Опыт легкой комедии Зощенко: сочинение

“Разведка на подступах к советской комедии”: драмы Зощенко

Театр Зощенко / Сост., вступ. ст., подгот. текстов и коммент. В. П. Муромского. – СПб.: ООО “Росток”, 2018.

В июне 1946 года Ленинградский драматический театр поставил комедию М. Зощенко “Очень приятно”. Рецензии были одобрительные: На протяжении четырех действий зрители дружно смеются и аплодируют автору, его неистощимому юмору, тонкой благожелательной иронии (Евг. Мин в “Вечернем Ленинграде” от 12.06.1946). Сегодняшний читатель “Очень приятно” обратит внимание на сюжетную близость комедии с “Гайд-парком” Дж. Шерли, может заметить и странную параллель истории полупомешанного и опасного бывшего мужа с интригой “События” В. Набокова.

Месяцем позже пьесу и спектакль обсудили вместе с автором Е. Шварц, М. Козаков, А. Брянцев и другие, тогда впервые заговорили о “театре Зощенко” как о художественном явлении. Но дни драматурга Зощенко были уже сочтены: 10 августа появились разгромные статьи Вс. Вишневского и Н. Маслина, 14 августа вышло постановление ЦК ВКП(б) “О журналах “Звезда” и “Ленинград”. Так случилось, что именно в день публикации ужасных статей в Театре комедии у Н. Акимова была читка новой комедии Зощенко “Пусть неудачник плачет”. Разумеется, о постановке речи не шло; сразу же исчезли из репертуара и “Очень приятно”, и “Парусиновый портфель”. Лишился должности уполномоченный Главреперткома по Ленинграду Гусин.

Выдающийся писатель предпринимал настойчивые попытки преодолеть цензурные рогатки, а симпатизирующие Зощенко деятели культуры старались его поддержать. В 1947 году Зощенко сочинил сатирическую комедию о “зверином оскале” капиталистической морали – водевиль о буднях американского миллионера “За бархатным занавесом” (название неоднократно менялось). Ее хотел поставить Акимов, но Главрепертком был неумолим, а многолетняя переписка автора с Маленковым, Шепиловым, Фадеевым, Cурковым и др. – безрезультатной. В начале 1950-х годов Зощенко написал “бракоразводную” комедию для кукол С. Образцова: дело молодой симпатичной пары слушали милитаристские куклы. И опять не удалось добиться разрешения. Не имела ни театральной, ни кинематографической судьбы и пьеса о молодом Горьком “Первые шаги” (1954), которую Зощенко написал вместе с официальным биографом Буревестника Ильей Груздевым.

Пьесы Зощенко вернулись на подмостки лишь после смерти автора.

Сочинения Зощенко для театра пребывают в тени его яркой прозы. Настоящее издание впервые представляет Зощенко именно как драматурга: в сборник включены десять многоактных пьес, написанных на протяжении четверти века.

Первым серьезным театральным опытом Зощенко стала комедия “Уважаемый товарищ” (1929). Ее антигерой Барбарисов – безнравственный ответственный работник, подвергался партийной “чистке”. Пьесой страшно заинтересовались Мейерхольд с Ильинским, и память Веры Зощенко сохранила реплику режиссера: Неужели он умрет и не поставит пьесы Зощенко в своем театре? Цензура не пропустила “Уважаемого товарища” и “Самоубийцу” Н. Эрдмана. Однако комедию Зощенко в мае 1930 года выпустил Ленинградский театр сатиры (режиссеры Э. Гарин и Х. Локшина, в главной роли Л. Утесов).

Зощенко-драматург старался идти в ногу со временем. Интрига “Уважаемого товарища” (1929) строится вокруг “чистки” (Я со своими родителями отношения не имею!); также упоминают в ней инженера-вредителя путей сообщения. В “Опасных связях” (1939) разоблачают “врагов народа” – иностранного шпиона и бывшего агента-провокатора царской полиции. Мелодрама “Маленький папа” (1942–1943, в соавторстве с В. Павловским), которую Зощенко предлагал Н. Акимову и Ю. Завадскому, посвящена была будням эвакуированных. В “Очень приятно” (1945) Зощенко вывел на сцену поправляющихся от ранений офицеров и рассказал о встречах разлученных войной людей.

Едва ли не самым злободневным был совместный с Е. Шварцем памфлет “Под липами Берлина”. Правда, комические неудачи Гитлера и его окружения в резиденции, деревне и сумасшедшем доме, показанные на ленинградской сцене в августе 1941 года, находились в очевидном диссонансе с обстановкой на фронте и в городе: Что же ты сделал, Миша? Немцы не сегодня-завтра возьмут Ленинград и нас всех повесят! (слова сестры писателя из воспоминаний В. Зощенко).

Вообще, острое сатирическое перо драматурга нередко выходило из повиновения. И тогда персонаж “Опасных связей” (1939) называл июнь 1937 года гуманным временем. Гитлер перефразировал Ленина: Интеллигенция – это отбросы нации. Наука переходила на службу государству. Родители и дети боялись друг друга, как жандармов. А общественное мнение имело важность только при капитализме.

Взгляды Зощенко на частную жизнь сформировались в довольно раскрепощенные времена – революционные и первые пореволюционные годы.

Осколки либертинажа можно увидеть и при чтении пьес Зощенко 1940-х годов. Красные офицеры непринужденно кокетничают друг с другом, майор пишет анонимное любовное письмо капитану, 23-летний лейтенант усыновляет 12-летнего сироту, а одному офицеру прямо говорят, что у него женский характер. Любопытно, что подобную фразу в свой адрес Зощенко вполне мог слышать от жены Веры: Он очень слабый и женственный, и в нем нет ничего мужского (см. В. Зощенко. О болезни и литературной работе М. Зощенко // ЕРОПД на 2013, 2015, 2016 гг.).

Кроме того, навязчивым мотивом в пьесах Зощенко является супружеская неверность, часто обоюдная. Вероятно, здесь необходимо обратиться к истории семейной жизни автора. 22 июля 1920 года его женой стала учительница Вера Кербиц; прожили они в браке до самой смерти писателя. Судя по фотографиям и мемуарам, Вера была очень привлекательной женщиной. У обоих были увлечения за пределами семейного круга. Михаил обыкновенно выходил в общество в одиночестве. Вера устраивала артистические понедельники дома (1928 год). Подчеркивал супружескую сепаратность и домашний интерьер: Комнаты жены и Миши не сообщаются, дверь заставлена и, чтоб попасть из одной в другую, надо обогнуть переднюю и темный коридор. У жены огромная, квадратная, пышно обставленная комната-спальня из стильной мебели (песочно-желтовато-розовое, ковер, звуки приглушены, огромная кровать – мебель, словно купленная где-то с аукциона у дворцовой челяди, нечто до последней степени громоздкое и неприятное). У Миши – черная кожа, кабинет (с велосипедом, почему-то поставленным на диван), темновато, солидно и опять впечатление, что с чужого плеча (из дневника М. Шагинян, март 1934 года).

Читайте также:
«Энциклопедия некультурности» Зощенко: сочинение

Муж и жена ревновали друг друга, каждый требовал большей независимости, но и расстаться они не могли. И даже как женщина я перестала существовать для него. Лишь месяц спустя, после того, как первого мая за мной на его глазах стал ухаживать его приятель Кожич (постановщик “Очень приятно”), он потянулся ко мне, как к женщине… но близости духовной по-прежнему не было (В. Зощенко. О болезни и литературной работе М. Зощенко; события 1944 г.).

Некоторые эпизоды повседневной жизни семьи Зощенко в преображенном виде попадали на сцену: Но вдруг в конце декабря – крупная ссора вечером. По моем возвращении из театра, где я была с одним своим хорошим знакомым. Кстати – забавная подробность – он обычно приходил ко мне в гости вечером, прямо со службы, и свой портфель обычно оставлял в передней на подзеркальнике. Михаил как-то обратил на это внимание и смеялся: “Врет, очевидно, жене, что задерживается на службе, на сверхурочной работе или на заседаниях” (В. Зощенко. О болезни и литературной работе М. Зощенко; события 1935 г.). Конечно, этот случай Зощенко использовал в развертывании интриги “Парусинового портфеля”!

Рискну предположить, что у Зощенко больше оснований именоваться “советским Мольером”, нежели у Булгакова. Например, в записях 1940-х годов Зощенко классифицирует характеры:

Утешитель. Деятель. Неудовлетворен собой. Скептик. Гуманист. Властолюбивый. Обжора. Неудачник. Деспот. Делец. Злорадный. Строгий…

Кокетка. Болтливая. Хохотушка. Сплетница. Хочет всем нравиться. Презрение к мужчинам. Хвастливая. Поэтическая особа…

Подобное нарочитое выделение одной черты в характере еще Пушкин не без оснований приписывал Мольеру. Вера Зощенко пьес не сочиняла, но она тоже нашла в писателе и муже одно определяющее качество – благородство:

Я страшно ценю в нем то, что от него никогда не услышишь ни одного пошлого слова, он никогда не скажет и не сделает того, от чего может покоробить… в нем какое-то чарующее благородство… После него все люди, все мужчины кажутся мне такими грубыми, некрасивыми, во всех них я встречаю те маленькие, еле заметные черточки, которые заставляют меня внутренне морщиться (В. Зощенко. О болезни и литературной работе М. Зощенко; запись 18.01.1924 г.). К сожалению, Михаила Зощенко преследовали “проклятые вопросы” –​ квартирный, цензурный, нервный, половой, – но он не покидал ряд самых привлекательных своих героев – инженеров Баркасова и Уважаева, не говоря обо всех этих милых офицерах!

Константин Львов

Архивист в Международном Мемориале, кандидат исторических наук

Сочинения к варианту №2 ОГЭ-2022 по русскому языку

3 сочинения к новому сборнику ОГЭ-2022 «36 типовых вариантов» под редакцией И. П. Цыбулько.

Однажды я поехал в Петербург держать экзамен в Академию генерального штаба. Экзамены должны были тянуться более месяца. У меня не было ни одной знакомой души во всём Петербурге, и по вечерам, приходя домой, я испытывал скуку и томление одиночества.

(1)Однажды я поехал в Петербург держать экзамен в Академию генерального штаба. (2)Экзамены должны были тянуться более месяца. (3)У меня не было ни одной знакомой души во всём Петербурге, и по вечерам, приходя домой, я испытывал скуку и томление одиночества. (4)Вдруг я случайно вспомнил, что мой отец советовал мне разыскать в Петербурге Александру Ивановну Грачёву, нашу дальнюю родственницу, и зайти к ней. (5)Я с трудом нашёл комнату Александры Ивановны, вошёл и остановился.

(6)Спиной ко мне стояла полная женщина. (7)Она обернулась и стала присматриваться. (8)В это время откуда-то из угла выскочил и быстро подошёл ко мне мальчик, в распоясанной блузе и босиком. (9)Взглянув на него пристальней, я сразу догадался, что это дурачок. (10)Мальчик глядел на меня бессмысленно и издавал странные звуки, нечто вроде «урлы, урлы».

— (11)Не бойтесь, он не тронет, — сказала женщина, идя мне навстречу. — (12)Чем могу служить?

(13)Я назвал себя и упомянул про своего отца. (14)0на обрадовалась, оживилась и разохалась. (15)Мальчик принялся ещё громче кричать своё «урлы, урлы. »

— (16)Это сыночек мой, он такой от рождения, — сказала Александра Ивановна с грустной улыбкой. — (17)Степаном его зовут.

Читайте также:
Анализ рассказа М. Зощенко Нервные люди: сочинение

(18) Услышав своё имя, мальчонка крикнул каким-то птичьим голосом:

(19) Александра Ивановна похлопала его ласково по плечу.

— (20)Да, да, Степан. (21)Видите, догадался, что о нём говорят.

(22)Чтобы оказать Александре Ивановне внимание, я сказал ему: «Здравствуй, Степан» — и взял его за руку. (23)Она была холодна, пухла и безжизненна. (24)Я почувствовал брезгливость и только из вежливости спросил:

— Ему, наверно, лет шестнадцать?

— (25)Ах, нет, — ответила Александра Ивановна, — уже двадцать девятый.

(26)Мы разговорились. (27)Грачёва оказалась тихой, робкой женщиной, забитой

неудачами и долгой нуждой. (28)Во всё время нашего разговора Степан не сводил с меня глаз. (29)Раза три он исподтишка протягивал руку, чтобы притронуться к блестящим пуговицам моего сюртука, и тотчас же отдёргивал её с видом испуга.

— (ЗО)Неужели ваш Степан так и не говорит ни одного слова? — спросил я Александру Ивановну.

(31)Она печально покачала головой.

— (32)Нет, не говорит. (ЗЗ)Есть у него несколько собственных слов, да что же это за слова! (34)Так, бормотанье! (35)Вот, например, Степан у него называется «Папан», кушать хочется — «мня», деньги у него называются «тэки». (36)Степан, — обратилась она к сыну, — где твои тэки? (37)Покажи нам твои тэки.

(38)Степан вдруг спрыгнул со стула, бросился в тёмный угол и присел там на корточки. (39)Я услышал оттуда звон медной монеты и те же «урлы, урлы», но на этот раз ворчливые, угрожающие.

— (40)Боится, — пояснила Александра Ивановна. — (41)Ну, ну, не будем трогать тэки, не будем, — принялась она успокаивать сына.

(42)Я стал довольно часто бывать у Грачёвой. (43)Её Степан заинтересовал меня, и мне пришла в голову мысль вылечить его по системе какого-то швейцарского доктора, пробовавшего действовать на своих слабоумных пациентов медленным путём логического развития. (44)Сначала я принёс Степану куклу.

(45) Он обрадовался, расхохотался и закричал, указывая на куклу: «Папан!»

(46) Потом я приносил ему картинки, пробовал заинтересовать его кубиками, разговаривал с ним, называя разные предметы и показывая на них. (47)Но или система швейцарского доктора была неверна, или я не умел её применять! на практике, только развитие Степана не подвигалось ни на шаг. (48)ЗатО’ [ он необыкновенно полюбил меня в эти дни. (49)Когда я приходил, он кидался мне| навстречу с восторженным рёвом. (50)После моего ухода он долго не отходил! от окна и испускал такие жалобные вопли, что другие квартиранты жаловались! на него хозяйке.

(51)А мои личные дела были очень плохи. (52)Я провалился с необычайным треском на предпоследнем экзамене. (53)Нужно было как можно скорее ехать домой. (54)К этому меня побуждали и финансовые соображения: в моём бумажнике лежали всего-навсего три копейки. (55)Я скрепя сердце пошёл просить взаймы у товарищей, но они все отговаривались пустотой карманов. (56)Три копейки! (57)Я вам скажу, что в эти дни мне было очень тяжело. (58)Скоро голод сделался невыносимым. (59)Я пошёл к Александре Ивановне. (60)Мне очень было тяжело просить бедную женщину о деньгах, но я решился сделать это.

— (61)Александра Ивановна, мне есть нечего. (62)Дайте мне взаймы.

(63)Она всплеснула руками.

— (64)Голубчик мой, ни копеечки. (65)Вчера сама заложила брошку.

(66)Я чувствовал себя заброшенным на край света, одиноким и униженным. (67)Вдруг кто-то толкнул меня в бок. (68)Я обернулся. (69)Это был Степан.

(70)Он протягивал мне на ладони кучку медных монет и говорил:

(71)Я не понимал. (72)Тогда он бросил свои деньги мне на колено, крикнул ещё раз «тэки» и убежал в свой уголок.

(73)Я заплакал, как маленький мальчик. (74)Александра Ивановна также плакала вместе со мной от умиления и жалости, а Степан из тёмного угла испускал жалобные, совершенно осмысленные «урлы, урлы, урлы».

(75)Когда я успокоился, мне стало легче. (76)Неожиданное сочувствие блаженненького вдруг согрело и приласкало моё сердце, показало мне, что ещё можно и должно жить, пока есть на свете любовь и сострадание.

(По А. И. Куприну)

9.1 Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл высказывания современного лингвиста В.Д. Черняк: «Важнейшей функцией фразеологизмов следует признать не обозначение того или иного предмета, а выражение отношения к тому, о чём говорится».

Фразеологизмы – это устойчивые выражения, которые придают высказыванию образность и выразительность. Современный лингвист В.Д. Черняк отмечает, что важнейшей функцией таких словосочетаний является способность передать отношение говорящего к тому или иному явлению. Докажем это утверждение с помощью примеров из текста.

Например, в предложении 55 употребляется фразеологизм «скрепя сердце». Это значит, что герою было очень тяжело просить деньги в долг у товарищей, но он пытался переступить через свои принципы. С помощью этого устойчивого выражения мы узнаем, что рассказчик – достаточно гордый человек, имеющий чувство собственного достоинства.

В предложении 66 также есть фразеологизм – «на край света». Это словосочетание помогает передать чувства и переживания главного героя. Когда все вокруг отказывают ему в помощи, молодой человек чувствует себя «заброшенным на край света, одиноким и униженным».

Читайте также:
Драматургия М. Зощенко: сочинение

Действительно, фразеологизмы помогают выразить отношение личности к предмету разговора и позволяют понять характер человека, а также его эмоциональное состояние.

9.2 Напишите сочинение-рассуждение. Объясните, как Вы понимаете смысл финала текста: «Неожиданное сочувствие блаженненького вдруг согрело и приласкало моё сердце, показало мне, что ещё можно и должно жить, пока есть на свете любовь и сострадание».

Смысл данного фрагмента я понимаю так: умение сопереживать – величайший дар, обладая которым можно исцелить душевные раны другого человека. Сочувствие «блаженненького» придаёт главному герою сил и наделяет его жизнь новым смыслом. Приведём примеры из текста, подтверждающие эти мысли.

Надо сказать, что изначально рассказчик сам проявляет сострадание по отношению к слабоумному Степану. Он даже мечтает вылечить юношу с помощью новой швейцарской методики, о чём говорится в предложениях 42-50. Рассказчик не добился успехов, но в то же время он сумел тронуть сердце Степана, который очень сильно привязался к новому знакомому и всегда встречал его с «восторженным рёвом».

Когда рассказчик сам оказывается в сложной жизненной ситуации, Степан – единственный человек, который пытается ему помочь. В предложениях 67-72 говорится о том, что молодой человек принёс голодавшему рассказчику несколько медных монет. Это приободряет героя, потому что он не ожидал такого искреннего сочувствия.

Таким образом, милосердие на самом деле может изменить мир. Каждый день важно находить время для маленьких добрых поступков. Кто знает, вдруг это спасёт чью-нибудь жизнь?

9.3 Как вы понимаете значение слова ДОБРОТА?

В чём заключается сила истинной доброты? Она может изменить жизнь человека. Именно поэтому так важно не забывать делать добрые дела и протягивать руку помощи тем, кто в этом нуждается.

Так, например, слабоумный молодой человек проявляет искреннее сочувствие по отношению к главному герою произведения А.И. Куприна. Из предложения 70 мы узнаём, что Степан приносит голодающему рассказчику медные монеты. Это не может решить проблему героя, но такой жест очень сильно тронул его сердце. В этот момент рассказчик понимает, что ради любви и сострадания стоит жить.

В другом рассказе А.И. Куприна «Куст сирени» тоже поднимается проблема доброго отношения к людям. Верочка Алмазова помогает своему мужу в трудную для него минуту. Она, не задумываясь, сдаёт в ломбард украшения, чтобы посадить кусты сирени и тем самым спасти Николая, которого могут выгнать из академии. Главная героиня – настоящий альтруист, и она делает всё возможное, чтобы сохранить в семье доверительные отношения.

В заключение хочется сказать, что в современном мире невозможно выжить без добрых поступков. Наш долг – относиться друг к другу с любовью и уважением.

Драматургия М. Зощенко

После войны, на конференции, посвященной проблемам драматургии, проходившей в ВТО, Зощенко объяснил появление «Парусинового портфеля» сознательным обращением к новому жанру, который сам определил как «соединение реалистической пьесы с элементами водевиля». Он заметил, что сатира «не является тем видом искусства, в котором нуждается наша современность.

Опыта же легкой комедии в русской драматургии не было. В поисках формы оптимистической комедии. возникла реалистическая комедия, внешне похожая на водевиль – «Парусиновый портфель». Касаясь проблем русской драматургии, Зощенко был не совсем точен: некоторый «опыт легкой комедии» в России все же существовал. Однако фонвизинско-грибоедовская линия, поддержанная гоголевской «теорией общественной комедии» и воззрениями представителей демократической критики, прочно утвердила специфически российскую концепцию прямой зависимости художественных качеств произведения от его идейной, общественной значимости. Драматургия, лишенная гражданского пафоса, критического звучания, не могла претендовать на высокую эстетическую оценку. Эта традиция, родившаяся еще в царской России, сохранилась и в послеоктябрьские годы, и, надо сказать, что сам Зощенко долгое время свято ее придерживался.

Тем не менее, водевиль в России, хотя и не поощрялся прогрессивной критикой, не только существовал, но был любим простой публикой, русскими актерами, и во 2-й трети прошлого века составлял (вместе с мелодрамой) основу репертуара российских театров. Создатели водевилей, как правило, не были крупными литераторами, однако, нельзя забывать, что к водевилю обращался Н.А. Некрасов, водевилями назвал свои одноактные пьесы А.П. Чехов. Этот чисто театральный жанр, никогда не претендовавший на «высокую литературу» и, действительно, к ней не относящийся, обладает целым рядом специфических особенностей, придающих водевилю невероятную притягательность и очарование. Не поднимая никаких серьезных общественных вопросов, авторы водевилей стремились доставить зрителю удовольствие, развлечь его, развеселить. И, может быть, Зощенко интуицией большого художника ощутил необходимость обращения к обычным человеческим эмоциям, потребность зрителя в нормальном веселье, радости, смехе, – смехе не «сквозь слезы» – в эпоху, когда грани между политическими и театральными действами, между искусством и идеологией стали почти неразличимыми.

Может быть, именно в отказе от общественно-значимых тем в драматургии и проявилась гражданская позиция писателя, всегда чувствующего истинный «социальный заказ» и создающего в самом деле народную литературу. В комедии «Очень приятно», написанной сразу после войны, именно ощущение радости, атмосфера приподнятости, счастья от победы привлекают больше всего. Действие происходит в санатории, где «долечиваются» офицеры, прошедшие войну. Между ними и окружающими их людьми нет и не может быть антагонизма. Все построено на некоторой нелепости, неумении проявить к человеку настоящее внимание и на чисто водевильных «кви про кво».

Читайте также:
Становление Зощенко в литературе: сочинение

«Очень приятно» продолжает линию, начатую «Парусиновым портфелем», хотя здесь люди еще лучше, еще добрее, еще отзывчивее. Для обеих пьес характерны легкость, остроумие, добрая ирония и еще одна особенность, подчеркивающая связь их с традицией водевиля: мастерски прописанные, незаурядные роли, что для жанра непосредственно театрального всегда было необходимым условием.

Именно в этом плане комедии Зощенко более всего и походят на водевиль, некоторые другие черты водевиля (скажем, наличие куплетов, как правило, сопровождавшихся танцами, сиюминутная злободневность и пр.) были драматургом опущены. Роли Бабушки, Ядова, даже «злодея» Духоявленского в «Парусиновом портфеле». Майора, Капитана, загадочного Сумасшедшего в «Очень приятно» не только обладают ярким и образным внутренним содержанием и точными внешними особенностями, но дают актеру достаточный простор для собственно актерского, театрального творчества, равно как и возможность по-своему осмыслить предложенный драматургом образ. Попытка привнести «элементы водевиля» в реалистическую драматургию с реальными, достаточно типичными, но при этом неординарными характерами оказалась весьма успешной. Зощенко тем самым предложил драматургии и театру новый, малоосвоенный путь и не только продемонстрировал владение известными театральными формами, но доказал собственную состоятельность в обновлении их.

То, что «Парусиновый портфель» и «Очень приятно» написаны с настоящим знанием «законов сцены», подтверждается исключительным успехом их постановок в Ленинградском драматическом театре в сезоне 1945-46 гг. Судя по всему, эти комедии ждала счастливая сценическая судьба, а их автора – заслуженная известность уже в качестве драматурга. Однако после постановления «О журналах “Звезда” и “Ленинград”» спектакли были сняты с репертуара, а пьесы названы «пошлыми» и «клеветническими». По тем же причинам не была поставлена следующая комедия Зощенко «Пусть неудачник плачет», написанная в 1946 году для театра Н.П. Акимова. Эта пьеса, являясь продолжением начатой «Парусиновым портфелем» линии, обладает некоторыми особенностями, позволяющими предположить, что предложенный писателем тип «реалистической комедии с элементами водевиля» таил в себе возможности, так никогда и не раскрытые.

Если в «Очень приятно» водевильное начало все же преобладает над реалистическим описанием действительности, то здесь напротив – сохранены лишь «элементы» жанра: ряд невероятных совпадений (человек, с которым подрался директор оказывается следователем, обязанным найти пропавшие у того деньги, и женихом Капочки, за которой директор ухаживает; в одном месте парка случайно встречаются и жена директора, и его давняя знакомая, и племянник жены; отец Капочки оказывается бывшим возлюбленным жены директора и пр.), многочисленные «любовные» перипетии, достаточно запутанный сюжет. Но дело не в сюжете, и не во внешних коллизиях – сами по себе они ничего» не говорят о настроении пьесы.

На фоне водевильной ситуации раскрываются характеры не просто жизненно достоверные, но психологически точные, глубокие, неординарные. Принято считать, что основной темой «Неудачника» являются деньги и осмеяние их власти над некоторыми людьми. Хотя центральным событием становится пропажа крупной суммы, все, что с этим связано, имеет лишь косвенное значение. Комедия представляет собой скорее размышления стареющего человека – главного героя – о смысле жизни: в какой-то момент он верит, что именно деньги могут дать ему любовь, уважение окружающих, счастье, но по мере развития действия возникают все новые и новые мотивы, темы, мысли. Взаимоотношения героев не поддаются однозначным трактовкам, заставляют и зрителя (читателя) задуматься о том, что же каждый из нас из себя представляет. Зощенко не отступает от комедийного жанра, однако «Пусть неудачник плачет» очевидно приближает его к драме психологической, которая при слиянии с «водевильной» формой могла бы открыть неведомые доселе драматургические возможности. Все рассматриваемые комедии, конечно, не лишены недостатков, и все же их значение как для творчества Зощенко, так и для истории нашей драматургии гораздо существеннее, чем кажется.

Писатель находится в начале пути, который при нормальном течении событий мог привести к утверждению в советском театре особого художественного направления, действительно, не имеющего в России глубоких корней и серьезных традиций. Но искусственно прерванный, этот путь не получил развития, а Зощенко так и не попал в число ведущих драматургов. Его пьесы сегодня забыты, не будучи осмысленными и изученными. Попытки некоторых режиссеров 60-х годов вернуть к ним интерес ни к чему не привели, хотя отдельные спектакли (например, «Парусиновый портфель» Театра им. А.С. Пушкина) пользовались успехом. Даже в наши дни драматургия Зощенко практически не включается в издаваемые сборники его сочинений, при том, что некоторые пьесы, и, в частности, «Очень приятно», вообще никогда полностью не были опубликованы.

Опыт легкой комедии Зощенко: сочинение

Кто он – М.М.Зощенко?

М.М.Зощенко родился 28 июля 1894 г. в небогатой многодетной дворянской семье в Петербурге. Отец — Михаил Иванович Зощенко художник, входил в Товарищество передвижных художественных выставок, служил в мозаическом отделении. Мать — Елена Иосифовна Зощенко – имела артистические наклонности, играла в любительском театре, писала небольшие рассказы. Всего в семье было 8 детей. Тяжелым ударом, сказавшимся на всей его последующей внутренней жизни, стала смерть отца. Многодетная семья оказалась на грани нищеты. Когда произошла Октябрьская революция, Зощенко вернулся в Петроград. Он три года провоевал в окопах царской войны, был ранен. Пришёл с войны и не знал, как дальше жить. Вдруг он вспомнил, что, когда был маленьким, очень любил читать книжки. И даже сам немножко сочинял. И он подумал: «А что, если это и есть моя профессия на всю жизнь – писать книжки?»

Читайте также:
Анализ рассказа М. Зощенко Нервные люди: сочинение

И он сел за стол. Сначала он писал для взрослых, а в конце 30-х годов он начал писать для детей. В своих рассказах Зощенко со всей откровенностью говорит о морали.

Целью исследования стало: 1- определить как М.М.Зощенко через свои рассказы раскрывает основные черты «маленького человека»? 2 – Проследить развитие писателем-сатириком традиций литературы XIX века «маленький человек», выявить причины изменения черт героев, опираясь на рассказы М.М.Зощенко.

Гипотеза: я предполагаю, что писатель писал поучительные рассказы, чтобы на них училось молодое поколение

1. Познакомиться с литературными героями, которые относятся к типу «маленький человек»;

2. Изучить творчество сатирика М.Зощенко, поработать над анализом произведений.

Объект исследования: рассказы М.М.Зощенко «Аристократка», «Монтер».

Предмет исследования: «маленький человек» в рассказах М.М.Зощенко «Аристократка», «Монтер».

Основная часть

Я хочу начать свой проект известными словами из рассказа И. Ильфа и Е. Петрова “Золотой теленка”: “Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами. В большом мире людьми двигает стремление облагодетельствовать человечество. Маленький мир далек от таких высоких материй. У его обитателей стремление одно — как-нибудь прожить, не испытывая чувства голода”.

Страдания “маленького человека” — тема не новая в русской литературе. Она в полном объеме была представлена в гениальных творениях Гоголя, Достоевского, Чехова. Рассказы Зощенко продолжают проблематику произведений о “маленьком человеке”, берущую начало из гоголевской “Шинели”. Однако это совершенно иной взгляд, иная трактовка старой темы в изменившихся условиях. Маленький, незаметный, привыкший изъясняться “большею частью предлогами, наречиями и, наконец, такими частицами, которые решительно не имеют никакого значения”.

«Маленький человек» – в литературе обозначение разнородных героев, объединенных тем, что занимают одно из низших мест в социальной иерархии и что это общество определяет их психологию и общественное поведение. Развитие сюжета строится главным образом на истории какой-нибудь обиды, оскорбления, несчастья».

Какое право «маленького человека» отстаивали писатели – реалисты XIX века? Читая рассказы М. Зощенко, мы познаем психологию человека, привыкшего к своему ничтожному положению в обществе, к тому, что его судьба — ничто по сравнению с любой инструкцией, приказом или параграфом. Когда к человеку перестают относиться как к мыслящей, оригинальной личности, он постепенно теряет чувство самоуважения. Отсюда его преклонение перед должностными лицами, подобострастное заискивание перед теми, от кого он зависит, неверие в бескорыстие ближнего.

Шофер Егоров из рассказа «Веселая игра» терпит унизительное обращение со стороны своего партнера по бильярду. В качестве штрафа за проигрыш тот предлагает отрезать ему усы. Егоров соглашается, и это кажется диким всем присутствующим. Выясняется, что характер взаимоотношений игроков «запрограммирован» уже их местом на служебно-иерархической лестнице. Показательно даже их обращение друг к другу: Егорова к партнеру — на «вы» и по имени-отчеству; егоровского партнера — исключительно на «ты» и по фамилии. Выигравший говорит: «Другой там заставляет шофера ждать на морозе три часа. А я к людям гуманно подхожу. Это шофер с нашего учреждения, и я его завсегда в тепло беру. Я к нему не свысока отношусь, а я с ним по-товарищески на бильярде играю. Учу его и маленько наказываю. И что теперь ко мне придираются — я просто не пойму». Он и вправду не понимает, поскольку убежден в своем благородстве. Интересно, правда, представить его с кем-нибудь из вышестоящих начальников. А что же чувствует тот самый «маленький человек», в данном случае шофер Егоров? Что происходит в его душе? Переживает он или привык к подобного рода хамству, ставшему естественным в советских учреждениях? А может быть, радуется, что его не заставляют мерзнуть на улице и берут «в тепло»? Даже если так, все равно эта радость — трагедия. Трагедия человека, превратившегося в ничтожество из-за небрежного и оскорбительного отношения к нему окружающих.

Так же в рассказе «Монтер» поднимается важная проблема несправедливого социального неравенства людей.

Главный герой рассказа – монтер, работающий в провинциальном театре. Он честно выполняет свою работу, однако чувствует, что является всего лишь «техническим персоналом». На общей фотографии, где присутствовал весь коллектив театра, Ивана Кузьмича Мякишева посадили с правого края, да еще и «сняли его вдобавок мутно, не в фокусе». А центр посадили «звезду» – тенора.

Читайте также:
Становление Зощенко в литературе: сочинение

Монтер затаил в душе обиду и, при случае, «отомстил» тенору и показал руководству театра, что он не менее важен, чем тенор. На важном представлении, когда зал был полон, Мякишев отключил электричество: «Тут произошла, конечно, форменная неразбериха. Управлющий бегает. Публика орёт. Кассир визжит, пугается, как бы у него деньги в потёмках не взяли». Идея автора звучит в финальных строках рассказа: «Так что они оба-два представляют собой одинаковую ценность». Центральный эпизод рассказа «Аристократка» место выбрано не случайно, театр-это храм искусства, в котором люди приобщаются к прекрасному, развиваются духовно. Героям духовность и культура “не грозят”, именно через восприятие театра, поведение, речь автор раскрывает характеры. После революции пришли к власти рабочие и крестьяне, которые никогда не имели хорошего образования, духовные ценности им были чужды. Портрет героя новой послеоктябрьской эпохи – это грубые, неотёсанные люди, привыкшие к тяжёлому труду. Получив классовые преимущества, новые герои стали рваться к положению в обществе, претендуя на интеллигентность и хорошее происхождение, но на деле не обладая ни умом, ни интеллектом. Идя в театр, оба героя (Григорий Иванович и Аристократка )не имеют понятия, на что они идут, обращают внимание только на места в театре,”внизу сидеть или аж на самой галёрке”. Водопроводчик понятия не имеет, что оперу слушают, а не смотрят:”Сижу на верхотурье и ни чего не вижу.” Чудовищная безграмотность пролетария удручает:”Сели в театр. Она села на мой билет”,”Гляжу – антракт. А она в антракте ходит.” Герои встретились в антракте, но и не подумали обсудить события первого акта , поделиться впечатлениями, их просто нет у обоих. Григорий Иванович пытается обсудить работу водопровода, а дама рвётся в буфет. Она под стать своему спутнику, уничтожая пирожные, что непозволительно воспитанным людям, она “блещет золотым зубом”, вставляет иностранные словечки и разговаривает языком прислуги: “Нет,— говорит,— мы привыкшие. “Это выдаёт “серую ” мещанку, но водопроводчик восхищён своей “фрёй”.Финал эпизода ужасен, водопроводчик не стесняется в выражениях:”Ложи, к чёртовой матери!”,а дама «конфузится докушивать», и нагло переходит на “родной”, безграмотный язык:” Довольно свинство с вашей стороны. Которые без денег — не ездют с дамами.”

Зощенко очень ярко нарисовал образы духовно нищих людей, которые пытаются прыгнуть “из грязи в князи”, но водопроводчик честнее дамочки, он не пытается быть выше своего положения, выдавая себя за аристократа. Люди одного круга, но водопроводчик глуп и не видит, что дама совсем не аристократка, а дешёвая подражательница. Тема «маленького человека», затронутая в данных рассказах, является традиционной для русской литературы.

Она пронизана гуманизмом, призывом уважать каждого человека, который является маленькой, но обязательной частичкой в этой Вселенной. Традиционно главным признаком “маленького человека” является ее низкое и часто подчиненное социальное положение, это человек, на которого никто не обращает, которую никто не ценит, над которой каждый позволяет себе поиздеваться и осознающая свое незначительное место в жизни. Сам Зощенко представляет своего героя так: “по профессии своей он не может слесарь, не может механик, а может быть, и наборщик” [2, с. 120]. Многие герои есть крестьянами или выходцами из крестьян. Всех их объединяет то, что они настолько свыклись со своим низким положением в обществе, своей незначительностью и даже ничтожеством, что совсем потеряли чувство самоуважения. К этому привели долгие годы подчиненного существования персонажей произведений писателя и их предков в дореволюционные годы. Там следует искать истоки их раболепия перед должностными лицами, подобострастно предупредительности перед теми, от кого они зависят, неверия в бескорыстие ближнего т.п.. “Маленькому человеку” свойственно угодливо относиться к каждому, кто имеет хоть формальную власть, хотя власть, основанную на праве сильного.

Из рассказов М.М.Зощенко я определила основные черты «маленького человека».

Основные черты «маленького человека»:

Низкое социальное положение.

Бесправие и нужда.

Забитость, попранное человеческое достоинство.

От равнодушия людей, от пинков судьбы в “маленького человека”, как показал М. Зощенко, растет желание взять реванш, показать и доказать всем поголовно свою значимость. Получив даже незначительную власть, “маленький человек” проявляет себя неким микровладыкою (“Человеческое достоинство”, “История болезни”, “Баня”, “Плохая ветка”). Желание взять реванш за годы пребывания “никем”, что притаился в душе некоторых “маленьких людей”, заставить других почувствовать свою значимость не может не пугать.

Писатель показал опасную тенденцию превращения “маленького человека” в маленького тирана, который стремится отомстить всем за долгие годы пренебрежительного отношения к личности, а то и полного ее игнорирования. Такое толкование психологии “маленького человека” М.М. Зощенко продолжает традиции ее изображение такими писателями, как Ф.М. Достоевский, М.В. Гоголь, А.П. Чехов, которые кроме сочувственного описания бед “маленького человека” также раскрыли негативные потенции этого типа. Вслед за своими предшественниками писатель обращает внимание на жизненные установки своих героев, которые вызывают беспокойство. Свой потенциал герои М. Зощенко направляют не на то, чтобы сделать окружающий мир и себя, в первую очередь, лучше и чище. Они погружены в решении мелких бытовых проблем, которые воспринимаются ими как важнее мировые катаклизмы (сопоставление часов, пропал, и Октябрьской революции в рассказе “Жертва революции”).

Читайте также:
«Энциклопедия некультурности» Зощенко: сочинение

«Можно ли в наше время говорить о «новом «маленьком человеке»?

Думаю такие люди будут всегда и в наше время они есть. Мне кажется, это люди чересчур скромные (скромность украшает маленькими порциями) и где-то даже зажатые, еще они добрые (а доброта замечается очень редко), но это им не мешает делать что-то очень важное для других и понимать, что все равно не оценят, а может и не вспомнят.

«Маленький человек» для нашей действительности – это не просто литературный тип, а «герой нашего времени»? Хотя, почему герой? Скорее уж – антигерой. Действительно, разве мало в нашей жизни ситуаций и положений, достойных пера Гоголя или Чехова?

Сама жизнь сегодня говорит об актуальности темы «маленького человека». В глубине души каждого из нас ивет этот образ – это наши страхи: боязнь выделиться из толпы, потерять работу, высказать свое мнение открыто, быть отверженным, выступить против произвола…

Наиболее плодотворным периодом в творчестве Михаила Михайловича Зощенко (1894-1958) стали 1920-е гг., когда идеологическая пропаганда безоговорочно противопоставляла жизнь, культуру, общество до и после революции. У «нового человека» должно в жизни все быть по-новому: новый быт, новая мораль, новые отношения, то есть только положительные качества. Но М. М. Зощенко, вопреки бытующим романтическим образам советского гражданина, показывает мироощущение «маленького человека», рисуя его средствами сатиры.

Уже в первой книге «Рассказы Назара Ильича, господина Синебрюхова» (1922) писатель нашел интонацию, позволившую преодолеть преграду между рассказчиком-писателем и слушателем-читателем.

Сатирик подчеркивал, что именно «маленькие люди», большинство населения страны, утратили прежние культурные ориентиры, но не обрели новых, поэтому готовы разрушать «плохое старое», не понимая, как строить «новое хорошее». В результате они отстаивают ничтожные интересы (невозможность снять пальто, потому что нет рубашки, в рассказе «Прелести культуры»; надкушенное дамой пирожное, за которое надо платить, в рассказе «Аристократка»; монтер в театре, считающий себя важнее тенора, в рассказе «Монтер»).

Собирательный образ «маленького человека» несёт в себе воспитательный потенциал. Через призму юмора Михаил Зощенко пытается донести до читателя, что не нужно бояться жизни. Писатель предупреждает, что внешние обстоятельства могут сломить человека, но нужно приложить все усилия, чтобы не опускаться до уровня Забежкина, Котофеева и Аполлона, которые видят смысл своей жизни только в материальных ценностях. Те, кто предпочел «золотого тельца» и сделал его смыслом всей жизни, развенчаны у Зощенко.

Таким образом, мы можем сказать о том, что Михаил Михайлович Зощенко был одним из писателей советского времени, который как нельзя точно изобразил нового героя, новый типаж общества. Над персонажами Зощенко хочется одновременно и посмеяться и пожалеть их. «Маленькие люди», которые населили нашу страну, были настоящим отражением эпохи, которую они создали сами.

Литература оказывается источником «гуманитарной энергии», поскольку является важным источником понимания человека. «Настало время, чтобы центр мироздания (человек) стал воздействовать на общество, то есть началась тенденция движения к центру в поисках истины о человеке, разновекторность сменилась тенденцией центробежной, чтобы гуманитарная энергия не концентрировалась. А «заработала» (теперь уже от человека к обществу, а не наоборот, как это было в предшествующей истории».

1. Ершов Л.Ф. Из истории советской сатиры. М. Зощенко и Сатирическая проза 20-30-х годов /Леонид Федорович Ершов. – Л.: Наука, 1973. – 155 с.

2. Зощенко М.М. Собрание сочинений в четырех томах /Михаил Михайлович Зощенко. – М.: РИПОЛ классик, 2005. – Том 1: Рассказы (Двадцатый годы). – 2005. – 560 с.

3. Ильф И. Двенадцать стульев. Золотой теленок: Романы /Илья Ильф, Евгений Петров. – М.: Экономика, 1986. – 632 с.

4. Рассадин С. За что тиран ненавидел Зощенко и Платонова /Станислав Рассадин //Новая газета. – № 82 (4 ноября 2002 г.) – С. 37.

5. Фрилендер Г.М. Достоевский /Г.М. Фрилендер //История Всемирной литературы: В 8 томах /АН СССР; Институт мировой литературы имени А.М. Горького. – М., 1983-1994. –

6. Шафранская Э.Ф. «Маленький человек» в контексте русской литературы 19 – начала 20 вв. /Элеонора Федоровна Шафранская //Русская словесность. – 2001. – № 7. – С. 23-27.

7. Эпштейн М. Маленький человек в футляре: Синдром Башмачкина – Беликова /Михаил Эпштейн //Вопросы литературы. – 2005. – № 6. – С. 7-15.

«Нервные люди», анализ рассказа Зощенко

Творчество Михаила Зощенко занимает особую нишу в литературе ХХ века. Даже среди писателей-сатириков, своих собратьев по перу, Зощенко выделяется особой манерой повествования — сказовой. Такой способ повествования внешне прост и незамысловат. Перед нами рассказчик — герой, абсолютно невозмутимый и уверенный в своей правоте. Он рассказывает о трагикомическом случае, рассчитывая на сочувствие и понимание со стороны слушателя. Этим и подкупает, ведь читатели в основе своей — малограмотные люди, поэтому они принимают маску рассказчика за искреннее проявление чувств и поддерживают его.

Читайте также:
Драматургия М. Зощенко: сочинение

Однако такой стиль повествования сложен для понимания истинной сути смысла произведения, ведь он задает установку на чужую речь. И автор использует весь арсенал речевых средств. Это вульгаризмы, искаженные грамматические формы, народные выражения, неправильно выстроенные синтаксические конструкции, парцелляция. Такой стиль героя, этакий «новояз», стал причиной небывалой популярности среди простых людей, ведь никто еще, как им казалось, не говорил с ними на одном языке. Да, человек нового времени, житель молодой советской республики, безусловно, не хотел использовать прежний язык. Для него это пережиток прошлого, отголосок монархического строя, при котором рабочий люд страдал и мучился (как не вспомнить Шарикова с его знаменитой фразой: «Мучаете себя, как при царском режиме»).

Вот и не хотелось «новому» человеку мучить себя правильной постановкой ударения или оформлением мысли подбором нужных грамматических форм. Не хотел он иметь ничего общего с прежней жизнью, даже языком. И только грамотные люди понимали, что с помощью этих средств автор добивался комического эффекта, заставляя читателей задуматься над абсурдностью описываемой ситуации.

В рассказе «Нервные люди» изображена драка в обычной коммунальной квартире. Даже не драка, а «целый бой». И начинается эта потасовка из-за ершика, которым чистят примус. Одна жиличка взяла чужой ершик, а хозяйка ершика попросила не трогать чужую вещь. В результате в кухню «поднапёрли» двенадцать человек. В узкой коммунальной кухоньке разворачивается целый театр военных действий. И читатель это видит наяву, ведь автор словно стоит за спиной рассказчика. А тот, в свою очередь, смотрит на разворачивающуюся драку глазами обывателя, для которого все происходящее — привычный эпизод повседневной жизни.

Такой прием называется абсурд. То, над чем не стоит смеяться, кажется смешным, и внимательному и вдумчивому читателю становится по-настоящему страшно. Например, от того, что драка из-за ершика остановилась только тогда, когда «какой-то паразит за милицией кинулся» и когда «мильтон» пригрозил «запасаться гробами», потому как стрелять будет. А еще страшнее становится оттого, что на полу в кухне после драки остается лежать инвалид Гаврилыч. Лежит такой «скучный», и «из башки кровь каплет», ведь перед этим ему досталось «кастрюлькой по кумполу». И если бы не начало рассказа, где говорится о том, что «инвалиду Гаврилову чуть последнюю башку не оттяпали», можно было бы подумать, что он погиб в драке.

Герой-рассказчик — типичный обыватель, пытающийся объяснить поведение жителей коммуналки нервами. Дескать, после гражданской войны «нервы завсегда расшатываются». Но истинная причина конфликта — в тесном мирке, в котором существуют обыватели. Они живут буквально «в тесном мирке», ведь «квартирный вопрос», как утверждал Воланд в «Мастере и Маргарите» Михаила Булгакова, действительно испортил людей. Невозможно жить двенадцати человекам в маленькой квартирке, невозможно всем обедать или ужинать в крохотной кухоньке.

Но это еще полбеды. Теснота — в другом. В узости окружающей жизни, в ограниченном круге интересов, в бескультурье, примитивном взгляде на жизнь и в отсутствии стремления к совершенству. Тогда драка становится хоть каким-то развлечением в жизни людей, причем от мала до велика. В этом смысле интересен инвалид Гаврилов. Оставшись без ноги в сражениях гражданской войны 1918–1920-х годов, он не просто наблюдает за дракой, он «в самую гущу впёрся». Понятно, что, вынужденный все время находиться в пределах квартиры, он хочет увидеть хоть какое-то зрелище. Видимо, поэтому Зощенко не без иронии замечает, что именно после слов Гаврилова «Что за шум, а драки нету?» драка и начинается на самом деле.

Таким образом, Михаил Зощенко опровергает теорию идеологов революции о рождении «нового» человека. Ему явно удается запечатлеть, что старые привычки и представления о жизни так глубоко укоренились в сознании людей, что даже при смене одной власти на другую ничего не меняется. Даже человек новой советской формации остается обывателем с убогой моралью, примитивным взглядом на жизнь и клишированным сознанием. Только клише меняются. Вот и удивляется потом рассказчик, почему это «нарсудья, нервный такой мужчина», «прописал ижицу».

Героя нельзя винить за его бескультурье и невежество: он не виноват, он является отражением состояния общества того времени. Но автор смеется над тем, что современные ему герои живут мелкими заботами, ссорами, почти ни о чем не мечтают. «Сквозь слезы» смеется он над тем, что людей устраивает такая действительность, им в ней комфортно. Вот над этим в лучших традициях русской сатиры и заставляет писатель Зощенко задуматься читателей.

Анализ рассказа М. Зощенко «Нервные люди»

Смех Михаила Зощенко и весел, и грустен. За «бытовыми» нелепыми и смешными ситуациями его рассказов скрываются печальные, а иногда и трагические размышления писателя о жизни, о людях, о времени.

В рассказе 1924 года «Нервные люди» писателем затрагивается одна из главных проблем его эпохи – так называемый «квартирный вопрос». Герой–рассказчик повествует читателям о незначительном, казалось бы, происшествии – драке в коммунальной квартире: «Недавно в нашей квартире драка произошла. И не то драка, а целый бой».

Читайте также:
Анализ рассказа М. Зощенко Нервные люди: сочинение

Зощенко дает конкретное обозначение места действия своего рассказа и его участников – Москва, 20-ые годы, жильцы квартиры на углу Глазовой и Боровой. Тем самым писатель стремится усилить эффект присутствия читателя, сделать его свидетелем описываемых событий.

Уже в начале рассказа дается общая картина происшедшего: произошла драка, больше всех в которой пострадал инвалид Гаврилов. Наивный рассказчик видит причину драки в повышенной нервности народа: «…народ уж очень нервный. Расстраивается по мелким пустякам. Горячится» И это, по мнению героя-рассказчика, неудивительно: «Оно, конечно. После гражданской войны нервы, говорят, у народа завсегда расшатываются».

Из-за чего же произошла драка? Причина самая незначительная и нелепая. Одна жиличка, Марья Васильевна Щипцова, без разрешения взяла у другой жилички, Дарьи Петровны Кобылиной, ежик, чтобы почистить примус. Дарья Петровна возмутилась. Так, слово за слово, две женщины поссорились. Рассказчик деликатно пишет: «Стали они между собой разговаривать». И дальше продолжает: «Шум у них поднялся, грохот, треск». С помощью градации автор раскрывает нам истинное положение вещей: мы понимаем, что две соседки стали скандалить, ругаться и, наверное, драться. Кроме того, благодаря такой градации создается эффект смешного, комического.

На шум и ругань явился муж Дарьи Петровны, Иван Степаныч Кобылин. Этот образ – типичный образ нэпмана, «буржуя недорезанного». Рассказчик так описывает его: «Здоровый такой мужчина, пузатый даже, но, в свою очередь, нервный». Кобылин, «словно слон», работает в кооперативе, продает колбасу. За свое, деньги или вещи, он, что называется, удавится. Этот герой вмешивается в ссору со своим веским словом: «…нипочем то есть не разрешу постороннему чужому персоналу этими ежиками воспользоваться». Для Кобылина другие люди, пусть даже соседи, – это «чужой персонал», который не должен его никоим образом касаться.

На скандал вышли все жильцы коммуналки – все двенадцать человек. Собравшись в тесной кухоньке, они начали решать спорный вопрос. Появление инвалида Гаврилыча и его слова «Что это за шум, а драки нету?» стали толчком к кульминации рассказа – драке.

В тесной и узкой кухоньке все жильцы начали махать руками, вымещая свое недовольство и соседями, и ужасными условиями жизни. В результате пострадал самый невиновный и беззащитный – безногий инвалид Гаврилыч. Кто-то в пылу драки «ударяет инвалида по кумполу». Только прибывшая милиция смогла успокоить разбушевавшихся жильцов. Опомнившись, они не могут понять, что привело их к такой серьезной драке. Это страшно, потому что жертва их безумия, инвалид Гаврилыч, «лежит, знаете, на полу, скучный. И из башки кровь каплет».

В финале рассказа мы узнаем, что состоялся суд, приговором которого было – «прописать ижицу», то есть сделать жильцам квартиры выговор. Заканчивается рассказ такими словами: «А нарсудья тоже нервный такой мужчина попался – прописал ижицу».
И здесь мы слышим уже скорее голос автора, чем героя-рассказчика. В этих словах сам Зощенко выражает свое отношение ко всему описанному. За убийство человека – выговор?!

Мне кажется, что этот приговор подтверждает типичность таких ситуаций для Москвы 20-ых годов 20 века. По мнению Зощенко, коммунальные квартиры – безусловное зло. Конечно, все зависит от конкретных людей. Ведь были и коммунальные квартиры, в которых соседи жили как одна семья и ни за что не хотели разъезжаться. Безусловно, автор сатирически раскрывает образ Кобылина, необразованного и наглого хапуги. Но, в то же время, и в словах этого героя есть доля правды. Почему он, как и остальные двенадцать жильцов маленькой коммуналки, не имеет права на свое личное пространство, на свою квартиру? Взвинченные теснотой, тем, что они постоянно вынуждены сталкиваться со своими, не всегда приятными, соседями, «нервные люди» постоянно конфликтуют. Каждая мелочь вызывает у них бурю эмоций, в результате которых могут происходить самые страшные вещи.

На то, что «квартирный вопрос» – вовсе не пустяк, решение которого может подождать, указывает трагический финал рассказа «Нервные люди». В результате драки погибает ни в чем не повинный человек – инвалид Гаврилыч.

Этот рассказ Зощенко вводит нас в мир Москвы 20-ых годов прошлого века. Создать колорит того времени помогает образ героя-рассказчика – рядового москвича, наивно повествующего о своей жизни, о том, что он знает, и свидетелем чего он был. Язык рассказчика и героев произведения – это смесь просторечий, вульгаризмов и канцеляризмов, заимствованных слов. Такое сочетание рисует правдивый портрет современника Зощенко и, в то же время, создает комический эффект, вызывая у читателя грустную улыбку.

Я считаю, что, обнажая недостатки своего времени, Зощенко стремился улучшить жизнь своих современников. Рассказывая о, казалось бы, мелочах, писатель показывал, что из мелочей состоит жизнь, жизнь отдельных людей. Улучшать эту жизнь писатель Михаил Зощенко считал своей высшей целью.

Нервные люди: сочинение

В рассказе 1924 года Нервные люди писателем затрагивается одна из главных проблем его эпохи так называемый квартирный вопрос. Геройрассказчик повествует читателям о незначительном, казалось бы, происшествии драке в коммунальной квартире: Недавно в нашей квартире драка произошла. И не то драка, а целый бой.

Читайте также:
Становление Зощенко в литературе: сочинение

Зощенко дает конкретное обозначение места действия своего рассказа и его участников Москва, 20-ые годы, жильцы квартиры на углу Глазовой и Боровой. Тем самым писатель стремится усилить эффект присутствия читателя, сделать его свидетелем описываемых событий.

Уже в начале рассказа дается общая картина происшедшего: произошла драка, больше всех в которой пострадал инвалид Гаврилов. Наивный рассказчик видит причину драки в повышенной нервности народа: …народ уж очень нервный. Расстраивается по мелким пустякам. Горячится И это, по мнению героя-рассказчика, неудивительно: Оно, конечно. После гражданской войны нервы, говорят, у народа завсегда расшатываются.

Из-за чего же произошла драка? Причина самая незначительная и нелепая. Одна жиличка, Марья Васильевна Щипцова, без разрешения взяла у другой жилички, Дарьи Петровны Кобылиной, ежик, чтобы почистить примус. Дарья Петровна возмутилась. Так, слово за слово, две женщины поссорились. Рассказчик деликатно пишет: Стали они между собой разговаривать. И дальше продолжает: Шум у них поднялся, грохот, треск. С помощью градации автор раскрывает нам истинное положение вещей: мы понимаем, что две соседки стали скандалить, ругаться и, наверное, драться. Кроме того, благодаря такой градации создается эффект смешного, комического.

На шум и ругань явился муж Дарьи Петровны, Иван Степаныч Кобылин. Этот образ типичный образ нэпмана, буржуя недорезанного. Рассказчик так описывает его: Здоровый такой мужчина, пузатый даже, но, в свою очередь, нервный. Кобылин, словно слон, работает в кооперативе, продает колбасу. За свое, деньги или вещи, он, что называется, удавится. Этот герой вмешивается в ссору со своим веским словом: …нипочем то есть не разрешу постороннему чужому персоналу этими ежиками воспользоваться. Для Кобылина другие люди, пусть даже соседи, это чужой персонал, который не должен его никоим образом касаться.

На скандал вышли все жильцы коммуналки все двенадцать человек. Собравшись в тесной кухоньке, они начали решать спорный вопрос. Появление инвалида Гаврилыча и его слова Что это за шум, а драки нету? стали толчком к кульминации рассказа драке.

В тесной и узкой кухоньке все жильцы начали махать руками, вымещая свое недовольство и соседями, и ужасными условиями жизни. В результате пострадал самый невиновный и беззащитный безногий инвалид Гаврилыч. Кто-то в пылу драки ударяет инвалида по кумполу. Только прибывшая милиция смогла успокоить разбушевавшихся жильцов. Опомнившись, они не могут понять, что привело их к такой серьезной драке. Это страшно, потому что жертва их безумия, инвалид Гаврилыч, лежит, знаете, на полу, скучный. И из башки кровь каплет.

В финале рассказа мы узнаем, что состоялся суд, приговором которого было прописать ижицу, то есть сделать жильцам квартиры выговор. Заканчивается рассказ такими словами: А нарсудья тоже нервный такой мужчина попался прописал ижицу.
И здесь мы слышим уже скорее голос автора, чем героя-рассказчика. В этих словах сам Зощенко выражает свое отношение ко всему описанному. За убийство человека выговор?!

Мне кажется, что этот приговор подтверждает типичность таких ситуаций для Москвы 20-ых годов 20 века. По мнению Зощенко, коммунальные квартиры безусловное зло. Конечно, все зависит от конкретных людей. Ведь были и коммунальные квартиры, в которых соседи жили как одна семья и ни за что не хотели разъезжаться. Безусловно, автор сатирически раскрывает образ Кобылина, необразованного и наглого хапуги. Но, в то же время, и в словах этого героя есть доля правды. Почему он, как и остальные двенадцать жильцов маленькой коммуналки, не имеет права на свое личное пространство, на свою квартиру? Взвинченные теснотой, тем, что они постоянно вынуждены сталкиваться со своими, не всегда приятными, соседями, нервные люди постоянно конфликтуют. Каждая мелочь вызывает у них бурю эмоций, в результате которых могут происходить самые страшные вещи.

На то, что квартирный вопрос — вовсе не пустяк, решение которого может подождать, указывает трагический финал рассказа Нервные люди. В результате драки погибает ни в чем не повинный человек инвалид Гаврилыч.

Этот рассказ Зощенко вводит нас в мир Москвы 20-ых годов прошлого века. Создать колорит того времени помогает образ героя-рассказчика — рядового москвича, наивно повествующего о своей жизни, о том, что он знает, и свидетелем чего он был. Язык рассказчика и героев произведения это смесь просторечий, вульгаризмов и канцеляризмов, заимствованных слов. Такое сочетание рисует правдивый портрет современника Зощенко и, в то же время, создает комический эффект, вызывая у читателя грустную улыбку.

Я считаю, что, обнажая недостатки своего времени, Зощенко стремился улучшить жизнь своих современников.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: