Драматические судьбы личности в условиях тоталитарного общественного устройства: сочинение

Драматические судьбы личности в условиях тоталитарного общественного

устройства (по роману Е.Замятина “Мы”).

Человеку свойственно заглядывать в будущее, пытаться распоз-

нать его очертания. Сколько писателей из разных исторических эпох пы-

тались приоткрыть завесу, за которой скрывается будущее, пытались пре-

дугадать то, что не дано знать никому: Кампанелла “Город Солнца”, ро-

маны Жюля Верна, Оруэлл “1984”, Н.Г.Чернышевский “Что делать” и дру-

Таким писателем-фантастом был и Е.Замятин. неудовлетворенность

настоящим, советской действительностью, заставила его задаваться воп-

росом: каким должно быть будущее, чтобы чувствовать себя счастливым,

чтобы осуществить свои надежды, реализовать идеалы? Один из возможных

ответов на этот вопрос – знаменитый “четвертый сон” Веры Павловны из

романа Чернышевского “Что делать?”.

Замятин как будто специально повторяет описание этой, одной из

классических утопий: его герои живут коммуной в городе из стекла и ме-

В романе “Мы” в фантастическом и гротесковом облике предстает

перед читателем возможный вариант общества будущего. Приводится мечта

сильных мира сего: “Жизнь должна стать стройной машиной и с механичес-

кой неизбежностью вести нас к желанной цели”. К сожалению, в таком об-

ществе нет ничего, что бы не предвещала уже современная писателю ре-

альность. Перед нами разворачивается “математически совершенная жизнь”

Единого Государства. Символический образ “огнедышащего интеграла”, чу-

да технической мысли и, одновременно, орудия жесточайшего порабощения,

открывает книгу. Бездушная техника вместе с деспотической властью

превратили человека в придаток машины, отняли у него свободу, воспита-

ли в добровольном рабстве. Мир без любви, без души, без поэзии. Чело-

веку – “нумеру”, лишенному имени, было внушено, что “наша несвобода”

есть “наше счастье” и что это “счастье” – в отказе от “я” и растворе-

нии в безличном “мы”. Внушено, что художественное творчество – “уже не

беспардонный соловьиный свист”, а “государственная служба”. А интимная

жизнь тоже рассматривается как государственная обязанность, выполняе-

мая сообразно “табелю сексуальных дней”.

Роман Замятина – предупреждение о двойной опасности, грозящей

человечеству: гипертрофированной власти машин и власти государства.

“Однотипность” безраздельно и неусыпно властвует над жизнью всех чле-

нов общества. Это обеспечивается совершенной техникой и недремлющими

Сочинение Замятина проникнуто раздумьями о российской послере-

волюционной действительности. В нем угадываются сокровенные мысли о

возможных и уже обнаружившихся при жизни писателя извращениях социа-

Отношение к политике военного коммунизма стало камнем преткно-

вения для писателя. Эта политика, предусматривающая сугубую централи-

зацию политической и экономической жизни в стране, ряд жестоких мер,

была временной и вынужденной в условиях гражданской войны и хозяйс-

твенной разрухи. Но Замятину (и не только ему в ту пору) представля-

лось, что другого выбора не будет и что людям навязана единственная

модель дальнейшего движения – новый вариант тоталитаризма.

Роман Замятина приобрел особую цену и поучительность в следую-

щем смысле: как предупреждение о возможных искажениях социализма, об

опасности уклонений от демократического пути и злоупотреблений насилия

над человеческой личностью. Последующие события отечественной и миро-

вой истории показали, что тревоги писателя не были напрасными. Наш на-

род пережил и горькие уроки коллективизации, и сталинизм, и репрессии,

и всеобщий страх, и застой.

Очень многие сцены романа заставляют вспомнить недавнее прош-

лое. Манифестация в честь Благодетеля, официозные, единогласные выбо-

Читайте также:
Идейный смысл романа Е. Замятина Мы: сочинение

ры, “хранители”, которые следят за каждым шагом человека. Но Замятин

показывает, что в обществе, где все направлено на подавление личности,

где игнорируется человеческое “я”, где единоличная власть является не-

ограниченной, возможен бунт. Способность и желание чувствовать, лю-

бить, быть свободным в мыслях и поступках толкают людей на борьбу. Но

власти находят выход: у человека при помощи операции удаляют фантазию

– последнее, что заставляло его поднимать гордо голову, чувствовать

себя разумным и сильным. Все же остается надежда, что человеческое

достоинство не умрет при любом режиме. Эту надежду высказывает женщи-

на, которая своей красотой побуждает на борьбу.

У Замятина в романе есть мысль, необычная для многих наших

современников. Писатель настаивает на том, что не существует идеально-

го общества. Жизнь – это стремление к идеалу. И когда это стремление

отсутствует, мы наблюдаем разлагающее время застоя.

Есть в романе еще одна тема, созвучная сегодняшнему дню. Это

тема экологической тревоги. “Антиобщество”, изображенное в книге, не-

сет гибель естеству жизни, изолируя человека от природы. Автор мечтает

выгнать “обросших цифрами” людей “голыми в леса”, чтобы они учились

там у птиц, цветов, солнца. Только это, по мнению автора, может восс-

тановить внутреннюю сущность человека.

Автор романа “Мы” принадлежит к тем крупным художникам, кто

усиленно приковывал внимание к “вечным ценностям” в условиях глобаль-

ных исторических сдвигов XX столетия. В свое время роман не был при-

нят. Очень дорого обошлись нам легкомыслие и обидчивость тогдашних

идеологов по отношению к сомнениям Замятина. Автор на своих “запрет-

ных” страницах выстраивает непрерывную цепочку времени, не прослеживая

которую нельзя понять ни настоящего, ни будущего. Произведения, подоб-

ные роману “Мы”, пробившиеся к нам из небытия, позволят “по-новому”

взглянуть на события истории, осмыслить роль человека в них. “Мы” –

предостережение против отказа сопротивляться, если человеческое сооб-

щество хотят превратить в совокупность “винтиков”. Такие произведения,

как “Мы”, “выдавливают” из человека рабство, делают его личностью.

Уезжая в эмиграцию, Замятин (как он об этом писал Сталину) на-

деялся, что, может быть, вскоре вернется, – “как только у нас станет

возможно служить в литературе большим идеям без прислуживания малень-

ким людям, как только у нас хоть отчасти изменится взгляд на роль ху-

дожника слова”. Замятин смог вернуться на родину лишь с концом “ига

разума” и началом распада Единого государства. Посмертно.

Сочинение Судьба человека в тоталитарном государстве

Тоталитарное государство — это государство, которым управляет один человек, власть которого не ограничена. Отличительная черта — это тотальный контроль во всех сферах общества и жизни человека. Судьба человека в таких условиях, бесспорно, незавидная.

В тоталитарном государстве устанавливается государственная идеология, которой должны все придерживаться. Инакомыслие недопустимо. Люди, которые думают иначе, не только не имеют возможности для выражения своего мнения, но и часто преследуются по закону. За то, что они придерживаются иной точки зрения, их могут посадить в тюрьму или отправить в трудовой лагерь.

Самое страшное, что происходит в тоталитарном государстве — это то, что оно убивает человечность, дружелюбность и милосердие. Очень часто соседи, друзья и товарищи доносили друг на друга в компетентные органы. Таким образом доносчики пытались защитить себя от государства, заработать деньги или уважение со стороны государственных органов. Самым важным для людей было спасти себя, даже ценой жизни другого человека. В тоталитарном государстве человек не может быть уверен в честности кого-то, кроме себя.

Читайте также:
Общество будущего в романе Е. И. Замятина Мы: сочинение

Тоталитарное государство построено на неуважении к человеку. Для власти население — это расходный материал в достижении своих целей, поэтому они не учитывали мнение и потребности народа. Для тоталитарного государства было важно иметь влияние и на другие страны.

Самое неприятное, что во многих тоталитарных государствах у людей были права на бумаге, закреплённые в законах, актах, кодексах. Но они не соблюдались. И человек в такой ситуации был полностью бесправным. Он не имел возможности реализовывать свои права, а имел только обязанности, иногда и несправедливые. Это подавляло дух людей, убивало в них их индивидуальность.

Сейчас человечество осознало ценность демократии, поэтому тоталитарных государств почти не осталось. Но всё-таки многие страны имеют в своей истории такие печальные страницы, как эпоха тоталитарного правления. И это неоспоримое достижение, что эти государства смогли переступить её, осознать свою ошибку и стать демократическими.

Вариант 2

Тоталитаризм – одна из самых жестких форм государственного строя. Это тотальный контроль над всеми сферами жизнедеятельности, который совершает государство. Контролируются средства массовой информации, органы правопорядка, учебные заведения и множество других институций. Как правило, тоталитарный режим в той или иной стране возглавляет один человек, которому повинуется вся система, построенная в государстве. Эта система держится на влиянии и авторитете этого правителя, и наоборот, власть правителя стоит на системе. Поэтому, чаще всего бывает так, что при выпадении одного из этих механизмов режим падает и низвергается.

Жизнь человека в таком государстве, как правило, не ценится. Руководители интересуются в первую очередь достижением каких-либо политических целей. Если же представители режима интересуются личным обогащением, то идёт процесс ограбления государства. Естественно, всё это достигается за счёт ресурсов простого народа.

Но хуже всего то, что люди запуганы. Они не осмеливаются выражать свое недовольство, ведь это огромный риск. Вся военная и правоохранительная система находится под полным контролем режима, и стоит только дать им приказ, как неугодные люди будут изолированы от остальной части общества. Происходят репрессии против инакомыслящих, которые представляют опасность режиму, ведь вызывают у народа мысли, не соответствующие официальной линии правительства. Безусловно, такая форма правления вызывает абсолютную деградацию общества, ведь в страхе и повиновении растут целые поколения, а менталитет меняется в неправильную сторону.

Исходя из всех событий и фактов, которые сопровождали историю тоталитарных государств, становится понятно, что жизнь в таких странах состоит из постоянных трудностей и рисков. Правительство в любой момент может пойти на решение, которое негативно повлияет на жизнь народа. К тому же, существует немалая вероятность разделения или даже распада страны, ведь как известно, ни один тоталитарный режим не может держаться слишком долго.

Судьба человека в тоталитарном государстве

Несколько интересных сочинений

Деградация поколения всегда была проблемой номер один и в каждых странах она происходит по-разному. Например, в бедных странах где трудно с работой, растет преступность, ведь людям нужно

Такая фраза может нести в себе положительный посыл, так как побуждает людей к активности к каким-то действиям. Соответственно, они становятся более заинтересованными в остальном мире, других людях

Читайте также:
Свобода личности в творчестве Е.Замятина: сочинение

В произведении «Ревизор» Иван Александрович Хлестаков представляет собой образ лжеца, невежды и бездельника. Его недостатков достаточно, чтобы отметить такие пороки как пустотелость, трусость, бесстыдность, наплевательство

Русский язык очень богат, он включает в себя множество различных частей речи, которые могут быть самостоятельными или служебными. Все они нужны и важны. Однако в этом сочинении подробно рассматриваться

А.С. Пушкин жил в непростые времена попытки изменить ход истории, что отразилось на его творчестве. Одна из тем его поэзии – свобода. Она очень близка поэту. Движению за освобождение

Драматические судьбы личности в условиях тоталитарного общественного устройства

очертания. Сколько писателей разных исторических эпох пытались приоткрыть завесу, за которой скрывается будущее, пытались предугадать то, что не дано знать никому: Кампанелла в “Городе Солнца”, Жюль Верн в своих романах, Оруэлл в “1984”, Н.Г.Чернышевский в “Что делать” и другие.
Таким писателем-фантастом был и Е.Замятин. Неудовлетворенность настоящим, советской действительностью, заставила его задаться вопросом: каким должно быть будущее, чтобы чувствовать себя счастливым, чтобы осуществить свои надежды, реализовать идеалы? Один из возможных ответов на этот вопрос – знаменитый “четвертый
сон” Веры Павловны из романа Чернышевского “Что делать?”. Замятин как будто специально повторяет описание этой, одной из классических утопий: его герои живут коммуной в городе из стекла и металла.
В романе “Мы” в фантастическом и гротесковом облике предстает перед читателем возможный вариант общества будущего. Приводится мечта сильных мира сего: “Жизнь должна стать стройной машиной и с механической неизбежностью вести нас к желанной цели”. К сожалению, в таком обществе нет ничего, что не предвещала бы уже современная писателю реальность. Перед нами разворачивается “математически совершенная жизнь” Единого Государства. Символический образ “огнедышащего интеграла”, чуда технической мысли и одновременно орудия жесточайшего порабощения, открывает
книгу. Бездушная техника вместе с деспотической властью превратили человека в придаток машины, отняли у него свободу, воспитали в добровольном рабстве. Мир без любви, без души, без поэзии. Человеку – “нумеру”, лишенному имени, – было внушено, что “наша несвобода” есть “наше счастье” и что это “счастье” – в отказе от “я” и растворении в безличном “мы”. Внушено, что художественное творчества – “уже не
беспардонный соловьиный свист”, а “государственная служба”. А интимная жизнь тоже рассматривается как государственная обязанность, выполняемая сообразно “табелю сексуальных дней”.
Роман Замятина – предупреждение о двойной опасности, грозящей человечеству: гипертрофированной власти машин и власти государства. “Однотипность” безраздельно и неусыпно властвует над жизнью всех членов общества. Это обеспечивается совершенной техникой и недремлющим оком “хранителей”.
Сочинение Замятина проникнуто раздумьями о российской послереволюционной действительности. В нем угадываются сокровенные мысли о возможных и уже обнаружившихся при жизни писателя извращениях социалистической идеи.
Отношение к политике военного коммунизма стало камнем преткновения для писателя. Эта политика, предусматривающая сугубую централизацию политической и экономической жизни в стране, ряд жестоких мер, была временной и вынужденной в условиях гражданской войны и хозяйственной разрухи. Но Замятину (и не только ему в ту
пору) представлялось, что другого выбора не будет и что людям навязана единственная модель дальнейшего движения – новый вариант тоталитаризма.
Роман Замятина приобрел особую цену и поучительность в следующем смысле: как предупреждение о возможных искажениях социализма, об опасности уклонений от демократического пути и злоупотреблений, насилия над человеческой личностью. Последующие события отечественной и мировой истории показали, что тревоги писателя не были напрасными. Наш народ пережил и горькие уроки коллективизации, и сталинизм, и репрессии, и всеобщий страх. и застой.
Очень многие сцены романа заставляют вспомнить недавнее прошлое. Манифестация в честь Благодетеля, официозные выборы, “хранители”,которые следят за каждым шагом человека. Но Замятин показывает, что в обществе, где все направлено на подавление
личности, где игнорируется человеческое “я”, где единоличная власть является неограниченной, возможен бунт. Способность и желание чувствовать, любить, быть свободным в мыслях и поступках толкают людей на борьбу. Но власти находят выход: у человека при помощи операции удаляют фантазию – последнее, что заставляло его поднимать гордо голову, чувствовать себя разумным и сильным. Все же остается
надежда, что человеческое достоинство не умрет при любом режиме. Эту надежду высказывает женщина, которая своей красотой побуждает к борьбе.
У Замятина в романе есть мысль, необычная для многих наших современников. Писатель настаивает на том, что не существует идеального общества. Жизнь – это стремление к идеалу. И когда это стремление отсутствует, мы наблюдаем разлагающее время застоя.
Есть в романе еще одна тема, созвучная сегодняшнему дню. Это тема экологической тревоги. “Антиобщество”, изображенное в книге, несет гибель естеству жизни, изолируя человека от природы. Автор мечтает выгнать “обросших цифрами” людей “голыми в леса”, чтобы они учились там у птиц, цветов, солнца. Только это, по мнению автора,
может восстановить внутреннюю сущность человека.
Автор романа “Мы” принадлежит к тем крупным художникам, кто усиленно приковывал внимание к “вечным ценностям” в условиях глобальных исторических сдвигов XX столетия. В свое время роман не был принят. Очень дорого обошлись нам легкомыслие и обидчивость тогдашних идеологов по отношению к сомнениям Замятина. Автор на
своих “запретных” страницах выстраивает непрерывную цепочку времени, не прослеживая которую, нельзя понять ни настоящего, ни будущего. Произведения, подобные роману “Мы”, пробившиеся к нам из небытия, позволят “по-новому” взглянуть на события истории, осмыслить роль человека в них. “Мы” -предостережение против отказа сопротивляться, если человеческое сообщество хотят превратить в
совокупность “винтиков”. Такие произведения, как “Мы”, “выдавливают” из человека рабство, делают его личностью. Уезжая в эмиграцию, Замятин (как он писал Сталину) надеялся, что, может быть, вскоре вернется – “как только у нас станет возможно служить в литературе большим идеям без прислуживания маленьким людям, как только у нас хоть отчасти изменится взгляд на роль художника слова”. Замятин смог вернуться на родину лишь с концом “ига разума” и началом распада Единого государства. Посмертно.

Читайте также:
Роман «Мы»: сочинение

referat5vip.ru

Главное меню

  • Главная
  • Сочинения по русской литературе
  • Сочинение по картине
  • Сочинения по русскому языку
  • Анализ стихотворения
  • Биографии писателей
  • Краткое содержание произведений
  • Твори з української мови
  • Сочинения ОГЭ
  • Сочинения на ЕГЭ
  • Математика
  • Сочинения на английском
  • Шпаргалки по литературе

Драматические судьбы личности в условиях тоталитарного общественного устройства (по роману Замятина «Мы»)

Человеку свойственно заглядывать в будущее, пытаться распознать его очертания. Сколько пи­сателей разных исторических эпох пытались приоткрыть завесу, за которой скрывается буду­щее, предугадать то, что не дано знать никому (Кампанелла в «Городе Солнца», Жюль Верн в своих романах, Оруэлл в «1984», Н. Г. Черны­шевский в «Что делать?» и др.).

Таким писателем-фантастом был и Е. Замя­тин. Неудовлетворенность настоящим, совет­ской действительностью, заставила его зада­ваться вопросом: каким должно быть будущее, чтобы чувствовать себя счастливым, чтобы осу­ществить свои планы, реализовать идеалы?

Один из возможных ответов на этот вопрос — знаменитый «четвертый сон» Веры Павловны из романа Чернышевского «Что делать?». Замятин как будто специально повторяет описание этой классической утопии: его герои живут коммуной в городе из стекла и металла.

В романе «Мы» в фантастическом и гротес­ковом облике предстает перед читателем возможный вариант общества будущего. Мечта сильных мира сего в романе сводится к следующему: «Жизнь должна стать строй­ной машиной и с механической неизбежнос­тью вести нас к желанной цели». Перед нами разворачивается «математически совершен­ная жизнь» Единого Государства. Символиче­ский образ «огнедышащего интеграла», чуда технической мысли и одновременно орудия жесточайшего порабощения, открывает кни­гу. Бездушная техника вместе с деспотичес­кой властью превратили человека в придаток машины, отняли у него свободу, воспитали в добровольном рабстве. Мир без любви, без души, без поэзии. Человеку-«нумеру», ли­шенному имени, было внушено, что «наша несвобода» есть «наше счастье» и что это «счастье» — в отказе от «я» и растворении в безликом «мы». Ему также было внушено, что художественное творчество — «уже не бес­пардонный соловьиный свист», а «государ­ственная служба». Интимная жизнь тоже рассматривается как государственная обя­занность, выполняемая сообразно «табелю сексуальных дней».

Читайте также:
Е.И.Замятин. Мы.: сочинение

Роман Замятина — предупреждение о двойной опасности, грозящей человечеству: гипертрофированной власти машин и власти государства. «Однотипность» безраздельно и неусыпно властвует над жизнью всех чле­нов общества. Это обеспечивается совер­шенной техникой и недремлющими очами «хранителей».

Сочинение Замятина проникнуто раздумья­ми о российской послереволюционной дейст­вительности. В нем угадываются сокровенные мысли о возможных и уже обнаружившихся при жизни писателя извращениях социалисти­ческой идеи.

Отношение к политике военного коммунизма стало камнем преткновения для писателя. Эта политика, предусматривающая централиза­цию политической и экономической жизни в стране, введение жестких мер, была времен­ной и вынужденной в условиях гражданской – войны и хозяйственной разрухи. Но Замяти­ну (и не только ему в ту пору) представ­лялось, что другого выбора не будет и что людям навязана единственная модель даль­нейшего движения — новый вариант тотали­таризма.

Очень многие сцены романа заставляют вспомнить недавнее прошлое. Манифеста­ция в честь Благодетеля, официозные, едино­гласные выборы, «хранители», которые сле­дят за каждым шагом человека. Но Замятин показывает, что в обществе, где все направ­лено на подавление личности, где игнориру­ется человеческое «я», где единоличная власть является неограниченной, возможен бунт. Способность и желание чувствовать, любить, быть свободным в мыслях и поступ­ках толкают людей на борьбу. Но власти нахо­дят выход: у человека при помощи операции удаляют фантазию — последнее, что застав­ляло его поднимать гордо голову, чувствовать себя разумным и сильным. Все же остается надежда, что человеческое достоинство не умрет при любом режиме. Эту надежду вы­сказывает женщина, которая своей красотой побуждает к борьбе.

У Замятина в романе есть мысль, необыч­ная для многих наших современников. Писа­тель настаивает на том, что не существует идеального общества. Жизнь — это стремле­ние к идеалу.

Есть в романе еще одна тема, созвучная сегодняшнему дню. Это тема экологической тревоги. «Антиобщество», изображенное в книге, несет гибель естеству жизни, изоли­руя человека от природы. Автор мечтает вы­гнать «обросших цифрами» людей «голыми в леса», чтобы они учились там у птиц, цве­тов, у солнца. Только это, по мнению автора, может восстановить внутреннюю сущность человека.

Читайте также:
Идейный смысл романа Е. Замятина Мы: сочинение

Автор романа «Мы» принадлежит к тем крупным художникам, которые усиленно пы­тались привлечь внимание общества к «веч­ным ценностям» в условиях глобальных исто­рических сдвигов XX века. В свое время ро­ман не был принят. Очень дорого обошлись нам легкомыслие и обидчивость тогдашних идеологов по отношению к сомнениям Замя­тина. Автор на своих «запретных» страницах выстраивает непрерывную цепочку времени, не проследив которую нельзя понять ни на­стоящего, ни будущего. Произведения, по­добные роману «Мы», пробившиеся к нам из небытия, позволят «по-новому» взглянуть на события истории, осмыслить роль человека в них. «Мы» — предостережение против отка­за сопротивляться в том случае, когда чело­веческое сообщество хотят превратить в со­вокупность «винтиков». Такие произведения, как «Мы», «выдавливают» из человека рабст­во, делают его личностью.

Уезжая в эмиграцию, Замятин (как он об этом писал Сталину) надеялся, что, может быть, вскоре вернется, — «как только у нас станет возможно служить в литературе боль­шим идеям без прислуживания маленьким людям, как только у нас хоть отчасти изменит­ся взгляд на роль художника слова». Замятин смог вернуться на родину лишь с концом «ига разума» и началом распада единого государ­ства. Посмертно.

«Общество будущего в романе «Мы»»

Роман «Мы» написан в жанре антиутопии. Долгое время этот роман оставался неизвестным советскому читателю, был подвергнут уничтожающей критике. В нем увидели памфлет на революцию. Так, назвал произведение Замятина «злым памфлетом-утопией о царстве коммунизма, где все подравнено, оскоплено».

Действие произведения Замятина происходит в далеком будущем, в фантастическом едином государстве, которое возглавляет благодетель. Государство живет изолированно. Все оно сосредоточено в одном городе, отгороженном от остального мира Зеленой Стеной — диким лесом. В государстве действует табу: строжайший запрет выходить в этот лес.

Что же представляют собой жители государства, выведенного Замятиным в своем романе? Это граждане, лишенные имен. Вместо имени у каждого из них свой номер.

В Едином Государстве существует единый строгий режим. Здесь все живут по строгим законам — Великой скрижали, регламентирующей поведение людей во всех мелочах. Жизнь полностью рационализирована. Люди полностью лишены прав на семью, личную жизнь.

Самое страшное в том, что даже такое святое понятие, как любовь, низведено до уровня удовлетворения физиологических потребностей: «Я бы так хотела сегодня прийти к вам, опустить шторы. Именно сегодня, сейчас…». Но автор-повествователь отмечает: «Ну что я мог ей сказать? Она была у меня только вчера и не хуже меня знает, что наш ближайший сексуальный день только послезавтра». Итак, здесь даже любовь — по строжайшему расписанию, которое составляет руководитель Государства — Благодетель.

Его власть абсолютна и безоговорочна. Он единственное существо, имеющее право на обдумывание и принятие решений. От личного желания человека здесь ничего не зависит. Да и вообще здесь нет такого понятия, как «личность».

Жители города не ропщут. Они живут только по строжайшим законам разума, логики. Так, автор-повествователь ловит себя на мысли, что невольно залюбовался весной: «Весна. Из-за Зеленой Стены, с диких невидимых равнин, ветер несет желтую медовую пыль каких-то цветов. От этой сладкой пыли сохнут губы — ежеминутно проводишь по ним языком — и, должно быть, сладкие губы у всех встречных женщин (и мужчин тоже, конечно)». И ту же обрывает себя: «Это несколько мешает логически мыслить». А что же зазорного в том, чтобы полюбоваться весной? Почему во всем и всегда должна быть логика?

Читайте также:
Е.И.Замятин. Мы.: сочинение

А какую природу предпочитают жители Единого Государства? Безупречную, со строгими линиями, классическими канонами, такую, которая не отвлекает от логического мышления, не дает быть романтиком. Страшно боятся эти люди романтики: «Но зато небо! Синее, не испорченное ни единым облаком (до чего были дики вкусы у древних, если их поэтов могли вдохновлять эти нелепые, безалаберные, глупо толкущиеся кучи пара). Я люблю — уверен, не ошибусь, если скажу: мы любим только такое вот, стремительное, безукоризненное небо…”

В Едином Государстве существует единый строгий режим: все в одно время встают, одинаково питаются (причем пища-то — искусственная), одновременно начинают и заканчивают работу. Они носят одинаковую одежду — униформу, их невозможно отличить друг от друга.

Люди разучились фантазировать и индивидуально мыслить, даже любовь у них (точнее — сексуальные отношения) определяется табелем сексуальных дней. Но жители государства воспринимают эту казарменную жизнь как должное, не ропщут: «А это разве не абсурд, что государство (оно смело называть себя государством!) могло оставить без всякого контроля сексуальную жизнь. Кто, когда и сколько хотел… Совершенно ненаучно, как звери…”

За каждым человеком в государстве ведется строжайший контроль, здесь действует тайная полиция под названием «хранители».

В романе раскрыта порочность мечты социалистов: насытить людей только хлебом, обеспечить теплом и одеждой, лишив самого важного — свободы и души.

Д-503 полюбил, нарушив этим строжайшее табу: любовь — романтика, глупость, потому отвлекает от работы, труда. И возвращение души обернулось для Д-503 катастрофой. Он взглянул на столь привычный для него, регламентированный, мир совершенно новыми глазами, пережил подлинное счастье. Однако за это ему пришлось заплатить предательством и операцией, после которой он навсегда потерял способность чувствовать.

Публикация романа «Мы» за границей вызвала ожесточенную травлю писателя в родной стране. Сбылись самые мрачные опасения Замятина, высказанные им еще в 1921 году в статье «Я боюсь». Он писал: «Я боюсь, что настоящей литературы у нас не будет, пока мы не излечимся от какого-то нового католицизма, который не меньше старого опасается всякого еретического слова. А если неизлечима эта болезнь — я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: ее прошлое».

Антиутопия «Мы» рисовала образ нежелательного будущего. Она предупреждала об опасности распространения казарменного коммунизма, уничтожающего во имя анонимной, слепой коллективности личность, разнообразие индивидуальностей, богатство социальных и культурных связей.

Общество будущего в романе Е.И. Замятина «Мы»

Роман «Мы» Е.И. Замятина написан в жанре антиутопии. Долгое время этот роман оставался неизвестным советскому читателю, был подвергнут уничтожающей критике. В нем увидели памфлет на революцию. Так, Д.И. Фурманов назвал произведение Замятина «злым памфлетом-утопией о царстве коммунизма, где все подравнено, оскоплено».

Читайте также:
Свобода личности в творчестве Е.Замятина: сочинение

Действие произведения Замятина происходит в далеком будущем, в фантастическом едином государстве, которое возглавляет благодетель. Государство живет изолированно. Все оно сосредоточено в одном городе, отгороженном от остального мира Зеленой Стеной – диким лесом. В государстве действует табу: строжайший запрет выходить в этот лес.

Что же представляют собой жители государства, выведенного Замятиным в своем романе? Это граждане, лишенные имен. Вместо имени у каждого из них свой номер.

В Едином Государстве существует единый строгий режим. Здесь все живут по строгим законам – Великой скрижали, регламентирующей поведение людей во всех мелочах. Жизнь полностью рационализирована. Люди полностью лишены прав на семью, личную жизнь.

Самое страшное в том, что даже такое святое понятие, как любовь, низведено до уровня удовлетворения физиологических потребностей: «Я бы так хотела сегодня прийти к вам, опустить шторы. Именно сегодня, сейчас…». Но автор-повествователь отмечает: «Ну что я мог ей сказать? Она была у меня только вчера и не хуже меня знает, что наш ближайший сексуальный день только послезавтра». Итак, здесь даже любовь – по строжайшему расписанию, которое составляет руководитель Государства – Благодетель.

Его власть абсолютна и безоговорочна. Он единственное существо, имеющее право на обдумывание и принятие решений. От личного желания человека здесь ничего не зависит. Да и вообще здесь нет такого понятия, как “личность”.

Жители города не ропщут. Они живут только по строжайшим законам разума, логики. Так, автор–повествователь ловит себя на мысли, что невольно залюбовался весной: «Весна. Из-за Зеленой Стены, с диких невидимых равнин, ветер несет желтую медовую пыль каких-то цветов. От этой сладкой пыли сохнут губы – ежеминутно проводишь по ним языком – и, должно быть, сладкие губы у всех встречных женщин (и мужчин тоже, конечно)». И ту же обрывает себя: «Это несколько мешает логически мыслить». А что же зазорного в том, чтобы полюбоваться весной? Почему во всем и всегда должна быть логика?

А какую природу предпочитают жители Единого Государства? Безупречную, со строгими линиями, классическими канонами, такую, которая не отвлекает от логического мышления, не дает быть романтиком. Страшно боятся эти люди романтики: «Но зато небо! Синее, не испорченное ни единым облаком (до чего были дики вкусы у древних, если их поэтов могли вдохновлять эти нелепые, безалаберные, глупо толкущиеся кучи пара). Я люблю – уверен, не ошибусь, если скажу: мы любим только такое вот, стремительное, безукоризненное небо…»

В Едином Государстве существует единый строгий режим: все в одно время встают, одинаково питаются (причем пища-то – искусственная), одновременно начинают и заканчивают работу. Они носят одинаковую одежду – униформу, их невозможно отличить друг от друга.

Люди разучились фантазировать и индивидуально мыслить, даже любовь у них (точнее – сексуальные отношения) определяется табелем сексуальных дней. Но жители государства воспринимают эту казарменную жизнь как должное, не ропщут: «А это разве не абсурд, что государство (оно смело называть себя государством!) могло оставить без всякого контроля сексуальную жизнь. Кто, когда и сколько хотел… Совершенно ненаучно, как звери…»

За каждым человеком в государстве ведется строжайший контроль, здесь действует тайная полиция под названием «хранители».

В романе раскрыта порочность мечты социалистов: насытить людей только хлебом, обеспечить теплом и одеждой, лишив самого важного – свободы и души.

Читайте также:
Общество будущего в романе Е. И. Замятина Мы: сочинение

Д-503 полюбил, нарушив этим строжайшее табу: любовь – романтика, глупость, потому отвлекает от работы, труда. И возвращение души обернулось для Д-503 катастрофой. Он взглянул на столь привычный для него, регламентированный, мир совершенно новыми глазами, пережил подлинное счастье. Однако за это ему пришлось заплатить предательством и операцией, после которой он навсегда потерял способность чувствовать.

Публикация романа «Мы» за границей вызвала ожесточенную травлю писателя в родной стране. Сбылись самые мрачные опасения Замятина, высказанные им еще в 1921 году в статье «Я боюсь». Он писал: «Я боюсь, что настоящей литературы у нас не будет, пока мы не излечимся от какого-то нового католицизма, который не меньше старого опасается всякого еретического слова. А если неизлечима эта болезнь – я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: ее прошлое».

Антиутопия «Мы» рисовала образ нежелательного будущего. Она предупреждала об опасности распространения казарменного коммунизма, уничтожающего во имя анонимной, слепой коллективности личность, разнообразие индивидуальностей, богатство социальных и культурных связей.

Сочинение на тему: «Общество будущего» и настоящее в романе Е. Замятина «Мы»

Сочинение.
«Общество будущего» и настоящее в романе Е. Замятина «Мы»

Настоящий писатель — это всегда мыслитель, стремящийся заглянуть в будущее, предсказать жизнь потомков. Но писатель — это и человек, создающий систему: нравственных ценностей, взглядов на историю, развитие общества. Литература часто становилась средством пропаганды идей писателя. С этим, в частности, связано возникновение в литературе жанра утопии. В произведениях этого жанра изображался идеальный, с точки зрения автора, принцип построения общества. Но параллельно развивается и жанр антиутопии. Жизнь заставляла писателей задуматься: так ли хороши будут те результаты, к которым может прийти человечество? Вообще, что есть прогресс? То, что помогает человеку стать хозяином природы, мира чувств, своего же естества? Но не приведет ли это к потере человеком своей индивидуальности, к обезличиванию серой одинаковой массы? Е. Замятин — писатель, которому удалось довольно точно разглядеть приметы некоего антипрогресса в окружающей действительности первых лет советской власти. Конечно, предметом его размышлений становится не только технический прогресс, но и те общественные идеалы, которые выдвигались за непререкаемые истины. Замятин задается вопросом: каким должно быть будущее, чтобы человек чувствовал себя счастливым, чтобы осуществил свои надежды, реализовал идеалы? Один из возможных ответов на этот вопрос — знаменитый “четвертый сон” Веры Павловны из романа Н. Г. Чернышевского “Что делать?”. Е. Замятин как будто специально повторяет описание этой, одной из классических утопий: его герои живут коммуной в городе из стекла и металла. В романе “Мы” в фантастическом и гротесковом облике предстает перед читателем возможный вариант общества будущего. Приводится мечта сильных мира сего: “Жизнь должна стать стройной машиной и с механической неизбежностью вести нас к желанной цели”. К сожалению, в таком обществе нет ничего, что бы не предвещала уже современная писателю реальность. Перед нами разворачивается “математически совершенная жизнь” Единого Государства. Символический образ “огнедышащего интеграла”, чуда технической мысли и одновременно орудия жесточайшего порабощения, открывает книгу. Бездушная техника вместе с деспотической властью превратили человека в придаток машины, отняли у него свободу, воспитали в добровольном рабстве. Мир без любви, без души, без поэзии. Человеку-“нумеру”, лишенному имени, было внушено, что “наша несвобода” есть “наше счастье” и что это “счастье” — в отказе от “я” и растворении в безличном “мы”. Внушено, что художественное творчество — “уже не беспардонный соловьиный свист”, а “государственная служба”. Личная жизнь тоже рассматривается как государственная обязанность, выполняемая в соответствии с “табелем сексуальных дней”. Роман Е. Замятина — предупреждение о двойной опасности, грозящей человечеству: гипертрофированной власти машин и власти государства. “Однотипность” безраздельно и неусыпно властвует над жизнью всех членов общества. Это обеспечивается совершенной техникой и недремлющими очами “хранителей”. Сочинение Замятина проникнуто раздумьями о российской послереволюционной действительности. В нем угадываются сокровенные мысли о возможных и уже обнаружившихся при жизни писателя извращениях социалистической идеи. Самые тяжелые раздумья вызвала у писателя политика всеобщего строительства коммунизма. Она предусматривала сугубую централизацию политической и экономической жизни в стране, ряд жестоких репрессивных мер в отношении инакомыслящих. Еще в первые послереволюционные годы Е. Замятин осознал, что другого выбора не будет и что людям навязана единственная модель дальнейшего движения — новый вариант тоталитаризма. Роман Е. Замятина приобрел особое значение как предупреждение о возможных искажениях красиво преподносимой идеи социализма, об опасности уклонений от демократического пути и злоупотреблений насилия над человеческой личностью. Последующие события отечественной и мировой истории показали, что тревоги писателя не были напрасными. Наш народ пережил и горькие уроки коллективизации, и сталинизм, и репрессии, и всеобщий страх, и застой. Многие сцены романа заставляют вспомнить недавнее прошлое. Манифестация в честь Благодетеля, официозные, единогласные выборы, “хранители”, которые следят за каждым шагом человека. Но Евгений Замятин показывает, что в обществе, где все направлено на подавление личности, где игнорируется человеческое “я”, где единоличная власть является неограниченной, возможен бунт. Способность и желание чувствовать, любить, быть свободным в мыслях и поступках толкают людей на борьбу. Но власти находят выход: у человека при помощи операции удаляют фантазию — последнее, что заставляло его поднимать гордо голову, чувствовать себя разумным и сильным. Все же остается надежда, что человеческое достоинство не умрет при любом режиме. Эту надежду высказывает женщина, которая своей красотой побуждает на борьбу.
Но хочет ли писатель дать свою модель идеального общества? Нет, напротив, он настаивает на том, что идеального общества не существует. Жизнь — это стремление к идеалу. И когда это стремление отсутствует, человеческая личность постепенно начинает умирать. Автор романа “Мы” принадлежит к тем крупным художникам, кто призывал нас обратить внимание на вечные ценности и не забывать о них в условиях глобальных исторических сдвигов XX столетия. В свое время роман не был принят. Но сейчас вернувшиеся к нам из небытия произведения, подобные роману “Мы”, быть может, позволят “по-новому” взглянуть на события истории, осмыслить роль человека в них. “Мы” — предостережение против отказа сопротивляться, если человеческое сообщество хотят превратить в совокупность “винтиков”, нравственные ценности заменить “грандиозным вселенским уравнением”, а из всех линий оставить только одну — прямую.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: