте работы в Мхате.

    Помимо этого другой деталью следует назвать увлечение мистикой, которое более всего наблюдается, конечно, в Мастере и Маргарите, где довольно много оккультной символики, огромное количество тайных масонских знаков. Тем не менее, и в других произведениях практически всегда наблюдается мистический флер, которые выражается через обстоятельства, детали или конкретных героев.

    В заключение описания многообразного творчества этого автора следует отметить работу над адаптациями классики и киносценариями. В частности Булгаков делал адаптацию Мертвых душ для театра, написал сценарий Ревизора для кино.

    Мой Булгаков

    Мое знакомство с булгаковским творчеством началось с его рассказов, объединенных названием “Записки юного врача”. Перед неопытным молодым врачом во всей своей пугающей перспективе встает необходимость совершать настоящее чудо – лечить людей. При этом не хватает не только практических знаний, но и подчас самого необходимого – лекарств, перевязочных материалов, инструментов. Но молодой врач справляется со всеми трудностями, постепенно взрослея, превращаясь в опытного специалиста и глубоко порядочного и совестливого человека.

    глубинном философском смысле повести “Собачье сердце” можно говорить бесконечно. Профессор старой школы, не любящий пролетариат и рассуждающий о разрухе, – образ типичного российского интеллигента. Профессора Преображенского можно уважать не только как блестящего ученого, но и как человека, точно охарактеризовавшего сложившуюся в стране ситуацию.

    Каждый раз приходится удивляться мастерству Булгакова, который в точной и лаконичной форме выразил свои мысли и наблюдения: “Что такое эта ваша “разруха”? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы? Да ее вовсе

    не существует! Что вы подразумеваете под этим словом?”; “Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать, каждый вечер начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха”; “…разруха не в клозетах, а в головах”.

    Достаточно вспомнить начало повести “Собачье сердце”, где описывается реальная обстановка 20-х гг. Читатель получает возможность взглянуть на то, что стало в результате революции с Россией. Повесть “Собачье сердце” рассказывает об удивительном эксперименте – создании нового человека. Получается крайне неприятное существо – Полиграф Полиграфыч Шариков. Это настоящий пролетарий, обладающий всеми качествами, свойственными данному социальному типу. Шариков туп и примитивен, в его душе нет ничего святого. Он агрессивен, чувствует себя абсолютным хозяином жизни.

    Булгаков безжалостен к новому хозяину жизни. Именно об этом свидетельствуют его фельетоны, которые были написаны им с присущим писателю юмором и точностью наблюдений. Чванливая тупость тех, кому принадлежала власть, необразованность и беспомощность населения, различные бытовые нелепости, безделье и бескультурье – обо всем этом рассказывал писатель в своих фельетонах. Язык Булгакова иронически точен, а иногда он становится по-настоящему издевательским. Он не допускает ни капли лжи, он предельно точен.

    В повести “Роковые яйца” писатель рисует поистине страшную картину. А что стало причиной, допустившей ее? Только потрясающее невежество, воинствующая и самоуверенная тупость и темнота. Именно таким предстает на страницах повести Александр Семенович Рокк. Ему противостоит профессор.

    Владимир Ипатьевич Персиков. В сущности, у профессора.

    Персикова очень много общего с профессором Преображенским: оба они талантливы, умны, во многом опередили свое время. Профессор Персиков совершает гениальное открытие, к которому люди оказались неподготовленными.

    Роман “Мастер и Маргарита” заставляет задуматься о человеческой душе, о смысле жизни, о вечных и непреходящих ценностях, которые необходимы каждому.

    Здесь Михаил Булгаков проявляет себя с самых разных сторон: он и философ, и мистик, и одновременно реалист. Мистика писателя не шокирует и не пугает читателя, наоборот – заставляет его задуматься о вечных ценностях. Человеческая жизнь, в которой нет места духовному началу, оказывается шаткой, совершенно незащищенной.

    В романе четко прослеживается мысль о том, что человек несет ответственность за все свои действия. Понтий Пилат кажется себе человеком, обладающим могуществом и властью. И поэтому он уверен, что имеет право распоряжаться чужими судьбами. Понтий Пилат решает судьбу Иешуа и за это несет неминуемое наказание.

    Таким образом, Михаил Булгаков для меня – это автор рассказов, острых сатирических повестей, фельетонов и великолепного романа “Мастер и Маргарита”, к которому я непременно буду неоднократно возвращаться в течение своей жизни.

    Страдания во имя любви

    Маргарита жертвует собой во имя страсти и является наградой Мастеру за все невзгоды и страдания. Но счастье так и не достигло главных героев. Их ожидает покой только после смерти. А жизнь в подвале полутемном не приносит счастливых минут. Героев все равно поджидает черная полоса. Она ведет их постепенно к смертельному одиночеству, пока не вмешается нечистая сила. Только в ином мире может существовать любовь Мастера и Маргариты. Сочинение о чувствах героев романа может получиться длинным, если пытаться вникнуть во все переживания и жертвы. Но, описывая их, можно открыть много нового и для себя самого.

    Читайте также:
    Ахмадулина: сочинение

    И все-таки только высшая любовь протягивает руку Маргарите и Мастеру, помогая выстоять в этой схватке, несмотря на все трудности.

    Сюжетные линии произведения и персонажи

    За забавными и трагичными приключениями персонажей скрываются важные философские вопросы о понятии любви, противостоянии добра и зла, вечности и бессмертии человеческой души. Опубликовать свой роман при жизни Булгаков не смог. Впервые он был опубликован в 1966 году, спустя 26 лет после смерти автора.

    Краткий пересказ

    Берлиоз и Иван Бездомный прогуливались на Патриарших прудах, где повстречали мага с именем Воланд. С ним странствует его компания, состоящая из кота Бегемота, Геллы, Коровьева и Азазелло. Берлиоз и Бездомный начали спорить о том, действительно ли существовал Иисус Христос. К ним подошел Воланд и сказал, что Иисус на самом деле когда-то жил. Также он сообщил, что Берлиоз вскоре потеряет свою голову, а у Бездомного начнется шизофрения. Все так и случилось.

    Маг поселится с Лиходеевым в квартире, с кем заключил договор, что выступит в театре. Коровьев подкупает председателя жилищного товарищества Никанора Босого сдать в аренду квартиру, которого вечером арестовали за укрытие иностранной валюты и отправили в лечебницу к Бездомному.

    На концерте маг кидает в толпу червонцы, которые после представления превратились в обычные бумажки. Дамам было предложено сменить наряды, а по завершении мероприятия вся одежда исчезла.

    В психиатрической больнице поэт познакомился с Мастером, который бросил работу после получения выигрыша в лотерею, переселился в подвал и писал там свою книгу о Понтии Пилате и Иешуа Га-Норци. Почти закончив работу, он знакомится с Маргаритой и влюбляется в нее.

    Мастер относит в редакцию роман, но его не стали печатать, да еще в придачу обвинили в пропаганде христианства. От разочарования он хотел сжечь свою работу, но Маргарита вытащила ее из печи. Она ушла поговорить с мужем и взяла с собой роман. Мастера чуть позже забрали люди.

    Азазелло передаёт главной героине приглашение на бал и обещает дать информацию о Мастере, а также дарит ей крем. Натеревшись им, Маргарита понимает, что способна летать на метле. Опробовав ее, она отправляется на бал сатаны, который начался в полночь. Маргарита была хозяйкой этого мероприятия, и так же, как все девушки, обнажена. Маг организовал ей встречу с Мастером.

    Бал оканчивается пожаром. Воланд попрощался с Москвой на крыше. Рядом с ним появляется Левий Матвей, который считает, что писатель с Маргаритой заслужили покой, и предлагает забрать их с собой. Парочка находилась в старой квартире Мастера, которую Азазелло угощал вином. В этот же момент умерла женщина на Арбате, а в лечебнице безымянный больной. Влюбленные герои уносятся вдаль вместе с Воландом и его свитой.

    Действующие лица

    Главные герои романа проживают необычайно интересную жизнь. Персонажи в произведении наделены, помимо человеческих образов, еще и мифическими. Красочное описание главных лиц создает реалистичное восприятие событий.

    Среди всех действующих персонажей выделяют следующих главных героев:

    • Мастер;
    • Маргарита;
    • Воланд со своей свитой.

    Также в романе есть второстепенные лица. Главные из них:

    • Берлиоз и Иван Бездомный;
    • критики Рюхин, Желдыбин и Латунский;
    • работники театра: Лиходеев, Римский, Варенуха, Соков, Ласточкин и Бенгальский.

    В произведении представлены лица, которые участвуют в другой сюжетной линии. К ним относятся:

    • Понтий Пилат;
    • Иешуа;
    • Иуда;
    • Левий Матвей;
    • Марк Крысобой;
    • Афраний.

    Воланд — повелитель тьмы и воплощение зла. Но, несмотря на это, он способен совершать благородные поступки, быть справедливым. Он возложил на себя роль судьи, который судит людей за их поступки, имеет право наказывать за содеянное и поощрять.

    Мастер — персонаж без имени, пишет роман, в котором истолковывает события Евангелия. Повстречав возлюбленную, он словно оживает, познает любовь.

    Маргарита — смелая и решительная девушка, ставшая музой для возлюбленного. В ней есть пороки, тяга к темным силам. Встретив Мастера, она полюбила его, готова ради него на все. Во спасение возлюбленного она решается стать ведьмой и отправляется на бал к сатане.

    Мой любимый писатель М. А. Булгаков

    Мой любимый писатель Михаил Афанасьевич Булгаков. Хотя сейчас многие думают, что нужно быть полностью сумасшедшим, чтобы сегодня читать книги. Но я так люблю книги, что даже их читаю. Читая много текстов, газет и жизненный опыт, я делаю вывод, что не люблю современную прозу, потому что в ней много сексуальной революции. Многие писатели берутся покопаться в душе человеческой (и часто немытыми руками), называя это либидой. И лишь один раз за весь ход истории прихотливая природа создает такое удивительное сочетание атомов, имя которому – Булгаков. За внешней издевкой над традициями русской литературы, под оболочкой непредвзятого историка или глумливого шута, бьется горячее сердце истинного русского патриота, который хулит и поносит свою страну, как только может, чтобы понять ее беды, а поняв, простить. Но в своих ранних юмористических рассказах молодой Булгаков никого не бичует и не высмеивает, а просто старается заработать денег. И невольно задумываешься, а скольких людей, спас врач М.А.Булгаков, став писателем? И не только людей.

    Так, в повести «Собачье сердце» Михаил Афанасьевич описывает период восстановления послевоенной разрухи. После гражданской войны страна стала активно восстанавливать разруху. Для этого были созданы домкомы и хоровые коллективы из жильцов. В образе Швондера Булгаков высказал свое отношение к квартирному и еврейскому вопросам одновременно. За таким взглядом скрывается истинная личность.

    Но главное не в этом. Главное – отношение писателя к собачьим вопросам.

    Читайте также:
    Твен: сочинение

    Профессор Преображенский, познакомившись с неизвестной науке собакой, заманил её к себе домой для опытов. Это была большая собака. Шерсть у неё была блестящая, мускулы свисали, а шерсть густая, так что и не укусишь. Профессор вырезает сердце у собаки и пришивает его к человеку по фамилии Шариков. Операция Шарика оставила черный след в его жизни. Он стал пить водку, играть на балалайке и на нервах у домочадцев профессора. А ещё он очень сильно невзлюбил кошек.

    Это произведение учит нас тому, что злодей не всегда является зверем, он еще и человек. Вот, например, у меня есть собака Джек. Она член нашей семьи. Наш член большой, лохматый и добрый. Ночью член спит на коврике, а днем бегает по пустырю, играет с другими собаками, членами других семей. У нашего члена все время мокрый, холодный нос. Когда к нам в гости приходят гости, они гладят нашего члена, а он старается залезть к ним на колени. Когда наш член голодный, он весь покрывается слюной. Когда наш член болеет, мы несем его к ветеринару. Но не к такому, как профессор Преображенский. Мы не хотим, чтобы наш член облез, заругался матом и стал играть в переходе на музыкальных инструментах всякие безвкусные шлягеры.

    Так, что я считаю, в этом его сочинении была одна грубая и две вежливых ошибки. Но в целом, с точкой зрения автора я согласен. Слова и предложения хорошие.

    Второе произведение Булгакова, которое произвело на меня глубокое впечатление не только снаружи, но и изнутри – роман «Мастер и Маргарита».

    Кто такое творчество? Даже не можно описать словами. Но наш русский язык очень богат: прилагательными, глаголами, наречиями и другими частями речи. И даже теперь русский язык не потерял могучия и величия. И Булгаков в полной мере использует в романе русский язык как обобщение всего.

    Во все времена человечества существовали разнообразные люди. Великий французский писатель Антуан Экзюпери в своём бессмертном произведении «Маленький принц» высказал удивительно мудрую мысль: «Мы в ответе за тех, кого сами придумали». И Михаил Афанасьевич с этим полностью согласен. Он придумал Мастера – сбрендившего писателя, которого он срисовал с себя. Потому что Сумасшедший дом – вот место, где находят приют пророки. В его образе автор хотел донести стон и рёв своей души.

    Но начиналось всё хорошо. Очень повезло нашему герою романа тем, что он счастливый человек с любящей и молодой любовницей – не каждому это посильно. Она была прекрасна. Огненные глаза, горящие под цвет рыжих волос. Правильно говорят, что глаза выражают человека. У нее есть свои мысли по поводу жизни, которых она придерживается. И одна из них – напечатать мастера и повыбивать стёкла его критикам. Этим автор сталкивает два критерия в своих героях.

    Из-за того, что в романе много романов в романе, не сразу поймёшь, кто из них уже положительный, а кто только собирается. Например, Берлиоз не понимает, что спорит с Сатаной. Поэтому возмездие настигает Берлиоза, он безглавно погибает. А ведь Боги могут принимать разные облики, в том числе примет и пророчеств. Отличить бога от бога сложно, но если вас пытается обмануть Коровьев, вы можете быть уверены, что это не Афина Паллада. Надежным бытовым средством отличения добра от зла на практике является милиция. Она-то по ходу пьесы и приходит на помощь Бездомному и упекает его тоже в дурдом.

    Каждый, кто приезжает в Москву или живёт тут, всегда рвётся на Красную площадь, особенно если у неё запропастился Мастер. Азазело это всегда хорошо знало и было на месте, когда туда пришла Маргарита. Она согласилась прийти на бал к Воланду. В то время рэпа не было, поэтому пипл оттягивался на балах.

    В образе Воланда и его свиты Булгаков боится чертей, а сама Маргарита нет. Поэтому ночью она смазалась кремом и полетела над Николаем Ивановичем, у которого была своя цель в жизни, но он в нее не попал. Он стал летучим боровом и повёз служанку Наташу тоже на бал.

    Когда они летели над Москвой, это было похоже на картину М.Шагала, где Адам Исаакович и Ева Борисовна летают над городом Ленинградом. А народ стоит на коленях и просит о пощаде.

    Прямо после водных процедур на озере Маргарита попала к Воланду. Бессмертные боги бессмертны, от этого у них сильно портится характер. Да вдобавок ещё и колено. Но Воланд всё равно пригласил Маргариту на первый вальс, и они стали танцевать ламбаду, пока из дурдома не появился Мастер. Так что я в недоуменье здесь. Обе мои стороны правы, но я на стороне автора.

    Я искренне рад за автора, что помог мне понять в своём романе, что такое любовь в полуподвальном помещении в квартире у Мастера. Я считаю, если любить, то друг друга, а не в одиночку! Проблема любви, отношений сейчас действительно очень актуальна. Не зря в нашем мире появляется всё больше и больше семейных психологов и разводов.

    Поскольку мировые религии – приют для духовно нищих людей, в своём сочинении я не затронул линию Иешуа и её Га-ноцри. Скажу только, что финалом этой истории стал пожар, унесший Елисеевский магазин.

    А вообще, в те времена творчество Булгакова и Мандельштама было для Сталина темным лесом, и вождь мучился, не зная, кого из двоих арестовать первым. Но всё же предпочёл второго. Как говорится, занавес открылся, и аплодисменты громко захлопали.

    А творчество Михаила Афанасьевича Булгакова навсегда вошло в сокровищницу цивилизации для борьбы с человечеством. Поэтому всё, что касается культуры, надо беречь, необходимо развивать и дальше, как наше школьное образование.

    Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: