Победителю ученику от побеждённого учителя (Жуковский и Пушкин: история одной дружбы): сочинение

Россия 19 века в лицах. А. Пушкин и В. Жуковский

Я не буду описывать жизнь Александра Сергеевича Пушкина, она всем хорошо известна. В этой главе мне хотелось бы рассказать о взаимоотношениях А. С.Пушкина с В. А. Жуковским. Жуковский сделал неизмеримо много для Пушкина. Закономерен вопрос, а смог бы стать великим русским поэтом Пушкин, если бы не та огромная и всесторонняя поддержка, которую в течение жизни он постоянно ощущал от своего “доброго ангела” Жуковского.

19 сентября 1815 года состоялось случайное знакомство Жуковского с лицеистом Александром Пушкиным, о чем он сообщал в письме Вяземскому: “Это надежда нашей словесности. Боюсь только, чтобы он, вообразив себя зрелым, не мешал себе созреть! Нам всем надобно соединиться, чтобы помочь вырасти этому будущему гиганту, который всех нас перерастает. Ему надобно непременно учиться, и учиться не так, как мы учились!”

Пушкин вместе с Жуковским стал посещать гостиные Карамзина, Батюшкова и других известных писателей. Вместе со своим старшим другом он стал членом кружка “Арзамас”, где занимались изучением поэзии, писали и декламировали стихи, соревновались в литературном мастерстве. Шуточные прозвища участников «Арзамаса» были взяты из баллад В. А. Жуковского, причем сам Жуковский получил прозвище Светлана, а юный А.С. Пушкин – Сверчок. Отношения Жуковского и Пушкина становились все более теплыми и доверительными. Разница в возрасте в 16 лет не мешала этой дружбе: мудрость и жизненный опыт одного помогали охладить юношеский пыл другого.

Пушкин считал себя учеником Василия Андреевича, ведь именно его сказки вдохновили молодого Александра на создание собственных шедевров. В 1831 году, после ссылки в Михайловское, Пушкин представил своему другу “Сказку о попе и работнике его Балде” и несколько других набросков. Жуковский высоко оценил произведения и предложил вступить в шуточное соревнование. Спор Жуковского и Пушкина касался написания сказок в народном стиле. Так появились знаменитые “Сказка о царе Салтане и сыне его Гвидоне. ” и “Сказка о мертвой царевне. ” Пушкина, а также сказки Жуковского “О царе Берендее” и “О спящей царевне”.

Многие слышали о том, как стареющий Жуковский подарил юному Пушкину свой портрет с надписью: “Победителю-ученику от побежденного-учителя”. Поневоле представляется дряхлый Жуковский, который, уже одной ногой стоя в могиле, благословляет своего гениального ученика. Но на деле все было совсем не так.

В ночь с 25 на 26 марта (с 6 на 7 апреля по новому стилю) 1820 года Пушкин закончил поэму “Руслан и Людмила”. Утром он нетерпеливой запиской сообщил об этом Жуковскому. Василий Андреевич послал ответную записку, в которой пригласил Пушкина к себе. Жуковский в это время жил в Аничковом дворце на казенной квартире, предоставленной ему как учителю великой княгини Александры Федоровны. И вот вечером 26 марта Пушкин прочел Жуковскому шестую, последнюю часть поэмы, после чего Василий Андреевич подарил Пушкину свежий оттиск своего литографского портрета, сделанного немецким художником Отто Германом Эстеррейхом.

Надпись на портрете была тоже не совсем той, о которой многие слышали. Это была лишь первая строчка надписи “Победителю-ученику от побежденного-учителя. “. Дальнейший текст знают немногие: “. в тот высокоторжественный день в который он окончил свою поэму Руслан и Людмила 1820 Марта 26 Великая пятница. И на портрете том был изображен прекрасный и еще молодой Жуковский, которому было в ту пору всего 37 лет.

Некоторые относят эти строки к совсем другой встрече, к выступлению юного Пушкина перед Гавриилом Державиным на лицейском экзамене в январе 1815 года. А ведь это были два совершенно разных события в жизни гениального поэта. Объясняется это тем, что многим прочно врезалась в память картина Репина, на которой он изобразил 15-летнего кудрявого лицеиста Сашу Пушкина, который в левой руке держит рукопись, а правой восторженно жестикулирует. Тогда он читал свое стихотворение “Воспоминание о Царском селе” перед собравшимися зрителями и высокочтимой комиссией, во главе которой сидел первый поэт того времени, уже пожилой, 72-летний Державин. По свидетельствам очевидцев маститый русский поэт был под сильным впечатлением от таланта юного Пушкина, поднялся, чтобы его обнять, но взволнованный юноша выбежал из зала и его долго не удавалось найти.

Та же встреча, о которой мы здесь рассказываем, произошла на 5 лет позднее, в 1820 году. Эта встреча Пушкина с Жуковским была совсем не торжественной, а камерной, оба сидели в полупустой гостиной дворца, где акустика была великолепной. Подсвечник на три свечи, да лампада у икон – вот и все освещение.

Слушал Жуковский бессмертные строки из “Руслана и Людмилы”:
Лежит он мертвый в чистом поле;
Уж кровь его не льется боле,
Над ним летает жадный вран,
Безгласен рог, недвижны латы,
Не шевелится шлем косматый!

Вокруг Руслана ходит конь,
Поникнув гордой головою,
В его глазах исчез огонь!
Не машет гривой золотою,
Не тешится, не скачет он,
И ждет, когда Руслан воспрянет…
Но князя крепок хладный сон,
И долго щит его не грянет.

и, наверное, думал о том, что выросший на его глазах из отрока в 20-летнего юношу Пушкин уже не нуждается в его уроках и наставлениях. Его подопечный обрел крылья. И сейчас Пушкина надо только любить, защищать и беречь. На этом Жуковский и Пушкин закончили свой литературный поединок. Издание пушкинской поэмы “Руслан и Людмила” взял на себя Жуковский.

***
Многие годы после знакомства и до самой смерти Пушкина Жуковский был для своего юного друга своего рода спасителем. К сожаленью, Пушкин с молодых лет уже получил сомнительную славу как циник, бузотер и атеист. Еще во время обучения в лицее преподаватели отмечали гибкий острый ум юноши при полном отсутствии прилежания.
Пушкин уделял внимание только тем предметам, которые ему нравились, поэтому числился среди плохо успевающих лицеистов. Ему нравился французский язык и за его отличное знание он получил прозвище «француз».

При выпуске из лицея в 1817 году Пушкин оказался 26 по успеваемости из 29 выпускников. По итогам 15 экзаменов отличные результаты были только по фехтованию, российской и французской словесности. Вспыльчивый по натуре, поэт часто на пустом месте затевал ссоры, после чего глубоко и искренне раскаивался. Неуместные остроты задевали друзей. После одной из оскорбительных эпиграмм в адрес В.Кюхельбекера состоялась первая дуэль, в результате которой соперник выстрелил в сторону, а Пушкин бросил пистолет в сугроб. Друзья обнялись и помирились.

Читайте также:
Анализа баллады Светлана: сочинение

Для властей повзрослевший Пушкин был опасным смутьяном. Его друзья – сплошь революционеры, будущие декабристы. Александр I сетовал, что Пушкин наводнил Россию возмутительными стихами. Генерал-губернатор Петербурга почти каждый день получал доносы на Пушкина: . вызвал на дуэль. подрался с иностранцами в загородном ресторане. отпускал дерзкие шутки. декламировал недозволенные стихи. Молодому поэту грозят всевозможными карами. Жуковский все это знает, но не читает мораль Пушкину, а всячески поддерживает и благословляет. И Сверчок уходит счастливый. Через много лет Пушкин напишет: “Несчастие хорошая школа: может быть. Но счастье есть лучший университет”.

Когда в 1820 году за неугодные царю строки стихотворений и резкие эпиграммы Пушкина собирались выслать в Сибирь, то Жуковский, Карамзин и другие влиятельные люди добились, чтобы такая суровая мера была заменена переводом на юг страны. Благодаря этому Александру удалось сохранить службу и общественное положение.

Жуковский был рядом и в нелегкий 1824 год, когда крупная ссора с отцом грозила поэту судебным разбирательством, а это еще более усугубило бы его и без того не самое выгодное положение. Благодаря вмешательству Жуковского, Александр Сергеевич вновь почувствовал благосклонность царя и смог вернуться в высшее общество.

Именно Жуковский в числе немногих самых верных друзей не оставлял Пушкина и во время ссылки в Михайловское и старался поддержать и ободрить, хотя бы письмами.
Из писем В.А. Жуковского А.С. Пушкину:
1 июня 1824 года из Петербурга в Михайловское: “Ты уверяешь меня, Сверчок моего сердца, что ты ко мне писал, писал и писал – но я не получал, не получал и не получал твоих писем. Итак, Бог судья тому, кто наслаждался ими.
. Крылья у души есть! Вышины она не побоится, там настоящий ее элемент! Дай свободу этим крыльям, и небо твое. Вот моя вера. Когда подумаю, какое можешь состряпать для себя будущее, то сердце разогреется надеждою за тебя. Прости, чертик, будь ангелом”.
12 ноября 1824 года, из Петербурга в Михайловское: “Ты имеешь не дарование, а гений. Ты богач, у тебя есть неотъемлемое средство быть выше незаслуженного несчастья и обратить в добро заслуженное; ты более, нежели кто-нибудь, можешь и обязан иметь нравственное достоинство. Ты рожден быть великим поэтом; будь же этого достоин. Обстоятельства жизни, счастливые или несчастливые, – шелуха. Ты скажешь, что я проповедаю со спокойного берега утопающему. Нет! Я стою на пустом берегу, вижу в волнах силача и знаю, что он не утонет, если употребит свою силу, и только показываю ему лучший берег, к которому он непременно доплывет, если захочет сам. Плыви, силач. А я обнимаю тебя”.
Что может быть лучше в качестве благословения молодому поэту?! С наставником ему необыкновенно повезло!

В 1825 году благодаря своему влиянию при дворе Василий Андреевич помог оправдать Пушкина, обвиненного в причастности к восстанию декабристов. Александр Сергеевич был глубоко благодарен и боготворил своего мудрого друга. Несмотря на их не совсем серьезное соперничество, Пушкин всегда видел в Жуковском учителя и наставника. Хрестоматийными стали строки одного из его стихотворений, посвященных Жуковскому:
Его стихов пленительная сладость
Пройдет веков завистливую даль.

“Небесная душа” – так тепло и ласково называл Александр своего горячо любимого друга, а в письмах нередко обращался к нему не иначе как “ангел-хранитель”. С портретом Жуковского Пушкин не расставался до самого конца. В горькие минуты поднимал глаза и видел ободряющий взгляд своего “побежденного учителя”. Портрет и сегодня висит над письменным столом поэта в его музее-квартире на Мойке.

В отношении Василия Андреевича к своему юному другу никогда не было даже нотки снисходительности, несмотря на разницу в возрасте и общественном положении. Можно смело сказать, что в этих взаимоотношениях возраст не играл никакой роли – настолько душевно близкими оказались эти два человека. Жуковский высоко ценил как личные качества Александра, так и его поэтический дар.

***
Очень тяжелыми для Александра Сергеевича Пушкина оказались 1836-1837 годы. Появление Жоржа Дантеса, который преследовал его жену, интриги высшего света, клевета и унизительные эпиграммы в адрес семьи Пушкиных, попытки защитить честь супруги. Ситуация накалялась с каждым днем. Было ясно, что цель одна – спровоцировать вспыльчивого поэта на дуэль. Жуковского очень беспокоил этот скандал, связанный с женой Пушкина и Дантесом; он выступил посредником, стараясь примирить поэта с Дантесом, но Пушкин решительно отказался. Жуковский упрашивал поэта одуматься, добивался прекращения неприятного дела и молчания обо всём случившемся. Однако Пушкин категорически отказывался следовать его советам. В сердцах Василий Андреевич писал: “Хотя ты и рассердил и даже обидел меня, но меня всё к тебе тянет — не брюхом, которое имею уже весьма порядочное, но сердцем, которое живо разделяет то, что делается в твоём…”

27 января 1837 года Жуковский узнал о смертельном ранении Пушкина случайно: не застав Вяземских, он зашёл к их зятю. Далее он поехал к раненому поэту, и от доктора Арендта узнал, что смерть неминуема. Когда на следующий день Пушкин прощался с близкими и друзьями, Жуковский смог только поцеловать ему руку, не в силах вымолвить ни слова. В последнюю ночь Пушкина у его постели сидел В. И. Даль, а Вяземский, Жуковский и Виельгорский ожидали в соседней комнате. После выноса тела Жуковский опечатал кабинет поэта своей печатью.

Судьба сыграла злую шутку: день рождения В. А. Жуковского, 29 января, стал днем смерти его верного и любимого друга. И после смерти поэта, словно ангел-хранитель, Жуковский вновь пришел на помощь уже покойному другу: получив приказ пересмотреть и доставить государю все письма Пушкина, он впервые ослушался и тайно вынес их жене – Наталье Николаевне. Жуковский разобрал весь архив Пушкина, даже выплатил его карточные долги.

Читайте также:
Романтизм Жуковского (баллада Лесной царь): сочинение

Жуковский с друзьями взяли на себя продолжение издания «Современника» в пользу детей Пушкина. Вскоре этим единолично занялся Плетнёв; Жуковский же добился печатания полного собрания сочинений Пушкина, которое началось в 1838 году. С февраля 1837 года многие свои письма Жуковский запечатывал перстнем Пушкина, снятым с уже мёртвого тела. Этот перстень-печатка был воспет в стихотворении «Талисман». После смерти Пушкина, как свидетельствовали современники, Жуковский стал «грустнее» и, как сам говорил, «старее». В доставшейся ему незаполненной записной книжке А. С. Пушкина он переписал стихотворное введение к «Ундине», а также гекзаметрическое описание последних дней поэта — переложение собственного письма С. Л. Пушкину.

О судьбе кольца-талисмана с руки Пушкина написал позднее Иван Сергеевич Тургенев: «Перстень этот был подарен Пушкину в Одессе княгиней Воронцовой. Он носил почти постоянно этот перстень (по поводу которого написал свое стихотворение «талисман») и подарил его на смертном одре поэту Жуковскому. От Жуковского перстень перешел к его сыну, Павлу Васильевичу, который подарил его мне”. Эту запись Тургенев поставил под перстнем, выставленным им в 1880 году в Петербурге во время Пушкинских торжеств. После смерти Тургенева кольцо-талисман с руки Пушкина оказалось у французской певицы Полины Виардо. Надо отметить, что Иван Сергеевич ясно высказал свою последнюю волю о том, кому должно быть передано кольцо после его смерти в письме русскому вице-консулу: «Я очень горжусь обладанием пушкинского перстня и придаю ему так же как и Пушкин большое значение. После моей смерти я бы желал, чтобы этот перстень был передан графу Льву Николаевичу Толстому… Когда настанет и „его час“, гр. Толстой передал бы мой перстень по своему выбору достойнейшему последователю пушкинских традиций между новейшими писателями». Русский посланник пытался возвратить пушкинское кольцо в Россию, но безрезультатно, мадам Виардо на это не соглашалась. Все-таки, в 1887 году, очевидно под давлением общественности, Полина Виардо передала кольцо-талисман Пушкинскому музею Александровского лицея.

Дружба Жуковского и Пушкина.

История дружбы (1 часть)

по материалам рассказа Н. Эйдельмана. Рисунок Е. Флеровой, журнал «СМЕНА» 1980-ые г.

Пушкин и Жуковский — ближайшие друзья, на «ты»: истина столь привычная, что мы уже не замечаем в этих отношениях ничего необыкновенного. Меж тем судьба очень старалась их развести. Детство и ранняя юность двух поэтов не имеют почти ничего сходного:

Пушкин, 1799 года рождения, — отпрыск хотя и небогатого, но знатного московского рода; Жуковский же, родившийся в 1783-м, на 16 лет раньше, собственно говоря, даже и не Жуковский: тульский помещик Афанасий Бунин попросил местного солдатика привести «хорошенькую басурманочку». Тот выполнил просьбу бывшего барина: доставил в бунинский гарем юную турчанку Сальху, которая 29 января 1783 года родила сына Василия.

Можно сказать, что тогда мальчик приобретет нескольких известных родственников — знаменитую в свое время поэтессу Анну Бунину, а также Ивана Алексеевича Бунина (законного сына еще одного из представителей той же фамилии).

Однако Буниным Жуковский не станет. По воле отца его под любой фамилией легко могли бы зачислить в крестьяне или мещане; тогда путь к высокому образованию, литературе был бы очень затруднен, практически закрыт, и, наверное, стало бы в России поэтом меньше…

Бунин пригласил бедного дворянина Андрея Жуковского, который пользовался щедротами богатого соседа, и тот записал новорожденного своим сыном. «Василий Афанасьевич Бунин» сделался дворянином Василием Андреевичем Жуковским. От малограмотной, безответной матери никогда не отказывался, любил, помогал.

В тот год, когда родился Пушкин, Жуковский благодаря хлопотам отца находится в одном из лучших дворянских заведений, Благородном пансионе при Московском университете, и вскоре заводит знакомство с Карамзиным, братьями Тургеневыми, братьями Сергеем Львовичем и Василием Львовичем Пушкиными.

С маленьким же, курчавым Александром Сергеевичем пока что обыкновенное знакомство 20-летнего начинающего поэта с 4-летним «не подозревающим»…

«Победителю ученику от побеждённого учителя» (Жуковский и Пушкин: история одной дружбы)

Пушкин признавал себя учеником Жуковского. Но, учась у него, он перерастал своего предшественника и преодолевал его влияние, в общем чуждое основным устремлениям пушкинского творчества. Сравнение сказок Пушкина с одновременно написанными сказками Жуковского показывает, например, насколько внешне воспринимал задачу народности искусства Жуковский и насколько глубоко проникнут был ею Пушкин. Сам Жуковский, умевший понимать и ценить прекрасное, рано осознал, что ему предстоит уступить дорогу гению Пушкина. В день, когда Пушкин закончил свою первую поэму «Руслан и Людмила», Жуковский подарил ему свой портрет, на оборотной стороне которого рукой великого представителя романтизма была написана историческая фраза: «Победителю ученику от побеждённого учителя». В одном из писем (12 ноября 1824 года) Жуковский пишет Александру Сергеевичу: «Ты имеешь не дарование, а гений. Ты богач, у тебя есть неотъемлемое средство быть выше незаслуженного несчастия и обратить в добро заслуженное… Ты рожден быть великим поэтом; будь же этого достоин. В этой фразе вся твоя мораль, все твое возможное счастие и все вознаграждения…». В чем же заключается следование Пушкина Жуковскому в творчестве? Прежде всего, в том, что Василий Андреевич Жуковский был признанным мастером романтической прозы. Именно он стоял у истоков этого литературного течения в России, именно его произведения – например, баллады «Светлана», «Людмила» — до сих пор являются признанными эталонами романтического искусства, выводящего на сцены исключительных героев и ставящего их в исключительные обстоятельства. А Александр Сергеевич Пушкин, как известно, в начале своего творческого пути так же следовал романтическим традициям. Его поэму (в частности, «Руслан и Людмила»), сказки, раннюю лирику, первые главы романа в стихах «Евгений Онегин» можно назвать данью Жуковскому. Но постепенно Пушкин уходит от романтизма к реализму, и Жуковский, с его оторванной от реальной жизни лирикой, перестает быть для поэта учителем. Но не только творчество объединяло двух мастеров слова. Их объединяла и дружба. Между ними велась оживленная переписка. Так, сохранилась записка Пушкина, которую тот написал другу, когда не застал его однажды дома: Штабс-капитану, Гете, Грею, Томсону, Шиллеру привет! Им поклониться честь имею, Но сердцем истинно жалею, Что никогда их дома нет. Вообще, Пушкин и Жуковский были очень дружны. На правах старшего товарища Василий Андреевич не раз выручал своего друга. Так, в конце 1824 года, когда Пушкин поссорился со своим отцом и тот обвинил его в том, что он хотел его избить, Жуковский заступился за поэта перед властями. Так как положение Пушкина было отчаянным (ему уже присудили ссылку в родное поместье — Михайловское), обвинение в «избиении» могло усугубить наказание (угрожали ссылкой в Сибирь). В 1825-м году Жуковский также пришел поэту на помощь – он заступился за него перед царем, когда Пушкин был в подозрении после восстания декабристов. Дело в том, что Жуковский служил при дворе и имел возможность прямого доступа к властьдержащим. Он сумел сохранить при дворе безупречную честность, нравственную чистоту и прямоту характера. Ни почести, ни награды не могли заставить его позабыть о «святейшем из званий: человек». Трусость и раболепство были чужды Жуковскому. Он много раз заступался за опальных героев. Все это привело, в конце концов, к тому, что Николай 1 стал подозревать Жуковского в свободомыслии и политической неблагонадежности. Жуковский был также очень близким духовным другом Пушкина. Он не раз помогал поэту в трудные моменты жизни, умел приободрить, вселить уверенность, успокоить… Но он не смог уберечь друга от гибели… После смерти Пушкина Жуковский написал стихотворение, в котором выразил боль и недоумение от произошедших трагических событий: Долго стоял я над ним, один, смотря со вниманьем Мертвому прямо в глаза; были закрыты глаза, Было лицо его мне так знакомо, и было заметно, Что выражалось на нем, — в жизни такого Мы не видали на этом лице… …мнилось мне, что ему В этот миг предстояло как будто какое виденье, Что-то сбывалось над ним… И спросить мне хотелось: что видишь?

Читайте также:
Русской поэзии душа человеческая (по творчеству В. А. Жуковского): сочинение

Творческий поединок

Творчество Жуковского известно нам во многом благодаря его сказкам. Пушкин считал себя учеником Василия Андреевича, ведь именно его сказки вдохновили молодого Александра на создание собственных шедевров.

В 1831 году, после ссылки в Михайловское, Пушкин представил своему другу «Сказку и попе и работнике его Балде» и несколько других набросков. Жуковский высоко оценил произведения и предложил вступить в шуточное соревнование. Спор Жуковского и Пушкина касался написания сказок в народном стиле. Так появились знаменитые «Сказка о царе Салтане и сыне его Гвидоне…» и «Сказка о мертвой царевне…» Пушкина, а также сказки Жуковского «О царе Берендее» и «О спящей царевне». Сравнение Пушкина и Жуковского в этот период приводит к мысли, что Василий Андреевич придерживается западного стиля (ведь в основе его сказок — произведения европейских авторов, и их романтические мотивы сохраняются), а Александр Сергеевич привносит в свои творения подлинно русский характер, и его сказки очень напоминают народные.

Через некоторое время Пушкин принесет на суд своему мудрому другу поэму «Руслан и Людмила». И получит в ответ подарок — портрет В. А. Жуковского с надписью «Победителю ученику от побежденного учителя». На этом Жуковский и Пушкин заканчивают свой литературный поединок.

Нельзя не заметить, что в поэме «Руслан и Людмила» молодой Пушкин позволил себе пародию на своего учителя и несколько довольно колких фраз, о чем очень сожалел в зрелые годы.

NewHistoria

В 1815г. Жуковский, по дороге в Павловск, не раз заезжал в Царское Село, где познакомился с 16-тилетним лицеистом, автором нескольких напечатанных стихотворений, сыном и племянником его близких московских знакомых Александром Пушкиным.

Долгая дружба двух поэтов была основана не только на литературной преемственности, но и на общности многих воззрений. 19сентября 1815г.

Жуковский писал П.А. Вяземскому: «Я сделал ещё приятное знакомство с нашим молодым чудотворцем Пушкиным… Он мне обрадовался и крепко прижал руку мою к сердцу…Нам всем надобно соединиться, чтобы помочь вырасти этому будущему гиганту, который нас всех перерастет». Ни тени зависти, только восхищение талантом, — в этом весь Жуковский. 27 ноября 1815г. он подарил Пушкину 1-й том своих стихотворений. После выхода Пушкина из Лицея Жуковский ввел его в литературное общество «Арзамас»; на «субботах» – еженедельных литературных вечерах у Жуковского — Пушкин читал новые песни «Руслана и Людмилы», а когда закончил поэму получил от Жуковского его портрет с надписью: «Победителю ученику от побежденного учителя». В черновой редакции 3-ей главы «Онегина» Пушкин писал о первых годах своего общения с Жуковским:

200 лет назад Жуковский передал пальму поэтического первенства Пушкину

В ночь с 25 на 26 марта (с 6 на 7 апреля по новому стилю) 1820 года Пушкин заканчивает “Руслана и Людмилу”. Утром он нетерпеливой запиской сообщает об этом Жуковскому . Василий Андреевич шлет ответную, в которой приглашает Сверчка к себе. (Напомню: Пушкин звался Сверчком в литературном кружке “Арзамас”).

Е. Шипицова . Жуковский и Пушкин.

Жуковский жил в Аничковом дворце на казенной квартире, данной ему как учителю великой княгини Александры Федоровны.

Вечером 26 марта Пушкин читает Жуковскому шестую, последнюю часть поэмы, после чего Василий Андреевич дарит Пушкину свежий оттиск своего литографского портрета, сделанного немецким художником Отто Германом Эстеррейхом (ставшим в России Ермолаем Ивановичем ).

Надпись на портрете столь хрестоматийна, что ее знает каждый школьник. Впрочем, знают лишь первую строчку надписи “Победителю-ученику от побежденного-учителя. ” (Так и представляется старик, сходящий в гроб. А Жуковскому было-то всего 37 лет).

Дальнейший текст помнят немногие: “. в тот высокоторжественный день в который он окончил свою поэму Руслан и Людмила 1820 Марта 26 Великая пятница”.

Запятых у Жуковского нет, и мы их не будем ставить. Однажды пушкинист Валентин Непомнящий написал по поводу “Моцарта и Сальери”: “У Пушкина последние слова вообще значат страшно много. “

Портрет Василия Жуковского , подаренный А.С. Пушкину с надписью: “Победителю-ученику от побежденного учителя”.

В дружеской надписи Жуковского последние слова тоже значат страшно много. “Марта 26 Великая пятница”.

Читайте также:
В.А. Жуковский и К.Н. Батюшков – первые русские поэты-романтики: сочинение

На утрене Великой пятницы читаются отрывки из Евангелия о прощальной беседе Иисуса с учениками на Тайной вечере: “Заповедь новую даю вам, да любите друг друга. ” Потом верующие слышат о предательстве Иуды: “Днесь бдит Иуда предати Господа. ” А вечером в пятницу служится чин погребения, вокруг храма обносят плащаницу, вспоминая погребение распятого Иисуса. Скорбный, самый скорбный день для христианина – Великая пятница. Но и высокоторжественный – ведь близко Воскресение Христово. Весь мир исполняется тишиной. Люди ходят не спеша, говорят между собой вполголоса и стараются не хлопать дверями.

Вот и 20-летний Пушкин читал Жуковскому свою поэму в тот вечер совсем не так, как изображается на известных картинах, где кудрявый пиит в левой руке держит рукопись, а правой машет, как Маяковский.

Совсем не было нужды повышать голос. В затихшем дворце, в полупустой гостиной акустика была великолепная, да и были они вдвоем.

Полумрак. Подсвечник на три свечи, да лампада у икон – вот и все освещение.

Первое издание поэмы “Руслан и Людмила” (иллюстрация И. Иванова ).

Шестая глава “Руслана и Людмилы”, написанная в ночь на Великую пятницу, имеет много таинственных созвучий с евангельскими чтениями Страстной недели. Эти созвучия не прямые и не цитатные, но тем удивительнее было Жуковскому узнавать их в поэме своего ученика, уже заполучившего сомнительную славу циника, бузотера и афея (атеиста).

Вот от смертельного сна пробуждается Руслан и летит на коне, как Георгий Победоносец:

Блистая в латах, как в огне,

Чудесный воин на коне

Грозой несется, колет, рубит,

В ревущий рог, летая, трубит.

То был Руслан. Как Божий гром

Наш витязь пал на басурмана.

А вот картина ночи после битвы:

. Лишь изредка на поле битвы

Был слышен падших скорбный стон

И Русских витязей молитвы.

И, наконец, – утро:

. Яснели холмы и леса,

И просыпались небеса.

Быть может, слушая именно эти строки, Жуковский почувствовал, что выросший на его глазах из отрока в юношу Пушкин не нуждается в уроках и наставлениях. Проснулись небеса. Сверчок обрел крылья. Пройдет немного времени, и Александр сам одолеет и свой цинизм, и свой атеизм, и все, чем его будут искушать люди и природный темперамент.

А сейчас Пушкина надо только любить, защищать и беречь.

Прозорливость Жуковского сегодня нам очевидна. А ведь была еще и смелость. Можно сказать, гражданское мужество.

Для властей Пушкин был опасным смутьяном. По сегодняшним понятиям – экстремистом. Его друзья – сплошь оппозиционеры, будущие декабристы. Александр I сетует, что Пушкин наводнил Россию возмутительными стихами. Генерал-губернатор Петербурга почти каждый день получает доносы на Пушкина: . вызвал на дуэль. подрался с иностранцами в загородном ресторане. отпускал дерзкие шутки. декламировал недозволенные стихи. Молодому поэту грозят ссылкой на Соловки.

Жуковский все это знает, но не читает мораль Пушкину. Благословляет. Дарит портрет. Обнимает как сына.

И Сверчок улетает счастливый. Через много лет Пушкин напишет: “Несчастие хорошая школа: может быть. Но счастие есть лучший университет”.

Ю. Иванов . В.А. Жуковский, А.С. Пушкин , П.А. Вяземский. 1984 год.

Сложный и запутанный вопрос о связях Пушкина с его учителем – Жуковским, крупнейшим русским поэтом. Тема Пушкин и Жуковский : она важна для изучения не. – презентация

Презентация была опубликована 6 лет назад пользователемВалерий Шулепников

Похожие презентации

Презентация по предмету “Русский язык, Литература, Чтение” на тему: “Сложный и запутанный вопрос о связях Пушкина с его учителем – Жуковским, крупнейшим русским поэтом. Тема Пушкин и Жуковский : она важна для изучения не.”. Скачать бесплатно и без регистрации. — Транскрипт:

2 Сложный и запутанный вопрос о связях Пушкина с его учителем – Жуковским, крупнейшим русским поэтом. Тема Пушкин и Жуковский : она важна для изучения не только роли Жуковского в творческой эволюции Пушкина, отношений ученика и учителя, но шире – для общей трактовки путей и судеб поэтического творчества.

3 В тот год, когда родился Пушкин, Жуковский благодаря хлопотам отца находится в одном из лучших дворянских заведений, Благородном пансионе при Московском университете, и вскоре заводит знакомство с Карамзиным, братьями Тургеневыми, братьями Сергеем Львовичем и Василием Львовичем Пушкиными.

4 1816 год 33-летний Жуковский появляется в Царском Селе и знакомится с 17-летним Пушкиным.

5 Много ли общих тем? Вряд ли. Жуковский вдвое старше, формально мог бы даже быть отцом Пушкина; он знаменитый поэт. И тем не менее буквально с первых встреч старший и младший подружились: отношения близкие, веселые, творческие и, главное, совершенно равные.

6 Вот – известная надпись на портрете Жуковского, подаренном автору “Руслана и Людмилы”, – “Победителю-ученику от побежденного учителя в тот высокоторжественный день, в который он окончил свою поэму. “

7 Пушкину приходится регулярно выслушивать житейские нравоучения и наставления Жуковского (пусть в шутливой, арзамасской форме). Пушкин часто читал стихи Жуковского наизусть и если вдруг ошибался в слове, то Жуковский это слово тотчас заменял.

8 В 1820 году над юным поэтом за его вольные стихи, эпиграммы нависла угроза Соловков или Сибири. Известно, что Пушкин даже пал духом: не хотел в ссылку, чувствовал, что не выдержит, погибнет. У хорошего человека, однако, хорошие друзья. Главным заступником был Карамзин, но именно Жуковский явился спасителем Александра. В мае 1820 года Пушкин и Жуковский расстаются на семь лет. Впрочем, в те небыстрые времена подобные разлуки для дружбы не помеха.

9 Второй раз – в конце 1824 года. Сосланный в Михайловское, поэт раздражен клеветой врагов и мнимых друзей. Через несколько месяцев после начала второй ссылки создает “Коварность”. Как важно иметь друга, способного вовремя найти такие слова! Выход из кризиса найден.

10 Было время,когда Пушкин поговаривал о самоубийстве. Не забудем, что поэту двадцать пять лет; несправедливая ссылка, нелепая ссора с отцом, из которой могут выйти еще большие неприятности, – пахнет палачом и каторгой…Броситься в омут, в первую попавшуюся дуэль, битву, заговор, побег – все это было возможно. Дружеская помощь, утешение были чрезвычайно своевременными. И опять Жуковский, за сотни верст, в Петербурге, почувствовал! И написал Пушкину письмо. Две силы, своя и дружеская, соединились.

Читайте также:
В. Жуковский и К. Батюшков первые русские поэты-романтики: сочинение

11 Тогда, в середине 1820-х годов, кроме моральной поддержки, очень скоро потребовалось и новое, практическое заступничество. В начале 1826 года, после поражения декабристов, Жуковский, опять же вместе с Карамзиным, ведет сложную, нам во многом невидимую работу по вызволению Пушкина. Царь “послушался”, вызвал Пушкина из заточения; Карамзина в это время уже не было в живых, а Жуковский, естественно, молчал: он вообще никогда не хвастал добрыми делами..

12 . Пушкину приходится регулярно выслушивать житейские нравоучения и наставления Жуковского (пусть в шутливой, арзамасской форме); Жуковскому же нужно считаться с самим фактом существования пушкинской поэзии. Пушкин часто читал стихи Жуковского наизусть и если вдруг ошибался в слове, то Жуковский это слово тотчас заменял. Весной на почте вскрыли письмо Пушкина к жене, доставили текст Николаю, и царь охотно прочитал да еще выразил неудовольствие следующими строками (о двух Александрах – старшем сыне Николая I и старшем сыне Пушкина ) Пушкин узнает о перехвате своего письма и 10 мая. Наконец Жуковский добивается у царя фразы: “. пускай он (Пушкин) возьмет назад свое письмо”

13 Приближается решающая дуэль в судьбе Пушкина. С этим трудно согласиться. Жуковский как мог, как умел старался расстроить поединок, избавить Пушкина от малейшей угрозы насильственной смерти. Ситуация была запутанной, тяжелой, у Жуковского получалось далеко не все; в конце концов, мы знаем, Пушкин начал от него таиться и, формально согласившись на примирение, отнюдь не простил врагам и оскорбителям. Тем не менее, Жуковский до конца оставался ближайшим, родным Пушкину человеком. Его отчаянные усилия в начале ноября остановили неминуемую, казалось бы, дуэль, но через короткий срок опасность снова увеличивается.

14 И снова в Германию. Жуковский не мог жить там, где погиб Пушкин; он считал себя виноватым: пытался ведь примирить великого поэта с системой, но если при этом гений гибнет – значит, изначальная посылка была ошибочна и система порочна, значит, смысл жизни определен неверно. Жуковский не мог больше и праздновать свой день рождения – столь же весело, легко, бездумно, как 29 января 1834 года. Всякое 29 января отзывалось эхом 1837-го. Через 15 лет после гибели Пушкина, в 1852-м, Жуковский скончался в Германии. Пушкин погибает на дуэли.

Сочинение: Батюшков и Жуковский – первые русские поэты-романтики

Батюшков и Жуковский – первые русские поэты-романтики

Русский романтизм принято делить на несколько периодов: начальный (1801-1815), зрелый (1815-1825) и период последекабристского развития. Однако по отношению к начальному периоду условность этой схемы бросается в глаза. Ибо заря русского романтизма связана с именами Жуковского и Батюшкова, поэтов, чье творчество и мироощущение трудно ставить рядом и сравнивать в рамках одного периода, настолько различны их цели, устремления, темпераменты. В стихах обоих поэтов еще ощущается властное влияние прошлого – эпохи сентиментализма, но если Жуковский еще глубоко укоренен в ней, то Батюшков гораздо ближе к новым веяниям. Белинский справедливо отмечал, что для творчества Жуковского характерны “жалобы на несвершенные надежды, которым не было имени, грусть по утраченном счастии, которое Бог знает в чем состояло”. Действительно, в лице Жуковского романтизм делал еще свои первые робкие шаги, отдавая дань сентиментальной и меланхолической тоске, смутным, едва уловимым сердечным томлениям, одним словом, тому сложному комплексу чувств, который в русской критике получил название “романтизм средних веков”. Совсем иная атмосфера царит в поэзии Батюшкова: радость бытия, откровенная чувственность, гимн наслаждению. Пластичность и изящная определенность формы сближает его с классической литературой античности.

Жуковского по праву считают ярким представителем русского эстетического гуманизма. Чуждый сильным страстям, благодушный и кроткий Жуковский находился под заметным влиянием идей Руссо и немецких романтиков. Вслед за ними он придавал большое значение эстетической стороне в религии, морали, общественных отношениях. Искусство приобретало у Жуковского религиозный смысл, он стремился увидеть в искусстве “откровение” высших истин, оно было для него “священным”. Для немецких романтиков характерно отождествление поэзии и религии. То же самое мы находим и у Жуковского, который писал: “Поэзия есть Бог в святых мечтах земли”. В немецком романтизме ему особенно близким было тяготение ко всему запредельному, к “ночной стороне души”, к “невыразимому” в природе и человеке. Природа в поэзии Жуковского окружена тайной, его пейзажи призрачны и почти нереальны, словно отражения в воде:

Как слит с прохладою растений фимиам!

Как сладко в тишине у брега струй плесканье!

Как тихо веянье зефира по водам

И гибкой ивы трепетанье!

Чувствительная, нежная и мечтательная душа Жуковского как будто сладко замирает на пороге “оного таинственного света”. Поэт, по меткому выражению Белинского, “любит и голубит свое страдание”, однако страдание это не уязвляет его сердце жестокими ранами, ибо даже в тоске и печали его внутренняя жизнь тиха и безмятежна. Поэтому, когда в послании к Батюшкову, “сыну неги и веселья”, он называет поэта-эпикурейца “родным по Музе”, то трудно поверить в это родство. Скорее мы поверим добродетельному Жуковскому, который дружески советует певцу земных наслаждений: “Отвергни сладострастья погибельны мечты!”

Батюшков – фигура во всем противоположная Жуковскому. Это был человек сильных страстей, а его творческая жизнь оборвалась на 35 лет раньше его физического существования: совсем молодым человеком он погрузился в пучину безумия. Он с одинаковой силой и страстью отдавался как радостям, так и печалям: в жизни, как и в ее поэтическом осмыслении, ему – в отличие от Жуковского – была чужда “золотая середина”. Хотя его поэзии также свойственны восхваления чистой дружбы, отрады “смиренного уголка”, но его идиллия отнюдь не скромна и не тиха, ибо Батюшков не мыслит ее без томной неги страстных наслаждений и опьянения жизнью. Временами поэт так увлечен чувственными радостями, что готов безоглядно отринуть гнетущую мудрость науки:

Ужели в истинах печальных

Угрюмых стоиков и скучных мудрецов,

Сидящих в платьях погребальных

Между обломков и гробов,

Читайте также:
Расцвет романтизма Жуковского: сочинение

Найдем мы жизни нашей сладость?

От них, я вижу, радость

Летит, как бабочка от терновых кустов.

Для них нет прелести и в прелестях природы,

Им девы не поют, сплетаясь в хороводы;

Для них, как для слепцов,

Весна без радости и лето без цветов.

Подлинный трагизм редко звучит в его стихах. Лишь в конце его творческой жизни, когда он стал обнаруживать признаки душевного недуга, под диктовку было записано одно из его последних стихотворений, в котором отчетливо звучат мотивы тщеты земного бытия:

Батюшков и Жуковский – первые русские поэты-романтики

Романтизм в русской литературе. В.А. Жуковский как наиболее яркий представитель русского романтизма, его творчество и описание природы в произведениях. Творчество К.Н. Батюшкова, расцвет его поэтического таланта, философское осмысление случившегося.

Рубрика Литература
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 12.07.2015
Размер файла 22,1 K
  • посмотреть текст работы
  • скачать работу можно здесь
  • полная информация о работе
  • весь список подобных работ

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Батюшков и Жуковский – первые русские поэты-романтики

В начале ХIХ века на смену классицизму и сентиментализму в русской поэзии, как и во всей русской литературе, приходит романтизм. Русский романтизм принято делить на несколько периодов: начальный (1801-1815), зрелый (1815-1825) и период после декабристского развития.

Своеобразными художественными средствами русские поэты-романтики воссоздали в своем творчестве сложное содержание исторической эпохи начала ХIХ века, отразив в нем думы и чаяния лучших представителей русского общества того времени.

Заря русского романтизма связана с именами В.А.Жуковского и К.Н.Батюшкова, поэтов, чье творчество и мироощущение трудно ставить рядом и сравнивать в рамках одного периода, настолько различны их цели, устремления, темпераменты.

В стихах обоих поэтов еще ощущается властное влияние прошлого – эпохи сентиментализма, но если Жуковский еще глубоко укоренен в ней, то Батюшков гораздо ближе к новым веяниям.

Белинский справедливо отмечал, что для творчества Жуковского характерны “жалобы на несвершенные надежды, которым не было имени, грусть по утраченном счастии, которое Бог знает в чем состояло”[1]. Действительно, в лице Жуковского романтизм делал еще свои первые робкие шаги, отдавая дань сентиментальной и меланхолической тоске, смутным, едва уловимым сердечным томлениям, одним словом, тому сложному комплексу чувств, который в русской критике получил название “романтизм средних веков”.

Жуковского по праву считают ярким представителем русского эстетического гуманизма. Чуждый сильным страстям, благодушный и кроткий Жуковский находился под заметным влиянием идей Руссо и немецких романтиков. Вслед за ними он придавал большое значение эстетической стороне в религии, морали, общественных отношениях. Искусство приобретало у Жуковского религиозный смысл, он стремился увидеть в искусстве “откровение” высших истин, оно было для него “священным”.

Для немецких романтиков характерно отождествление поэзии и религии. То же самое мы находим и у Жуковского, который писал: “Поэзия есть Бог в святых мечтах земли”. В немецком романтизме ему особенно близким было тяготение ко всему запредельному, к “ночной стороне души”, к “невыразимому” в природе и человеке.

Описания природы, играющие важную роль в элегической поэзии Жуковского, представляют собой не объективные изображения примет действительности, но их субъективные восприятия поэтом, преломленные в его сознании, в его чувстве.

Позднее это восприятие внешнего мира, углубляясь и развиваясь по мере обращения от сентиментального к романтическому миропониманию, примет характер, исключающий вообще всякие объективные признаки: описания природы станут у Жуковского описаниями лишь его внутренних душевных состояний, хотя и возникших под известным воздействием внешнего мира.

Природа в поэзии Жуковского окружена тайной, его пейзажи призрачны и почти нереальны, словно отражения в воде:

«…Все тихо: рощи спят; в окрестности покой;

Простершись на траве под ивой наклоненной,

Внимаю, как журчит, сливаяся с рекой,

Поток, кустами осененной.

Как спит с прохладою растений фимиам!

Как сладко в тишине у брега струй плесканье!

Как тихо веянье зефира по водам

И гибкой ивы трепетанье! (Вечер. Элегия) [2]

Поэтически выраженный внутренний мир человека явился подлинным открытием Жуковского, и этим прежде всего определяется его место в истории русской поэзии. Лиризмом , субъективностью проникнута вся его поэзия, оригинальная или переводная, собственно лирическая, балладная или повествовательная.

Тридцать девять баллад, написанных Жуковским составляют очень значительный и цельный раздел в творчестве поэта. Произведение этого жанра «Людмила» – представило собой решительный разрыв с богатырски – сказочными традициями ХVIII в.

То, что привлекало Жуковского в балладном жанре, заключалось не столько в фантастических сюжетах немецких и английских баллад, не в «чертях и ведьмах» самих по себе, сколько в психологической основе этих сюжетов, в пронизывающих большую часть баллад идеях трагической обреченности человека, и неизбежного возмездия виновному в преступлении против человечности или даже ни в чем не виновному, кроме запретной- с точки зрения ходячей житейской морали-любви.

Убеждение в обреченности человека, подвластного высшей, вне его лежащей и непреодолимой силе составляет одну из самых существенных черт мировоззрения Жуковского. Идея обреченности человека , бессильного бороться с судьбой, проходит через все его творчество- и не только балладного, хотя именно в балладах она выражена сильнее всего.

«Смертных ропот безрассуден;

Царь Всевышний правосуден;

Твой услышал стон Творец;

Час твой бил, настал конец».[2]

Чувствительная, нежная и мечтательная душа Жуковского как будто сладко замирает на пороге “ оного таинственного света“. Поэт, по меткому выражению Белинского, “ любит и голубит свое страдание”, однако страдание это не уязвляет его сердце жестокими ранами, ибо даже в тоске и печали его внутренняя жизнь тиха и безмятежна. Поэтому, когда в послании к Батюшкову , “сыну неги и веселья”,он называет поэта -эпикурейца “родным по Музе”, трудно поверить в это родство. Скорее поверим добродетельному Жуковскому, который дружески советует певцу земных наслаждений: “Отвергни сладострастья погибельны мечты!”

Батюшков – фигура во всем противоположная Жуковскому. Это был человек сильных страстей, а его творческая жизнь оборвалась на 35 лет раньше его физического существования: совсем молодым человеком он погрузился в пучину безумия.

Читайте также:
Тема судьбы и рока в произведениях Жуковского: сочинение

Совсем иная атмосфера царит в поэзии Батюшкова: радость бытия, откровенная чувственность, гимн наслаждению. Он с одинаковой силой и страстью отдавался как радостям, так и печалям: в жизни ,как и в ее поэтическом осмыслении, ему -в отличии от Жуковского- была чужда “золотая середина”. Если важнейшей заслугой Жуковского Белинский считал то, что он “ ввел в русскую поэзию романтизм”, то заслугу Батюшкова видел он в том, что тот внес в русскую поэзию “красоту идеальной формы”, которая позволила ему запечатлеть в своей поэзии окружающий мир, а также и внутренний мир человека во всей определенности и ясности. Хотя его поэзии также свойственны восхваления чистой дружбы, отрады “смиренного уголка”, но его идиллия отнюдь не скромна и не тиха.

В эти годы Батюшковым были созданы произведения, заслужившие ему славу “певца любви”, славу” беспечного поэта-мечтателя, философа-эпикурейца, жреца любви, неги и наслаждения”

Временами поэт так увлечен чувственными радостями , что готов безоглядно отринуть гнетущую мудрость науки:

Ужели в истинах печальных

Угрюмых стоиков и скучных мудрецов,

Сидящих в платьях погребальных

Между обломков и гробов,

Найдем мы жизни нашей сладость?

От них, я вижу, радость

Летит, как бабочка от терновых кустов;

Для них нет прелести и в прелестях природы.

Им девы не поют, сплетаясь в хороводы:

Для них, как для слепцов,

Весна без радости и лето без цветов(Мечта)[3]

Подлинный трагизм редко звучит в его стихах. Лишь в конце его творческой жизни, когда он стал обнаруживать признаки душевного недуга, под диктовку было записано одно из его последних стихотворений, в котором отчетливо звучат мотивы тщеты земного бытия:

Ты знаешь, что изрек ,

Прощаясь с жизнью, седой Мельхиседек?

Рабом родится человек,

Рабом в могилу ляжет,

И смерть ему едва ли скажет,

Зачем он шел долиной чудной слез,

Страдал, рыдал, терпел, исчез.[3]

Почему имена этих талантливых поэтов неразрывно связаны между собой? Прежде всего, благодаря тому, что новое направление в русской поэзии – романтизм, в стиле которого писали оба поэта, получило широкое распространение среди их современников и последователей.

Но главной причиной того, почему творчество В.А Жуковского и К.Н. Батюшкова постоянно находится в сопоставлении друг с другом, является то, что возвышенный ими в русской поэзии романтизм звучит в их многочисленных стихотворениях совершенно по-разному.

Примечательно, что один из самых страстных поэтов русской поэзии родился и прожил большую часть своей жизни в холодной, северной части России – в Вологде. Его стихотворение было впервые опубликовано в журнале «Новости литературы» в 1805 году и носило название «Послание к стихам моим». Батюшков принимал участие в прусском походе и войне со Швецией, но это не мешало ему продолжать свою поэтическую деятельность.

Поэзия Батюшкова пропитана страстностью, любовью к земной жизни и любовью к своей Отчизне. Ему удалось соединить классицизм и сентиментализм в пылкой и жизнеутверждающей лирике, полной сильных и ярких эмоций. Его стихотворение «Вахканка» – это своеобразное провозглашение романтической лирики, а стихотворение «Мечта» – манифест его личности, как поэта. Последнее стихотворение сделало Батюшкова признанным и талантливым поэтом.

Но ему не чужды и другие темы – как и любой другой поэт, он описывает то, что ему пришлось пережить на личном опыте. Речь идет о войне и тех страданиях, которая она принесла русскому народу. Стихотворение «К Дашкову» раскрывает перед читателями образы войны 1812 года, и патриотические мысли Батюшкова. Но любые призывы поэта звучат довольно грубо и жестко, как и сама сущность войны, которую ему пришлось пережить. жуковский батюшков творчество романтизм

В отличие от эмоциональной лирики Батюшкова, Жуковский на своем творческом пути придерживался более степенных и зрелых поэтических направлений. В представлении Жуковского, романтизм – это все-таки развитие основ классицизма и сентиментализма, и в отличие от своего друга, его лирике не чужды эти направления

Стихотворения Жуковского более кроткие и спокойные, в них нет эмоциональных накалов и сильных проявлений чувств. Даже о войне он пишет совершенно по-другому, он видит ее глазами победителей, он взывает славить и чествовать героев войны.

И нельзя забывать о религиозном смысле в творчестве Жуковского, темы его стихотворений напрямую связаны с поиском высших истин. Ему больше присуща таинственность и мистичность, в отличие от более прямолинейного и реалистичного Батюшкова.

Расцвет поэтического талана Жуковского приходится на 1808-1812 года. Особо знаменитой стала его баллада «Людмила», которая является олицетворением начала эпохи романтизма в русской литературе. И именно Жуковский стал автором первого официального гимна России – «Молитва русских».

Война 1812 года в стихотворениях Жуковского “Певец во стане русских воинов” и Батюшкова “К Дашкову”

Перечитаем два стихотворения, посвященные войне 1812 года. Одно написано накануне сражения при Тарутине, второе уже после того, как неприятель был изгнан за пределы России. Однако в их стихотворениях отражены два совершенно различных взгляда на войну. И Жуковский, и Батюшков декларируют свои позиции с первых строк. Для одного война – удаль, храбрость, подвиги героев. Для другого – смерть, кровь, разрушения.

Жуковский пишет:

Наполним кубок круговой!

Дружнее! Руку в руку!

Запьем вином кровавый бой

И с падшими разлуку.

Кто любит видеть в чашах дно,

Тот бодро ищет боя…

О, всемогущее вино, веселие героя!

Мой друг! я видел море зла

И неба мстительные кары:

Врагов неистовых дела,

Войну и гибельны пожары.

И в дальнейшем оба стихотворения соответствуют тому, что в них заложено с самого начала. Певец Жуковского произносит здравицы героям войны, Древней Руси, Родине, Богу, Петру, Суворову. Батюшков же повествует об ужасах войны, о ее бессмысленности.

Но несмотря на столь глубокие различия, у поэтов проскальзывают сходные мысли. Например, у обоих звучит тема мщения. В стихотворении Жуковского слышатся призывы:

За гибель – гибель, брань – за брань,

Читайте также:
Великий поэт и гуманист ( В. А. Жуковском): сочинение

И казнь тебе, губитель!

Вожди славян, хвала и честь!

Свершайте истребленье,

Отчизна к вам взывает: месть!

Вселенная: спасенье!

Читая эти строки, настораживаешься: слишком уж воинственно-жестоко звучат призывы поэта.

Батюшков же утверждает: совесть приказывает ему забыть о музах и харитах, пока не отмщена Москва и враг не изгнан с русских земель.

Вообще Батюшков меньше, чем Жуковский, пишет о сражениях и подвигах. Он видит оборотную, непарадную сторону войны:

Я видел сонмы богачей,

Бегущих в рубищах издранных,

Я видел бледных матерей,

Из милой родины изгнанных.

Лишь угли, прах и камней горы

Лишь груды тел кругом реки,

Лишь нищих бледные полки

Везде мои встречали взоры.

Жуковский перечисляет героев войны – живых и павших, давая каждому “послужной список”. Прославляя их, поэт стремится укрепить боевой дух соотечественников, помочь им переломить ход войны. И действительно, по свидетельству современников, стихотворение Жуковского облетело всю русскую армию; его переписывали, читали, учили наизусть.

Стихотворение Батюшкова не так тесно привязано к определенному периоду истории. Единственное, что указывает в нем на события 1812 года, – упоминание о сгоревшей Москве. В остальном же это философское размышление на тему “Война. Мир. Поэт”.

Надо заметить, что практически всегда в человеческой истории нация, подвергшаяся агрессии, создает мощный пласт патриотической литературы. Так было, например, во время монголо-татарского нашествия на Русь. И лишь какое-то время спустя, оправившись от нанесенного удара, преодолев боль и ненависть, мыслители и поэты задумываются обо всех ужасах войны для обеих сторон, о ее жестокости и бессмысленности.

Стихотворение Жуковского – один из всплесков патриотической воинственности, вызванной нашествием врага. А послание Батюшкова – философское осмысление случившегося. Война для поэта – безусловное зло.

Позиция Батюшкова ближе: герои героями, подвиги подвигами, а война это горе. Поэт знал это не понаслышке. Но нельзя и не признавать важной роли стихотворения Жуковского накануне решающего сражения. Оно ободрило воинов, внушило им волю к победе. Вообще, несмотря на очевидную разницу, эти два стихотворения не следует противопоставлять. Их авторы не спорят между собой, а дополняют друг друга.

Жуковский с поэтом Батюшковым он познакомился в литературном обществе «Арзамас», и впоследствии стал не только его покровителем и наставником, но и близким другом. И важно отметить то, что помимо поэзии Жуковский занимался другой деятельностью – он был главным чтецом при императрице Марии Федоровне, и именно он был наставником наследника, будущего императора Александра II.

Литература

1. В.Г.Белинский. Полное собрание сочинений т.VII М.,1955.

2. Великие поэты. Василий Жуковский. Звезда любви. М.,2013.

3. Великие поэты. Константин Батюшков. Мечта. М.,2012.

4. История русской литературы XIXвека:1800-1830-е годы.Учеб.для студ.высш.учеб.заведений:В 2-ч./Под ред.В.Н.Аношкиной,Л.Д.Громовой.М.,2001.

5. История русской поэзии. Т 1.Издательство «Наука»., Ленинград.,1968.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Путь Жуковского к романтизму. Отличие русского романтизма от западного. Созерцательность романтики творчества, эклектизм ранних произведений поэта. Философское начало в лирике поэта, жанровое своеобразие баллад, значение для русской литературы.

курсовая работа [58,7 K], добавлен 03.10.2009

Антологию русской поэзии. Василий Андреевич Жуковский – один из корифеев русского сентиментализма и основоположник романтизма в отечественной поэзии, его жизненный и творческий путь. Появление новых метрических размеров, жанр романтической баллады.

реферат [19,6 K], добавлен 28.12.2009

Характеристика языковой ситуации начала XIX века. Творчество К.Н. Батюшкова и школа гармонической точности. Исторический экскурс на уроках русского языка. Лингвистические и литературные взгляды русского писателя, творчество К. Батюшкова в школьном курсе.

дипломная работа [141,1 K], добавлен 23.07.2017

Детство и годы учения В.А. Жуковского. История романтической любви Василия Андреевича и ее отражение в поэзии. Его балладное творчество. Жуковский гражданин и патриот. Служба в должности наставника-воспитателя великого князя Александра Николаевича.

реферат [18,0 K], добавлен 19.07.2011

Основные факты биографии Константина Николаевича Батюшкова (1787-1855) – предшественника А.С. Пушкина, поэта раннего русского романтизма, родоначальника новой “современной” русской поэзии. Аникреонтические и эпикурейские мотивы в творчестве поэта.

презентация [2,3 M], добавлен 05.09.2013

Жизненный и творческий путь выдающего русского поэта Василия Андреевича Жуковского. Основные вехи биографии Жуковского. Создание поэтических и прозаических произведений, многочисленных литературных заметок и переводов, увлечение русской стариной.

презентация [895,2 K], добавлен 25.02.2014

К.Н. Батюшков — русский поэт, предшественник А.С. Пушкина. Соединяя литературные открытия классицизма и сентиментализма, он явился одним из родоначальников новой, “современной” русской поэзии. Изучение биографии и литературной деятельности поэта.

презентация [1,0 M], добавлен 10.12.2011

Батюшков и Жуковский – первые русские поэты-романтики

В начале ХIХ века на смену классицизму и сентиментализму в русской поэзии, как и во всей русской литературе, приходит романтизм. Русский романтизм принято делить на несколько периодов: начальный (1801-1815), зрелый (1815-1825) и период после декабристского развития.

Своеобразными художественными средствами русские поэты-романтики воссоздали в своем творчестве сложное содержание исторической эпохи начала ХIХ века, отразив в нем думы и чаяния лучших представителей русского общества того времени.

Заря русского романтизма связана с именами В.А.Жуковского и К.Н.Батюшкова, поэтов, чье творчество и мироощущение трудно ставить рядом и сравнивать в рамках одного периода, настолько различны их цели, устремления, темпераменты.

В стихах обоих поэтов еще ощущается властное влияние прошлого – эпохи сентиментализма, но если Жуковский еще глубоко укоренен в ней, то Батюшков гораздо ближе к новым веяниям.

Белинский справедливо отмечал, что для творчества Жуковского характерны “жалобы на несвершенные надежды, которым не было имени, грусть по утраченном счастии, которое Бог знает в чем состояло”[1]. Действительно, в лице Жуковского романтизм делал еще свои первые робкие шаги, отдавая дань сентиментальной и меланхолической тоске, смутным, едва уловимым сердечным томлениям, одним словом, тому сложному комплексу чувств, который в русской критике получил название “романтизм средних веков”.

Жуковского по праву считают ярким представителем русского эстетического гуманизма. Чуждый сильным страстям, благодушный и кроткий Жуковский находился под заметным влиянием идей Руссо и немецких романтиков. Вслед за ними он придавал большое значение эстетической стороне в религии, морали, общественных отношениях. Искусство приобретало у Жуковского религиозный смысл, он стремился увидеть в искусстве “откровение” высших истин, оно было для него “священным”.

Читайте также:
Василий Андреевич Жуковский: сочинение

Для немецких романтиков характерно отождествление поэзии и религии. То же самое мы находим и у Жуковского, который писал: “Поэзия есть Бог в святых мечтах земли”. В немецком романтизме ему особенно близким было тяготение ко всему запредельному, к “ночной стороне души”, к “невыразимому” в природе и человеке.

Описания природы, играющие важную роль в элегической поэзии Жуковского, представляют собой не объективные изображения примет действительности, но их субъективные восприятия поэтом, преломленные в его сознании, в его чувстве.

Позднее это восприятие внешнего мира, углубляясь и развиваясь по мере обращения от сентиментального к романтическому миропониманию, примет характер, исключающий вообще всякие объективные признаки: описания природы станут у Жуковского описаниями лишь его внутренних душевных состояний, хотя и возникших под известным воздействием внешнего мира.

Природа в поэзии Жуковского окружена тайной, его пейзажи призрачны и почти нереальны, словно отражения в воде:

«…Все тихо: рощи спят; в окрестности покой;

Простершись на траве под ивой наклоненной,

Внимаю, как журчит, сливаяся с рекой,

Поток, кустами осененной.

Как спит с прохладою растений фимиам!

Как сладко в тишине у брега струй плесканье!

Как тихо веянье зефира по водам

И гибкой ивы трепетанье! (Вечер. Элегия) [2]

Поэтически выраженный внутренний мир человека явился подлинным открытием Жуковского, и этим прежде всего определяется его место в истории русской поэзии. Лиризмом , субъективностью проникнута вся его поэзия, оригинальная или переводная, собственно лирическая, балладная или повествовательная.

Тридцать девять баллад, написанных Жуковским составляют очень значительный и цельный раздел в творчестве поэта. Произведение этого жанра «Людмила» – представило собой решительный разрыв с богатырски – сказочными традициями ХVIII в.

То, что привлекало Жуковского в балладном жанре, заключалось не столько в фантастических сюжетах немецких и английских баллад, не в «чертях и ведьмах» самих по себе, сколько в психологической основе этих сюжетов, в пронизывающих большую часть баллад идеях трагической обреченности человека, и неизбежного возмездия виновному в преступлении против человечности или даже ни в чем не виновному, кроме запретной- с точки зрения ходячей житейской морали-любви.

Убеждение в обреченности человека, подвластного высшей, вне его лежащей и непреодолимой силе составляет одну из самых существенных черт мировоззрения Жуковского. Идея обреченности человека , бессильного бороться с судьбой, проходит через все его творчество- и не только балладного, хотя именно в балладах она выражена сильнее всего.

«…Смертных ропот безрассуден;

Царь Всевышний правосуден;

Твой услышал стон Творец;

Час твой бил, настал конец».[2]

Чувствительная, нежная и мечтательная душа Жуковского как будто сладко замирает на пороге “ оного таинственного света“. Поэт, по меткому выражению Белинского, “ любит и голубит свое страдание”, однако страдание это не уязвляет его сердце жестокими ранами, ибо даже в тоске и печали его внутренняя жизнь тиха и безмятежна. Поэтому, когда в послании к Батюшкову , “сыну неги и веселья”,он называет поэта -эпикурейца “родным по Музе”, трудно поверить в это родство. Скорее поверим добродетельному Жуковскому, который дружески советует певцу земных наслаждений: “Отвергни сладострастья погибельны мечты!”

Батюшков – фигура во всем противоположная Жуковскому. Это был человек сильных страстей, а его творческая жизнь оборвалась на 35 лет раньше его физического существования: совсем молодым человеком он погрузился в пучину безумия.

Совсем иная атмосфера царит в поэзии Батюшкова: радость бытия, откровенная чувственность, гимн наслаждению. Он с одинаковой силой и страстью отдавался как радостям, так и печалям: в жизни ,как и в ее поэтическом осмыслении, ему -в отличии от Жуковского- была чужда “золотая середина”. Если важнейшей заслугой Жуковского Белинский считал то, что он “ ввел в русскую поэзию романтизм”, то заслугу Батюшкова видел он в том, что тот внес в русскую поэзию “красоту идеальной формы”, которая позволила ему запечатлеть в своей поэзии окружающий мир, а также и внутренний мир человека во всей определенности и ясности. Хотя его поэзии также свойственны восхваления чистой дружбы, отрады “смиренного уголка”, но его идиллия отнюдь не скромна и не тиха.

В эти годы Батюшковым были созданы произведения, заслужившие ему славу “певца любви”, славу” беспечного поэта-мечтателя, философа-эпикурейца, жреца любви, неги и наслаждения”

Временами поэт так увлечен чувственными радостями , что готов безоглядно отринуть гнетущую мудрость науки:

…Ужели в истинах печальных

Угрюмых стоиков и скучных мудрецов,

Сидящих в платьях погребальных

Между обломков и гробов,

Найдем мы жизни нашей сладость?-

От них, я вижу, радость

Летит, как бабочка от терновых кустов;

Для них нет прелести и в прелестях природы.

Им девы не поют, сплетаясь в хороводы:

Для них, как для слепцов,

Весна без радости и лето без цветов…(Мечта)[3]

Подлинный трагизм редко звучит в его стихах. Лишь в конце его творческой жизни, когда он стал обнаруживать признаки душевного недуга, под диктовку было записано одно из его последних стихотворений, в котором отчетливо звучат мотивы тщеты земного бытия:

Ты знаешь, что изрек ,

Прощаясь с жизнью, седой Мельхиседек?

Рабом родится человек,

Рабом в могилу ляжет,

И смерть ему едва ли скажет,

Зачем он шел долиной чудной слез,

Страдал, рыдал, терпел, исчез.[3]

Почему имена этих талантливых поэтов неразрывно связаны между собой? Прежде всего, благодаря тому, что новое направление в русской поэзии – романтизм, в стиле которого писали оба поэта, получило широкое распространение среди их современников и последователей.

Но главной причиной того, почему творчество В.А Жуковского и К.Н. Батюшкова постоянно находится в сопоставлении друг с другом, является то, что возвышенный ими в русской поэзии романтизм звучит в их многочисленных стихотворениях совершенно по-разному.

Примечательно, что один из самых страстных поэтов русской поэзии родился и прожил большую часть своей жизни в холодной, северной части России – в Вологде. Его стихотворение было впервые опубликовано в журнале «Новости литературы» в 1805 году и носило название «Послание к стихам моим». Батюшков принимал участие в прусском походе и войне со Швецией, но это не мешало ему продолжать свою поэтическую деятельность.

Читайте также:
Природа и человек в романтической лирике В. А. Жуковского: сочинение

Поэзия Батюшкова пропитана страстностью, любовью к земной жизни и любовью к своей Отчизне. Ему удалось соединить классицизм и сентиментализм в пылкой и жизнеутверждающей лирике, полной сильных и ярких эмоций. Его стихотворение «Вахканка» – это своеобразное провозглашение романтической лирики, а стихотворение «Мечта» – манифест его личности, как поэта. Последнее стихотворение сделало Батюшкова признанным и талантливым поэтом.

Но ему не чужды и другие темы – как и любой другой поэт, он описывает то, что ему пришлось пережить на личном опыте. Речь идет о войне и тех страданиях, которая она принесла русскому народу. Стихотворение «К Дашкову» раскрывает перед читателями образы войны 1812 года, и патриотические мысли Батюшкова. Но любые призывы поэта звучат довольно грубо и жестко, как и сама сущность войны, которую ему пришлось пережить. жуковский батюшков творчество романтизм

В отличие от эмоциональной лирики Батюшкова, Жуковский на своем творческом пути придерживался более степенных и зрелых поэтических направлений. В представлении Жуковского, романтизм – это все-таки развитие основ классицизма и сентиментализма, и в отличие от своего друга, его лирике не чужды эти направления

Стихотворения Жуковского более кроткие и спокойные, в них нет эмоциональных накалов и сильных проявлений чувств. Даже о войне он пишет совершенно по-другому, он видит ее глазами победителей, он взывает славить и чествовать героев войны.

И нельзя забывать о религиозном смысле в творчестве Жуковского, темы его стихотворений напрямую связаны с поиском высших истин. Ему больше присуща таинственность и мистичность, в отличие от более прямолинейного и реалистичного Батюшкова.

Расцвет поэтического талана Жуковского приходится на 1808-1812 года. Особо знаменитой стала его баллада «Людмила», которая является олицетворением начала эпохи романтизма в русской литературе. И именно Жуковский стал автором первого официального гимна России – «Молитва русских».

Война 1812 года в стихотворениях Жуковского “Певец во стане русских воинов” и Батюшкова “К Дашкову”

Перечитаем два стихотворения, посвященные войне 1812 года. Одно написано накануне сражения при Тарутине, второе уже после того, как неприятель был изгнан за пределы России. Однако в их стихотворениях отражены два совершенно различных взгляда на войну. И Жуковский, и Батюшков декларируют свои позиции с первых строк. Для одного война – удаль, храбрость, подвиги героев. Для другого – смерть, кровь, разрушения.

Жуковский пишет:

Наполним кубок круговой!

Дружнее! Руку в руку!

Запьем вином кровавый бой

И с падшими разлуку.

Кто любит видеть в чашах дно,

Тот бодро ищет боя…

О, всемогущее вино, веселие героя!

Мой друг! я видел море зла

И неба мстительные кары:

Врагов неистовых дела,

Войну и гибельны пожары.

И в дальнейшем оба стихотворения соответствуют тому, что в них заложено с самого начала. Певец Жуковского произносит здравицы героям войны, Древней Руси, Родине, Богу, Петру, Суворову. Батюшков же повествует об ужасах войны, о ее бессмысленности.

Но несмотря на столь глубокие различия, у поэтов проскальзывают сходные мысли. Например, у обоих звучит тема мщения. В стихотворении Жуковского слышатся призывы:

За гибель – гибель, брань – за брань,

И казнь тебе, губитель!

Вожди славян, хвала и честь!

Свершайте истребленье,

Отчизна к вам взывает: месть!

Вселенная: спасенье!

Читая эти строки, настораживаешься: слишком уж воинственно-жестоко звучат призывы поэта.

Батюшков же утверждает: совесть приказывает ему забыть о музах и харитах, пока не отмщена Москва и враг не изгнан с русских земель.

Вообще Батюшков меньше, чем Жуковский, пишет о сражениях и подвигах. Он видит оборотную, непарадную сторону войны:

Я видел сонмы богачей,

Бегущих в рубищах издранных,

Я видел бледных матерей,

Из милой родины изгнанных.

Лишь угли, прах и камней горы

Лишь груды тел кругом реки,

Лишь нищих бледные полки

Везде мои встречали взоры.

Жуковский перечисляет героев войны – живых и павших, давая каждому “послужной список”. Прославляя их, поэт стремится укрепить боевой дух соотечественников, помочь им переломить ход войны. И действительно, по свидетельству современников, стихотворение Жуковского облетело всю русскую армию; его переписывали, читали, учили наизусть.

Стихотворение Батюшкова не так тесно привязано к определенному периоду истории. Единственное, что указывает в нем на события 1812 года, – упоминание о сгоревшей Москве. В остальном же это философское размышление на тему “Война. Мир. Поэт”.

Надо заметить, что практически всегда в человеческой истории нация, подвергшаяся агрессии, создает мощный пласт патриотической литературы. Так было, например, во время монголо-татарского нашествия на Русь. И лишь какое-то время спустя, оправившись от нанесенного удара, преодолев боль и ненависть, мыслители и поэты задумываются обо всех ужасах войны для обеих сторон, о ее жестокости и бессмысленности.

Стихотворение Жуковского – один из всплесков патриотической воинственности, вызванной нашествием врага. А послание Батюшкова – философское осмысление случившегося. Война для поэта – безусловное зло.

Позиция Батюшкова ближе: герои героями, подвиги подвигами, а война это горе. Поэт знал это не понаслышке. Но нельзя и не признавать важной роли стихотворения Жуковского накануне решающего сражения. Оно ободрило воинов, внушило им волю к победе. Вообще, несмотря на очевидную разницу, эти два стихотворения не следует противопоставлять. Их авторы не спорят между собой, а дополняют друг друга.

Жуковский с поэтом Батюшковым он познакомился в литературном обществе «Арзамас», и впоследствии стал не только его покровителем и наставником, но и близким другом. И важно отметить то, что помимо поэзии Жуковский занимался другой деятельностью – он был главным чтецом при императрице Марии Федоровне, и именно он был наставником наследника, будущего императора Александра II.

  • 1. В.Г.Белинский. Полное собрание сочинений т.VII М.,1955.
  • 2. Великие поэты. Василий Жуковский. Звезда любви. М.,2013.
  • 3. Великие поэты. Константин Батюшков. Мечта. М.,2012.
  • 4. История русской литературы XIXвека:1800-1830-е годы.Учеб.для студ.высш.учеб.заведений:В 2-ч./Под ред.В.Н.Аношкиной,Л.Д.Громовой.М.,2001.
  • 5. История русской поэзии. Т 1.Издательство «Наука»., Ленинград.,1968.
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: