Писатели ГДР Анна Зегерс, Франц Фюман, Гюнтер де Бройн, Эрик Нойч, Герхард Вольф, Криста Вольф и Петер Хакс – художественный анализ: сочинение

Писатели ГДР Анна Зегерс, Франц Фюман, Гюнтер де Бройн, Эрик Нойч, Герхард Вольф, Криста Вольф и Петер Хакс – художественный анализ: сочинение

Жанр(ы): Современная проза

Настоящее издание включает роман немецкой писательницы Анны Зегерс «Доверие». Писательница посвятила свое творчество жизни и борьбе трудящихся, тесно связав свою судьбу с революционным рабочим движением.

    Просмотров: 184
  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Восстание рыбаков в Санкт-Барбаре. Транзит. Через океан – Анна Зегерс

  • 25 октября 2017, 11:30

Жанр(ы): Современная проза
    Просмотров: 350
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Встреча. Повести и эссе – Анна Зегерс

  • 13 июня 2017, 02:00

Жанр(ы): Историческая проза

Современные прозаики ГДР — Анна Зегерс, Франц Фюман, Криста Вольф, Герхард Вольф, Гюнтер де Бройн, Петер Хакс, Эрик Нойч — в последние годы часто обращаются к эпохе «Бури и натиска» и романтизма. Сборник.

    Просмотров: 326
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Прогулка мертвых девушек – Анна Зегерс

  • 10 октября 2016, 01:51

Жанр(ы): Историческая проза

…Нежилой вид был у этого ранчо с его низким домом, обращенным к дороге слепой стеной. Решетка в воротах, давно бесполезная и ветхая, была проломлена, но над сводом еще виднелся остаток смытого бесчисленными.

    Просмотров: 239
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Предания о неземных пришельцах (Сборник) – Анна Зегерс

  • 8 октября 2016, 18:00

Жанр(ы): Научная фантастика

Многие известные писатели ГДР так или иначе в своем творчестве обращаются к элементам фантастики, гротеска. Свободный полет фантазии художника, не скованный привычными реалистическими рамками, явил на.

    Просмотров: 198
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Крисанта – Анна Зегерс

  • 7 октября 2016, 18:48

Жанр(ы): Классическая проза, Рассказ

Вы спрашиваете, как живут люди в Мексике?О ком же вам рассказать? Нет, о великих людях, живших в Мексике, я рассказывать не буду, хотя они, пусть и неизвестные в Европе, принадлежат к великим из великих.

    Просмотров: 229
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Свадьба на Гаити – Анна Зегерс

  • 6 октября 2016, 18:59

Жанр(ы): Историческая проза

Натан и Мендес, торговцы ювелирными изделиями, стояли на набережной Капа, ожидая прибытия «Трианона». «Да вот он!» – раздалось в толпе портовых рабочих-негров. Оба старика так пристально всматривались.

    Просмотров: 222
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Сьомий хрест – Анна Зегерс

  • 29 сентября 2016, 05:17

Жанр(ы): Классическая проза

«Сьомий хрест» — кращий роман Анни Зегерс. Історія семи ув’язнених, які втекли з гітлерівського концтабору Вестгофен і з яких тільки один зумів врятуватися, хвилювала читачів різних країн задовго до того.

    Просмотров: 300
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Транзит – Анна Зегерс

  • 26 сентября 2016, 13:58

Жанр(ы): Классическая проза

Транзит – значит проезд через определенную территорию и вместе с тем – переход от одного состояния к другому. Та часть жизни героя, названного Зайдлером (это не настоящее его имя), которая стала сюжетом.

    Просмотров: 236
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Седьмой крест. Рассказы – Анна Зегерс

  • 26 сентября 2016, 13:16

Жанр(ы): Классическая проза

“Седьмой крест” (1939) давно признан лучшим романом Зегерс. История семи заключенных, которые бежали из гитлеровского концлагеря Вестгофен и из которых только один сумел спастись, волновала читателей разных.

Эрик Нойч: Встреча. Повести и эссе

Здесь есть возможность читать онлайн «Эрик Нойч: Встреча. Повести и эссе» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. Город: Москва, год выпуска: 1983, категория: Историческая проза / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 60
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • Описание
  • Другие книги автора
  • Правообладателям
  • Похожие книги

Встреча. Повести и эссе: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Встреча. Повести и эссе»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Читайте также:
Антифашизм сквозь философию литературы Анны Зегерс: сочинение

Эрик Нойч: другие книги автора

Кто написал Встреча. Повести и эссе? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

Встреча. Повести и эссе — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Встреча. Повести и эссе», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Поставьте закладку, и сможете в любой момент перейти на страницу, на которой закончили чтение.

Встреча. Повести и эссе

Александр Гугнин. Встреча через столетия

Семь известных писателей ГДР — Анна Зегерс, Франц Фюман, Гюнтер де Бройн, Эрик Нойч, Герхард Вольф, Криста Вольф и Петер Хакс — повествуют в этой книге о великих предшественниках: Иоганне Вольфганге Гёте, Георге Форстере, Фридрихе Гёльдерлине, Генрихе фон Клейсте, Эрнсте Теодоре Амадее Гофмане, а также о нескольких полузабытых авторах: Каролине фон Гюндероде, Беттине фон Арним, Фридрихе де ла Мотт Фуке. Их произведения помогают современному читателю погрузиться в далекую и сложную эпоху, отстоящую от нас почти на два столетия, встретиться с блестящей плеядой немецких художников и мыслителей, составивших гордость не только своей страны и своего времени, но и мировой художественной культуры.

Представленные здесь произведения — повести, рассказы и эссе о Гёте, Форстере, Гёльдерлине, Клейсте и Гофмане, чьи имена всемирно известны, вряд ли нуждаются в специальных пояснениях. Хотелось бы только, чтобы читатель понял замысел книги: разные по стилю и жанру произведения, собранные вместе, создают новое идейно-эстетическое единство. Настоящая книга дает читателю не только срез немецкой литературы и немецкой истории на одном из интереснейших и богатейших этапов ее развития, но и демонстрирует разнообразие творческих манер, широту эстетического поиска, сходство и различия интересов и замыслов современных литераторов ГДР. Что же заставляет таких остросовременных писателей, как Эрик Нойч, Криста Вольф, Франц Фюман, Гюнтер де Бройн, Анна Зегерс и многих других[1] углубиться в историю, еще раз осмыслить национальную литературную традицию? Ведь настоящий писатель не занимается историей из чисто архивного интереса, обращение к прошлому для него всегда продолжение раздумий о современности, о дне сегодняшнем.

Взглянем сначала на проблему самым наивным и в то же время самым естественным образом: заслуживает ли эпоха «Бури и натиска», веймарского классицизма и романтизма в Германии — одна из самых блестящих эпох в развитии мировой духовной культуры — того, чтобы литература ГДР берегла, осваивала и постоянно развивала это свое культурное наследие? Прежде всего, пожалуй, поражает удивительная плеяда блистательных имен, иногда причудливо сосуществующих почти одновременно в небольших географических пределах. В маленьком Веймаре, например, куда Виланд переехал в 1772 году, а Гёте в 1775 году, поселяются Шиллер и Гердер, в 1796 году сюда приезжает Жан-Поль. Совсем рядом находится Иена, где во второй половине 1790-х годов вокруг братьев Августа Вильгельма и Фридриха Шлегелей сформировался Иенский романтический кружок: Новалис, Вильгельм Ваккенродер, Людвиг Тик, близкие им философы Фихте и Шеллинг. На юго-западе Германии (в герцогстве Вюртембергском) в 1792 году встречаются и живут в одной комнате при Тюбингенском университете трое студентов: Гёльдерлин, Шеллинг и Гегель; они вместе высаживают символическое «дерево свободы» в честь Великой французской революции. После многолетних бесприютных скитаний по Германии и за ее пределами Гёльдерлин навсегда остается в Тюбингене, где в начале нового века уже формируется Тюбингенский романтический кружок: Людвиг Уланд, Юстинус Кернер, Густав Шваб, позднее здесь начинают творческий путь Вильгельм Гауф и Эдуард Мёрике. В 1802 году Ахим фон Арним и Клеменс Брентано совершают знаменитую поездку по Рейну, навеявшую замысел «Волшебного рога мальчика», и через несколько лет формируется Гейдельбергская группа романтиков, блистательно разработавшая национальную фольклористику: собрания народных песен, сказки братьев Гримм, издания немецких народных книг, издание и комментирование памятников средневековой народной культуры (таких, например, как «Песнь о нибелунгах» или скандинавские саги). Следует напомнить и о Генрихе фон Клейсте, Адельберте Шамиссо и Берлинском романтическом кружке; Йозефе Эйхендорфе, Вильгельме Мюллере, молодом Гейне — поистине эта великолепная литературная эпоха (нередко называемая условно «эпохой Гёте») не может не привлечь внимания. Она не может не заинтересовать и художников и читателей.

Читайте также:
Анна Зегерс: ее звали Нетти Рейлинг: сочинение

Однако вне исторического контекста нельзя по-настоящему понять ни творчество отдельного писателя, ни судьбу всего литературного направления. В последние десятилетия XVIII века Европу потрясли события всемирно-исторической важности: во Франции окончательно рухнул многовековой феодальный уклад, что не могло не отозваться громким эхом во всей Европе. Раскаты этого эха гремели и в XIX веке, который, по словам В. И. Ленина, «во всех концах мира только то и делал, что проводил, осуществлял то, что создали великие французские революционеры буржуазии…»[2] Многочисленные государи раздробленной Германии боялись революционной Франции и предавали ее анафеме. Лишь в отдельных областях левобережного Рейна, куда вступали французские войска (в курфюршестве Майнцком, например, где с 1788 года работал библиотекарем Георг Форстер), были созданы якобинские клубы и вербовались сторонники Французской республики среди лучших представителей интеллигенции и бюргерства.

Встреча. Повести и эссе (fb2)

Встреча. Повести и эссе

Александр Гугнин. Встреча через столетия

Семь известных писателей ГДР — Анна Зегерс, Франц Фюман, Гюнтер де Бройн, Эрик Нойч, Герхард Вольф, Криста Вольф и Петер Хакс — повествуют в этой книге о великих предшественниках: Иоганне Вольфганге Гёте, Георге Форстере, Фридрихе Гёльдерлине, Генрихе фон Клейсте, Эрнсте Теодоре Амадее Гофмане, а также о нескольких полузабытых авторах: Каролине фон Гюндероде, Беттине фон Арним, Фридрихе де ла Мотт Фуке. Их произведения помогают современному читателю погрузиться в далекую и сложную эпоху, отстоящую от нас почти на два столетия, встретиться с блестящей плеядой немецких художников и мыслителей, составивших гордость не только своей страны и своего времени, но и мировой художественной культуры.

Представленные здесь произведения — повести, рассказы и эссе о Гёте, Форстере, Гёльдерлине, Клейсте и Гофмане, чьи имена всемирно известны, вряд ли нуждаются в специальных пояснениях. Хотелось бы только, чтобы читатель понял замысел книги: разные по стилю и жанру произведения, собранные вместе, создают новое идейно-эстетическое единство. Настоящая книга дает читателю не только срез немецкой литературы и немецкой истории на одном из интереснейших и богатейших этапов ее развития, но и демонстрирует разнообразие творческих манер, широту эстетического поиска, сходство и различия интересов и замыслов современных литераторов ГДР. Что же заставляет таких остросовременных писателей, как Эрик Нойч, Криста Вольф, Франц Фюман, Гюнтер де Бройн, Анна Зегерс и многих других [1] углубиться в историю, еще раз осмыслить национальную литературную традицию? Ведь настоящий писатель не занимается историей из чисто архивного интереса, обращение к прошлому для него всегда продолжение раздумий о современности, о дне сегодняшнем.

Взглянем сначала на проблему самым наивным и в то же время самым естественным образом: заслуживает ли эпоха «Бури и натиска», веймарского классицизма и романтизма в Германии — одна из самых блестящих эпох в развитии мировой духовной культуры — того, чтобы литература ГДР берегла, осваивала и постоянно развивала это свое культурное наследие? Прежде всего, пожалуй, поражает удивительная плеяда блистательных имен, иногда причудливо сосуществующих почти одновременно в небольших географических пределах. В маленьком Веймаре, например, куда Виланд переехал в 1772 году, а Гёте в 1775 году, поселяются Шиллер и Гердер, в 1796 году сюда приезжает Жан-Поль. Совсем рядом находится Иена, где во второй половине 1790-х годов вокруг братьев Августа Вильгельма и Фридриха Шлегелей сформировался Иенский романтический кружок: Новалис, Вильгельм Ваккенродер, Людвиг Тик, близкие им философы Фихте и Шеллинг. На юго-западе Германии (в герцогстве Вюртембергском) в 1792 году встречаются и живут в одной комнате при Тюбингенском университете трое студентов: Гёльдерлин, Шеллинг и Гегель; они вместе высаживают символическое «дерево свободы» в честь Великой французской революции. После многолетних бесприютных скитаний по Германии и за ее пределами Гёльдерлин навсегда остается в Тюбингене, где в начале нового века уже формируется Тюбингенский романтический кружок: Людвиг Уланд, Юстинус Кернер, Густав Шваб, позднее здесь начинают творческий путь Вильгельм Гауф и Эдуард Мёрике. В 1802 году Ахим фон Арним и Клеменс Брентано совершают знаменитую поездку по Рейну, навеявшую замысел «Волшебного рога мальчика», и через несколько лет формируется Гейдельбергская группа романтиков, блистательно разработавшая национальную фольклористику: собрания народных песен, сказки братьев Гримм, издания немецких народных книг, издание и комментирование памятников средневековой народной культуры (таких, например, как «Песнь о нибелунгах» или скандинавские саги). Следует напомнить и о Генрихе фон Клейсте, Адельберте Шамиссо и Берлинском романтическом кружке; Йозефе Эйхендорфе, Вильгельме Мюллере, молодом Гейне — поистине эта великолепная литературная эпоха (нередко называемая условно «эпохой Гёте») не может не привлечь внимания. Она не может не заинтересовать и художников и читателей.

Читайте также:
Антифашизм сквозь философию литературы Анны Зегерс: сочинение

Встреча. Повести и эссе (fb2)

Встреча. Повести и эссе

Александр Гугнин. Встреча через столетия

Семь известных писателей ГДР — Анна Зегерс, Франц Фюман, Гюнтер де Бройн, Эрик Нойч, Герхард Вольф, Криста Вольф и Петер Хакс — повествуют в этой книге о великих предшественниках: Иоганне Вольфганге Гёте, Георге Форстере, Фридрихе Гёльдерлине, Генрихе фон Клейсте, Эрнсте Теодоре Амадее Гофмане, а также о нескольких полузабытых авторах: Каролине фон Гюндероде, Беттине фон Арним, Фридрихе де ла Мотт Фуке. Их произведения помогают современному читателю погрузиться в далекую и сложную эпоху, отстоящую от нас почти на два столетия, встретиться с блестящей плеядой немецких художников и мыслителей, составивших гордость не только своей страны и своего времени, но и мировой художественной культуры.

Представленные здесь произведения — повести, рассказы и эссе о Гёте, Форстере, Гёльдерлине, Клейсте и Гофмане, чьи имена всемирно известны, вряд ли нуждаются в специальных пояснениях. Хотелось бы только, чтобы читатель понял замысел книги: разные по стилю и жанру произведения, собранные вместе, создают новое идейно-эстетическое единство. Настоящая книга дает читателю не только срез немецкой литературы и немецкой истории на одном из интереснейших и богатейших этапов ее развития, но и демонстрирует разнообразие творческих манер, широту эстетического поиска, сходство и различия интересов и замыслов современных литераторов ГДР. Что же заставляет таких остросовременных писателей, как Эрик Нойч, Криста Вольф, Франц Фюман, Гюнтер де Бройн, Анна Зегерс и многих других [1] углубиться в историю, еще раз осмыслить национальную литературную традицию? Ведь настоящий писатель не занимается историей из чисто архивного интереса, обращение к прошлому для него всегда продолжение раздумий о современности, о дне сегодняшнем.

Взглянем сначала на проблему самым наивным и в то же время самым естественным образом: заслуживает ли эпоха «Бури и натиска», веймарского классицизма и романтизма в Германии — одна из самых блестящих эпох в развитии мировой духовной культуры — того, чтобы литература ГДР берегла, осваивала и постоянно развивала это свое культурное наследие? Прежде всего, пожалуй, поражает удивительная плеяда блистательных имен, иногда причудливо сосуществующих почти одновременно в небольших географических пределах. В маленьком Веймаре, например, куда Виланд переехал в 1772 году, а Гёте в 1775 году, поселяются Шиллер и Гердер, в 1796 году сюда приезжает Жан-Поль. Совсем рядом находится Иена, где во второй половине 1790-х годов вокруг братьев Августа Вильгельма и Фридриха Шлегелей сформировался Иенский романтический кружок: Новалис, Вильгельм Ваккенродер, Людвиг Тик, близкие им философы Фихте и Шеллинг. На юго-западе Германии (в герцогстве Вюртембергском) в 1792 году встречаются и живут в одной комнате при Тюбингенском университете трое студентов: Гёльдерлин, Шеллинг и Гегель; они вместе высаживают символическое «дерево свободы» в честь Великой французской революции. После многолетних бесприютных скитаний по Германии и за ее пределами Гёльдерлин навсегда остается в Тюбингене, где в начале нового века уже формируется Тюбингенский романтический кружок: Людвиг Уланд, Юстинус Кернер, Густав Шваб, позднее здесь начинают творческий путь Вильгельм Гауф и Эдуард Мёрике. В 1802 году Ахим фон Арним и Клеменс Брентано совершают знаменитую поездку по Рейну, навеявшую замысел «Волшебного рога мальчика», и через несколько лет формируется Гейдельбергская группа романтиков, блистательно разработавшая национальную фольклористику: собрания народных песен, сказки братьев Гримм, издания немецких народных книг, издание и комментирование памятников средневековой народной культуры (таких, например, как «Песнь о нибелунгах» или скандинавские саги). Следует напомнить и о Генрихе фон Клейсте, Адельберте Шамиссо и Берлинском романтическом кружке; Йозефе Эйхендорфе, Вильгельме Мюллере, молодом Гейне — поистине эта великолепная литературная эпоха (нередко называемая условно «эпохой Гёте») не может не привлечь внимания. Она не может не заинтересовать и художников и читателей.

Читайте также:
Анна Зегерс: ее звали Нетти Рейлинг: сочинение

Золя и его отношение к литературной деятельности “реалистической школы”

Золя пылко сопротивлялся всему, что может, с его точки зрения, ограничить “независимость” художника, уменьшить право на “творческую свободу”. Молодой Золя поражен той же индивидуалистической болезнью, которая тяготела над многими, даже лучшими писателями XIX ст. Нельзя не вспомнить “Признания” Гейне (1856), читая следующие строки Золя: “Недавно на Рю де ла Пэ подвергалась анализу общественная природа гения. Здесь отрицают гениальность, если она не подчинена политическим и гуманистическим задачам. Вычеркивают из книги будущего такого поэта, как Мюссе. “. “Таким образом,- пишет Золя,- нам приходится сравнивать это идеальное общество будущего с огромной машиной, в которой отдельный человек будет только колесиком, вращающимся в раз навсегда заданном направлении, где гений вынужден будет следовать навязанным ему правилам. Так оставьте же человеку его индивидуальность, хорошую или плохую, если не хотите сделать невозможными те прекрасные деяния, которые прославили прошлое”.

Значительный интерес в этом смысле представляет изложенная в письме Валабрегу (осень 1864) “теория Экранов” – своеобразный реалистический манифест Золя. Вот его суть. Всякое произведение искусства подобно окну, открытому в мир: в раму окна вставлен своего рода прозрачный экран, сквозь который можно видеть более или менее искаженное изображение предмета, с более или менее измененными очертаниями и окраской. Эти изменения зависят от природы экрана, то есть от особых качеств восприятия мира художником. Поэтому ни в одном произведении искусства не возможна точная передача действительности. Сопоставляя “Экран классический” (“холодный”, “полупрозрачный”, в котором мир “теряет всю свою резкость, всю свою живую, светящуюся энергию”), “Экран романтический” (“зеркальное стекло”, “расцвеченное семью цветами радуги”, сквозь которое видится “жизнь более напряженная, чем наша”, “сверкающий блеск придуманных светил”) и “Экран реалистический” (“простое оконное стекло, очень тонкое и светлое; оно стремится к такой совершенной прозрачности, чтобы образы проходили сквозь него и воспроизводились затем во всей своей реальности”), Золя решительно отдает предпочтение последнему. “Все мои симпатии,- заявляет Золя,- на стороне Экрана реалистического; он удовлетворяет мой разум, и в нем я ощущаю безграничную красоту прочную и правдивую. “. Однако Золя не может принять и этот Экран “таким, каким он хочет казаться” (то есть в распространенном тогда понимании реализма как способа безличного копирования жизни). “Я предпочитаю тот Экран,- утверждает молодой теоретик,- который подходя как можно ближе к действительности, искажает ее лишь настолько, насколько это необходимо для того, чтобы в изображении мира я почувствовал человека”. В пылу защиты “человека” в искусстве, индивидуальной самобытности творца, Золя выше всех “Экранов отдельных “школ” ставит “Экран гения”, дающий мощную, независимую, личную трактовку явлений. Но сразу же вносит в свой тезис конкретность, оставляющую его в границах реализма.

Читайте также:
Антифашизм сквозь философию литературы Анны Зегерс: сочинение

“Гениальному художнику всегда будет дозволено показывать нам мир в зеленых, синих, желтых тонах или в любых других, в каких ему понравится; он может передать нам круги в виде квадратов, прямые линии в виде ломаных, и нам не придется на это жаловаться; лишь бы воспроизведенные образы обладали гармонией и блеском красоты. Но чего нельзя терпеть – это мазни и нарочитого искажения действительности”.

Дальнейшее развитие эстетики Золя и его оценок современного искусства находим в газетных публикациях 60-х годов. Теперь эти публикации настолько значительны, что Золя сможет объединить их в сборники. Первым из них стал том “Что мне ненавистно”, появившийся в издательстве А. Фора. Вторым был “Мой Салон”. Оба вышли в 1866 г. и явились заметным, более того, шумным и волнующим событием во французской культурной жизни тех лет, благодаря необычайной отваге их автора и остроте вызванной его работами общественной реакции.

Сборник “Что мне ненавистно” в издании 1866 г. состоял преимущественно из статей, опубликованных Золя в лионской газете “Салю шоблик” и в парижском “Ревю-контампорен” в течение 1865 г.. “Мой Салон” возник из корреспонденции о современной живописи, появлявшихся в парижской “Эвенман” в 1866 г. Между обоими сборниками существует тесная связь по коренным вопросам трактовки соотношения искусства и действительности, а также художественного метода, предлагаемого Золя. Отсюда, в сущности, ведет начало концепция, позже названная автором “Ругон-Маккаров” натуралистической.

Золя не случайно назвал первый том своей критики “Что мне ненавистно”. Эта книга представляет интерес не столько новизной теоретических тезисов, сколько невиданной силой критического напора, превращавшей подчас уже знакомые читателю той поры мысли в категории нового наступательного качества. Молодой критик, объявляя ненависть священной, с необыкновенной горячностью обрушивает свой гнев на головы “высокомерных глупцов”, “педантов и сухарей, отвергающих жизнь”, “злобных насмешников”, “ничтожных и бездарных людей”, всех тех, кто задерживает движение общества, стоящего “на пороге века науки и позитивных знаний”. Он жаждет устроить “свой девяносто третий год”, чтобы пустить всех сторонников “наглой посредственности” “под нож гильотины”, хочет жить “во всеуслышание”, требует серьезности и убежденности в войне с рутиной.

Статьи сборника касаются разнообразных вопросов литературы, театра, философии, истории и морали. Но не нужно искать в них универсальной эрудиции автора. Ее нет, и цель здесь поставлена иная. Каждая статья, начиная с рецензии на “Жермини Ласерте” Гонкуров или на книгу Прудона и кончая “Литературой и гимнастикой”, “Историей Юлия Цезаря” и т. п., имеет задание быть принципиальным проводником взглядов Золя. Тон статей личный и страстный. Композиция всегда одинаковая: краткий пересказ рецензируемого и пылкая пропаганда правдивости, смелости, современности и индивидуального самовыражения в искусстве.

Золя и его отношение к литературной деятельности «реалистической школы»: сочинение

Ведущее место в литературе XIX в. принадлежит роману. Продолжая начатое романтиками разрушение граней между жанрами литературы, создатели реалистического романа органично сплетали эпическое начало с лирическим и драматическим. Включение драматизма в повествовательный жанр дало В. Г. Белинскому право говорить о рождении «драмы в форме повести и романа».

Реализм как художественный метод предполагает правдивое отображение реальной действительности, правдивость воспроизведения не только деталей, но и типичных характеров в типичных обстоятельствах.

Реалистическая литература, стремясь быть правдивой, познать суть, склонна к изобличение. Учитывая это показательный Чарльз Диккенс – жизнь Англии XIX в. с его конфликтами и противоречиями, социальными болячками и психологическими драмами показанное им с необычайной мастерством («Приключения Оливера Твиста», «Лавка древностей», «Домби и сын», «Холодный дом», «Жизнь и приключения Мартина Чезлвіта»). Возглавили реалистичный направление в литературе XIX в. большие французские романисты Стендаль и Бальзак.

Художник-психолог Стендаль умением анализировать тончайшие оттенки мыслей, чувств и поступков человека открыл новые пути литературы и искусства XIX в. Хорошо зная общественные отношения, быт и обычаи Реставрации и Июльской монархии, он создал образы людей, в которых отражена эпоха.

Читайте также:
Анна Зегерс: ее звали Нетти Рейлинг: сочинение

Главой реалистической школы 30-40-х гг. был Оноре де Бальзак. Практически все жизни выдающийся романист работал над созданием большого цикла романов и повестей, которые впоследствии объединил под названием «Человеческая комедия». Писатель хотел создать «Человеческую комедию» такой же энциклопедией современной жизни, какой была «Божественная комедия» Данте для своего времени. Действительно, Бальзак сумел увековечить свою эпоху, ее типичные характеры, ее психологию, быт, трагедии, но при этом остро чувствовал индивидуальность, уникальность отдельного человеческого бытия.

Не менее великим мастером литературной формы, тонким художником, который сказал наиболее глубокую для своего времени правду о человеке, был Гюстав Флобер. Его антибуржуазність, что оказалась в постоянном негодовании убожеством жизни буржуазии, которая решила «зажать свое сердце между собственной лавочкой и собственным пищеварением», вдохновила его на создание замечательных романов («Мадам Бовари»Воспитание чувств», «Простая душа», «Саламбо»).

Прозорливые людинознавці Стендаль, Бальзак, Флобер были и гениальными художниками, новаторами романной формы.

Выдающегося мастерства достигла в этот период французская новелла, ее наиболее признанным мастером стал Проспер Мериме. В нем многое от романтиков – писателя привлекают необычные характеры, яркие краски, экстремальные ситуации. При этом очень реалистично воспроизводится местный колорит. В его отношении к героям есть определенная отчужденность, личина безразличия, что придает особого драматизма событиям («Матео Фальконе», «Таманго», «Кармен», «Коломба»).

Маленькими шедеврами, где на нескольких страницах раскрывалось жизнь в его повседневном плане, но в каком-то особом освещении были новеллы Ги де Мопассана: «Пышка», «Дядюшка Милон», «Пленники», «Два приятеля», «Дуэль» и др. Новеллы его в основном лирические, а романы («Жизнь», Милый друг») разоблачают цинизм, низость, мелочность души, примитивный гедонизм.

XIX веку принадлежат и другие выдающиеся литераторы и писатели: французы Альфонс Доде («Удивительные приключения Тартарена из Тараскону») и Эмиль Золя (двадцятитомна серия романов «Ругон-Маккари», которые сам писатель определил как «естественную и социальную историю одной семьи в эпоху Второй империи»); бельгийский прозаик Шарль де Костер («Легенды о героических, забавные и славные приключения Тиля Уленшпигеля и Ламме Гудзака во Фландрии и других странах»); датский сказочник Ганс Христиан Андерсен; великий польский поэт Адам Мицкевич (который прославился прежде всего своими балладами и лоемами – «Дзяды», «Гражина», «Конрад Валленрод»); болгарский писатель Христо Ботев; венгерский поэт Шандор Петефи. Многих замечательных писателей дала в XIX в. молодая республика – Соединенные Штаты Америки: Эдгар Аллан По (удивительные рассказы о путешествия, детективные рассказы, фантастика), поэта Генри Лонгфелло («Песнь о Гайавате») и Уолт Уитмен (поэт-новатор, который стремился воспеть всю многообразие жизни, ибо все достойное быть воспетым: и паровоз, и Бруклинский городов, и негр-беглец, и каждый листик и каждая травинка. ); наконец, знаменитый писатель-юморист Марк Твен (Сэмюэль Ленгхорн Клеменс): замечательные юмористические рассказы, детские книги, сатирические повести («Янки при дворе короля Артура») и автор потрясающих рассказов со счастливыми концами О. Генри (Уильям Сидни Портер).

Подводя итоги, можно сказать следующее: каждый представитель классического реализма творил свой собственный художественный мир, но всех их объединяет ряд общих черт, а именно:

• историзм (осознание неповторимости определенной исторической эпохи, изображения личности на фоне движения истории);

• социальный анализ, который часто проводился через показ взаимодействия типичных личностей с типичными обстоятельствами;

• «саморазвитие» характеров, самостоятельное движение действия, автономное существование образов.

Традиции реалистической школы живописи как культурное наследие России Текст научной статьи по специальности « Искусствоведение»

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Резникова О.И.

Культурное наследие рассматривается как широкая категория, к ценностям которой принадлежат и традиции русского реалистического искусства. Реалистическая школа живописи представляется как носитель исторической памяти, которая определяет самобытность отечественного изобразительного искусства . Анализируется работа изостудии (школы) Виктора Воробьёва в Брянске как олицетворение преемственности традиционных методов русского реалистического искусства.

Читайте также:
Анна Зегерс: ее звали Нетти Рейлинг: сочинение

Похожие темы научных работ по искусствоведению , автор научной работы — Резникова О.И.

TRADITIONS OFREALIST SCHOOL OF PAINTING AS A CULTURAL HERITAGEOFRUSSIA

Social heritage shall be regarded as a broad category, which also includes the traditions of Russian realist art. Realistic painting serves as the keeper of historical memory, which defi nes the distinctive characters of the Russian fi ne art . The work of the fi ne art studio (art school) of Viktor Vorobyov in Bryansk is analyzed as an embodiment of traditional methods of Russian realist art’s succession.

Текст научной работы на тему «Традиции реалистической школы живописи как культурное наследие России»

17.00.00 – ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ 17.00.00 – ART CRITICISM

старший преподаватель, кафедра дизайна и художественного образования, Брянский государственный университет им. академика И. Г. Петровского E-mail:olga-rezn32@mail.ru

Senior teacher, Department of Design and Art Education, Bryansk State University named after academician

I.G. Petrovsky E-mail:olga-rezn32@mail.ru

ТРАДИЦИИ РЕАЛИСТИЧЕСКОМ ШКОЛЫ ЖИВОПИСИ КАК КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ РОССИИ TRADITIONS OFREALIST SCHOOL OF PAINTING AS A CULTURAL HERITAGEOFRUSSIA

Культурное наследие рассматривается как широкая категория, к ценностям которой принадлежат и традиции русского реалистического искусства. Реалистическая школа живописи представляется как носитель исторической памяти, которая определяет самобытность отечественного изобразительного искусства. Анализируется работа изостудии (школы) Виктора Воробьёва в Брянске как олицетворение преемственности традиционных методов русского реалистического искусства.

Ключевые слова: культурное наследие, реализм, изобразительное искусство,метод, традиции школы.

Social heritage shall be regarded as a broad category, which also includes the traditions of Russian realist art. Realistic painting serves as the keeper of historical memory, which defines the distinctive characters of the Russian fine art. The work of the fine art studio (art school) of Viktor Vorobyov in Bryansk is analyzed as an embodiment of traditional methods of Russian realist art’s succession.

Keywords: social heritage, realism, fine art, method, traditions of school.

Культурное наследие — духовное достояние нации, залог экономических и политических побед государства. Сохранение исторических памятников, традиционных ценностей, формировавшихся на протяжении многих лет на территории России, представляет культурную значимость для общества и является одной из важнейших составляющих стратегии развития государства.

Одним из основных направлений программы фундаментальных научных исследований Российской академии художеств на 2013 – 2020 годы является методология и теория исторического процесса развития изобразительного искусства. Помимо комплексного изучения изобразительного искусства России в мировом художественном процессе, результаты изысканий нацелены на исследование художественной культуры России в контексте изучения историко-культурного наследия.[8] На долгосрочную перспективу в основу формирования стратегического плана сохранения и использования достояния современные исследователи вкладывают принципы, которые рассматривают наследие как широкую категорию. Она включает не только недвижимые или движимые памятники истории, культуры и природы, но и живую традиционную культуру, традиционные культурные ценности. [3]К таким ценностям принадлежит и русское реалистическое искусство.

Реализм как художественное направление, непосредственно отображающее реальный мир во всех его проявлениях, явился магистральной линией развития художественной жизни России в Х1Х-ХХ веках. В современном культурном пространстве отечествен-

ная традиционная реалистическая школа продолжает играть важнейшую духовную роль. «. Среди широких масс зрителей реалистическое искусство всегда было любимо и востребовано, публику одинаково привлекают глубина и значительность содержания и мастерство исполнения лучших реалистических произведений».[9]

Цель данного исследования состоит в рассмотрении традиций реалистической школы живописи в современных реалиях. В связи с этим необходимо выявить особенности и основные методы отечественной реалистической живописи, охарактеризовать их проявление в современном изобразительном искусстве. Также необходимо обозначить понятие и значение провинциальных школ, являющихся не только начальной ступенью в получении основ изобразительной грамоты и азов традиционного реалистического познания, но и необходимым звеном в цепи получения профессионального образования в области изобразительного искусства.

Вопрос о наследии реалистической живописи России, её духовном и нравственном потенциале, который необходимо передавать будущим поколениям, не раз обсуждался ведущими отечественными искусствоведами. Так, в публикациях В.С. Манина «Верность великим традициям», С.А. Гавриляченко «Вечная современность реализма», «Апология реализма», В.Е. Калашникова «Соединяясь с традицией», А.Н. Ронжина «Реализм XXI века»[6] реализм рассматривается не просто как художественный метод, творческим принципом которого является изображение жизни с помощью типизации и создания образов, соответствующих сути самой жизни, а ярко и глубоко утверждается ценность тра-

Читайте также:
Антифашизм сквозь философию литературы Анны Зегерс: сочинение

© О.И. Резникова © O.I. Reznikova

диционного отечественного искусства. История свидетельствует, что реализм в русском искусстве не некий модно-переменчивый стиль, а обретённое воплощение пронизывающей мироустройство гармонии, проявление потаённых смыслов национального бытия. [5] Слова народного художника РФ Сергея Александровича Гавриляченко свидетельствуют о том, что живопись А. Саврасова, В. Поленова и других не менее известных художников, составивших славу русской пейзажной реалистической живописи второй половины XIX века, созвучно русской душе, её умению сострадать, любить, радоваться и восхищаться природой, миром, людьми. Традиции русского реалистического искусства продолжились в творчестве художников как в XX столетии, так и нарубеже XX -XXI веков. Не умоляя достоинства многих других, назовём лишь имена С. Виноградова, В. Туржанского, В. Стожарова, А. Пластова, М. Абакумова, чьё творчество несёт в себе традиции русской академической реалистической школы изобразительного искусства. В истории отечественного искусствознания под понятием «академическая школа» в первую очередь понимаются методы выдающегося педагога П.П. Чистякова, его способность видеть одарённость ученика, бережно относиться к любому дарованию, что впоследствии давало удивительные результаты. Сегодня в качестве отечественной реалистической школы мы воспринимаем ведущие академические вузы в области изобразительного искусства: Московский государственный академический художественный институт имени В.И. Сурикова, Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина, Российскую академию живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова в Москве,а также художественно-графические факультеты в университетах Орла, Курска и других городов. Эти высшие учебные заведения по-прежнему не только профессионально воспитывают замечательных художников, но и несут в себе вековые традиции, наиболее ярко проявившие себя во второй половине XIX века. И в наше время среди методов реалистического живописания одно из первостепенных – работа с натурой, умение видеть, какова она в действительности и какой кажется. В этой связи очень важно иметь живое отношение к природе (когда рисунок является способом познания окружающего мира),чувство предмета, умение соединять (не смешивать) линейное и живописное начала – то, что всегда отличало отечественную живописную школу.

Обеспокоенность за судьбу традиций реализма сегодня высказывают многие известные мастера, творчество которых уже вошло в историю реалистической живописи России. По словам народного художника России Валентина Фёдоровича Сидорова: «Только верность высоким художественным идеалам и принципам может являться в наши дни залогом успешного творческого пути. И, действуя сообща, нам под силу решить главную задачу – сохранить для будущих поколений русскую школу реалистической живописи»[9].

В данном исследовании устойчивость традиций ре-

алистической школы живописи рассматривается в сопоставлении академической методики и её проявления в провинции, в частности в работе студий, школ изобразительного искусства в регионах.В современном искусствознании широко не обсуждался вопрос о значении профессиональной педагогической деятельности членов Союза художников России на местах, в областных и районных центрах страны. Так, мастера, прошедшие качественную подготовку в названных выше вузах, продолжают традиции отечественного традиционного живописания, в значительной мере основываясь на принципе реализма, основным критерием которого является наличие художественного образа.

Провинциальное искусство – наименее изученная часть русского изобразительного искусства в настоящий момент. Хотя «даже в самых глухих уголках русской провинции никогда не прекращалась по-своему интенсивная общественная и культурная деятельность, находившая выход в исключительно многообразных формах»[4]. И целый пласт художественной культуры связан со становлением и развитием профессиональных организаций художников в регионах, а их роль в сохранении, трепетном отношении к наследию лучших традиций реалистической школы находится вне поле зрения отечественных исследователей. Это не совсем справедливо: можно привести немало примеров, когда молодые талантливые художники становились настоящими мастерами искусства. И происходило это в том числе благодаря их учителям (прошедших, в свою очередь, академическую школу) и начальному обучению в провинциальных городах,где получены не только основы изобразительной грамоты, но и усвоены особенности, а может быть, даже главные идеи русского мировидения [5]. К ним относятся народные художники СССР братья Алексей Петрович и Сергей Петрович Ткачёвы, родившиеся в многодетной крестьянской семье в деревне Чугуновка Брянской области. Никогда не забывали они о своих первых учителях, ставших для них чудесными первооткрывателями в мир изобразительного искусства. В своих воспоминаниях народные художники СССР писали: «Самое главное, что приобрели в городе мы, детвора, это был Дом пионеров. И поныне, проходя мимо этого здания, кланяемся ему как священной реликвии. Дом пионеров, с его изумительными учителями Н.Г.Васильевым, А.И. Масленко, В.И. Влазневым. С ними мы не только постигали азы художественного творчества, но и учились быть порядочными людьми» [1].Эти слова свидетельствуют о высоком уважении к труду художников, работающих в отдалении от столичных городов, помогающих найти молодым творческим людям свой путь не только в искусстве, но и жизни.

Читайте также:
Антифашизм сквозь философию литературы Анны Зегерс: сочинение

Многие живописцы, получившие прекрасное образование и работающие профессионально, пробуют себя также на педагогическом поприще. Хотя и не для всех эта трудная работа становится смыслом жизни. Ведь не всякий имеет дар педагога, полноправно сосредоточившего в себе и высокое профессиональное мастерство, и умение раскрыть возможности ученика. Не каждый

17.00.00 – ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ 17.00.00 – ART CRITICISM

обладает и талантом оставаться по-настоящему интересным художником, умеющим не только любить своё дело и ценить каждое мгновение бытия, но и полноправно это всё передавать другим.

Истинные традиции реалистического изобразительного искусства более тридцати лет передавал своим ученикам выпускник живописного факультета Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина,с отличием окончивший мастерскую Ю.М. Непринцева, Виктор Васильевич Воробьёв. Художник, чья картина «Хлеб нашли», перешагнув рамки дипломной работы, впоследствии экспонировалась на Всесоюзной художественной выставке в Москве (1957), организовал в 70-90-е года XX века в Брянске народную изостудию, которую в народе прозвали школой Воробьёва. Через неё прошло очень много людей разного возраста и профессий (по словам самого В.В. Воробьёва, за все годы у него занималось свыше 650 учеников)[1]. Во многом эта школа определила дальнейший путь немалого количества студийцев. Трудно подсчитать, сколько из них выбрало впоследствии для себя профессию, связанную с изобразительной деятельностью, но можно с уверенностью сказать, что более семидесяти человек, получив в дальнейшем академическое образование, стали членами Союза художников России. Большая часть преподавателей Брянского художественного училища – ученики В.В. Ворбьёва. Он, кстати, является и одним из первых членов Союза художников в Брянске. За годы учёбы в тогда ещё Ленинграде Виктор Воробьёв не просто освоил мастерское владение композицией, колоритом, он всем своим творчеством и отношением к профессии выказывал главные идеи русского мировидения. В одном из интервью сам мастер говорил: «Я убежденный реалист, сторонник русской живописной школы суриковского направления. Думаю, что вопрос о преемственности в искусстве – один из главных: художник должен не только сделать что-то новое, но и, прибавив свой опыт к опыту предшественников, передать его следующему поколению.». [1]Роль традиции, о которой не впрямую, но совершенно отчётливо и ясно говорил В. Воробьёв, так или иначе претворяется в его учениках. По стопам учителя пошёл Николай Енин, который, окончив Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина (мастерская Ю.М. Непринцева) и удачно выступив на всероссийских выставках, посвятил себя педагогической деятельности. Причём он придерживается принциповсвоего учителя Виктора Воробьёва: обязательно при преподавании азов изобразительной грамотности работать с каждым, стараться раскрыть его личность, заложить фундамент самобытности и своеобразия, учитывая ведущую роль реалистической живописной традиции, в основе которой и органичная композиция, и сложные цветовые построения, и акцентированные смысловые решения.

Читайте также:
Анна Зегерс: ее звали Нетти Рейлинг: сочинение

Многие из учеников Виктора Васильевича, став востребованными профессиональными художниками, не забывают своих истоков. Московский живописец Сергей Чаплыгин так говорит об учителе: «Воробьев был замечательный преподаватель.. сейчас я понимаю, что это была настоящая русская живописная школа, яркими представителями которой были И. Репин, К. Коровин, В. Серов, И. Левитан.Моё понимание сути живописи – от него»[10]. И эти слова, обращённые к памяти В. В. Воробьёва, ярко демонстрируют, насколько важна для сохранения чистого и яркого русского реалистического искусства педагогическая деятельность в отдалённых от столицы городах, где, несмотря ни на что, жизнь продолжается во всех её проявлениях. Ведь поддерживается она истоками природной мощи Руси, её светлыми и содержательными пейзажами, глубокими и духовно наполненными характерами.

Созданная в Брянске в пятидесятые годы прошлого века изостудия (школа В.В. Воробьёва) стала значительным явлением в художественной жизни областного центра. В своё время о ней много говорили. В приёмных комиссиях всех профильных вузов и училищ России отмечали абитуриентов – выпускников студии. Высокий уровень их профессиональной подготовки отмечался специалистами. О школе Воробьёва писали и в зарубежной прессе, так как картины его воспитанников выставлялись не только в Москве, но и за границей: в Хельсинки, в Будапеште.

Традиции реалистической школы живописи являются культурным наследием России. Ведь школа не просто даёт навыки и умения, что, конечно, немаловажно. Школа, как носитель исторической памяти, играет определяющую роль в сохранении самобытности русской реалистической живописи. Не все художники остаются работать в столичных городах, многие возвращаются в провинцию и на местах запечатлевают красоты родного края и жизнь своих земляков. Творчество таких мастеров и их педагогическая деятельность -именно те ручейки, которые питают и во многом помогают чтить традиции русского реалистического искусства, бережно храня его.

Таким образом, анализ актуальных процессов развития современной художественной культуры, а вместе с тем и определение места изобразительного искусства в контексте современного гуманитарного образования невозможны без изучения истоков,традиций, питающих русское реалистического искусство, которое, без сомнения, является культурным наследием России. Расширение представления о национальном своеобразии, осмысление роли традиции в современном развитии отечественного искусства являются сегодня важными и необходимыми, в том числе и для изучения потенциала возможностей искусства в борьбе с негативными тенденциями современного общества.

1. Борисов Н. Художник и педагог // Брянский рабочий от 3 января 1981

2. Братья Ткачёвы. О жизни, о судьбе, о творчестве// Воспоминания, дневниковые записи. 2011. 12 с.

3. Веденин Ю.А., Шульгин П.М. «Основные положения современной концепции управления культурным наследием» //

Ориентиры культурной политики. 2000. № 9 (142).

4. Грабарь И.Э. Упадок или возрождение? Очерк современных течений в искусстве // Ежемесячное литературное приложение к журналу «Нива». 1897. январь, февраль.

5. Гавриляченко С.А. Вечная современность реализма // Каталог «Пластовская осень». 2013. 154 с.

6. Союз русских художников «Новое время». Каталог. 2009.С.7,13. 2011. С.13.

7. Молева Н.М, Белютин Э. М. П.П.Чистяков теоретик и педагог. М.: Академия художеств СССР, 1953 г

8. http: //www. garant.ru/products/ipo/prime/doc/70177072/

1. Borisov N. Artist and teacher / / “Bryansk working man”, January 3, 1981.

2. Tkachev brothers. About life, fate, art / / Memories, diary entries. 2011. 12 p.

3. Vedenin YA, Shulgin PM Summary of the modern concept of management of social heritage // Landmarks of cultural policy. 2000. № 9 (142).

4. Grabar I.A. Decline or revival? Sketch of modern trends in art «/ / monthly literary supplement to the magazine Niva . 1897. January, February.

5. Gavrilyachenko S.A. «Eternal modernity of realism» / / Plastovskaya catalog, autumn. 2013. 154 p.

6. Union of Russian Artists «New time». Catalogues. 2009.S.7 13. 2011. P.13,

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: