Расцвет романтизма Жуковского: сочинение

В.А. Жуковский как основоположник русского романтизма. Своеобразие стиля В.А. Жуковского

Васимлий Андремевич Жукомвский (29 января [1783, Тульская губерния — 12 апреля1852, Баден-Баден, Германский союз)

Жуковский стал основоположником русского романтизма и избрал главным предметом своей поэзии мир человеческой души. Заслуга Жуковского как «поэта-романтика» заключается в том, что он сумел выразить не только свой внутренний мир, но и открыл средства поэтического изображения душевной жизни вообще. Своими романтическими элегиями и балладами он ввел в русскую литературу психологизм и тесно связал поэзию с индивидуальностью поэта, наполнив каждое стихотворение глубоким лиризмом.

Очень рано в творчестве поэта проявились его основные черты, ставшие потом доминирующими — мистицизм, вера в потусторонний мир, может быть, более совершенный, чем земной. Жуковский выступил как первый создатель лирического пейзажа в русской литературе, и в этом он указал дорогу другим поэтам. В образах деревенской природы поэт искал отражение своих мечтательных и задумчивых переживаний.

Для выражения своих идей и фантазий Жуковский искал в пейзаже определенные краски и черты. Это помогло ему найти в природе такие легкие переходы и тонкие оттенки, которые до Жуковского не использовались в русской поэзии. Уход в мирную жизнь деревни, идеализация простоты и тишины жизни – именно эти настроения поэта определяли в значительной мере его восприятие и понимание деревенской природы. Он не искал в ней ничего величественного и грандиозного: поэт ценил в природе спокойствие, тишину, безмятежность. Поэтому он рисовал природу русского севера такою, какой она бывает летом или ранней осенью, тихим утром или ясным вечером.

Почти во всех картинах природы, которые рисует Жуковский, присутствует воспринимающий ее человек. Он и природа показаны у поэта в некотором единстве. Описываются не столько явления природы, сколько душевное состояние человека. Вот почему пейзажи Жуковского называют “пейзажами души”. “Жизнь души” и есть подлинный предмет элегии поэта. Он использует описание природы для непосредственного выражения лирических переживаний героев.

Жуковский был признанным мастером баллад. В большинстве своем они отличались остросюжетным повествованием, стремительно и очень напряженно идущим к трагическому концу. Этот вид литературы соответствовал мрачным переживаниям и раздумьям Жуковского о жизни и судьбах человека.

Из 39 его баллад 5 — оригинальные, остальные — переводы и переложения. Среди них есть много вольных переводов, в которых поэт воссоздает смысл и ход сюжета, но не ставит своей целью буквальное следование за текстом. «У меня все чужое — или по поводу чужого, и все, однако, мое», — говорил Жуковский. Жуковский выбирал для переводов только тех поэтов и их произведения, которые были ему созвучны. Переводы Жуковского не только знакомили русского читателя с мировой литературой, но и врастали в русскую почву, включаясь в литературный процесс.

Жуковского отличало постоянное “стремление за пределы мира”. Этим объясняется его интерес к такому жанру, как баллада. Поэта привлекало всё таинственное, обычно скрытое от человеческих глаз. Взяв за основу сюжет баллады немецкого поэта Бюргера “Ленора”, Жуковский создаёт своё оригинальное произведение – балладу “Людмила”. А в написанной позже балладе “Светлана” стихия народной жизни, фольклор становятся для Жуковского источником высокой поэзии. Жуковского часто именовали “певцом Светланы”. Сюжет этого произведения трактован в рамках бытовой сцены гаданий девушек “в крещенский вечерок”, что дало возможность поэту воспроизвести черты русского национального быта, народных обычаев, обрядов. Жуковский тонко и верно передал состояние души девушки, охваченной романтическим страхом перед возможными ночными чудесами и боязнью за жизнь любимого. Личная любовная драма глубоко отразилась в его лирике. Он пережил сильную любовь к дальней родственнице, Маше Протасовой, отказ ее родителей выдать ее за поэта из-за «сомнительного происхождения» Василия Андреевича. Вплоть до середины двадцатых годов XIX века в лирике Жуковского господствовала тема неразделенной глубокой и возвышенной любви.

Трагедию своей любви Жуковский понял как неизбежность крушения и гибели лучших надежд в современном мире. Человека всюду подстерегают страдания и утраты и его мечты рушатся.

Поэзия Жуковского поражала современников своей музыкальностью, мелодичностью.

Цель поэта Жуковский видит в воспевании “творца, друзей, любви и счастья”. Поэт счастлив своим талантом и возможностью выразить переполняющие его чувства стихами. Лирический герой — еще и певец, поэтому в лирике Жуковского так много упоминаний музыкальных инструментов: свирель, лира, цевница.

Основная особенность стиля Жуковского – эмоциональность, или, точнее, экспрессивность, т. е. стремление выразить средствами слова чувство, настроение, переживание. Эта задача для Жуковского становится главной, подчиняя себе изобразительную функцию слова – задачу отображения посредством слова объективной действительности. Но поэт-романтик не ограничивается тем, чтобы выразить чувство. Он хочет передать, внушить его другим. Слово должно воздействовать на читателя, волновать его, заражать его тем же чувством. Выразительность слова должна переходить в его впечатляемость. Этого Жуковский достигает различными средствами и приемами.

Эмоциональности поэтической речи служат прежде всего эмоциональные, или экспрессивные, эпитеты («печальные дни», «горестное желанье», «прекрасные желанья», «кончины сладкий час», «милая встреча», «милая надежда», «ужасный гроб», «ужасный млат», «сладостное пенье»).

Широко использует Жуковский и интонационно-синтаксические средства эмоциональной речи. Его поэтическая речь имеет особую интонационно-синтаксическую выразительность. Если классической оде была свойственна ораторская интонация, то романтическая элегия отличается интонацией напевной. В общем тоне поэзии Жуковского фигуры поэтического синтаксиса приобретают иную по сравнению с классицизмом функцию: они становятся средством передать те оттенки чувств, те переливы настроения, которые характерны для романтической лирики. Таково, например, стихотворение «Весеннее чувство»:

Читайте также:
ПИСЬМО ИЗ БОРОДИНА ОТ БЕЗРУКОГО К БЕЗНОГОМУ ИНВАЛИДУ: сочинение

Легкий, легкий ветерок,

Что так сладко, тихо веешь?

Что играешь, что светлеешь,

Взволнованная интонация с самого начала выражается не только в серии вопросов-обращений, но и в повторениях, в синтаксических параллелизмах (ср. обратный параллелизм в приведенном выше четверостишии). Еще более существенным было новаторство Жуковского в области поэтической семантики. В отличие от рационалистически определенного значения слова в «классическом» стиле, семантика романтической поэзии обнаруживает большую сложность, подвижность, свободу. Особенно заметную роль начинают играть ассоциативные значения слова, нередко выступающие на первый план. Слово становится выразительным не в своем основном лексическом значении, а в дополнительных значениях, в оттенках значений. Постепенно, по мере осложнения мира поэзии Жуковского, слова обрастают рядом ассоциаций, начинают звучать намеком на богатое содержание, символом, полным таинственного значения: «очарованное Там». Курсивом и с большой буквы пишет Жуковский слова Теперь и Прежде, вкладывая в них особый смысл («Цвет завета»). Ассоциативными значениями полны слова и в стихотворении «Таинственный посетитель»: «С ней все близкое прекрасно; все знакомо, что вдали». Сложными семантическими ассоциациями в поэзии Жуковского наполнены слова прошедшее, минувшее, грядущее, неведомое, таинственное и т. п. С этой многозначностью слова связана его эмоциональная окраска, которая в романтическом стиле Жуковского играет большую роль. Таково, например, одно из любимых слов поэта – звезда:

Звезда знакомая там есть;

Она к нему приносит весть.

Не знаю, светлых вдохновений

Когда воротится чреда

Но ты знаком мне, чистый Гений!

И светит мне твоя звезда

(«Я музу юную бывало. »)

Часто возникающий в сознании поэта для обозначения таинственной, неуловимой связи человека с «лучшим миром» образ звезды становится у Жуковского метафорой-символом, что также характерно для романтического стиля. Другим примером может служить образ покрывала, покрова, с которым у Жуковского связывается мысль о недоступности «лучшего мира» для человека в условиях земной жизни.

По мере нарастания в произведениях Жуковского элементов мистики в его стиле усиливается стремление к некоторой неопределенности, недосказанности, невыразимости. Поэт как бы не может или не хочет более точно назвать то, о чем идет речь. Полон намеков и недомолвок, например, стиль «Таинственного посетителя». Тот же смысл имеет и характерное для поэзии Жуковского обозначение неопределенного и неопределимого явления прилагательным в среднем роде, например в «Вадиме»: «о чем-то неизвестном», «желанное вдали», «печальное вздыхало». Тем же приемом Жуковский пользуется для обозначения таинственной, несказанной красоты в стихотворении «Невыразимое» («сие столь смутное, волнующее нас», «обворожающего глас», «миновавшего привет»).

Стремление передать словами сложное и неуловимое переживание заставляет Жуковского сочетать в одном выражении признаки и качества, воспринимаемые различными органами чувств, а иногда противоречащие друг другу, несовместимые, например: «светлый сумрак», «свежая тишина», «тихий блеск заката», «взор, исполненный смутного огня», «прохладная тишина» – выражение, вызвавшее у одного из критиков вопрос к автору: можно ли в таком случае говорить о «теплой тишине»?

Путь Жуковского к романтизму

Конец XVIII – начало XIX в. – период чрезвычайно ускоренного по своему темпу развития русской литературы. Одно литературное направление в эти годы приходит на смену другому, когда то еще не успело исчерпать себя и сойти со сцены.

Путь Жуковского к романтизму не был прямым: он вошел в русскую литературу в самый разгар борьбы между сентиментализмом и реализмом, кроме того, в это время были сильны традиции классицизма. Классицизм и сентиментализм, предромантизм и образцы зрелой романтической поэзии, нравоописательно-бытовая реалистическая поэзия и проза (продолжатели традиции иронической поэзии, комедии, комической оперы, повести и романа XVIII в.) и зарождающаяся в 1820-е годы новая классическая реалистическая поэзия и проза в литературе долгое время сосуществуют, борются, но в то же время и перекрещиваются, вступают в сложное взаимодействие, а нередко и оплодотворяют друг друга.

Жуковский – первый русский поэт, для которого внутренний мир человека явился главным содержанием поэзии. Рассудочность, дидактизм, риторика классицизма – все то, от чего не свободен был даже Державин, – после Жуковского становятся решительно невозможными у сколько-нибудь значительного поэта. «Заслуга Жуковского собственно перед искусством состояла в том, что он дал возможность содержания для русской поэзии», – писал Белинский. [1, VII, с. 223].

Представляется, что конкретно-историческое рассмотрение русского романтического искусства лучше всего может проиллюстрировать мысль о своеобразии форм, которые принимал романтизм в разных странах, о сложности и разнородности романтизма даже в пределах одной страны. Романтизм в России развивался отнюдь не автономно, не обособленно. Он находился в тесном взаимодействии с европейским романтизмом, хотя и не повторял его, и тем более не копировал. Хорошо известны слова Маркса о том, что романтизм явился «реакцией на французскую революцию и связанное с ней Просвещение». [6, XXXII, с. 44]. Эти слова прямо относятся к западноевропейскому романтизму и косвенно, опосредованно – к романтизму русскому. Французская революция и ее последствия, путем литературных и различных иных влияний и воздействий, наложили печать на русское общественное сознание начала XIX в. В известной мере это и определило широкое распространение романтических идей в русском искусстве.

Читайте также:
Победителю ученику от побеждённого учителя (Жуковский и Пушкин: история одной дружбы): сочинение

Как отмечает исследователь романтизма в славянских литературах И.Г. Неупокоева, «глубочайшее своеобразие места, занимаемого в европейском литературном процессе XIX столетия каждой славянской литературой, не противостоит тому, что литературы эти входят в европейскую и мировую художественную культуру и как определенная историко-культурная общность, как определенный историко-культурный «пласт»…»[7, с. 240-241].

Русский романтизм был частью романтизма общеевропейского и в качестве такового не мог не принять в себя некоторых его существенных родовых свойств и примет, порожденных трагическим восприятием последствий французской буржуазной революции: например, недоверия к рассудочным понятиям, сильного интереса к непосредственному чувству, отталкивания от всякого рода систематизма и т. д. Таким образом, в процессе становления русского романтического сознания и русского романтического искусства участвовал и общий опыт романтизма европейского.

Однако для появления романтизма в России, помимо общих причин, были и причины свои собственные, внутренние, в конечном счете и обусловившие специфические формы русского романтизма, его особенный и неповторимый облик. «Романтизм, – писал Аполлон Григорьев, – и притом наш, русский, в наши самобытные формы выработавшийся и отличившийся, романтизм был не простым литературным, а жизненным явлением, целой эпохой морального развития, имевшей свой особенный цвет, проводившей в жизнь особое воззрение…Пусть романтическое веяние пришло извне, от западных литератур и западной жизни, оно нашло в русской натуре почву, готовую к его восприятию, – и поэтому отразилось в явлениях совершенно оригинальных…» [10, с. 233-234].

Русский романтизм был связан с западными литературами и западной жизнью, но не определялся ими вполне и всецело. У него были и свои особенные истоки. Если европейский романтизм был социально обусловлен идеями и практикой буржуазных революций, то реальные источники романтической настроенности и романтического искусства в России следует искать прежде всего в войне 1812 года, в том, что было после войны, в ее последствиях для русской жизни и русского общественного самосознания.

Передовому, мыслящему русскому человеку война 1812 года со всей очевидностью показала величие и силу простого народа. Именно народу Россия обязана была победой над Наполеоном, народ был истинным героем войны. Между тем как до войны, так и после нее основная масса народа, крестьянство, продолжала пребывать в состоянии крепостной зависимости, в состоянии рабства. Но то, что и прежде воспринималось лучшими людьми России как несправедливость, теперь представляется вопиющей несправедливостью, противоречащей всякой логике и понятиям нравственности. Формы жизни, основанные на рабстве народа, признаются теперь передовой общественностью не только несовершенными, но и порочными, ложными. Так появляется почва равно и для декабристов, и для романтических настроений. При всем существенном отличии поэзии Жуковского от поэзии декабристов, их реальные источники были общими – как общим было, при всем отличии мотивировок и выводов, их отрицание «мира сего», романтическое противопоставление тому, что есть, того, что должно быть.

Русский романтизм знает, по крайней мере, два этапа в своем развитии, две волны своего восхождения. Первая волна, как мы уже отмечали, обусловлена была событиями 1812 года и последующих событий. Она породила романтическую поэзию Жуковского и поэзию декабристов, она же породила и романтическое творчество Пушкина. Вторая романтическая волна в России наступает после катастрофы 1825 года, после поражения декабристского восстания.

Главные, самые существенные отличия русского романтизма сводятся в основном к двум пунктам: отношению к мистике и мистическому в искусстве и роли в нем индивидуального, личностного начала.

Элементы мистического занимают важное место в поэтике европейского, и особенно немецкого романтизма. Первыми теоретиками романтизма в Германии романтическая поэзия практиковалась как универсальное средство познания жизни, постижение ее таинственных явлений и законов. К ирреальному, к мистическим откровениям они испытывали доверие неизмеримо большее, чем к прямым открытиям ума. «Чувство поэзии, – писал Новалис, – имеет много общего с чувством мистического. Это чувство особенного, личностного, неизведанного, сокровенного, должного раскрыться в откровении. Поэт воистину творит в беспамятстве…» [9, с. 122].

Приверженность немецких романтиков к мистическому неизбежно ведет их к увлечению всем необычайным, чудесным, непостижимым, ужасным – всем тем, что выходит за пределы обыденного и просто реального. Немецкий романтизм мог привлекать русских романтиков порывом к тайне, тягой в глубину, но не своей мистикой и пристрастием к необычайному. В русском романтизме, в отличие от немецкого, мистика, как правило, отсутствовала. Русские романтики не просто избегали мистики, но и относились к ней враждебно.

Не сверхчувственное, а действительно, постижимое не одним инстинктом, но и рассудком – вот что привлекало русских романтиков в качестве поэтического материала.

Русский романтизм, в отличие от западного, никогда не противопоставлял себя просвещению и просветительской философии, основанной на абсолютном доверии к разуму. В этом смысле романтизм в России был как бы не вполне, не до конца романтизмом. Этим объясняется и отталкивание русских романтиков от мистического, и непорвавшаяся связь многих из них с поэтикой классицизма.

Читайте также:
Великий поэт и гуманист ( В. А. Жуковском): сочинение

Другое, и, может быть, самое важное отличие русских романтиков от европейских заключается в заметно ослабленном в русской романтической поэзии индивидуальном, личностном начале.

Крайний индивидуализм и крайний субъективизм был характернейшей чертой многих европейских и, в частности, немецких романтиков.

Ирония для романтиков – это абсолютное господство поэта над художественным материалом, над жизнью и историей, торжество творческой личности над тем, что представлялось неизбежным. Ирония – это как бы «перепрыгивание» через самого себя, утверждение художнической свободы и творящей силы. С помощью иронии поэт единственным в своем роде актом освобождения ниспровергает власть реального. Точнее: романтическому поэту кажется, что он ниспровергает власть реального и одерживает над ним духовную победу.

Русским романтикам оказались чуждыми и в целом крайний индивидуализм западных романтиков, и порожденная этим индивидуализмом «романтическая ирония». Чуждой была для них и другая особенность немецкого романтизма, связанная с резко выраженным в нем индивидуальным началом, – апология чувственности.

Апология чувственности и в искусстве, и в жизни – это тоже утверждение безусловной свободы, «Я», только «Я» физического, недуховного, порою потаенного. Крайний индивидуализм недаром так часто соседствует с эротизмом. Романтики не только не стыдились чувственности, но при всяком удобном случае демонстрировали ее, играли в нее.

В трактовке любовной темы русские романтики были явно ближе к Канту и Шиллеру, нежели к романтику Ф. Шлегелю или Новалису. Для них эротомания была проявлением болезни, а не свободы. В своей любовной поэзии не только Жуковский и Веневитинов, но и Лермонтов, и Тютчев в сравнении с немецкими романтиками, кажутся предельно сдержанными и почти целомудренными. И дело тут даже не в свойствах русского романтизма, а в особенностях русской поэзии вообще. Мотивы общечеловеческие и социальные в русской поэзии всегда отодвигали на задний план мотивы чисто индивидуальные, и тем более – индивидуально-плотские, эротические.

В современной типологической схеме русского романтизма творчество Жуковского принято называть созерцательным, этико-психологическим.

Первые стихи Жуковского – самые ранние, ученические – по видимой форме своей принадлежали русскому классицизму. Одический жанр, внебытовой, архаический язык, обусловленный жанром, высокая риторика и неприкрытый дидактизм – таковы характерные признаки многих ранних стихотворений Жуковского.

«Умолкла брань, престали сечи, Росс на трофеях опочил…» – читаем мы в оде Жуковского 1797 года, посвященной Павлу I. Это совсем в стиле русских од XVIII в. – притом скорее ломоносовского, нежели державинского типа. Но в этой же оде встречаются у Жуковского черты иной, совсем не классицистической, а сентиментальной поэтики:

«С улыбкой ангельской, прелестной,

В венце, сплетенном из олив

Нисшел от горных стран эфира…»

«О, Павел! О монарх любезный!

Под сильною твоей рукой

Мы не страшимся бурь, ненастья,

Спокойны и блаженны мы…» [24, с.26]

Самое интересное здесь не простое смешение жанров и стилей, но выявление в этой оде внутренних тенденций всего творчества Жуковского. Для ранних произведений Жуковского характерен эклектизм – смешение приемов, средств различных эстетических систем (например, классицизма и сентиментализма).

Стихотворение «Майское утро» (1797 г.) носит характер поучения, но содержание этого поучения явно романтическое. Мысль стихотворения строится на характерной романтической антитезе: жизнь есть страдание, слезы; смерть есть вечный сон, успокоение, счастье:

Жизнь, друг мой, бездна

Слез и страданий…

Тот, кто достигнув

Вечным спит сном. [10, I, с.4]

Данное стихотворение является примером смешения эстетических систем классицизма и сентиментализма. При анализе стихотворения наблюдаются классицистические средства изображения:

1. абстрактно-идеальное изображение природы:

2. употребление сложных эпитетов: бело-румяна заря.

3. мифологизмы: Феб златозарный.

4. славянизмы: черныя нощи, лик, бабочка лобызает нежно цветки, пчелка златая, мирный брег.

Конец стихотворения написан под влиянием сентиментализма:

Жизнь, друг мой, бездна

Слез и страданий…

Тот, кто достигнув

Вечным спит сном. [10, I, с.4]

Под влиянием Карамзина поэт меняет «громогласную» лиру классицизма на «пастушескую» свирель сентиментализма, культу рассудка Жуковский противопоставляет культ чувства и становится певцом чувства и сердечного воображения.

Именно Жуковский становится родоначальником романтизма, «Колумбом, открывшим Америку романтизма»

В. А. Жуковский основоположник русского романтизма «…для меня … жизнь и поэзия – одно» В.А.Жуковский. — презентация

Романтизм в творчестве В.А. Жуковского.

Родоначальником русского романтизма принято считать В. А. Жуковского (1783–1852). Уже в первые годы XIX века он приобретает известность как поэт, воспевающий светлые чувствования — любовь, дружбу, мечтательные душевные порывы. «Эпоха Жуковского» в русском литературном романтизме заканчивается вместе с 20-ми годами XIX века, но значение его творчества непреходяще. Помимо поэтического наследия поэта, большой заслугой Жуковского являются его достижения в области русского стихосложения. В этом отношении он может считаться одним из зачинателей новой, национальной школы русской литературы. Белинский справедливо заметил, что «без Жуковского мы не имели бы Пушкина». Главой раннего романтизма явл. Жуковский. В советском литературоведении Ж часто объявляли консервативным поэтом, поэтому лит-ра долго не оценивала такое яркое явл-е, как Ж. Личность Ж нашла свое выр-е в книге Веселовского «Поэзия чувства и сердечного выражения». Для Ж были хар-ны: близость к императорскому двору, был учителем рус. яз. и лит-ры императрицы, воспитателем Александра 2. Дружил со многими декабристами. В рез-те Ж осуждали и не доверяли. В такой обстановке выр-ся страх Ж перед миром, кот. поразил его своим хаосом, жестокостью. Творч-й путь Ж формировался в контексте позднего русского и евр-го сентиментализма и романтизма. Эталоном писателя для Ж был Карамзин. Первый жанр – элегия – это жанр, соредоточенный на нравственных, философских понятиях и грустного характера. Свой творч-й путь Ж начал как переводчик. Это помогло ему познакомиться с замечат-ми шедеврами зарубеж. лит-ры. Ст-е «Сельское кладбище»
стало программным пр-м позднего сентиментализма. В этой элегии Ж взял за образец элегию Грея. Ст-е проникнуто светлой грустью, меланхолией. Ж наполняет его глубочайшим духовным смыслом. В , лирич-й мечтатель, кот поражен несправедливостью мира, чувствует себя одиноким. Он бродит по дорожкам деревни, заброшенного кладбища и размышляет над тем, что судьба была жестока к этим людям. Но они сумели сохранить самое главное – нравственное достоинство человека. И юноша выраж-т этим людям глубокое сочувствие.
«Вечер»
1806г. – сосредоточена вокруг темы воспоминания о недавнем прошлом. Поэт размышляет о молодости, скорбит о друге, о своей трагич-й любви. Поэт вслушивается в вечер, он наблюдает, как меняется мир вокруг, когда садится солнце, открывает связь м/у человеком и природой. Тишина природы ассоциируется с тишиной души. Наступает момент душевной гармонии. Поэт чувствует приход вдохновения.. Человек становится глав. объектом творч-ва Ж, а гуманизм – определяющим его принципом.

Читайте также:
Василий Андреевич Жуковский: сочинение

Переход Ж на позиции романтизма наиболее отчетливо сказался в жанре баллады – это лироэпич. жанр, преимущественно онтологического философского содерж-я. Баллада сосредоточ. на постижении скрытого, сакрального смысла бытия. Романтизм, в отличие от сентиментализма, уходит в сферу фантастики, пытается понять человека и мир в их пограничном состоянии, на стыке земного и божественного. Ж написал 39 баллад. Создавая бал-ы «Людмила» и «Светлана», Ж идет от баллад-го текста Биргера. Высшим достижением в жанра бал. стала его знаменитая «Светлана». Ж. создает светлую по колориту, жизнелюбивую балладу. Это единственная баллада такого настроения. Он создает балладу нового типа, где главными принципами становятся поэтизация и эстетизация. Ж создает поэтич. образ рус. нац-го мира: образ зимы, праздника крещения, ритуалы гадания, песен девушек. Главными Ж делает чисто нац-е события: фантастич-й сон Светланы и гадание. Бал. отличается от бал. Бергера и своеобр. композицией. Героиня введена не сразу, а лишь после того, как вводится фольклорная модель мира. Ж создает эстетический нравственный идеал, наделяя героиню высшими нравственными добродетелями.

В 1819г. Ж создает свой литератур. манифест «Невыразимое».

Идеалистич-й характер этого стих-я в духе Шеллинга несомненен. Ж идет вслед за Шеллингом, понимая поэзию как самую универс-ю форму человеческого искусства. Художнику открывается сразу всё, такова природа его таланта. Здесь чел. = Богу. Ж ставит перед собой важнейший вопрос: что явл-ся важнейшим предметом истинного искусства? Истинным предметом искусства явл-ся не окружающий мир в его гармонии, совершенстве. У романтиков есть лишь 1 мир – мир чувств. выразить душевный мир человека в слове невозможно, но Ж делает попытку выразить невыразимое, и поэтому он совершает в рус. поэзии эстетический переворот. Слово должно утратить вещественность, однозначность, оно должно обрести многозначность, многоассоциативность. Слово должно звучать как музыка.

Большое место в его творчестве занимали лирические образы родной природы. Жуковский стал создателем в русской поэзии национального лирического пейзажа. В одном из ранних своих стихотворений элегии «Вечер» поэт так воспроизводил скромную картину родного края:Все тихо: рощи спят; в окрестности покой,Простершись на траве под ивой наклоненной, внимаю, как журчит, сливался с рекой,Поток, кустами осененный.Чуть слышно над ручьем колышется тростник,Глас петела вдали уснувши будит селы.В траве коростыля я слышу дикий крик… Эта любовь к изображению русской жизни, национальных традиций и обрядов, легенд и сказаний выразится и в ряде последующих произведений Жуковского. В 1808 году им было создано поэтическое произведение, баллада «Людмила». Хотя сюжет ее был заимствован из сочинения немецкого поэта Бютера, тем не менее Жуковский переносит действие баллады в Россию, изображая русскую жизнь конца XVIII века. Фантастическому сюжету баллады присущи все характерные для романтических произведений такого рода черты: возвращение пропавшего жениха, полночная поездка его с Людмилой, сопровождаемая вереницей таинственных видений, которые «с поздним месяца восходом Легким светлым хороводом В цепь воздушную свились. Вот за ними понеслись.Вот поют воздушны лики: Будто в листьях повилики Вьется легкий ветерок, Будто плещет ручеек». После «Людмилы» им были созданы баллады «Громобой» (1810), «Светлана» (1808–1812). Они были написаны поэтом на сюжеты, взятые из русской средневековой жизни, изобилуют описаниями народного быта, обрядов, в частности святочных гаданий: Раз в крещенский вечерок, Девушки гадали; За ворота башмачок,Сняв с ноги, бросали; Поэт тонко и впечатляюще изображает взволнованное состояние девушки, томимой тревогой за судьбу любимого и страхом перед ночными чудесами. Изображение чудесного и таинственного в балладах Жуковского, доставляющее, по выражению Белинского, «сладостно-страшное удовольствие», определило необычайный успех его произведений. В поздний период своего творчества Жуковский много занимался переводами и создал ряд поэм и баллад сказочного и фантастического содержания («Ундина», «Сказка о царе Берендее», «Спящая царевна»).Баллады занимали одно из центральных мест в творчестве Жуковского, он обращался к этой форме поэтического произведения в течение всей жизни. В литературных кругах он даже получил прозвище «балладника». Под его влиянием балладный жанр стал «расти вширь». Появился и ряд последователей — ими были П. А. Плетнев, В. К. Кюхельбекер и даже молодой Пушкин. Критика неоднозначно оценивала баллады Жуковского. Журналист Греч, не одобрявший распространение балладного жанра, писал: «Ах, любезный творец „Светланы“, за сколько душ ты должен дать ответ? Сколько молодых людей соблазнил ты на душегубство?». Возможно, одной из причин подобного отношения были новизна и сложность этого жанра. Баллада, ставшая одним из излюбленных жанров поэтов-романтиков, оказалась наиболее удобной поэтической формой для воплощения тех нравственных и сословных сдвигов, которые произошли в начале XIX века, сложностей человеческой психики.Баллады Жуковского исполнены глубокого философского смысла, в них отразились и его личные переживания, и раздумья и черты, присущие вообще романтизму.Личная жизнь поэта не была безоблачной, с юных лет он почувствовал горечь социального неравенства, затем — несбывшиеся мечты о счастье с любимой девушкой, чувство к которой он сохранил на долгие годы. Меланхолические настроения, близкие самому Жуковскому, окрашивают большинство его творений. Они усиливаются сознанием неверности житейских благ, предчувствием утрат. Решение общественных и индивидуальных проблем поэт пытается найти этическим путем. Основная тема его баллад — преступление и наказание. Жуковский обличал низменные страсти человека — эгоизм, жадность, честолюбие. Он считал, что преступление совершается тогда, когда человек не сумел обуздать эти страсти и забыл свой нравственный долг.Так, Варвик — герой одноименной баллады — захватил престол, погубив законного наследника, своего племянника. Жадный епископ Гаттон («Божий суд над епископом») не дает хлеба голодающему народу. Наказаниями за преступления в балладах Жуковского являются или муки совести, или — в тех случаях, когда раскаяние не наступает, — судьей человеческих преступлений становится природа. Природа в балладах Жуковского всегда справедлива, и она часто осуществляет возмездие: так, река Авон, в которой был утоплен маленький престолонаследник, выходит из берегов, и в ее яростных волнах тонет преступный Варвик; жадного епископа Гаттона загрызли мыши, которые расплодились в его полных амбарах. Преступление должно быть наказано Жуковскому, как и другим русским романтикам, в высокой степени было присуще стремление к нравственному идеалу. Этим идеалом для него были человеколюбие и независимость личности. Их он утверждал и своим творчеством, и своей жизнью.

Читайте также:
Тема судьбы и рока в произведениях Жуковского: сочинение

Романтизм Жуковского

Романтизм Жуковского

Романтизм — литературное направление, появив­шееся в Западной Европе в конце 18 века как резуль­тат разочарования в идеях Просвещения. Кризис в Европе, неудовлетворенность результатами Великой французской революции послужили причиной его возникновения. Наивысший расцвет романтизма пришелся на первую половину XIX века.

В России романтизм появился после Отечествен­ной войны 1812 года как результат начала реакции, отказа Александра I от продолжения либеральной по­литики. Русский романтизм имеет ряд национальных особенностей: в центре художественной системы сто­ит личность, основной конфликт — конфликт между личностью и обществом. Романтическая личность — это прежде всего страстная личность, сильный харак­тер, на голову выше окружающих. Романтический ге­рой противопоставляет себя окружающему миру.

Романтики большое внимание уделяли теме приро­ды — бурной стихии, широко использовали символи­ку. В этом направлении отсутствует эволюция харак­теров, так как обстоятельства не влияют на личность.

Яркими представителями романтизма в России яв­ляются поэты: Жуковский, Веневитинов, Баратынский, Козлов, Дельвиг, Тютчев, Рылеев, Кюхельбе­кер, Одоевский, а также Пушкин в определенную эпо­ху своего творчества.

РАСЦВЕТ РОМАНТИЗМА В. А. ЖУКОВСКОГО

allpoetry.ru

Историческая обстановка 1812-1814 гг. отразилась не только в гражданских стихотворениях В. А. Жуковского. В ряде дружеских посланий той же поры он затрагивает вопросы, имеющие общественную значимость. Так, в послании “Тургеневу, в ответ на его письмо” (1813, опубл. 1815-1816) Жуковский, вспоминая эпоху Дружеского литературного общества, когда друзья, полные радужных надежд, “делили жизнь на лоне у Свободы”, констатирует крушение “мира фантазии прелестной”, столкнувшейся с жизнью. Резко осуждающий голос поэта слышится в словах о “гнусном свете”,

Где милое один минутный цвет;

Где доброму следов ко счастью нет;

Где мнение над совестью властитель;

Где все, мой друг, иль жертва, иль губитель!

Общественные мотивы звучат и в оригинальной балладе “Эолова арфа” (1815) – одном из самых значительных произведений раннего русского романтизма. Жуковский ставит вопрос о духовной близости людей при их социальном неравенстве. Бедный певец Арминий, полюбивший царскую дочь Минвану, понимает, что ему доступна только “минутная сладость веселого вместе”, только тайная радость, скрытая от взоров людей.

Проглянет денница – Блаженству конец; Опять ты царица, Опять я ничтожный и бедный певец, – говорит он Минване. На это царская дочь отвечает:

Лишь царским убором

Я буду с толпой;

А мыслию, взором

И сердцем, и жизнью,

о милый, с тобой.

Духовная близость торжествует над социальным неравенством. Но это возможно только в мире романтической мечты, которая рано или поздно должна столкнуться с миром реальной действительности. Любовь бедного певца к царской дочери перестала быть тайной, и преступник был наказан изгнанием. Однако победа социальной несправедливости над справедливостью моральной была временной. В мире, недоступном человеческой злобе и предрассудкам, любящие соединились:

Читайте также:
Романтизм Жуковского (баллада Лесной царь): сочинение

Когда от потоков, холмов и полей

И светит, как в дыме, луна без лучей

Две видятся тени:

К знакомой им сени…

И дуб шевелится, и струны звучат.

“Эолова арфа”, писал В. Г. Белинский,- “прекрасное и поэтическое произведение, где сосредоточен весь смысл, вся благоухающая прелесть романтики Жуковского” (VII, 171). Напечатанное в 1815 г., в период общественного подъема, это произведение знаменует собой вершину романтической поэзии Жуковского. Идея баллады – торжество любви над сословной разобщенностью, превосходство морального равенства над социальным неравенством. Но и в “Эоловой арфе” разрешения противоречий поэт ищет не здесь, на земле, а там, в посмертной жизни.

Рядом с “Эоловой арфой” должно занять место другое произведение того же 1814 г. (напечатано в 1815 г.), оригинальное по жанру, сочетающее черты элегии, баллады и идиллии,- “Теон и Эсхин”. Противопоставление “нетленных” благ и благ “изменяющих” – такова тема произведения. Эсхин искал счастья в роскоши, славе, веселье, чувственной любви – и не нашел его. Скромный в желаниях, Теон “видел земное блаженство” в высокой любви, в “сладости возвышенных мыслей” – и нашел подлинное счастье. Жуковский рисует образ умудренного жизнью романтика, для которого уже нет противоречия между идеалом и действительностью. То счастье, которого достиг Теон,- “не мечта”. “При блеске возвышенных мыслей” жизнь “предстала” Теону “в красоте”. Этого счастья не могла нарушить и утрата любимого человека, ибо “для сердца прошедшее вечно”, а будущее обещает встречу с любимым. Осуществимость идеала основывается на подчинении всей жизни “прекрасной возвышенной цели”. “Все в жизни к великому средство”,- утверждает Жуковский. Такой душевный настрой делает человека человеком. Устами Теона Жуковский сформулировал “мысль великую” – романтическую идею личности. Ставя достоинство человека в зависимость не от его социального положения, а от его морального состояния, поэт провозглашает человека “святейшим из званий”.

Сочинение: Великий поэт и гуманист (О В. А. Жуковском)

Юный Жуковский после пансиона был определен на службу в Соляную контору. Не прослужив и двух лет, он буквально сбежал в родные Тульские края. Там он занялся самообразованием, поэтическим творчеством и переводами.

В 1802 году в журнале “Вестник Европы” появилось его стихотворение “Сельское кладбище”. Оно было переложением элегии английского поэта Т. Грея. Этому стихотворению суждено было возвестить России о приходе нового поэта, выразителя печалей и радостей обыкновенных людей. Жуковский явился первым поэтом-психологом и вместе с тем непревзойденным мастером литературного дела. Вот эти первые строки, обозначившие важную границу в развитии нашей поэзии:

Уже бледнеет день, скрываясь за горою,

Шумящие стада толпятся над рекой;

Усталый селянин медлительной стопою

Идет, задумавшись, в шалаш спокойный свой.

Теперь строфы “Сельского кладбища” кажутся бесхитростными и, быть может, не столь примечательными. Но тогда, задолго до Пушкина, никто еще не писал столь прозрачными стихами, да и “усталые селяне” не были в поэтической чести. Жуковский, по словам В. Г. Белинского, “первый на Руси выговорил элегическим языком жалобы человека на жизнь”.

Всю свою творческую жизнь, начиная с “Сельского кладбища” и кончая “Одиссеей”, которую он завершил едва ли не на смертном одре, Жуковский много переводил. Большинство его элегий и баллад навеяно иноземными образцами. Поэт признавался: “Мой ум как огниво, которым надо ударить о камень, чтобы из него выскочила искра. Это вообще характер моего авторского творчества, у меня почти все чужое или по поводу чужого — и все, однако, мое”. Белинский же высказался об этом так: “Жуковский был переводчиком на русский язык не Шиллера или других каких-нибудь поэтов Германии и Англии, — нет, Жуковский был переводчиком на русский язык романтизма средних веков, воскрешенного в начале XIX века немецкими и английскими поэтами. “.

Но все же, зная источники многих стихотворении Жуковского, нельзя забывать, что это поэзия подлинно русская. Она вызвана к жизни и патриотическими идеями, и любовью к бескрайним долинам и шумящим лесам центральной России.

Уж вечер. облаков померкнули края,

Последний луч зари на башнях умирает;

Последняя в реке блестящая струя

С потухшим небом угасает.

Природа в поэзии Жуковского окружена.тайной, его пейзажи призрачны и почти нереальны, словно отражения в воде. Его притягивает “невыразимое”, запредельное, “ночная сторона души” л природе и человеке.

Многие лирические стихотворения и балладу “Светлана” Жуковский посвятил Маше Протасовой, которую сильно и безнадежно любил. Она рано ушла из жизни. Вот перед нами знаменитые строки “Воспоминания”:

О милых спутниках, которые наш свет

Своим сопутствием для нас животворили,

Не говори с тоской: их нет,

Но с благодарностию: были.

Поэт участвовал в военном походе 1812 года, но свое участие оценивал скромно:

В рядах отечественной рати

Певец, по слуху знавший бой,

Стоял я с лирой боевой

Читайте также:
В.А. Жуковский и К.Н. Батюшков – первые русские поэты-романтики: сочинение

И мщенье пел для ратных братии.

Между тем созданное им еще во время войны большое стихотворение “Певец во стане русских воинов” пользовалось огромной популярностью у офицеров и скоро распространилось в списках по всей стране. В этом стихотворении прославлялся не царь-победитель, а победительница-Россия, ее солдаты, ее полководцы, ее народ. После “Певца. ” Жуковский был признан первым поэтом России.

Польза, принесенная Жуковским отечественной культуре, одной поэзией не ограничивалась. Более полувека продолжалось активнейшее служение Василия Андреевича русской литературе. Он стал любимым и преданным учеником историка и писателя Н. М. Карамзина, восприняв многие его взгляды и вкусы.

На рубеже XVIII и XIX веков русский поэт Жуковский сформулировал свой гуманистический жизненный принцип, которому не изменил никогда: “Каждый день — доброму делу, мысли или чувству”. К этому следовало бы добавить и другое известное изречение Жуковского: “Дела поэта — слова его”.

Как много сделал этот мягкий и добрый человек для русских передовых литераторов: он не раз выручал из беды Пушкина; он был среди тех, кто выкупил из крепостной зависимости Тараса Шевченко; он добился облегчения участи многих декабристов; он выручил из вятской ссылки Герцена; заступился за юного Лермонтова, когда тому грозил царская расправа за стихи “Смерть поэта”.

Жуковский не разделял идей декабристов, но эти были люди, которых он хорошо знал и любил. И он продолжал бороться за их спасение — начиная от хлопот о назначении пенсии вдове Рылеева до анонимного печатания стихов ослепшего и погибавшего в Сибири Кюхельбекера. Можно сказать даже больше: не признаваясь в этом никому, Жуковский после 14 декабря постепенно убеждался в справедливости многих декабристских идей, и все постылее становилась для него дворцовая служба, все яснее виделась бесплодная наивность попытки воспитать “идеального государя”.

Иногда он не выдерживал своей роли “доброго советчика царя” и “безобидного” ходатая за многочисленных друзей, и тогда перед Николаем I появлялся Жуковский решительный и даже разгневанный. Так было в 1832 г., когда запретили передовой журнал И. В. Киреевского “Европеец”. Жуковский предупреждал царя, что между ним и Россией разверзнется “бездна”, если он оградит себя забором из шпионов и доносчиков.

Без преувеличения можно сказать, что вся жизнь Пушкина от самых юных лет до того последнего часа, все его творческие труды прошли под отеческой опекой Василия Андреевича Жуковского. Подчас Жуковский не сходился с Пушкиным во взглядах, разные были у них темпераменты. Но неизменно Жуковский становился выше собственных амбиций, почтительно склоняясь перед поэтическим гением и великим разумом Пушкина, далеко перешагнувшего тот краткий исторический отрезок времени, в котором довелось ему жить.

Жуковский был едва ли не первым, кто понял истинное значение Пушкина. “Ты создан попасть в боги — вперед”, — писал он Пушкину. — “Крылья у души есть. Дай свободу этим крыльям и небо твое. Когда подумаю, какое можешь состряпать для себя будущее, то сердце разогреется надеждой за тебя. Быть сверчку (прозвище Пушкина в литературном обществе “Арзамас”) орлом и долететь ему до солнца”.

Без Пушкина Жуковский прожил 15 лет. И только четыре из них — на царской службе. Он успел еще заступиться за ненавистного царю Лермонтова, и в 1841 г. добился окончательной отставки. Один из современников справедливо подметил: “верный друг всем приятелям, каких у него очень много, он, ходатайствуя о них, может выйти из своего хладнокровия, — для себя он бессилен”.

Умер Жуковский за границей — в Баден-Бадене. Прах поэта, но его завещанию, был сразу же перевезен в Россию и похоронен на кладбище Александро-Невской лавры возле могил Карамзина и Крылова.

Одно из последних стихотворений Жуковского “Царскосельский лебедь”. Это своего рода автоэпитафия, столь обычная у больших поэтов:

Лебедь белогрудый, лебедь белокрылый,

Как же нелюдимо ты, отшельник хилый,

Здесь сидишь на лоне вод уединенных!

Спутников давнишних, прежней современных

Жизни, переживши, сетуя глубоко,

Их ты поминаешь думой одинокой!

Великий критик и литературовед В.Г. Белинский так оценил жизнь и творчество поэта: “Несоизмерим подвиг Жуковского и велико его значение в русской литературе. Подвиг, которому награда не просто упоминание в истории отечественной литературы, но вечное славное имя из рода в род”.

Сочинение на тему «Великий поэт и гуманист (О В. А. Жуковском)»

Юный Жуковский после пансиона был определен на службу в Соляную контору. Не прослужив и двух лет, он буквально сбежал в родные Тульские края. Там он занялся самообразованием, поэтическим творчеством и переводами.

В 1802 году в журнале «Вестник Европы» появилось его стихотворение «Сельское кладбище». Оно было переложением элегии английского поэта Т. Грея. Этому стихотворению суждено было возвестить России о приходе нового поэта, выразителя печалей и радостей обыкновенных людей. Жуковский явился первым поэтом-психологом и вместе с тем непревзойденным мастером литературного дела. Вот эти первые строки, обозначившие важную границу в развитии нашей поэзии:

Уже бледнеет день, скрываясь за горою,

Шумящие стада толпятся над рекой;

Усталый селянин медлительной стопою

Идет, задумавшись, в шалаш спокойный свой.

Читайте также:
Русской поэзии душа человеческая (по творчеству В. А. Жуковского): сочинение

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Теперь строфы «Сельского кладбища» кажутся бесхитростными и, быть может, не столь примечательными. Но тогда, задолго до Пушкина, никто еще не писал столь прозрачными стихами, да и «усталые селяне» не были в поэтической чести. Жуковский, по словам В. Г. Белинского, «первый на Руси выговорил элегическим языком жалобы человека на жизнь».

Всю свою творческую жизнь, начиная с «Сельского кладбища» и кончая «Одиссеей», которую он завершил едва ли не на смертном одре, Жуковский много переводил. Большинство его элегий и баллад навеяно иноземными образцами. Поэт признавался: «Мой ум как огниво, которым надо ударить о камень, чтобы из него выскочила искра. Это вообще характер моего авторского творчества, у меня почти все чужое или по поводу чужого — и все, однако, мое». Белинский же высказался об этом так: «Жуковский был переводчиком на русский язык не Шиллера или других каких-нибудь поэтов Германии и Англии, — нет, Жуковский был переводчиком на русский язык романтизма средних веков, воскрешенного в начале XIX века немецкими и английскими поэтами…».

Но все же, зная источники многих стихотворении Жуковского, нельзя забывать, что это поэзия подлинно русская. Она вызвана к жизни и патриотическими идеями, и любовью к бескрайним долинам и шумящим лесам центральной России.

Уж вечер… облаков померкнули края,

Последний луч зари на башнях умирает;

Последняя в реке блестящая струя

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

С потухшим небом угасает.

Природа в поэзии Жуковского окружена.тайной, его пейзажи призрачны и почти нереальны, словно отражения в воде. Его притягивает «невыразимое», запредельное, «ночная сторона души» л природе и человеке.

Многие лирические стихотворения и балладу «Светлана» Жуковский посвятил Маше Протасовой, которую сильно и безнадежно любил. Она рано ушла из жизни. Вот перед нами знаменитые строки «Воспоминания»:

О милых спутниках, которые наш свет

Своим сопутствием для нас животворили,

Не говори с тоской: их нет,

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Но с благодарностию: были.

Поэт участвовал в военном походе 1812 года, но свое участие оценивал скромно:

В рядах отечественной рати

Певец, по слуху знавший бой,

Стоял я с лирой боевой

И мщенье пел для ратных братии.

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Между тем созданное им еще во время войны большое стихотворение «Певец во стане русских воинов» пользовалось огромной популярностью у офицеров и скоро распространилось в списках по всей стране. В этом стихотворении прославлялся не царь-победитель, а победительница-Россия, ее солдаты, ее полководцы, ее народ. После «Певца…» Жуковский был признан первым поэтом России.

Польза, принесенная Жуковским отечественной культуре, одной поэзией не ограничивалась. Более полувека продолжалось активнейшее служение Василия Андреевича русской литературе. Он стал любимым и преданным учеником историка и писателя Н. М. Карамзина, восприняв многие его взгляды и вкусы.

На рубеже XVIII и XIX веков русский поэт Жуковский сформулировал свой гуманистический жизненный принцип, которому не изменил никогда: «Каждый день — доброму делу, мысли или чувству». К этому следовало бы добавить и другое известное изречение Жуковского: «Дела поэта — слова его».

Как много сделал этот мягкий и добрый человек для русских передовых литераторов: он не раз выручал из беды Пушкина; он был среди тех, кто выкупил из крепостной зависимости Тараса Шевченко; он добился облегчения участи многих декабристов; он выручил из вятской ссылки Герцена; заступился за юного Лермонтова, когда тому грозил царская расправа за стихи «Смерть поэта».

Жуковский не разделял идей декабристов, но эти были люди, которых он хорошо знал и любил. И он продолжал бороться за их спасение — начиная от хлопот о назначении пенсии вдове Рылеева до анонимного печатания стихов ослепшего и погибавшего в Сибири Кюхельбекера. Можно сказать даже больше: не признаваясь в этом никому, Жуковский после 14 декабря постепенно убеждался в справедливости многих декабристских идей, и все постылее становилась для него дворцовая служба, все яснее виделась бесплодная наивность попытки воспитать «идеального государя».

Иногда он не выдерживал своей роли «доброго советчика царя» и «безобидного» ходатая за многочисленных друзей, и тогда перед Николаем I появлялся Жуковский решительный и даже разгневанный. Так было в 1832 г., когда запретили передовой журнал И. В. Киреевского «Европеец». Жуковский предупреждал царя, что между ним и Россией разверзнется «бездна», если он оградит себя забором из шпионов и доносчиков.

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Читайте также:
Природа и человек в романтической лирике В. А. Жуковского: сочинение

Без преувеличения можно сказать, что вся жизнь Пушкина от самых юных лет до того последнего часа, все его творческие труды прошли под отеческой опекой Василия Андреевича Жуковского. Подчас Жуковский не сходился с Пушкиным во взглядах, разные были у них темпераменты. Но неизменно Жуковский становился выше собственных амбиций, почтительно склоняясь перед поэтическим гением и великим разумом Пушкина, далеко перешагнувшего тот краткий исторический отрезок времени, в котором довелось ему жить.

Жуковский был едва ли не первым, кто понял истинное значение Пушкина. «Ты создан попасть в боги — вперед», — писал он Пушкину. — «Крылья у души есть. Дай свободу этим крыльям и небо твое… Когда подумаю, какое можешь состряпать для себя будущее, то сердце разогреется надеждой за тебя… Быть сверчку (прозвище Пушкина в литературном обществе «Арзамас») орлом и долететь ему до солнца».

Без Пушкина Жуковский прожил 15 лет. И только четыре из них — на царской службе. Он успел еще заступиться за ненавистного царю Лермонтова, и в 1841 г. добился окончательной отставки. Один из современников справедливо подметил: «верный друг всем приятелям, каких у него очень много, он, ходатайствуя о них, может выйти из своего хладнокровия, — для себя он бессилен».

Умер Жуковский за границей — в Баден-Бадене. Прах поэта, но его завещанию, был сразу же перевезен в Россию и похоронен на кладбище Александро-Невской лавры возле могил Карамзина и Крылова.

Одно из последних стихотворений Жуковского «Царскосельский лебедь». Это своего рода автоэпитафия, столь обычная у больших поэтов:

Лебедь белогрудый, лебедь белокрылый,

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Как же нелюдимо ты, отшельник хилый,

Здесь сидишь на лоне вод уединенных!

Спутников давнишних, прежней современных

Жизни, переживши, сетуя глубоко,

Их ты поминаешь думой одинокой!

Великий критик и литературовед В.Г. Белинский так оценил жизнь и творчество поэта: «Несоизмерим подвиг Жуковского и велико его значение в русской литературе. Подвиг, которому награда не просто упоминание в истории отечественной литературы, но вечное славное имя из рода в род».

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://kostyor.ru/student/

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Великий поэт и гуманист (О В. А. Жуковском)

Великий поэт и гуманист (О В. А. Жуковском)

Юный Жуковский после пансиона был определен на службу в Соляную контору. Не прослужив и двух лет, он буквально сбежал в родные Тульские края. Там он занялся самообразованием, поэтическим творчеством и переводами.

В 1802 году в журнале “Вестник Европы” появилось его стихотворение “Сельское кладбище”. Оно было переложением элегии английского поэта Т. Грея. Этому стихотворению суждено было возвестить России о приходе нового поэта, выразителя печалей и радостей обыкновенных людей. Жуковский явился первым поэтом-психологом и вместе с тем непревзойденным мастером литературного дела. Вот эти первые строки, обозначившие важную границу в развитии нашей поэзии:

Уже бледнеет день, скрываясь за горою,

Шумящие стада толпятся над рекой;

Усталый селянин медлительной стопою

Идет, задумавшись, в шалаш спокойный свой.

Теперь строфы “Сельского кладбища” кажутся бесхитростными и, быть может, не столь примечательными. Но тогда, задолго до Пушкина, никто еще не писал столь прозрачными стихами, да и “усталые селяне” не были в поэтической чести. Жуковский, по словам В. Г. Белинского, “первый на Руси выговорил элегическим языком жалобы человека на жизнь”.

Всю свою творческую жизнь, начиная с “Сельского кладбища” и кончая “Одиссеей”, которую он завершил едва ли не на смертном одре, Жуковский много переводил. Большинство его элегий и баллад навеяно иноземными образцами. Поэт признавался: “Мой ум как огниво, которым надо ударить о камень, чтобы из него выскочила искра. Это вообще характер моего авторского творчества, у меня почти все чужое или по поводу чужого — и все, однако, мое”. Белинский же высказался об этом так: “Жуковский был переводчиком на русский язык не Шиллера или других каких-нибудь поэтов Германии и Англии, — нет, Жуковский был переводчиком на русский язык романтизма средних веков, воскрешенного в начале XIX века немецкими и английскими поэтами. “.

Но все же, зная источники многих стихотворении Жуковского, нельзя забывать, что это поэзия подлинно русская. Она вызвана к жизни и патриотическими идеями, и любовью к бескрайним долинам и шумящим лесам центральной России.

Уж вечер. облаков померкнули края,

Последний луч зари на башнях умирает;

Последняя в реке блестящая струя

С потухшим небом угасает.

Природа в поэзии Жуковского окружена.тайной, его пейзажи призрачны и почти нереальны, словно отражения в воде. Его притягивает “невыразимое”, запредельное, “ночная сторона души” л природе и человеке.

Читайте также:
В. Жуковский и К. Батюшков первые русские поэты-романтики: сочинение

Многие лирические стихотворения и балладу “Светлана” Жуковский посвятил Маше Протасовой, которую сильно и безнадежно любил. Она рано ушла из жизни. Вот перед нами знаменитые строки “Воспоминания”:

О милых спутниках, которые наш свет

Своим сопутствием для нас животворили,

Не говори с тоской: их нет,

Но с благодарностию: были.

Поэт участвовал в военном походе 1812 года, но свое участие оценивал скромно:

В рядах отечественной рати

Певец, по слуху знавший бой,

Стоял я с лирой боевой

И мщенье пел для ратных братии.

Между тем созданное им еще во время войны большое стихотворение “Певец во стане русских воинов” пользовалось огромной популярностью у офицеров и скоро распространилось в списках по всей стране. В этом стихотворении прославлялся не царь-победитель, а победительница-Россия, ее солдаты, ее полководцы, ее народ. После “Певца. ” Жуковский был признан первым поэтом России.

Польза, принесенная Жуковским отечественной культуре, одной поэзией не ограничивалась. Более полувека продолжалось активнейшее служение Василия Андреевича русской литературе. Он стал любимым и преданным учеником историка и писателя Н. М. Карамзина, восприняв многие его взгляды и вкусы.

На рубеже XVIII и XIX веков русский поэт Жуковский сформулировал свой гуманистический жизненный принцип, которому не изменил никогда: “Каждый день — доброму делу, мысли или чувству”. К этому следовало бы добавить и другое известное изречение Жуковского: “Дела поэта — слова его”.

Как много сделал этот мягкий и добрый человек для русских передовых литераторов: он не раз выручал из беды Пушкина; он был среди тех, кто выкупил из крепостной зависимости Тараса Шевченко; он добился облегчения участи многих декабристов; он выручил из вятской ссылки Герцена; заступился за юного Лермонтова, когда тому грозил царская расправа за стихи “Смерть поэта”.

Жуковский не разделял идей декабристов, но эти были люди, которых он хорошо знал и любил. И он продолжал бороться за их спасение — начиная от хлопот о назначении пенсии вдове Рылеева до анонимного печатания стихов ослепшего и погибавшего в Сибири Кюхельбекера. Можно сказать даже больше: не признаваясь в этом никому, Жуковский после 14 декабря постепенно убеждался в справедливости многих декабристских идей, и все постылее становилась для него дворцовая служба, все яснее виделась бесплодная наивность попытки воспитать “идеального государя”.

Иногда он не выдерживал своей роли “доброго советчика царя” и “безобидного” ходатая за многочисленных друзей, и тогда перед Николаем I появлялся Жуковский решительный и даже разгневанный. Так было в 1832 г., когда запретили передовой журнал И. В. Киреевского “Европеец”. Жуковский предупреждал царя, что между ним и Россией разверзнется “бездна”, если он оградит себя забором из шпионов и доносчиков.

Без преувеличения можно сказать, что вся жизнь Пушкина от самых юных лет до того последнего часа, все его творческие труды прошли под отеческой опекой Василия Андреевича Жуковского. Подчас Жуковский не сходился с Пушкиным во взглядах, разные были у них темпераменты. Но неизменно Жуковский становился выше собственных амбиций, почтительно склоняясь перед поэтическим гением и великим разумом Пушкина, далеко перешагнувшего тот краткий исторический отрезок времени, в котором довелось ему жить.

Жуковский был едва ли не первым, кто понял истинное значение Пушкина. “Ты создан попасть в боги — вперед”, — писал он Пушкину. — “Крылья у души есть. Дай свободу этим крыльям и небо твое. Когда подумаю, какое можешь состряпать для себя будущее, то сердце разогреется надеждой за тебя. Быть сверчку (прозвище Пушкина в литературном обществе “Арзамас”) орлом и долететь ему до солнца”.

Без Пушкина Жуковский прожил 15 лет. И только четыре из них — на царской службе. Он успел еще заступиться за ненавистного царю Лермонтова, и в 1841 г. добился окончательной отставки. Один из современников справедливо подметил: “верный друг всем приятелям, каких у него очень много, он, ходатайствуя о них, может выйти из своего хладнокровия, — для себя он бессилен”.

Умер Жуковский за границей — в Баден-Бадене. Прах поэта, но его завещанию, был сразу же перевезен в Россию и похоронен на кладбище Александро-Невской лавры возле могил Карамзина и Крылова.

Одно из последних стихотворений Жуковского “Царскосельский лебедь”. Это своего рода автоэпитафия, столь обычная у больших поэтов:

Лебедь белогрудый, лебедь белокрылый,

Как же нелюдимо ты, отшельник хилый,

Здесь сидишь на лоне вод уединенных!

Спутников давнишних, прежней современных

Жизни, переживши, сетуя глубоко,

Их ты поминаешь думой одинокой!

Великий критик и литературовед В.Г. Белинский так оценил жизнь и творчество поэта: “Несоизмерим подвиг Жуковского и велико его значение в русской литературе. Подвиг, которому награда не просто упоминание в истории отечественной литературы, но вечное славное имя из рода в род”.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: