Какие натуралистические элементы есть в прозе Мопассана и Эмиля Золя: сочинение

Французские писатели конца XIX в. Золя, Мопассан, Доде

В 70-х гг. прошлого века у Г. Флобера встречались многие видные писатели, среди них — Эмиль Золя (1840—1902), Ги де Мопассан (1850—1893) и И. С. Тургенев. Тургенев, как вспоминал позже Мопассан, обычно приносил к Флоберу произведения русских писателей и бегло переводил их.

В те годы общение французских и русских писателей становилось все более тесным. Русская литература, вступившая в эпоху своего расцвета, приобретала огромное международное значение. Наряду с этим и творчество французских писателей пользовалось в России исключительной популярностью. Русские демократические читатели оценили талант Золя раньше, чем писатель получил признание у себя на родине. Исключительно высокую оценку получили в России и произведения Мопассана, считавшего своими наставниками в искусстве Флобера и Тургенева. Как и Флобер, Золя и Мопассан продолжали традиции реализма XIX в. С 1871 по 1893 г. Золя осуществил грандиозный замысел, создав двадцатитомную серию романов «Ругон-Маккары». Золя предполагал в этих романах детально изобразить историю нескольких поколений одной семьи Ругон-Маккаров в период Второй империи. В своем замысле он отдавал дань возникшей тогда в литературе теории натурализма, который придает преувеличенное значение наследственности и рассматривает человека в значительной мере со стороны физиологических процессов жизни. Но Золя-реалист вышел далеко за пределы своей натуралистической теории. По существу, на судьбах многочисленных представителей семьи Ругон-Маккаров Золя дал широкую картину жизни различных общественных классов Франции 50—60-х гг.

В романе «Карьера Ругонов» Золя показал жизнь французской провинции в момент государственного переворота Луи Бонапарта (1851). Буржуазии, которая в расчете на выгоды поддержала монархистов, Золя противопоставил своих героев из народа — республиканцев Сильвера Муре и его подругу Мьетту.

Выступая смелым обличителем Второй империи — ее политиков, биржевиков, коммерсантов, монополистов (романы «Добыча», «Деньги», «Чрево Парижа», «Его превосходительство Эжен Ругон», «Дамское счастье»), Золя большое внимание уделил трудовому народу, впервые ввел в художественную литературу тему рабочего класса.

В романе «Западня» (1877) он рассказал о нищенской жизни трудовой парижской семьи и о печальной судьбе прачки Жервезы. В романе «Жерминаль» (1885) Золя описал стихийную стачку французских углекопов, восставших против бесчеловечных условий существования, на которые они были обречены шахтовладельцами. «Жерминаль», как говорил сам писатель, — роман о борьбе труда и капитала, за порогом которой стоит социальная революция.

Серия «Ругон-Маккары» завершается романом «Разгром», посвященным изображению франко-прусской войны 1870—1871 гг., кончившейся поражением Франции при Седане (1870) и крахом Второй империи.

Окончив серию «Ругон-Маккары», Золя написал ряд значительных произведений. В романе «Лурд» (1894) он обнажил грязные махинации католической церкви. За год до смерти Золя создал утопический роман о социалистическом преобразовании общества — «Труд» (1901).

В 1898 г. Золя смело выступил на общественном поприще, обвинив шовинистски настроенную французскую военщину и правительственных чиновников в несправедливом осуждении офицера Дрейфуса. Статья Золя «Я обвиняю!» вызвала горячий отклик во всем мире.

Замечательный новеллист Ги де Мопассан обратил на себя внимание в литературе в 1880 г. рассказом «Пышка». Рассказ был напечатан в сборнике патриотических произведений о франко-прусской войне, в который вошла также повесть Золя «Осада мельницы». Читатели сразу отметили зрелое мастерство автора «Пышки», свойственную ему живость в обрисовке различных представителей французского общества.

Мопассан несколько раз впоследствии обращался к патриотической теме. Широко известны его новеллы «Дядюшка Милон», «Тетка Соваж», «Пленные», «Два приятеля», «Дуэль», в которых стихийный народный патриотизм противопоставлен лицемерному «патриотизму» господствующих слоев Франции.

Внося много нового в разработку жанра новеллы, Мопассан умел создавать маленькие реалистические шедевры, где на нескольких страницах раскрыта жизнь в ее повседневном течении, где трагическое подчас отражено наряду с комическим, где свет и тень как бы создают свое, особое освещение событий.

В новеллах французского писателя много задушевности, лиризма. Мопассан любил рассказывать о бесхитростных людях, мелких городских служащих, солдатах, деревенских рабочих; о том, как нелепо и горько иногда складывается их жизнь.

Жена чиновника г-жа Луазель («Ожерелье») одолжила у подруги ожерелье, чтобы единственный раз в жизни поехать с мужем на бал в министерство. Ожерелье было потеряно, супруги купили новое и десять лет выплачивали потом деньги, неимоверно большие для их скромных доходов. На это ушли лучшие годы жизни, ушли, кстати, совершенно напрасно. Ведь драгоценности, которые им одолжили знакомая, были поддельными.

Может быть, другой писатель сделал бы историю с ожерельем нарочито смешной, забавной. Мопассан в этом анекдотическом случае увидел грустное, раскрыв в новелле мысль о том, как необходимо людям счастье и как недоступно оно многим.

Мопассан — мастер тонких оттенков. Казалось бы, между четой Луазель и супругами Орейль («Зонтик») нет большой разницы. Г-н Орейль тоже чиновник. Но здесь история с прожженным зонтиком, за который г-жа Орейль потребовала компенсацию в страховом обществе, рассказана автором с явной иронией. Мопассан высмеивает отталкивающее корыстолюбие, идиотическую расчетливость буржуазии.

Хотя Мопассан почти никогда не высказывает своего личного отношения к изображенным событиям, оценка людей и их поступков в его произведениях не вызывает сомнений у читателей. Нам симпатичен солдат Буатель, наивно предположивший, что родители согласятся на его брак с негритянкой («Буатель»), и чужд господин Караван, который считал себя хорошим сыном, но в действительности любил не мать, а ее наследство. («В своей семье») Молчаливый кузнец Филипп, готовый заменить мальчику Симону отца («Папа Симона»), оказывается куда более благородным человеком, чем хвастливо повествующий о своих похождениях помещик, даже и не предполагающий, что он повинен в гибели своей служанки («Правдивая история»).

Большой известностью пользуются и романы Мопассана. В романе «Жизнь» (1883) рассказана грустная история Жанны де Во. Вступая в жизнь, юная Жанна полна лучезарных надежд, но она терпит одно разочарование за другим.

Читайте также:
Золя и его отношение к литературной деятельности «реалистической школы»: сочинение

Жанна не нашла счастья ни в замужестве, ни в материнстве, ни в религии. Оказавшись жертвой грубости и цинизма мужа, а затем и сына, Жанна не находит применения своим душевным силам. Жизнь ее теряет смысл и становится трагической историей бесцельного увядания.

В 1885 г. Мопассан создал свой сатирический роман-памфлет «Милый друг». Герой романа — Жорж Дюруа, в недавнем прошлом младший офицер колониальных войск в Алжире. Хищник и карьерист, вернувшись на родину, он решает стать журналистом, заработать деньги на какой-нибудь политической авантюре. Дюруа бездарен, плохо владеет пером, но его беспринципность, готовность на любой подлог в корыстных целях вполне устраивают финансиста Вальтера, владельца газеты. Он хорошо оплачивает статейки Дюруа (написанные, кстати, не им самим), которые помогают политическим махинациям биржевиков и финансовых тузов.

Если молодые люди, мечтавшие вступить в единоборство с буржуазным миром в начале XIX в. (Жюльен Сорель у Стендаля или даже Растиньяк у Бальзака), обладали незаурядными личными качествами, то современному герою империалистической Франции, как его показал Мопассан, нечего терять. Это ничтожество, человек с низменными стремлениями и мелкой душой.

В своем романе писатель смело обличил грязные, циничные нравы финансистов, политиканов и газетчиков Третьей республики, которую русский современник Мопассана Салтыков-Щедрин называл «республикой без республиканцев». Головокружительная карьера проходимца Дюруа вполне закономерна на этом фоне.

Наряду с Золя и Мопассаном в последнее тридцатилетие прошлого века во Франции выступали еще многие талантливые писатели. Альфонс Доде (1840—1897) опубликовал свой роман о необычайных приключениях Тартарена из Тараскона. Комическая фигура буржуа, всерьез принимавшего себя за героя, нарисована Доде с блеском. Тартарен, мечтавший о подвигах в Китае и Африке, оказался лишь смешным неудачником.

Доде принадлежат также известные романы «Бессмертный», «Набоб», «Малыш», в котором описано детство двух братьев, вынужденных самостоятельно зарабатывать себе на жизнь. Поэтичны рассказы Доде, вошедшие в сборник «Письма с моей мельницы», а также ряд других его рассказов («Последний урок»).

Большой любовью детей пользуются увлекательные повести Гектора Мало (1830—1907) «Без семьи» и «Ромен Кальбри». В трогательных книгах мало живо очерчены образы основных героев, детей, способных проявлять самостоятельность, доверчивых и великодушных.

Особое место в литературе 70—80-х гг. занимают писатели Парижской коммуны — Потье (см. ст. «Эжен Потье»), Шюль Валлес (1832— 1885) и другие. Им принадлежит важная роль в развитии демократической культуры Франции. Видный деятель Коммуны Валлес написал в эмиграции автобиографическую трилогию «Жак Вентра». В отличие от молодых людей буржуазной Франции герой романов «Детство», «Бакалавр», «Инсургент» Жак Вентра находит путь к революционному народу, становится коммунаром.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Эмиль Золя. Борец с несправедливостью

Творчество Эмиля Золя ознаменовало новый этап в развитии французской литературы. Он был новатором в литературе, смелым писателем, который разрушил сложившиеся формы, соединил «беспощадность реализма с мужеством политического действия» (Л. Арагон) и был страстным защитником демократии и гуманизма. Биография Золя — это прежде всего непрерывная, титаническая работа, которой была отдана вся его жизнь. Э. Золя родился 2 апреля 1840 г. в Париже в семье инженера. Его детские и юношеские годы прошли в Провансе, в небольшом городке Экс, который со временем под названием Плассана станет местом действия многих его романов. Ранняя смерть отца и материальные проблемы заставили семью переехать в 1858 г. в Париж.

Для Золя начались годы бедности. В 1862 г. он поступает на службу в солидное парижское издательство «Ашетт», что позволяет ему не думать больше о хлебе насущном и все свободное время отдавать литературным занятиям. Он жадно читает, внимательно следит за книжными новинками и рецензирует их в газетах и журналах, знакомится с известными писателями, а главное — много пишет сам, пробуя силы и в поэзии, и в прозе.

В 1864 г. Золя издает первую книгу «Сказки Нинон», которая объединила в себе рассказы разных лет. Она открывает собой ранний период творчества писателя (1864-1868), отмеченный несомненным влиянием романтизма. В романах «Исповедь Клода» (1865), «Завещание умершей» (1866), «Марсельские тайны» (1867) находим традиционное противопоставление мечты и действительности, историю возвышенной любви, идеального героя. Золя использует стилистические приемы, которые напоминают страницы произведений Гюго, Санд, Сю.

Писателя все больше интересует живая жизнь с ее невымышленными сюжетами и конфликтами. Он мечтает о создании нового типа романа, который целиком будет отвечать времени, а «это — реализм, или, точнее говоря, позитивизм». В своих поисках Золя опирается на работы ученых естественных наук (теория происхождения видов Дарвина, «Трактат о наследственности» Люка, «Вступление в экспериментальную медицину» Бернара), работы философа-позитивиста и историка литературы И. Тена, творчество художников-импрессионистов, современную ему литературу, и прежде всего на роман братьев Гонкуров «Жермини Ласерте». Натуралистическая теория формируется у Золя на протяжении многих лет, она постоянно уточняется, дополняется и находит свое выражение в предисловии к роману «Тереза Ракен» (1867), очерке «Расхождение между Бальзаком и мной» (1868-1869), сборниках статей «Что мне ненавистно» (1866), «Экспериментальный роман» (1880), «Романисты-Натуралисты» (1881), «Натурализм в театре» (1881). Золя видит в натурализме естественное и закономерное развитие реализма Бальзака и Стендаля в новых исторических условиях.

Цель искусства для писателя заключается, как и когда-то, во внимательном изучении действительности, которая «в принципе не может иметь границ». Однако сегодня, считает Золя, роман, чтобы стать «современным орудием познания», обязан быть научным, т.е. «придерживаться только фактов, доступных наблюдению», а писатель должен уподобиться натуралисту, который ставит опыты. Золя отвечает отказом художнику в праве оценивать изображаемые им события и людей, выносить приговор и строить заключения: «Романист всего лишь фиксатор фактов. его произведение становится будто безличным, приобретает характер протокола действительности».

Читайте также:
Золя и его отношение к литературной деятельности «реалистической школы»: сочинение

Это утверждение писателя является очевидным прямым и категоричным перенесением научных методов в сферу искусства, когда игнорируется условность, вымысел, фантазия как неотъемлемая и важнейшая составная творчества. «Натура не имеет потребности в домыслах» — лозунг Золя и новой литературной школы. Но Золя явным образом недооценивает роль социальных факторов в формировании личности, которые глубоко исследовал еще Бальзак. В целом же концепция натурализма, предложенная Золя, наполнена разногласиями и крайностями (например, возражая авторское начало в творчестве, он в то же время подчеркивает, что «произведение искусства есть не что иное, как выражение личности художника»), а главное, оно не исчерпывает собой творческую практику писателя. Золя-Художник оказался более сильным чем Золя-Теоретик.

В этом убеждает и его роман «Тереза Ракен» (1867), воспринятый современниками как художественный манифест натурализма. В нем автор ставит себе целью «выучить не характеры, а темпераменты». Сознательно отказываясь от постановки каких-нибудь социальных и политических вопросов, опуская все приметы времени, Золя концентрирует внимание на истории «индивидуумов, которые целиком подчинены своим нервам и голосу крови. ». В 1868 г. выходит в мир второй натуралистический роман «Мадлен Фера», который окончательно закрепил славу Золя как одного из ведущих художников Франции. Однако все написанное им за четыре года было лишь подготовкой к главному делу жизни — серии «Ругон-Маккары», над которой Золя работает с 1868 до 1893 года. Она составила второй период его творчества.

В это время окончательно устанавливаются политические и эстетичные взгляды писателя. Как убежденный республиканец и демократ, Золя сотрудничает в оппозиционной печати, печатает статьи, которые разоблачают реакционный режим Наполеона и французскую военщину. Но он не принял и Парижскую Коммуну, хотя и стал на защиту расстреливаемых версальцами рабочих. В 1872 г. у Флобера Золя знакомится с И. С. Тургеневым, при участии которого в скором времени становится постоянным сотрудником журнала «Вестник Европы». В этом издании с 1875 до 1880 годы были опубликованы 64 корреспонденции Золя под общим названием «Парижские письма», в которых он изложил свои взгляды на литературу и искусство. В 80-х годах в процессе работы над ” Ругон-Маккарами” писатель, по его словам, все чаще «натыкается на социализм».

Социальные конфликты эпохи, будущее человечества, пути перестройки общества на началах добра и справедливости — эти проблемы займут ведущее место в произведениях Золя последнего периода творчества (1894-1902). В это время он создает цикл «Три города», который включает романы «Лурд» (1894), «Рим» (1896), «Париж» (1898). Политика, к которой прежде Золя относился с предубеждением, становится в 90-е годы неотъемлемой частью его творчества. 1 января 1898 г. Золя публикует открытое письмо президенту Французской республики Феликсу Фору «Я предъявляю обвинение», в котором бесстрашно поднимает свой голос на защиту «правды и справедливости». В судебном процессе, который последовал за этим выступлением, Золя был признан виновным в оскорблении власти и осужден к году тюрьмы и большому денежному штрафу. Его лишили ордена Почетного легиона.

Продажные журналисты обливали имя писателя грязью на страницах газет. Фанатичная толпа швыряла камни в окна его дома и требовала физической расправы. Золя вынужден был спешно покинуть Францию и под чужой фамилией поселиться в Англии. В глазах же передовой Европы он стал символом писателя-гражданина, писателя-борца. В Англии Золя приступает к работе над тетралогией «Четыре Евангелия» («Плодовитость», 1898; «Работа», 1901; «Истина», 1902; четвертый роман не был написан), в которой он видит «естественное завершение всего творчества, следствие долгого исследования действительности, продолженное в будущее».

Героями своих произведений писатель делает борцов за истину, проповедников нового учения — социализма (в его утопической форме). И не случайно они имеют имена евангелистов Матвея, Луки, Марка, Ивана. Эти романы-утопии замышлялись Золя как своеобразное Евангелие современности. Отсюда их открытая публицистичность, дидактизм, поучение над отображением жизни, которая заметно снижает их художественный уровень. После пересмотра дела Золя возвращается во Францию и продолжает работу над серией «Четыре Евангелия». Его имя всемирно известно, в его лице видят не только великого писателя, но и мыслителя, который указал человечеству дорогу к прогрессу и свободе. 29 сентября 1902 г. Золя нашли мертвым в его парижской квартире. Официальная версия — отравление угарным газом из-за неисправности дымохода. Однако и сегодня обстоятельства гибели писателя остаются до конца не исследованными. В историю мировой литературы Золя вошел прежде всего как автор социальной эпопеи «Ругон-Маккары». В ней, как в зеркале, отразились слабые и сильные стороны его мировоззрения и художественного метода. Писатель считает плодотворным объединение в своем будущем произведении план физиологический и план социальный и через историю одной семьи раскрыть историю общества. Задачи, которые стоят перед ним: «Первое. Изучить на примере одной семьи вопросы наследственности и среды. Второе. Изучить всю жизнь Второй империи от государственного переворота до нашим дням. Воплотить в типах современное общество, злодеев и героев». Серия получила название «Ругон-Маккары». Естественная и социальная история одной семьи в период Второй империи.

Действие романов происходит в Париже и провинциальных городах, в дворянском особняке и лачуге бедняка, в фешенебельном магазине и на рынке, в шахте и на полях боев, в приемной министра и будуаре куртизанки. События приобретают невиданный размах: катастрофа большого финансового предприятия («Деньги»), забастовка углекопов («Жерминаль»), франко-прусская война и Парижская Коммуна («Разгром»). В процессе работы над серией «биологическая» история все больше уступает местом истории социальной, которая и завершается романом «Разгром».

Какие натуралистические элементы есть в прозе Мопассана и Эмиля Золя: сочинение

© Перевод М. П. Столяров

Ночник из синеватого стекла горел на камине, заслоненный книгой; полкомнаты тонуло в тени. Мягкий свет пересекал круглый столик и кушетку, струился по широким складкам бархатных портьер, бросал голубоватый отблеск на зеркало палисандрового шкафа, стоявшего в простенке. В гармоничности буржуазного убранства комнаты, в синеве обоев, мебели и ковра было в этот ночной час нечто от смутной нежности облака. Против окон, в тени, также обтянутая бархатом, темной громадой высилась кровать; на ней светлым пятном выделялись простыни. Элен спала, сложив руки, в спокойной позе матери и вдовы; слышалось ее тихое дыхание.

Читайте также:
Золя и его отношение к литературной деятельности «реалистической школы»: сочинение

В тишине пробило час. Шумы улицы давно умолкли. Сюда, на высоту Трокадеро, доносился лишь отдаленный рокот Парижа. Легкое дыхание Элен было так ровно, что не колебало целомудренных очертаний ее груди. У нее был правильный профиль, тяжелый узел каштановых волос; она спала мирным и крепким сном, склонив голову, словно к чему-то прислушивалась засыпая. В глубине комнаты широким провалом чернела открытая дверь.

Не слышалось ни звука. Пробило половина второго. Маятник стучал слабеющим стуком, уступая власти сна, сковавшего комнату. Ночник спал, спала мебель. На столике, рядом с потушенной лампой, спало рукоделие. Лицо Элен во сне сохраняло обычное для него выражение серьезности и доброты.

Когда часы пробили два, покой был нарушен. Из мрака соседней комнаты донесся вздох. Зашуршала простыня, и снова все затихло. Затем послышалось прерывистое дыхание. Элен не шевельнулась. Но вдруг она приподнялась на постели: ее разбудил невнятный лепет страдающего ребенка. Еще полусонная, она поднесла руки к вискам и, услыхав глухой стон, соскочила на ковер.

— Жанна! Жанна. Что с тобой? Скажи мне! — воскликнула она.

Ребенок молчал. Подбегая к камину за ночником, она прошептала:

— Боже мой! Ей с вечера нездоровилось. Не надо мне было ложиться.

Элен поспешно вошла в соседнюю комнату, — там уже наступило гнетущее молчание. Фитиль ночника, утопая в масле, отбрасывал зыбкий свет, тусклым кружком мерцавший на потолке. Склонившись над железной кроваткой, Элен сначала ничего не могла разглядеть. Потом в синеватом свете, среди откинутых простынь, она увидела Жанну; девочка вся вытянулась, запрокинула голову, мускулы шеи были напряжены, одеревенели. Прелестное худенькое личико было искажено судорогой; открытые глаза вперились в карниз портьеры.

— Боже мой! Боже мой! — вскрикнула Элен. — Боже мой! Она умирает.

Поставив ночник, она дрожащими руками ощупала дочь. Ей не удалось найти пульс. Казалось, сердце девочки перестало биться. Ручки, ножки были судорожно вытянуты. Элен обезумела.

— Она умирает! Помогите! Моя девочка! Моя девочка! — охваченная ужасом, бормотала она.

Она вернулась в свою спальню, бросаясь из стороны в сторону, натыкаясь на мебель, не сознавая, куда идет. Потом снова вбежала в комнату дочери, снова припала к ее кроватке, продолжая звать на помощь. Она обняла Жанну, она целовала ее волосы, гладила ее, умоляя ответить, сказать хоть одно слово. Что у нее болит? Не хочет ли она давешнего лекарства? Не полегчает ли ей от свежего воздуха? И она упорствовала в своих расспросах, страстно стремясь услышать голос девочки.

— Скажи мне, Жанна. О, скажи мне, молю тебя!

Боже мой! И не знать, что делать! Такая беда — вдруг, среди ночи! Даже света нет. Мысли Элен путались. Она продолжала разговаривать с дочерью, задавая ей вопросы и сама же отвечая на них. Что у нее болит? Животик? Нет, горло. Все обойдется. Главное — спокойствие. И она напрягала все силы, чтобы сохранить присутствие духа. Но чувствовать в своих руках неподвижное, одеревенелое тело дочери было выше ее сил, раздирало ей сердце. Она, не отрываясь, смотрела на девочку, судорожно застывшую, бездыханную, она пыталась здраво рассуждать, побороть потребность кричать во весь голос. Вдруг, помимо воли, крик вырвался из ее груди.

Она пробежала через столовую и кухню, восклицая:

— Розали! Розали! Скорей доктора! Моя девочка умирает! Служанка, спавшая в каморке за кухней, разахалась. Элен бегом вернулась в спальню. Она топталась на месте в одной сорочке, казалось, не чувствуя холода морозной февральской ночи. Неужели служанка даст ее дочурке умереть? Не прошло и минуты, как Элен опять метнулась в кухню, оттуда назад в спальню. Порывисто, ощупью она надела юбку, набросила на плечи шаль. Она опрокидывала мебель, наполняя исступленным отчаянием комнату, только что дышавшую таким безмятежным покоем. Затем, в ночных туфлях, и не закрывая за собой дверей, она сбежала с четвертого этажа, убежденная, что никто, кроме нее, не сможет привести врача.

Привратница выпустила ее. Элен очутилась на улице; в ушах у нее звенело, мысли путались. Быстро пройдя улицу Винез, она позвонила у двери доктора Бодена, уже и раньше лечившего Жанну. Прошла вечность. Наконец вышла служанка и сказала, что доктор у роженицы. Элен, ошеломленная, осталась стоять на тротуаре. В Пасси она не знала другого врача. Минуту-другую она бесцельно шла по улице, вглядываясь в дома. Дул ледяной ветер; Элен ступала в туфлях по рыхлому, выпавшему с вечера снегу. Она неотступно видела перед собой дочь; мысль, что ребенок умрет по ее вине, если она тотчас не найдет врача, терзала Элен. Она повернула обратно по улице Винез и вдруг исступленно зазвонила в первый попавшийся ей звонок. Будь что будет, она все-таки спросит; может быть, ей дадут адрес. Отворять не торопились. Она снова позвонила. Легкая юбка под ветром облипала ей ноги, пряди волос разлетались.

Наконец лакей отпер и сказал, что доктор Деберль уже в постели. Значит, господь не оставил ее: она позвонила у двери врача! Оттолкнув лакея, Элен вошла. Она повторяла:

— Мой ребенок, мой ребенок умирает! Скажите доктору, чтобы он вышел ко мне!

То был небольшой особняк со штофными обоями по стенам. Элен поднялась на второй этаж, отталкивая лакея, отвечая на все его доводы, что ее ребенок умирает. Войдя в какую-то комнату, она согласилась подождать. Но как только она расслышала, что врач одевается в соседней комнате, она подошла и заговорила с ним через дверь.

Читайте также:
Золя и его отношение к литературной деятельности «реалистической школы»: сочинение

— Скорее, сударь, умоляю вас! Мой ребенок умирает!

А когда врач вышел, в домашней куртке, без галстука, она увлекла его за собой, не дав ему как следует одеться. Он узнал ее. Элен жила в соседнем доме, принадлежавшем ему. Она вдруг вспомнила об этом, когда доктор, желая сократить путь, провел ее через сад и калитку, соединявшую оба домовладения.

— Верно, — пробормотала она. — Ведь вы врач, я это знала… Поймите же — я с ума схожу… Скорее!

У лестницы Элен настояла на том, чтобы он прошел первым. Приведи она к себе самого господа бога — она не воздала бы ему больших почестей.

Наверху Розали, не отходившая от Жанны, успела зажечь лампу на круглом столике. Войдя, врач тотчас взял лампу и вплотную приблизил ее к девочке, застывшей в страдальческой неподвижности. Только головка соскользнула с подушки, да по лицу пробегала частая дрожь. С минуту врач молчал, плотно сжав губы. Элен с трепетом смотрела на него. Уловив умоляющий взгляд матери, он пробормотал:

— Ничего серьезного… Но не следует оставлять ее здесь. Ей нужен воздух.

Элен сильным движением взяла девочку на руки. Она готова была расцеловать врачу руки за его добрые слова; сладость надежды проникла в ее душу. Но едва только она уложила Жанну на свою широкую кровать, как тщедушное тельце девочки вновь забилось в сильнейших судорогах. Врач снял абажур с лампы. Яркий свет разлился по комнате. Приоткрыв окно, врач приказал Розали выдвинуть кровать из-под занавесок.

— Но ведь она умирает, доктор… Смотрите, смотрите. Я не узнаю ее, — лепетала Элен, вновь охваченная страхом.

Он не отвечал, внимательным взглядом следя за ходом припадка. Немного погодя он сказал:

Автор Эмиль Золя | Emile Zola | Émile Zola , по алфавиту

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

День рождения: 02.04.1840

Знак зодиака: Крыса, Овен ♈

Дата смерти: 29.09.1902 (62 лет)

Список электронных книг на LibreBook, всего 35

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

«Приманки»

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Госпожа Сурдис

Madame Sourdis

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Дамское счастье

The Ladies’ Paradise

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Деньги

L’Argent

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Добыча

La Curée

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Доктор Паскаль

Le Docteur Pascal

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Его превосходительство Эжен Ругон

Son Excellence Eugène Rougon

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Путник понял, что перед ним угольные копи. Ему вдруг стало стыдно: стоило ли туда идти? Там не найдешь работы. Вместо того чтобы направиться к шахтным постройкам, он взобрался на насыпь, где в трех чугунных жаровнях горел каменный уголь, освещая и обогревая место работ. Рабочим здесь приходилось трудиться до глубокой ночи, так как из шахт все еще подавали отбросы угля. Тут путник расслышал грохот вагонеток, которые катили по мосткам; он различал движущиеся силуэты, люди сгружали уголь у каждой жаровни.

Жерминаль

Germinal

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Завоевание Плассана

La Conquête de Plassans

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Западня

L’Assommoir

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Земля

La Terre

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Исповедь Клода

La Confession de Claude

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Великий французский писатель Эмиль Золя в нескольких коротких рассказах мастерски описывает жизнь и смерть людей из разных социальных слоев, призывая читателя поразмышлять над тем, что объединяет всех этих непохожих друг на друга людей с разными судьбами.

Как люди умирают

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Карьера Ругонов

La Fortune des Rougon

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Кузнец

Le forgeron

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Lourdes

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Мадлен Фера

Madeleine Férat

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Мечта

Le Rêve

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Накипь

Pot Luck

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Париж

Paris

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Небольшая зарисовка о жизни светской женщины, весьма экстравагантной в манере одеваться, “великодушной” маркизы от великолепного французского писателя-классика. С непередаваемым мастерством Золя отобразил в весьма коротком рассказе свое правдивое видение “света” на примере одной из его ярких представительниц.

Читайте также:
Золя и его отношение к литературной деятельности «реалистической школы»: сочинение

© Shaudra для Librebook.ru

Плечи маркизы

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Праздник в Коквилле

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Проступок аббата Муре

La Faute de l’Abbé Mouret

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Радость жизни

La Joie de vivre

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Разгром

La Débâcle

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Сказки Нинон

Contes à Ninon

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Страница любви

Une Page d’Amour

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Творчество

L’Œuvre

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Тереза Ракен

Thérèse Raquin

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

«„Труд“ — это роман-утопия, роман-проповедь, роман-трактат, написанный во славу Фурье. „Труд“ — произведение, в котором я хотел бы воплотить идею Фурье: организацию труда, Труд — источник регулирующего начала дивного мира. Пользуясь Люком, сыном Пьера и Марии, я создам Город будущего, своего рода фаланстер» (Э. Золя «Набросок»).

Идеальный Город — фаланстер, основанный инженером Люком Фроманом при поддержке богатого ученого-изобретателя Жордана, является последовательным осуществлением идей Фурье об ассоциации капитала, труда и таланта, о том, что и качестве социальной силы могут быть использованы человеческие страсти, разумно направленные на общее благо. В знаменитой триаде Фурье: «Капитал, труд, талант» — Золя на первое место выделяет талант, то есть представителей творческой научно-технической мысли. В основном следуя теории Фурье, Золя несколько расходится с ним в вопросе о роли технического прогресса. Фурье недооценивал значение индустриализации, Золя же считает, что фаланстер (ассоциация) будущего может быть создан только на основе высокого уровня развития техники и науки.

«Энциклопедия некультурности» Зощенко

Михаил Зощенко, вне сомнения, один из самых оригинальных русских писателей нашего века. Это не мешает ему быть, в ряде отношений, типичным представителем советской литературы двадцатых-тридцатых годов, магистральные черты которой проступают у него довольно ясно.
Давно замечено, что литературные темы и мотивы, имеющие особую актуальность для некоторой эпохи или для всех времен, повторяются у ряда художников, иногда со значительными вариациями, в разных формах, жанрах и тональностях. Одной из таких «архитем», увлекавших советских писателей

Михаил Зощенко — юморист, сатирик, моралист С годами облик Михаила Зощенко многое потерял, но многое и приобрел. Его трагические последние годы вытеснили из нашей памяти легендарную легкость успеха «раннего» Зощенко, славу «самого веселого писателя Союза» и.

Незнакомый Зощенко Михаил Зощенко вошел в литературу в начале 20-х годов нашего столетия. И читателям он больше известен как сатирик и юморист. Его главным открытием были его герои, самые обыкновенные, неприметные люди.

Смех Михаила Зощенко Воспитанный в интеллигентной дворянской семье, Зощенко попал в неведомый ему даже по самым правдивым книжкам круговорот жизни и имел, казалось бы, все шансы быть выброшенным за борт революции, как это.

Театр и последние пьесы Зощенко Попав в страшную опалу, писатель не перестал заниматься драматургией. Он оставил два варианта комедии «Дело о разводе» для кукольного театра и огромное количество вариантов комедии, обличающей капиталистическую действительность, которой давал.

Анализ прозы Зощенко Правда, попытки Зощенко писать по-новому были поняты не сразу. Один из первых рассказов Зощенко принес в журнал «Современник», редактором которого был поэт М. Кузмин. Рассказ принят не был. «Ваши рассказы.

Юморист или сатирик Один из современников Михаила Зощенко утверждал, что этот талантливый «мастер смеха» сам почти никогда не смеялся. Действительно, каждый, кто хотя бы немного знает трагические обстоятельства жизни писателя в советское время.

Юмор М. Зощенко и его истоки Я соединяю. характерные, часто затуше­ванные черты в одном герое, и тогда герои ста­новится нам знакомым и где-то виденным. М. Зощенко М. Зощенко заслужил признание и уважение в литера­турных кругах и.

Краткие сюжеты произведений М. Зощенко Зощенко интересует прежде всего духовный мир, система мышления внешне культурного, но тем более отвратительного по существу мещанина. Как ни странно, но в сатирических рассказах Зощенко почти отсутствуют шаржированные, гротескные ситуации.

Литературные параллели в творчестве Зощенко Я хочу начать свое сочинение известными словами из » Золотого теленка» И. Ильфа и Е. Петрова: «Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир.

Театр Зощенко Театр Зощенко — это 10 пьес, 8 одноактных комедий, 2 либретто, множество сценок (для сатирических журналов 20-30-х гг. «Бузотер», «Смехач», «Бегемот» — под разными псевдонимами), миниатюры для эстрады. Он писал.

«Мещанство большое зло, оно, как плотина в реке, всегда служило только для застоя» Михаил Зощенко, сатирик и юморист, писатель ни на кого не похожий, с особым взглядом на мир, систему общественных и человеческих отношений, культуру, мораль и, наконец, со своим особым зощенковским языком.

Грустное и смешное в рассказах М. Зощенко Никто из русских писателей 20-х годов XX века не мог сравниться по популярности с М. Зощенко. Юношей он участвовал в Первой мировой войне, был ранен, отравлен газами и награжден орденом.

Характеристика героев в рассказах М. М. Зощенко Каждый раз, когда я читаю рассказы Зощенко, меня охватывает странное чувство: вроде бы никто из тех, кого я знаю, не говорит на том языке, на котором изъясняются его герои, но.

Читайте также:
Золя и его отношение к литературной деятельности «реалистической школы»: сочинение

Объекты сатиры в рассказах М. М. Зощенко Михаил Зощенко, автор многочисленных повестей, пьес, киносценариев, был невероятно любим читателями. Но подлинную славу ему принесли маленькие юмористические рассказы, которые он публиковал в самых различных журналах и газетах — в.

О чем писал Зощенко Об одичании человека, замороченного барабанным боем пропаганды, замордованного непреходящими бытовыми неурядицами, ожесточенной борьбой за жалкие по сути своей преимущества перед другими. Тут уж не до благородства, сострадания и воспарения духа.

Новаторство Зощенко Новаторство Зощенко началось с открытия комического героя, который, по словам писателя, «почти что не фигурировал раньше в русской литературе», а также с приемов маски, посредством которой он раскрывал такие стороны.

Комизм и сатира в рассказах Зощенко Способ мышления зощенковского героя стал способом его саморазоблачения. Языковый комизм нес с собой не только стихию смеха — он вскрывал возникший кентавр сознания: это «издевательство над несвободной личностью» — кричат.

Сатира в литературе 20-30 х годов ХХ века (по творчеству Михаила Зощенко) Михаил Зощенко — создатель бесчисленных повестей, пьес, киносценариев, невообразимо обожаем читателями. Однако истинную популярность ему дали небольшие юмористические повествования, опубликованные в самых разнообразных журналах и газетах — в «Литературной неделе».

Автор и герой в рассказах Зощенко Еще в 1920-х гг. советская критика не раз говорила о том, что Зощенко и есть тот обыватель, от имени которого он ведет свой сказ, что «лирический герой» его прозы —.

Художественное своеобразие циклов в творчестве Зощенко 1. Цикл как черта жанрового мышления Зощенко («Рассказы Назара Ильича господина Синебрюхова», «Сентиментальные повести», «Леля и Минька», «Рассказы о Ленине», рассказы серии «Мелкий случай из личной жизни» в «Голубой книге».

Биография писателя Михаила Михайловича Зощенко Биография замечательного русского писателя Михаила Михайловича Зощенко насыщена разнообразными событиями. В 20 лет ушел добровольцем на Первую мировую войну. Был ранен, четырежды награжден. После февральской революции, при Временном правительстве, работал.

Герои рассказов Зощенко Поведение героев Зощенко, порожденное эгоцентрическим восприятием революции (какая «выгода» от революции-мне — для себя-сегодня), имело опасную скрытую потенцию: герои оказываются способны к общению и активности, но на уровне понятной им.

Литературные эксперименты Зощенко Полуобразованный человек, прикоснувшийся к культуре и думающий, что он овладел ею, портит слова по-иному: он их обесцвечивает, обессмысливает, обедняет. Его отношение к слову такое же, как и к самой культуре.

Грустное и смешное в рассказах Зощенко Никто из русских писателей 20-х годов XX века не мог сравниться по популярности с М. Зощенко. Юношей он участвовал в Первой мировой войне, был ранен, отравлен газами и награжден орденом.

Портрет героев в рассказах Михаила Зощенко Есть устоявшееся мнение, что сатирические сказы Зощенко в основном посвящены обывателю, а точнее высмеиванию обывательских черт в человеке. Герои большинства произведений Зощенко — люди «бедные». На мой взгляд, нередко в.

Голубая книга Однажды Зощенко был у Горького. И вот Горький ему говорит: а что бы вам, Михал Михалыч и все такое прочее, не написать вот в этой вашей сказовой, с позволения сказать.

Драматургия М. Зощенко После войны, на конференции, посвященной проблемам драматургии, проходившей в ВТО, Зощенко объяснил появление «Парусинового портфеля» сознательным обращением к новому жанру, который сам определил как «соединение реалистической пьесы с элементами водевиля».

Пародия классиков XIX века в повести Зощенко «Талисман» Рассмотрим «Талисман» как декларацию нового «здорового» миропонимания Зощенко, поверившего в «веселое просвещение» как исцеление от болезней духа, в «пушкинский» путь. Повесть «Талисман», уже в своем лжеромантическом, то есть на самом.

Сатира в литературе 20-30-х годов XX века (по творчеству М. М. Зощенко) О чем поет соловей? М. Зощенко Русские писатели-сатирики в 20-е годы отличались особенной смелостью и откровенностью своих высказываний. Все они являлись наследниками русского реализма XIX века. Имя Михаила Зощенко стоит.

Сейчас вы читаете: «Энциклопедия некультурности» Зощенко

Зощенко любовь художественный анализ. Сочинение «Анализ прозы Зощенко

Анализ прозы Зощенко

Правда, попытки Зощенко писать по-новому были поняты не сразу. Один из первых рассказов Зощенко принес в журнал “Современник”, редактором которого был поэт М. Кузмин. Рассказ принят не был. “Ваши рассказы очень талантливы,- говорит Кузмин.
– Но согласитесь сами – это немножко шарж.
– Это не шарж,- говорю я.
– Ну, взять хотя бы язык.
– Язык не шаржирован. Это синтаксис улицы. народа. Быть может, я немного утрировал, чтоб это было сатирично, чтоб это критиковало.
– Не будем спорить,- говорит он мягко.- Вы дайте нам

“Энциклопедия некультурности” Зощенко Михаил Зощенко, вне сомнения, один из самых оригинальных русских писателей нашего века. Это не мешает ему быть, в ряде отношений, типичным представителем советской литературы двадцатых-тридцатых годов, магистральные черты которой проступают.

Смех Михаила Зощенко Воспитанный в интеллигентной дворянской семье, Зощенко попал в неведомый ему даже по самым правдивым книжкам круговорот жизни и имел, казалось бы, все шансы быть выброшенным за борт революции, как это.

Театр и последние пьесы Зощенко Попав в страшную опалу, писатель не перестал заниматься драматургией. Он оставил два варианта комедии “Дело о разводе” для кукольного театра и огромное количество вариантов комедии, обличающей капиталистическую действительность, которой давал.

Юморист или сатирик Один из современников Михаила Зощенко утверждал, что этот талантливый “мастер смеха” сам почти никогда не смеялся. Действительно, каждый, кто хотя бы немного знает трагические обстоятельства жизни писателя в советское время.

Юмор М. Зощенко и его истоки Я соединяю. характерные, часто затуше­ванные черты в одном герое, и тогда герои ста­новится нам знакомым и где-то виденным. М. Зощенко М. Зощенко заслужил признание и уважение в литера­турных кругах и.

Читайте также:
Золя и его отношение к литературной деятельности «реалистической школы»: сочинение

Краткие сюжеты произведений М. Зощенко Зощенко интересует прежде всего духовный мир, система мышления внешне культурного, но тем более отвратительного по существу мещанина. Как ни странно, но в сатирических рассказах Зощенко почти отсутствуют шаржированные, гротескные ситуации.

Грустное и смешное в рассказах М. Зощенко Никто из русских писателей 20-х годов XX века не мог сравниться по популярности с М. Зощенко. Юношей он участвовал в Первой мировой войне, был ранен, отравлен газами и награжден орденом.

Характеристика героев в рассказах М. М. Зощенко Каждый раз, когда я читаю рассказы Зощенко, меня охватывает странное чувство: вроде бы никто из тех, кого я знаю, не говорит на том языке, на котором изъясняются его герои, но.

Объекты сатиры в рассказах М. М. Зощенко Михаил Зощенко, автор многочисленных повестей, пьес, киносценариев, был невероятно любим читателями. Но подлинную славу ему принесли маленькие юмористические рассказы, которые он публиковал в самых различных журналах и газетах – в.

О чем писал Зощенко Об одичании человека, замороченного барабанным боем пропаганды, замордованного непреходящими бытовыми неурядицами, ожесточенной борьбой за жалкие по сути своей преимущества перед другими. Тут уж не до благородства, сострадания и воспарения духа.

Новаторство Зощенко Новаторство Зощенко началось с открытия комического героя, который, по словам писателя, “почти что не фигурировал раньше в русской литературе”, а также с приемов маски, посредством которой он раскрывал такие стороны.

Автор и герой в рассказах Зощенко Еще в 1920-х гг. советская критика не раз говорила о том, что Зощенко и есть тот обыватель, от имени которого он ведет свой сказ, что “лирический герой” его прозы –.

Художественное своеобразие циклов в творчестве Зощенко 1. Цикл как черта жанрового мышления Зощенко (“Рассказы Назара Ильича господина Синебрюхова”, “Сентиментальные повести”, “Леля и Минька”, “Рассказы о Ленине”, рассказы серии “Мелкий случай из личной жизни” в “Голубой книге”.

Биография писателя Михаила Михайловича Зощенко Биография замечательного русского писателя Михаила Михайловича Зощенко насыщена разнообразными событиями. В 20 лет ушел добровольцем на Первую мировую войну. Был ранен, четырежды награжден. После февральской революции, при Временном правительстве, работал.

Герои рассказов Зощенко Поведение героев Зощенко, порожденное эгоцентрическим восприятием революции (какая “выгода” от революции-мне – для себя-сегодня), имело опасную скрытую потенцию: герои оказываются способны к общению и активности, но на уровне понятной им.

Литературные эксперименты Зощенко Полуобразованный человек, прикоснувшийся к культуре и думающий, что он овладел ею, портит слова по-иному: он их обесцвечивает, обессмысливает, обедняет. Его отношение к слову такое же, как и к самой культуре.

Голубая книга Однажды Зощенко был у Горького. И вот Горький ему говорит: а что бы вам, Михал Михалыч и все такое прочее, не написать вот в этой вашей сказовой, с позволения сказать.

Драматургия М. Зощенко После войны, на конференции, посвященной проблемам драматургии, проходившей в ВТО, Зощенко объяснил появление “Парусинового портфеля” сознательным обращением к новому жанру, который сам определил как “соединение реалистической пьесы с элементами водевиля”.

Пародия классиков XIX века в повести Зощенко “Талисман” Рассмотрим “Талисман” как декларацию нового “здорового” миропонимания Зощенко, поверившего в “веселое просвещение” как исцеление от болезней духа, в “пушкинский” путь. Повесть “Талисман”, уже в своем лжеромантическом, то есть на самом.

Сатира в литературе 20-30-х годов XX века (по творчеству М. М. Зощенко) О чем поет соловей? М. Зощенко Русские писатели-сатирики в 20-е годы отличались особенной смелостью и откровенностью своих высказываний. Все они являлись наследниками русского реализма XIX века. Имя Михаила Зощенко стоит.

Сейчас вы читаете: Анализ прозы Зощенко

Мадам Жизнь

Познавательно-развлекательный проект

Навигация по записям

Отзыв о рассказе Зощенко «Любовь»

Главный герой рассказа Михаила Зощенко «Любовь» — молодой человек, которого звали Вася Чесноков. Однажды поздно вечером он провожал с вечеринки девушку по имени Машенька. По дороге молодой человек говорил Машеньке о своей любви к ней, и все время порывался совершить какой-нибудь подвиг.

То Вася хотел ради девушки лечь под трамвай, то он готов был ради нее биться головой об стену дома. А потом Вася разошелся до того, что хотел броситься в реку, но Машенька стала криком его останавливать.

В этот момент на шум из подворотни вышел человек. Он прикрикнул на молодых людей, сказав им не шуметь, а потом велел Васе снимать шубу. Молодой человек от страха начал заикаться, а потом выполнил приказ грабителя.

Но шубой грабитель не ограничился, и потребовал у Васи снять ботинки. Тут юноша попытался было возражать, говоря, что на улице мороз, а потом неожиданно с обидой сказал, что у его спутницы грабитель почему-то ничего отбирать не хочет. Хотя у Машеньки можно было забрать шубу и галоши.

На Васины слова грабитель спокойно ответил, что женские вещи ему придется нести в узле и в этом случае он может попасться стражам порядка, а мужские вещи грабитель может надеть на себя и не привлекать к себе внимания.

Вася, ворча, снял ботинки. Грабитель надел на себя его шубу, а ботинки спрятал в карманы. Он велел Васе сидеть и не кричать, после чего скрылся.

Вася со злобой посмотрел на Машеньку и высказал девушке упрек в том, что пошел ее провожать, а в итоге, лишился имущества. Потом он вскочил, стал громко звать на помощь и побежал по снегу, оставив Машеньку в одиночестве.

Таково краткое содержание рассказа.

Главная мысль рассказа Зощенко «Любовь» заключается в том, что доверять следует не словам, а поступкам человека. Вася уверял Машеньку, что влюблен в нее и готов ради любви на что угодно. Но, столкнувшись с грабителем, Вася струсил и предлагал грабителю забрать у девушки ее вещи.

Читайте также:
Золя и его отношение к литературной деятельности «реалистической школы»: сочинение

Рассказ Зощенко «Любовь» учит не быть трусом, чтобы суметь в опасной ситуации постоять за себя и за девушку, к которой испытываешь чувства.

Рассказ Зощенко мне понравился тем, что он еще раз подтверждает известную истину: судить надо по конечному результату. Конечный результат заключается в том, что Вася — слабак, который не умеет защитить даже себя. Более того, он фактически подставил девушку. Вася пытался перевести стрелки на нее, пытался переключить внимание грабителя на нее. Это некрасиво, ничтожно. Трудно представить такого человека в роли главы семьи, защищающего свое семейное царство от лихих людей.

Какие пословицы подходят к рассказу Зощенко «Любовь»?

Кто слишком любит себя, того не слишком любят другие.
Глотка шире котла, а сердце уже заячьей лапы.
Не страшись, да и не хвались.

Анализ прозы Зощенко

Правда, попытки Зощенко писать по-новому были поняты не сразу. Один из первых рассказов Зощенко принес в журнал «Современник», редактором которого был поэт М. Кузмин. Рассказ принят не был. «Ваши рассказы очень талантливы,- говорит Кузмин…

— Но согласитесь сами — это немножко шарж. — Это не шарж,- говорю я. — Ну, взять хотя бы язык. — Язык не шаржирован. Это синтаксис улицы… народа… Быть может, я немного утрировал, чтоб это было сатирично, чтоб это критиковало… — Не будем спорить,- говорит он мягко.- Вы дайте нам обыкновенную вашу повесть или рассказ… И поверьте — мы очень ценим ваше творчество. — Бог с ними,- думаю я. Обойдусь без толстых журналов.

Им нужно нечто «обыкновенное». Им нужно то, что похоже на классику. Это им импонирует. Это сделать весьма легко.

Но я не собираюсь писать для читателей, которых нет. У народа иное представление о литературе. Я не огорчаюсь.

Я знаю, что я прав».

Так родилась проза Зощенко — проза, которую, улавливая ее пафос, поэты-пародисты называли литературой «для небогатых». Но и более серьезная критика долгое время не могла определить своеобразие прозы Зощенко. «Талант Зощенко,- вспоминал позднее К. Федин,- вызвал самое разностороннее и трагикомическое непонимание». С годами многое отстоялось.

Стремление Зощенко быть «посредником в хороших делах» вызывает в памяти желание Гоголя открыто и прямо воздействовать на нравы людей, а за наивной простотой рассказов Зощенко все отчетливее проступает напряженная поглощенность писателя размышлениями о судьбах и свойствах своих сограждан.

Зощенко — юморист, сатирик, моралист… В чем видел зло? С чем боролся?

И где искал выход?

«В начале моей литературной деятельности, в 1921 году,- вспоминал Зощенко,- я написал несколько больших рассказов, это: «Любовь», «Война», «Рыбья самка». Мне показалось в дальнейшем, что форма большого рассказа, построенная на старой традиции, так сказать, чеховская форма, менее пригодна, менее гибка для современного читателя, которому, мне показалось, лучше давать краткую форму, точную и ясную, чтобы в 100 или 150 строчках был весь сюжет и никакой болтовни. Тогда я перешел на краткую форму, на маленькие рассказы».

Духовное возрождение России, которого жаждал писатель, казалось неминуемо связанным с обновлением человека и решительным разрывом с рабской психикой. Сознание того, что человек создан для больших дел, для большого труда, некогда заставившее Чехова вмешаться в обыденную мелочную сторону жизни, выросло в творчестве Зощенко, пережившего революцию и соизмерявшего с революцией человеческую жизнь, в не знающий компромиссов нравственный максимализм. Позднее Зощенко скажет, что он создал «галерею уходящих типов». На самом деле, читателю, пережившему революцию, писатель рассказывал об инертности общественного бытия, о консерватизме нравственной жизни и о той высокой духовной ответственности, которая требуется от человека, призванного преодолеть косность и инерцию.

Это придавало «сентиментальным повестям» ту философскую окраску, которая, была едва уловима, но которая свидетельствовала о том, что в новых, пореволюционных условиях поиски назначения человека и духовного возрождения личности продолжали нравственную проблематику русской литературы, внося в нее новые, революцией рожденные акценты.

В этом внимании к нравственному самосовершенствованию человека Зощенко намного обогнал своих современников. В этом была сила писателя.

Анализ прозы Зощенко

Другие сочинения по теме:

Портрет героев в рассказах Михаила Зощенко Есть устоявшееся мнение, что сатирические сказы Зощенко в основном посвящены обывателю, а точнее высмеиванию обывательских черт в человеке. Герои большинства.

Анализ рассказа М. Зощенко «Нервные люди» Смех Михаила Зощенко и весел, и грустен. За «бытовыми» нелепыми и смешными ситуациями его рассказов скрываются печальные, а иногда и.

Театр Зощенко Театр Зощенко — это 10 пьес, 8 одноактных комедий, 2 либретто, множество сценок (для сатирических журналов 20-30-х гг. «Бузотер», «Смехач».

Михаил Зощенко — юморист, сатирик, моралист С годами облик Михаила Зощенко многое потерял, но многое и приобрел. Его трагические последние годы вытеснили из нашей памяти легендарную.

Комизм и сатира в рассказах Зощенко Способ мышления зощенковского героя стал способом его саморазоблачения. Языковый комизм нес с собой не только стихию смеха — он вскрывал.

Форма выражения авторской позиции М. Зощенко В творчестве Михаила Зощенко, в частности в его рассказах, особое место занимает позиция авторского лица и авторской маски. В этой.

Речевая характеристика персонажей в рассказах М. М. Зощенко Каждый раз, когда я читаю рассказы Зощенко, меня охватывает странное чувство: вроде бы никто из тех, кого я знаю, не.

Над кем смеется М. Зощенко Михаил Зощенко — великий юморист, рассказы которого поражают сочным, народным языком и своеобразным юмором. Герои Зощенко смешны, но вместе с.

Образ глупого рассказчика в рассказах Зощенко У Зощенко очень много «рассказывающих» героев, объясняющих свое житье. В значительной степени этими качествами наделен рассказчик, который иногда рассказывает очень.

Читайте также:
Золя и его отношение к литературной деятельности «реалистической школы»: сочинение

Книги Зощенко Популярность Зощенко растет пропорционально тиражам его книг. «Зощенко читают в пивных. В трамваях. Рассказывают на верхних полках жестких вагонов. Выдают.

Новаторство Зощенко Новаторство Зощенко началось с открытия комического героя, который, по словам писателя, «почти что не фигурировал раньше в русской литературе», а.

Москва 20-ых годов в рассказах М. Зощенко Москву 20-ых годов 20 века запечатлели в своих произведениях многие русские писатели. Среди них — М. Булгаков и его «Мастер.

Михаил Зощенко. Своеобразие личности и творчества Урок начинается со Слов учителя, сообщающего классу о предстоящем знакомстве с «очень интересным человеком, имя которого я умышленно не называю.

Материалы к изучению творчества Михаила Зощенко ЗАДАНИЕ 1 Прочитайте рассказ М. М. Зощенко «Обезьяний язык». Подготовьте связный ответ «Роль «нового языка» в рассказе Зощенко», опираясь на.

Образ героя-рассказчика в рассказах М. Зощенко Михаил Зощенко — писатель уникальный. Его произведения обладают неповторимым колоритом: духом советских улиц 20-ых годов 20 века. В то время.

Краткое содержание повести Зощенко «Перед восходом солнца» Автобиографическая и научная повесть «Перед восходом солнца» — исповедальный рассказ о том, как автор пытался победить свою меланхолию и страх.

Краткие сюжеты произведений М. Зощенко Зощенко интересует прежде всего духовный мир, система мышления внешне культурного, но тем более отвратительного по существу мещанина. Как ни странно.

Пародия классиков XIX века в повести Зощенко «Талисман» Рассмотрим «Талисман» как декларацию нового «здорового» миропонимания Зощенко, поверившего в «веселое просвещение» как исцеление от болезней духа, в «пушкинский» путь.

Зощенко М. М. биография ЗОЩЕНКО, МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ , русский писатель. Родился 29 июля 1894 в Санкт-Петербурге в семье художника. Впечатления детства — в том.

Главный герой произведения Зощенко «Рассказы Назара Ильича, господина Синебрюхова» Первой блестящей победой нового Зощенко были «Рассказы Назара Ильича, господина Синебрюхова» . С них начался истинный Зощенко — «не крайний».

Проза. Поэзия. Поэтика. Избранные работы (136 стр.)

Палиевский 1963 – Палиевский П. В. О структурализме в литературоведении // Знамя. 1963. № 12. С. 189–198.

Палиевский 1965 – Палиевский П. В. Художественное произведение // Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении / [Ред. коллегия: Г. Л. Абрамович и др.]. [Кн. 3]: Стиль. произведение. Литературное развитие. М.: Наука, 1965. С. 422–442.

Пастернак 1991 – Пастернак Б. Л. Шопен // Пастернак Б. Л. Собрание сочинений: В 5 т. Т. 4. М.: Художественная литература, 1989. С. 403–406.

Паустовский 1988 – Паустовский К. Г. Булгаков // Воспоминания о Михаиле Булгакове / Сост. Е. С. Булгакова, С. А. Ляндрес. М.: Советский писатель, 1988. С. 93–108.

Петровский 1990 – Петровский М. С. Дело о “Батуме” // Театр. 1990. № 2. С. 161–168.

Поздняя греческая проза 1960 – Поздняя греческая проза / Сост., вступ. ст. и примеч. С. Поляковой; пер. под ред. М. Е. Грабарь-Пассек. М.: Художественная литература, 1960.

Поморска 1975 – Pomorska K. Themes and Variations in Pasternak’s Poetics, Lisse: Peter de Ridder Press, 1975.

Поэты 1972 – Поэты 1820–1830‐х годов / Биографич. справки, сост., подгот. текста и примеч. В. С. Киселева-Сергенина; общ. ред. Л. Я. Гинзбург. Т. 1–2. [Л.]: Сов. писатель, 1972.

Пропп 1928 – Пропп В. Я. Морфология сказки. Л.: Academia, 1928.

Пропп 1946 – Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. Л.: ЛГУ, 1946.

Пушкин 1937–1959 – Пушкин А. С. Полное собрание сочинений, 1837–1937: В 17 т. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937–1959.

Ревзин 1962 – Ревзин И. И. Модели языка. М.: Изд-во АН СССР, 1962.

Ревзин 1965 – Ревзин И. И. О целях структурного изучения художественного творчества // Вопросы литературы. 1965. № 6. С. 73–87.

Реуван 1987 – Reouven R. L’art de la logique // Magazine litte´raire. 1987. № 24. P. 28–30.

Ржевский 1970 – Ржевский Л. Д. Роман Б. Пастернака “Доктор Живаго”: стиль и замысел // Ржевский Л. Д. Прочтение творческого слова. New York: New York UP, 1970. С. 83–192.

Рудницкий 1969 – Рудницкий К. Л. Режиссер Мейерхольд. М.: Наука, 1969.

Рудницкий 1981 – Рудницкий К. Л. Мейерхольд. М.: Искусство, 1981.

Салямон 1971 – Салямон Л. С. Элементы физиологии и художественное восприятие // Художественное восприятие. Т. 1 / Под ред. Б. С. Мейлаха. Л.: Наука, 1971. С. 98–112.

Сахарный 1976 – Сахарный Н. Л. Гомеровский эпос. М.: Художественная литература, 1976.

Свободин 1990 – Свободин А. П. О Николае Робертовиче Эрдмане // Эрдман 1990. С. 5–18.

Сепир 1944 – Sapir E. Grading: A Study in Semantics // Philosophy of Science. 1944. Vol. 11. № 2. P. 93–116.

Силбайорис 1965 – Silbajoris R. The Poetic Texture of “Doctor Zhivago” // Slavic and East European Journal. 1965. Vol. IX. № 1. P. 19–28.

Синявский 1989 а – Синявский А. Д. Некоторые аспекты поздней прозы Пастернака // Boris Pasternak and His Times. Selected Papers from the Second International Symposium on Pasternak / Ed. by Lazar Fleishman. Oakland: Berkeley Slavic Specialties, 1989. P. 359–371.

Синявский 1989 б – Sinyavsky A. Would I Move Back? // Time. 1989. April, 10. P. 129–132.

Скафтымов 1972 – Скафтымов А. П. Тематическая композиция романа “Идиот” // Скафтымов А. П. Нравственные искания русских писателей. М.: Художественная литература, 1972. С. 23–87.

Смелянский 1988 – Смелянский А. М. Уход // Театр. 1988. № 12. С. 88–115.

Смехов 1990 – Смехов В. Б. Эрдман на Таганке // Эрдман 1990. С. 424–438.

Тименчик, Топоров, Цивьян 1978 – Тименчик Р. Д., Топоров В. Н., Цивьян Т. В. Ахматова и Кузмин // Russian Literature. 1978. Vol. VI. № 3. P. 213–305.

Топоров 1982 – Топоров В. Н. Пряжа // Мифы народов мира. Энциклопедия. Т. 2. М., 1982. С. 343–344.

Читайте также:
Золя и его отношение к литературной деятельности «реалистической школы»: сочинение

Триллинг 1975 – Trilling L. Introduction // Babel I. The Collected Short Stories. New York: New American Library, 1975. P. 9–37.

Трифонов 1988 – Трифонов Ю. В. Отблеск костра. Исчезновение. М.: Советский писатель, 1988.

Труа, де 1970 – Troyes Ch. de. Le roman de Perceval / Publ. W. Roach. Paris: Minard, 1970.

Тураев 1935 – Тураев Б. А. История Древнего Востока. Т. 1. Л.: Соцэкгиз, 1935.

Тынянов 1977 – Тынянов Ю. Н. Поэтика. История литературы. Кино. М.: Наука, 1977.

Тяпкина 1990 – Тяпкина Е. А. Как я репетировала и играла в пьесах Н. Р. Эрдмана // Эрдман 1990. C. 322–329.

Фален 1974 – Falen J. Isaac Babel: Russian Master of the Short Story. Knoxville: The University of Tennessee Press, 1974.

Фейнберг 1965 – Фейнберг Е. Л. Обыкновенное и необычное. (Заметки о развитии современной науки) // Новый мир. 1965. № 8. С. 207–229.

Фольклорный театр 1988 – Фольклорный театр: [Сборник] / Сост., вступ. ст., предисл. к текстам и коммент. А. Ф. Некрыловой, Н. И. Савушкиной. М.: Современник, 1988.

Фридман 1992 – Freedman J. Silence’s Roar: The Life and Drama of Nikolai Erdman. Oakville, Canada: Mosaic Press, 1992.

Фридман 1995 а – Freedman J. Introduction // The Major Plays of Nikolai Erdman: The Warrant and The Suicide / Transl. and ed. J. Freedman. Australia: Harwood Academic Publishers. P. IX–XIX (Russian Theatre Archive. Vol. 1).

Фридман 1995 б – Freedman J. Introduction // A Meeting About Laughter. Sketches, Interludes and Theatrical Parodies by Nicolai Erdman, with Vladimir Mass and Others / Transl. and ed. J. Freedman. Luxemburg: Harwood Academic Publishers. P. XI–XXVI (Russian Theatre Archive. Vol. 2).

Хлебников 1968–1971 – Хлебников В. Собрание произведений: В 4 т. München: Wilhelm Fink Verlag, 1968–1972.

Хржановский 1990 – Хржановский A. Ю. Из заметок и воспоминаний о Н. Р. Эрдмане // Эрдман 1990. С. 369–391.

Хувер 1972 – Hoover M. Nicolai Erdman: A Soviet Dramatist Rediscovered // Russian Literature Triquarterly. 1972. № 2. P. 413–434.

Хэмпшир 1978 – Hampshire S. As from a Lost Culture // Pasternak: A Collection of Critical Essays / Ed. V. Erlich. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1978. P. 126–130.

Чехов 1974–1983 – Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. М.: Наука, 1974–1983.

Чидсон 1990 – Чидсон Н. В. Радость горьких лет // Эрдман 1990. С. 335–353.

Чудакова 1976 – Чудакова М. О. Архив М. А. Булгакова: Материалы для творческой биографии писателя // Записки Отдела рукописей ГБЛ. Вып. 37. М.: Книга, 1976. С. 25–151.

Чудакова 1988 – Чудакова М. О. Жизнеописание Михаила Булгакова. М.: Книга, 1988.

Чуковский 1921 – Чуковский К. И. Ахматова и Маяковский // Дом искусств. 1921. № 1. С. 23–42.

Шкловский 1928 – Шкловский В. Б. Гамбургский счет. Л.: Изд-во писателей в Ленинграде, 1928.

Шкловский 1929 – Шкловский В. Б. О теории прозы (Сборник статей). М.: Федерация, 1929.

Шкловский 1957 – Шкловский В. Б. Как летит красный шар? // Искусство кино. 1957. № 8. С. 116–117.

Щеглов 1967 – Щеглов Ю. К. К некоторым текстам Овидия // Труды по знаковым системам. Вып. III. Тарту: ТГУ, 1967. С. 172–179 (Ученые записки ТГУ. Вып. 198).

Щеглов 1973 – Щеглов Ю. К. К описанию структуры детективной новеллы // Recherches sur les syste`mes signifiants / Ed. J. Rey-Debove. The Hague: Mouton, 1973. С. 343–372.

Щеглов 1975 а – Shcheglov Yu. Towards a Description of Detective Story Structure // Russian Poetics in Translation. Vol. 1. Colchester: University of Essex, 1975. P. 51–77.

Щеглов 1975 б – Щеглов Ю. К. Семиотический анализ одного типа юмора // Семиотика и информатика. Вып. 6. М.: ВИНИТИ, 1975. С. 165–198.

Щеглов 1979 – Shcheglov Yu. The Poetics of Moliere’s Comedies // Russian Poetics in Translation. Vol. 6. Colchester: University of Essex, 1979. P. 2–83.

Щеглов 1979–1980 – Щеглов Ю. К. Тема, текст, поэтический мир (“Sur une barricade…” В. Гюго) // Neue Russische Literatur. Almanach. Bd. 2–3. Salzburg: Universität Salzburg, 1979–1980. S. 257–280.

Щеглов 1986 а – Щеглов Ю. К. Энциклопедия некультурности: Зощенко, рассказы 20‐х годов и “Голубая книга” // Жолковский А. К., Щеглов Ю. К. Мир автора и структура текста. Статьи о русской литературе. Tenafly, N. J.: Эрмитаж, 1986. С. 53–84.

Щеглов 1986 б – Щеглов Ю. К. О горячих точках литературного сюжета // Жолковский А. К., Щеглов Ю. К. Мир автора и структура текста. Статьи о русской литературе. Tenafly, N. J.: Эрмитаж, 1986. С. 118–150.

Щеглов 1988 – Щеглов Ю. К. О художественном языке Чехова // Новый журнал. 1988. Кн. 172–173. С. 318–332.

Щеглов 1990–1991 – Щеглов Ю. К. Романы И. Ильфа и Е. Петрова. Спутник читателя. Т. 1–2. München, Otto Sanger Verlag, 1990–1991 (Wiener Slawistischer Almanach, Sonderband 26 / 1 und 26 / 2).

Щеглов 1992 – Щеглов Ю. К. К понятию “административного романа”: типологические заметки об “Иване Чонкине” В. Войновича // Le mot, les mots, les bons mots. Hommage a` Igor A. Mel’cuk / Sous la direction d’Andre´ Clas. Montre´al: Les presses de l’Universite´ de Montre´al, 1992. P. 305–316.

Щеглов 1993 – Щеглов Ю. К. Заметки о прозе Леонида Добычина // Литературное обозрение. 1993. № 7–8. С. 25–36.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: